Реферат: Дипломатическое признание СССР США - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Дипломатическое признание СССР США

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 232 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

План

Введение

Часть 1. Установление советско-американских отношений.

Часть 2. Значение и последствия восстановления дипломатических отношений.

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

 Международные отношения таких государств как Соединенные Штаты Америки и Союз Советских Социалистических Республик на всем их протяжении отличались сложностью и неоднозначностью. Особенно в этом отношении можно говорить о периоде после Октябрьской революции.

Проблема отношений с молодым государством нового (для многих абсолютно неприемлемого) типа встала перед многими государствами того времени. В этом отношении пример США является наиболее ярким и привлекающим внимание исследователей.

Полоса непризнания в шестнадцать лет не означала полного разрыва связей между двумя странами. Они продолжались в сфере торговли, общественных и научных контактов. Причем эти связи испытывали определенное противодействие со стороны государственных органов. Но, как бы то ни было историческая необходимость привела правительства двух стран за стол переговоров и отношения были восстановлены.

 Предметом нашего исследования является рассмотрение процесса восстановления двусторонни отношений и определение значимости этого события. Выбранная тема заслуживает научного внимания в плане специального рассмотрения вопроса советско-американских отношений в связи с общим изучением международных отношений этого периода.

Цель данной работы рассмотреть условия, ход и последствия установления дипломатических отношений между СССР и США.

 Поставленная нами цель предполагает последовательное решения следующих задач:

- анализ периода предшествующего заключению договора о дипломатическом признании СССР;

- анализ отношения стран к установлению двусторонних отношений;

- анализ значения установления двусторонних отношений на международные отношения.

 При написании работы были использованы документы и материалы международных переговоров, опубликованные в специализированных сборниках документов, воспоминания участников событий. Большое внимание данной проблеме уделялось в работах партийных и государственных деятелей обеих стран, в частности много материала содержится в трудах В.И.Ленина.

 Также данная проблема рассматривалась в научных работах советских, позднее российских, и зарубежных историков. При оценке и использовании этих работ следует учитывать конкретно0исторический момент времени их написания.

 В качестве метода исследования используется историко-генетический метод, который позволяет показать причинно-следственные связи исторических событий как со стороны их уникальности и неповторяемости, так и со стороны содержания исторического процесса

Часть 1. Установление советско-американских отношений.

 История развития международных отношений между СССР и США после Великой Октябрьской революции характеризуется продвижением от политики непризнания Советской республики до установления дипломатических отношений в начале 30-х годов.

В мае 1918 г. глава Советского правительства В.И.Ленин направил правительству Соединенных Штатов через руководителя американской миссии Красного Креста в России полковника Р.Робинса план широкого развития экономических отношений с США1.

В июле 1918 г. нарком иностранных дел РСФСР Г.В.Чичерин известил находившегося в Вологде американского посла в России Д.Фрэсиса о намерении Советского правительства направить в Вашингтон М.М.Литвинова в качестве советского официального представителя в США. В.И.Ленин подписал 21 июня 1918 г. верительную грамоту Совета Народных Комиссаров на имя М.М.Литвинова, которой он аккредитовывался в качестве полпреда Советской России в США2. Однако американские власти отказали ему в визе. Более того, они санкционировали вооруженную интервенцию в Советскую Россию, направив свои войска в Мурманск и на Дальний Восток.

Спустя два года США были вынуждены вывести свои интервенционистские войска. Но американская политика бойкота и непризнания сохранилась.

Со своей стороны, советское правительство продолжало отстаивать свои внешнеполитические принципы, ведя борьбу за мирное сосуществование с Соединенными Штатами. В.И.Ленин вновь и вновь пытался возобновить и осуществить мирные предложения: «Всему миру известно, что мы готовы заключить мир на условиях, справедливость которых не могут оспаривать даже наиболее империалистически настроенные капиталисты»1,- говорилось в его ответах корреспонденту американской газеты «World». «Пусть американские капиталисты не трогают нас. Мы их не тронем. Мы готовы даже заплатить им золотом за полезные для транспорта и производства машины, орудия и проч. И не только золотом, но и сырьем»2, - указывал В.И.Ленин в феврале 1920 г. в своих ответах на вопросы корреспондента американского информационного агентства «Universal service»Карла Виганда. Еще ранее он со всей определенностью констатировал: «Мы решительно за экономическую договоренность с Америкой, - со всеми странами, но особенно с Америкой»3.

Советское правительство усматривало в развитии торгово-экономических связей с капиталистическими странами экономическую основу мирного сосуществования государств с различным социальным строем. В.И.Ленин отмечал, что политика отказа от развития торговли с Советской Россией, которую проводило правительство президента В.Вильсона, является недальновидной и наносит вред самим Соединенным Штатам. «Нравится им это или нет, - говорил он в октябре 1920 г..- Советская Россия – великая держава. После трех лет блокады, контрреволюции, вооруженной интервенции и польской войны советская Россия сильна как никогда прежде. Америке ничего не даст вильсоновская политика благочестивого отказа иметь с нами дело на том основании, что наше правительство им не по вкусу»4. Конечно, эти слова можно понимать двояко – и как действительное стремление к миру, и как требование жесткой реальности и необходимости выжить новому государственному образованию.

Несмотря на антисоветскую позицию вашингтонского правительства, в конце 1920 – начале 1921 г. в США развернулась довольно острая дискуссия по вопросу развития торговли и признания Советской России, которая захватила и конгресс1. Сенаторы У.Бора, Дж.Франс, Р.Лафоллет, Д.Норрис и другие выступали в первую очередь за нормализацию советско-американских торговых отношений. Отражением таких настроений было предложение американского промышленника и банкира В.Вандерлипа от имени синдиката, объединявшего 12 капиталистов тихоокеанского побережья США, подписать концессионный договор с Советским правительством на эксплуатацию природных богатств Приморья и Камчатки. В.И.Ленин отмечал в связи с этим, что «в Америке растут голоса за вступление в соглашение с Россией»2. Уже в 1921 г. наркомат внешней торговли подписал ряд контактов с американскими фирмами, в том числе на поставку в Россию 1 млн. пудов американской пшеницы.

Находившийся в Лондоне Л.Б. Красин вел переговоры с агентами «Стандарт ойл» о закупке этой компанией нефтепродуктов в Баку и с «Фаундейшн К» о строительстве нефтепровода Грозный – Черное море. В октябре 1921 г. Красин телеграфировал в Москву о важности этих переговоров как «первой серьезной деловой связи с крайне авторитетными американскими кругами»3.

Многие из этих соглашений не были реализованы, Тенденция к налаживанию торговых и экономических связей между двумя государствами не возобладала в политике США. Официальные круги страны продолжали держаться курса на непризнание. Повторяя аргументы белогвардейского «посла» Бахметьева, госдепартамент заявлял, что России нечем торговать, она обладает нулевой покупательной способностью, разорена, является «гигантским экономическим вакуумом» и никакое восстановление не предвидится, пока существует советский строй. Определенные политические круги США считали, что нэп открывает возможность содействовать свержению советской власти. Отсюда возникли попытки помощи крондштадскому мятежу, оживление идеи созыва Учредительного собрания1.

Особенность ситуации состояла в том, что после поражения интервенции западных держав продолжалась оккупация Японией и зависимыми от нее белогвардейскими силами территории Забайкалья и Приморья. Стремясь как можно скорее прекратить военные действия и перейти к восстановлению страны, Советское правительство одобрило создание в этом районе «буфера» - Дальневосточной Республики (ДВР). Она была провозглашена съездом трудящихся и партизан в Верхнеудинске (Улан-Удэ) 6 апреля 1920 г. РСФСР 14 мая официально признала ДВР.

Вопрос о Дальневосточной Республике занимал значительное место на Вашингтонской конференции, он относился, по существу, к проблеме советско-американских отношений в целом.

Незадолго до начала конференции начались переговоры между Японией и Дальневосточной Республикой в Дайрене, где японцы заявили о претензиях на значительную территорию русского Дальнего Востока, в частности на юридическое закрепление оккупированного Северного Сахалина. Усиление позиций Японии не отвечало интересам Вашингтона. Американская дипломатия предприняла активные шаги.

После предварительных контактов между главой советской миссии в Китае И.Л. Юриным и посланником США в Китае Ч.К. Крейном в Читу были направлены сотрудники посольства США в Токио У.Дейвис и Дж. Эббот. В результате переговоров с представителями Дальневосточной Республики они сделали вывод о прочности позиций правительства ДВР и «хороших возможностях для развития инвестиций». 9 января 1921Хьюз направил в Читу консула Дж.К. Колдуэлла, предписав ему «неофицальные контакты с местной властью», имеющие целью не допустить «любых территориальных или административных изменений в статусе Восточной Сибири», то есть ни реализации японских притязаний, ни советизации ДВР1.

В ходе начавшихся таким образом контактов в Вашингтоне возник вопрос о возможности приглашения Дальневосточной республики на Вашингтонскую конференцию, что и было сделано. Но на практике деятельность делегации ограничилась встречами с экспертами – участниками конференции и публикацией документов, разоблачавших непомерные притязания Японии, ее план закрепления на Сахалине. Документы эти произвели настоящую сенсацию. Их цитировали в сенате, они оказали определенное влияние на усиление протестов против продолжавшейся японской интервенции.

В результате в дальневосточном комитете вашингтонской конференции состоялось обсуждение «сибирского вопроса». Оно свелось к принятию 23 января двух заявлений. В первом барон Сидехара оправдывал интервенцию, но обещал вывод японских войск (причем, без указания срока). Второе заявление сделал Хьюз, выдвинувший принцип «равных возможностей» и отказа от односторонних выгод на русском Дальнем Востоке, подчеркнувший необходимость прекращения односторонней японской интервенции.

Этим планам не суждено было сбыться, так как в итоге начавшегося в феврале 1922 г. наступления Народно-революционная армия Дальневосточной Республики и партизаны разгромили японцев и 25 октября 1922 г. вступили во Владивосток.

Эта победа решила те связанные с интервенцией вопросы, которые не могла урегулировать Вашингтонская конференция, претендовавшая на миротворческую миссию на дальнем Востоке; был ликвидирован Межсоюзный железнодорожный комитет, очищен от последнего отряда оккупантов остров русский, прекращено признание белогвардейского «посла» Бахметьева в Вашингтоне (с 30 июня 1922 г.). 15 ноября было официально утверждено слияние Дальневосточной Республики с РСФСР.

Таким образом, можно говорить о том, что в целом споры об отношении к Советской России в начале 20-х годов окончились победой сторонников жесткой линии. Правительство Гардинга взяло курс на продолжение политики экономической блокады и дипломатической изоляции Страны Советов. В ноте опубликованной 25 марта 1921 г. госсекретарь США Ч.Хьюз объявил, что до «коренных изменений» в социально-экономическом строе России «правительство Соединенных Штатов … не может считать, что существует надлежащая база для рассмотрения вопроса о торговых отношениях»1.

Позиция, изложенная в ноте Ч.Хьюза, осталась руководящим принципом республиканской администрации и в последующие годы. Государственный департамент выступил с осуждением тех американских предпринимателей и фирм, которые пытались установить деловые связи с советскими хозяйственными организациями. Чтобы помешать прорыву экономической и политической блокады советского государства, США не только не участвовали в работе Генуэзской и Гаагской конференций 1922 г., куда впервые были приглашены официальные делегации молодой Советской Республики, но и немало способствовали тому, что заседания этих конференций окончились безрезультатно.

Вместе с тем, политика непризнания Советского государства отнюдь не мешала республиканской администрации использовать любой предлог для прямого вмешательства в его внутренние дела. Когда летом 1921 г. общественность США начала сбор средств в фонд помощи голодающим рабочим и крестьянам Советской России, правящие круги в противовес действиям прогрессивных сил выступили с инициативой распространения на Россию операций Американской администрации помощи (АРА). По договоренности с Советским правительством АРА доставила в районы, пораженные голодом, около 25 тыс. т. продовольствия. Конечно, эти операции принесли известную пользу, облегчив положение части голодающих. Однако, по замыслам руководителей АРА, они были лишь удобной ширмой для прикрытия истинных целей организаторов американской «помощи», заинтересованных в том, чтобы установить связи с силами внутренней контрреволюции и подготовить условия для более эффективной борьбы против Советской власти.

В годы относительной стабилизации США еще больше укрепили свои позиции международного кредитора шире и глубже вовлеклись в систему международных экономических отношений.

При этом ими использовались все возможные способы и методы влияния на экономику других стран. Так, с принятием в августе 1924 г. на Лондонской конференции «плана Дауэса» для капитала США открывались новые возможности проникновения в экономику Германии. Представляемый как свидетельство «политики мира», на деле «план Дауэса» имел целью превратить Германию в «надежного партнера» и использовать ее в качестве противовеса Англии и Франции в Европе, помешать налаживанию нормальных отношений между Германией и Советским Союзом, не допустить роста революционного движения в Европе1.

После принятия «плана Дауэса» дипломатия США поддержала Англию, которая под прикрытием разговоров о «гарантиях европейской безопасности» приступила к организации политического союза западноевропейских стран (с участием Германии), направленного своим острием против СССР. Для осуществления этого плана была созвана в 1925 г. в швейцарском курортном городке Локарно конференция представителей Великобритании, Германии, Франции, Италии, Бельгии, а также Польши и Чехословакии. Важнейшим итогом конференции было окончание дипломатической изоляции Германии со стороны стран Запада.

Что касается отношений с СССР, то с американской стороны продолжала вестись прежняя политика изоляции. И это при том, что ряд крупнейших капиталистических государств встал в 1924 – 1925 гг. на путь установления дипломатических отношений с ним. Некоторые надежды на перемену политики правительства США в вопросе о признании СССР возникли после отставки Хьюза с поста государственного секретаря в марте 1925 г. однако позиция правительства осталась прежней. Вскоре это подтвердили и государственный департамент, и его новый руководитель – госсекретарь Ф.Келлог.

Советское правительство неоднократно заявляло о готовности немедленно приступить к переговорам с представителями США об урегулировании спорных вопросов, зондировало различными способами отношение правящих кругов США к проблеме нормализации связей между двумя странами и ее условиям1. Но США отвергали все советские инициативы в этом направлении.

В декабре 1926 г. Г.В.Чичерин констатировал в телеграмме из Берлина, посланной в НКИД: «Вопрос о возобновлении дипломатических отношений с Америкой стоит безнадежно, не сделано ни шагу вперед»2. через год в беседе с неофициальным представителем СССР в США Б.Е.Свирским руководитель восточноевропейского отдела госдепартамента Р.Ф.Келли заявил, что «департамент против советско-американской конференции по той причине, что по этому вопросу никакого компромисса быть не может. Американское правительство ждет развития событий в СССР в «благоприятном » направлении…»3. 14 апреля 1928 г. в заявлении госсекретаря Келлога, выдержанном в откровенно антисоветском духе, по существу были повторены те же самые ультимативные требования, что и в заявлении Хьюза 18 декабря 1923 г. Кроме того, полностью отвергался всякий положительный опыт ряда европейских стран в области развития политических и экономических отношений с Советским государством и проводилась мысль о бесперспективности любых переговоров и даже дискуссий с ним для урегулирования спорных вопросов1.

Даже при отсутствии дипломатических отношений между двумя странами, отмечал неофициальный представитель СССР в США Б.Е.Сквирский в речи 12 мая 1928 г. в американской Академии политических и социальных наук, объем советско-американской торговли возрастал. Так, если за весь 1913 г. товарооборот между царской Россией и США составлял 48 млн. долл., то за шесть месяцев – с октября 1927 по март 1928 г. – он достиг 80 млн. долл. Налицо заметный рост советско-американской торговли2. Но развитие торговли наталкивалось на множество барьеров и препятствий, искусственно создаваемых правительственными органами США. То они изобретали фальшивую версию о «принудительном труде» в СССР, то отказывались принимать советское золото, ввезенное в США для выравнивания пассива торгового баланса, то вдруг поднимали шумиху о мнимом советском «демпинге».

Процесс нормализации советско-американских отношений проходил трудно. США в течение 16 лет не желали признавать Советский Союз, не хотели считаться с фактом свершившейся Октябрьской революции и вызванными ею изменениями. Упорствовали американские правящие круги не потому, что у них были большие государственные споры с Советским Союзом, отмечал нарком иностранных дел на IV сессии ЦИК СССР 6-го созыва 29 декабря 1933 г., или что они больше других пострадали от революционного законодательства. На самом деле они продолжали «борьбу, провозглашенную всем капиталистическим миром после Октябрьской революции, против новой советской системы государства, поставившей себе целью создание социалистического общества. То была борьба против мирного сосуществования двух систем »3.

Советский Союз и США подходили к нормализации двусторонних отношений с разных исходных позиций. Для СССР это было естественным политическим развитием, вытекавшим из теоретических положений, разработанных В.И.Лениным о необходимости мирного сосуществования двух противоположных социальных систем. Для США это был шаг чреватый, по их мнению, опасными неожиданностями. Но разразившийся мировой экономический кризис, который поразил наиболее сильно США, возникновение очагов войны в Европе и на Дальнем Востоке, поставили под удар американские внешнеэкономические и политические позиции. Сложилась новая внутриполитическая и международная обстановка. В этих условиях правящие круги США пошли на установление дипломатических отношений с Советским Союзом, не отказываясь в то же время от антисоветизма.

Следует указать на основные причины , повлиявшие на этот процесс. Прежде всего вырос авторитет СССР. Несмотря на имевшие место трудности, шло развитие социализма по всему фронту и в городе, и в деревне. В стране была ликвидирована безработица.

Успехи, достигнутые в Советском Союзе, резко контрастировали с падением производственной активности в Соединенных Штатах. В 1932 г. там насчитывалось до 17 млн. безработных – почти половина рабочего класса того времени. При общем падении промышленного производства в1932 г. на 41,2%, а внешней торговли – до 2,9 млрд. долл. (тогда как только в 1929 г. ее объем превышал 9,6 млрд. долл.)1 американским бизнесменам поневоле пришлось оценить значение советско-американской торговли. За 10 лет (1923-1932) товарооборот составил 621 млн. долл., при этом 482 млн. долл. в пользу США. Кроме того, десятки американских фирм, причем весьма солидных, таких, как «Форд», «Дюпон де Немур», «Дженерал электрик» и другие, имели концессионные договоры или специальные контракты на предоставление технической и технологической помощи СССР, что приносило им определенную прибыль, хотя это и не всегда отражалось в конкретных цифрах объема советско-американской торговли. Практически совсем не учитывалась торговля, осуществлявшаяся через третьи страны. И эти связи могли бы быть значительно объемнее, если бы не различные американские торговые барьеры, которые мешали поступательному росту торговли между двумя странами.

В это же время неуклонно росло движение в США за признание СССР, и это не мог учитывать такой дальновидный политик, как президент Ф.Д.Рузвельт. Активизировалась деятельность созданного еще в 1924 г. общества «Друзья советского Союза». В первой половине 1933 г. оно собрало более 1 млн. подписей под петицией с требованием признания СССР1. Летом 1933 г. в США был образован Комитет по русско-американским отношениям для сбора и публикации материалов о признании СССР. Наряду с другой деятельностью комитет провел опрос. Из 1139 редакций ежедневных газет, приславших свои ответы, 718, то есть 63%, высказались за установление дипломатических отношений с Советским Союзом2.Еще в начале 1933 г. из 152 опрошенных крупных американских корпораций 78 высказывались за нормализацию отношений с СССР. Тогда же, 21 марта 1933 г., Американо-русская торговая палата обратилась к новому госсекретарю США Г.Хэллу с призывом пересмотреть политику в отношении СССР и создать более широкие возможности для кредитования советских закупок в США.

Требования американских деловых кругов о нормализации отношений с СССР значительно активизировались после заявления 14 июня 1933 г. главы советской делегации на пленарном заседании Мировой экономической конференции в Лондоне о том, что Советское правительство «могло бы разместить в ближайшее время за границей заказов на сумму примерно 1000 млн. долл.», если бы были предоставлены кредиты и обеспечены нормальные условия для советского экспорта1. В своем решении от12 июля правление Американо-русской торговой палаты в связи с этим констатировало, что Лондонская конференция вновь подтверждает невыгодность политики непризнания СССР.

Все эти факты наглядно свидетельствовали о сдвигах и настроениях общественности, которые происходили в соединенных Штатах. Барометр политической жизни в США явно склонялся в пользу установления дипломатических отношений с Советским Союзом.

Это чувствовал президент Ф.Рузвельт, который умел безошибочно улавливать все нюансы политической обстановки. Однако руководители государственного департамента и некоторые ответственные чиновники из окружения Рузвельта. Представители консервативных кругов, всемерно препятствовали осуществлению его курса, направленного на нормализацию советско-американских отношений.

Государственный секретарь К.Хэлл во время встреч с наркомом иностранных дел М.М.Литвиновым на мировой экономической конференции в Лондоне (июнь – июль 1933 г.) не воспользовался этой возможностью для обсуждения вопросов об установлении отношений между двумя странами. Беседы, которые вели с наркомом помощники госсекретаря У.Буллит и Р. Молей, сводились лишь к вымогательству уступок со стороны СССР в качестве «платы» за признание. Единственным положительным результатом встречи наркома с Р.Молем стало достижение договоренности об условиях кредитования американской Реконструктивной финансовой корпорацией советских закупок хлопка в США насумму 4 млн. долл. Позднее госсекретарь отмечал, что эти встречи заложили фундамент для обсуждения вопроса о признании2.

Ф.Рузвельт учитывал не только внутриполитические и экономические факторы, но и международную обстановку, которая все более обострялась. Правящие круги США не могли не видеть, что нацистская Германия и милитаристская Япония, открыто провозглашавшие агрессивные намерения, создают угрозу и для США. Особенно чувствительно задевали американские интересы на дальнем Востоке агрессивные действия Японии, которая, захватив в 1931 г. Манчжурию, вторгалась постепенно в другие районы Китая, вытесняя оттуда американский капитал. Американская доктрина «открытых дверей» в Китае была поставлена японскими военными акциями под удар. Все это вынуждало правительство США искать контакты в вопросах дальневосточной политики с такой могущественной международной силой, как СССР, которому непосредственно угрожала милитаристская Япония.

Поэтому внешнеполитический фактор стал основным, повелительно диктовавшим американской администрации в тот период необходимость пересмотреть свою позицию и установить дипломатические отношения с СССР в качестве первого шага для налаживания возможного сотрудничества в будущем.

Объясняя позднее изменение политики в отношении советского Союза, государственный секретарь К.Хэлл писал в своих мемуарах: «Мир вступил в опасный период своего развития, как в Европе, так и в Азии. Россия с течением времени могла оказать большую помощь в деле стабилизации положения. Когда военная опасность становилась все более и более угрожающей»1.

Впрочем, в дальневосточной политике руководящие деятели и дипломаты США преследовали свои цели. С одной стороны, как показывают архивные документы госдепартамента, они были не против того, чтобы Япония ввязалась в войну с Советским Союзом, вторгнувшись в советское Приморье. С другой стороны, они были убеждены, что СССР, имея на своих границах реальную японскую военную угрозу, скорее пойдет на уступки США при переговорах об установлении дипломатических отношений.

Не следует, однако, преувеличивать значение и силу сторонников политики признания СССР в американском конгрессе, да и не только в нем. Последователи политики непризнания из госдепартамента оказывали влияние на окружение президента, пытаясь вопреки требованиям широких кругов общественности, затормозить процесс нормализации отношений между двумя странами. Не желая вступать в противоборство с оппозицией, Рузвельт был не прочь для начала пойти на развитие советско-американских торговых связей без официального признания СССР. Тем самым можно было достичь, по его мнению, ряда целей: не слишком раздражая реакционные круги, установить какой-то контакт с советскими официальными лицами, успокоить либерально настроенные слои американской интеллигенции и удовлетворить интересы тех деловых кругов США, которые проявляли заинтересованность в расширении торговых связей.

О существовании таких намерений свидетельствовала телеграмма неофициального представителя СССР в США Б.Е.Сквирского в НКИД от 2 августа 1933 г., в которой он сообщал: в американской печати все чаще стала появляться информация о том, что «президент обсуждает вопрос о посылке в СССР торгового представителя или комиссии, надеясь, что установление отношений через торговых представителей приведет потом к признанию». Зондаж в этом направлении предпринял и глава недавно созданной фермерской Кредитной ассоциации Г.Моргентау в беседе с Б.Е.Сквирским в присутствии руководителей Амторга. Ссылаясь на свое личное мнение, Г.Моргентау, человек, близкий к президенту, спросил советского представителя, не следует ли американскому правительству «в интересах развития торговли послать торгового представителя в Москву». Б.Е.Сквирский решительно отклонил подобную возможность, заявив, что «устойчивые отношения между обеими странами могут быть созданы лишь на твердой юридической базе, которую может дать лишь установление дипломатических отношений в полном объеме»1.

В телеграмме в НКИД от 4 августа 1933 г. Б.Е.Сквирский еще раз подтвердил: «Наши противники сейчас усиленно стараются убедить Рузвельта, что СССР пойдет на развитие торговых отношений без признания и что наши утверждения об обратном являются лишь блефом. Вопрос, поставленный мне Моргентау, и поступающие дальнейшие сведения говорят о том, что президент серьезно об этом подумывает, чтобы не раздражать оппозицию»2. Однако, получив ясный и недвусмысленный ответ советской стороны, президент принял более дальновидное решение, на которое его толкала сама жизнь. В своем послании от 10 октября 1933 г. председателю ЦИК СССР М.И.Калинину Ф.Д.Рузвельт изъявил готовность начать переговоры о нормализации отношений между двумя странами2.

Оценивая этот шаг президента, нарком иностранных дел говорил, что «надо отдать справедливость проницательности президента Рузвельта», который убедился в бесплодности дальнейшей борьбы с нами во имя американских государственных интересов, интересов международного мира»3.

В ответном послании американскому президенту от 17 октября 1933 г. Председатель ЦИК отметил, что ненормальное положение, существующее в отношениях между СССР и США, неблагоприятно отражается не только на интересах двух государств, но и на общем международном положении, затрудняя процесс упрочнения всеобщего мира и поощряя силы, направленные к нарушению его.4

7 ноября 1933 г. нарком иностранных дел СССР М.М.Литвинов прибыл в столицу США. На другой день он имел беседу с госсекретарем К.Хэллом. Тот поставил ряд вопросов, подлежащих, по его мнению, урегулированию в связи с нормализацией отношений: о свободе религии, о пропаганде, о правовом положении американцев в СССР и другие. В этот перечень не входил, к удивлению наркома, ни один из важнейших вопросов международной политики.

Следует отметить, что уже на этом этапе США пытались навязать советской делегации предварительные условия, проводить политику «увязывания» совершенно разнородных вопросов. Все затронутые Хэллом вопросы, кроме финансовых претензий касались внутреннего законодательства СССР. Информируя Москву о состоявшейся беседе, нарком писал, что он заявил госсекретарю : «Законодательство о религии является внутренним делом каждого государства. Сведения о преследовании религии в Союзе являются плодом односторонней пропаганды, дезинформации и клеветы… Я не могу, однако, в каком-либо официальном документе или заявлении даже касаться этого чисто внутреннего вопроса, тем менее делать его вопросом международного обязательства. После длительного спора на эту тему Хэлл сошел со своей позиции и заявил, что он ожидает по крайней мере получить гарантию религиозной свободы для американцев в СССР»1.

По этому вопросу и по правовому положению американцев нарком со всей твердостью заявил, что «никакого привилегированного положения для иностранцев мы создавать не будем»2.

Острый характер носила дискуссия по поводу взаимных материальных и финансовых претензий.

В состоявшейся 8 ноября беседе наркома с Ф.Д.Рузвельтом последний признал, что «сам всегда сомневался в моральном праве Америки на получение царских долгов и что интервенция в Архангельске ничем не оправдывается». Он согласился с М.М.Литвиновым , что необходимо избегать требований, охарактеризованных наркомом как вмешательство во внутренние дела СССР.

После первого дня и переговоров нарком информировал Советское правительство, что Рузвельт «несомненно, стремится к восстановлению наилучших отношений, но что, он действительно напуган противниками признания… Переговоры поэтому протекают туго»1.

Документы, связанные с историей переговоров, свидетельствуют, что американская дипломатия пыталась оказать давление на СССР, используя методы, от которых она не отказывалась и в дальнейшей внешнеполитической практике.

В результате недельных переговоров, которые временами носили довольно острый характер, стороны договорились обменяться нотами и письмами по ряду обсуждавшихся вопросов.

В ноте от 16 ноября 1933 г. президент Рузвельт уведомлял главу советской делегации, что правительство США «решило установить нормальные дипломатические отношения с правительством Союза Советских социалистических республик и обменяться послами.

Я верю, - писал президент, - что установленным ныне меду нашими народами отношениям удастся навсегда остаться нормальными и дружественными и что нашим нациям отныне удастся сотрудничать для ограждения всеобщего мира»2.

Ноту аналогичного содержания направил в адрес президента США нарком М.М.Литвинов. Стороны обменялись также нотами и письмами по конкретным вопросам, в частности о пропаганде; по существу они брали на себя обязательства воздерживаться от вмешательства во внутренние дела другой стороны. В американской ноте, например, подчеркивалось: «Твердо установленной политикой исполнительной власти Соединенных Штатов в пределах полномочий, предоставленных Конституцией и законами Соединенных Штатов, будет соблюдение со своей стороны вышеизложенных обязательств ».

К этим обязательствам относилось: уважение неоспоримого права другой стороны «строить свою жизнь по своему усмотрению и воздерживаться от вмешательства каким-либо образом во внутренние дела»; «удерживать всех лиц, находящихся на правительственной службе, и все организации Правительства или организации, находящиеся под его прямым или косвенным контролем, включая организации, получающие от него какую-либо финансовую помощь, от какого-либо явного или скрытого акта, могущего каким-либо образом нанести ущерб спокойствию, благосостоянию, порядку или безопасности другой стороны»1.

В обмене письмами, посвященными религиозным вопросам, нарком информировал президента Ф.Рузвельта о советских законах и распоряжениях, которых обеспечивают иностранным гражданам в СССР свободу отправления религиозных культов. Президент со своей стороны выразил пожелание, чтобы американские граждане, временно проживающие на территории СССР, могли пользоваться религиозной свободой2.

Затем нарком и президент обменялись письмами, в которых был зафиксирован порядок правовой защиты граждан. С советской стороны было подтверждено, что гражданам США будут предоставлены не менее благоприятные права, чем те, которыми пользуются в СССР советские граждане3.

Желая поскорее урегулировать вопросы, связанные с нормализацией советско-американских отношений, что было чрезвычайно важно с точки зрения сохранения всеобщего мира, Советское правительство пошло на односторонний отказ от всех претензий к США за совершенную ими в 1918 – 1920 гг. вооруженную интервенцию в Сибири. Эта договоренность была зафиксирована в ноте.

В тот же день, 16 ноября 1933 г., стороны обменялись письмами по судебным делам, согласно которым СССР отказывался от всех исковых прав и претензий к американским гражданам, включая корпорации, компании, общества и ассоциации. Все суммы, которые в связи с этим могли причитаться по решению американских судов Советскому Союзу, правительство СССР уступало правительству США1.

Кроме того, 15 ноября, накануне обмена нотами между наркомом и американским президентом, было зафиксировано так называемое «джентльменское соглашение» по вопросу о взаимных финансовых претензиях. При условии предоставления Соединенными Штатами долгосрочного займа Советскому Союзу нарком выразил согласие Советского правительства погасить разницу между американскими и советскими претензиями на сумму 75 млн. долл. В форме дополнительного процента сверх обычной процентной нормы на заем. При этом констатировалось, что все взаимные претензии после этого будут рассматриваться как аннулированные. Поскольку американская сторона требовала вдвое большую сумму, была достигнута договоренность продолжить переговоры после установления дипломатических отношений. В отличие от позиции СССР, отказавшегося от большинства своих претензий к США, американское правительство в течение ряда лет омрачало вопросом о вымышленных претензиях развитие советско-американских отношений.

В ходе происходивших в Вашингтоне переговоров нарком иностранных дел неоднократно подчеркивал важность крупнейших международных проблем, перед которыми бледнели вопросы, поднимаемые США. В частности, Советский Союз проявил большую заинтересованность в сотрудничестве против японской агрессии на Дальнем Востоке. С этой целью СССР выдвинул предложение о заключении регионального тихоокеанского пакта о ненападении, а также идею советско-американского соглашения «о совместных действиях в случае опасности миру». Ни на одно из этих предложений, в которых, как показал ход дальнейших событий, были больше всего заинтересованы сами США, вашингтонская администрация не откликнулась, поручив лишь помощнику госсекретаря У.Буллиту, который был тогда назначен американским послом в Москву, заняться этим вопросом. Однако, очень скоро стало ясно, что «изучение» в Вашингтоне проблемы создания коллективной безопасности в Азии привело к отрицательным результатам.

Правительство США не проявило заинтересованности в обеспечении безопасности и в других регионах мира. Признавая в беседе с наркомом, что «движение Германии на восток он считает реальным» и что Япония выигрывает гонку вооружений и уже обогнала США по количеству военных судов, Ф.Рузвельт не проявил готовности предпринять конкретные шаги по обузданию агрессоров. Он лишь сказал, что»Япония не выдержит финансового напряжения»1, и как показала история, ошибся.

Важное значение имело то обстоятельство, что участники советско-американских переговоров проявили реализм и гибкость в решении вопросов, широту взглядов, глубокое понимание основных тенденций в развитии международных отношений.

По случаю успешного завершения переговоров, и признания Советского Союза Соединенными Штатами по инициативе Американо-русской торговой палаты 24 ноября в Нью-Йорке был организован большой прием, на котором присутствовало более 2 тысяч человек.

Однако эйфория, связанная с признанием Соединенными Штатами СССР, быстро прошла. Вопреки оптимистическим ожиданиям и прогнозам, отношения между державами стали складываться сложно и напряженно2.

Часть 2. Значение и последствия восстановления дипломатических отношений.

 Весть о дипломатическом признании Соединенными Штатами Советского Союза была по-разному воспринята в столицах мира. В Берлине открыто выразили недовольство наметившимся сближением СССР и США. В Токио были обеспокоены: многие японские руководители не ожидали такого шага со стороны США, и весть о нем застала врасплох.

Признание Соединенными Штатами Страны Советов отвечало назревшим потребностям, интересам и желаниям обоих государств и народов. В Советском Союзе этот факт не мог не получить высокой оценки. Одной из причин этого можно считать и усиленное влияние советской пропаганды в условиях складывания культа личности Сталина. Основное ударение делалось на его заслуги и заслуги партии. Так, в газете «Правда» от 19 ноября 1933 г. отмечалось: «Устанавливая нормальные дипломатические отношения с Советским Союзом, руководящие круги САСШ прежде всего руководствовались реальными интересами американского капитализма. Но, с другой стороны, сам по себе факт отказа нынешней администрации Америки от традиционной позиции "непризнания" является крупнейшим показателем мощи и значения Советского Союза. Великий Союз Советов добился колоссальных по масштабу и значению побед, независимо от того, что некоторые страны капиталистического мира, и, прежде всего САСШ не хотели "признать" те великие преобразования, которые волей победившего пролетариата совершаются на одной шестой части земного шара.

16 ноября войдет знаменательной датой в историю международных отношений нашей эпохи. Под руководством тов. Сталина наша партия, опрокидывая на своем пути все и всячески препятствия, победоносно ведет рабочий класс и колхозное крестьянство в своей великой исторической цели. Завершен новый этап соревнования двух систем. Советский Союз стал величайший по своей экономической и политической мощи силой, с которой не могут считаться даже самые крупные капиталистические страны. Трудящиеся СССР горячо приветствуют новую победу дела мира».1

Западноевропейские страны также неоднозначно восприняли подписание документов между ССР и США. «Много раз предсказанное и давно ожидавшееся событие, наконец, совершилось: СССР признан Америкой. Нет никакого сомнения, что акт этот находится в полном противоречии со всей предыдущей политикой Соед. Штатов, которая базировалась на принципе непризнания правительства, не получившего в той или иной форме признания его власти народом»,- отмечала парижская газета «Последние новости» 19 ноября 1933 года2.

 Необходимо также отметить, что признание создало почву для развития нормальных отношений между двумя великими державами современности – СССР и США, сыграло важную роль в международной жизни 30-х годов, способствовало созданию антигитлеровской коалиции в годы второй мировой войны.

Таким образом, дипломатии США в годы кризиса приходилось действовать в сложной и напряженной обстановке. Гувер, придя к власти, глубоко ошибочно оценивал не только внутреннее, но и международное положение Соединенных Штатов. Но суровая действительность опровергла его оценки и прогнозы. Когда разразился кризис, президент стал возлагать неоправданно большие надежды на экономическую экспансию, на финансовое и промышленное превосходство США. Администрация США стремилась облегчить экономический кризис за счет трудящихся своей страны и экспансии американского доллара. Она вела активную борьбу за рынки сбыта и сферы приложения капитала в Латинской Америке, Азии, Европе.

Ведущим направлением внешнеполитического курса США являлось предотвращение социальных последствий кризиса, укрепление своих позиций. Определенные круги Вашингтона рассчитывали разрешить межимпериалистические противоречия за счет Советского Союза и народов колониальных и зависимых стран. Проводимая Гувером политика способствовала возникновению очага пожара на Дальнем Востоке и нарастанию военной опасности в Европе, ставшей особенно реальной после прихода к власти фашизма в Германии.

Для Вашингтона курс на нормализацию американо-советских отношений в конкретных условиях 30-х годов был составной частью политики «баланса сил», рассчитанной на укрепление международных позиций США. Именно поэтому, как отмечалось выше, заложенный потенциал в двусторонние договоренности не был использован до конца.

Заключение

 Проблема признания Соединенными Штатами Америки Советского Союза в начале 30-х годов прошлого столетия стал, несомненно, важным фактором международных отношений. Затянувшийся на 16 лет процесс взаимоотношений двух стран, на самом деле не прерывался. Как отмечалось выше, все это время с большей или меньшей активностью продолжался процесс торговли между странами, поддерживались отношения между общественными организациями. Многие политические и общественные деятели обеих стран указывали на жизненную потребность в налаживании нормальных двусторонних отношений.

Следует отметить, что сам по себе факт непризнания не такой уж редкий прием во внешней политике США.

Одной из причин упорства США в непризнании СССР была, конечно же, активно культивировавшаяся идея антикоммунизма. Причем идеи «злостного влияния »коммунистов проповедовались и на самом высоком политическом уровне.

Следующим моментом следует считать определенную косность, приверженность к стереотипам в политическом мышлении большей части правящих кругов США.

Также необходимо учитывать, что движение левых кругов за нормализацию отношений с Советской Россией не оказало на политику США настолько большого влияния, как подобные движения во многих европейских странах.

Парадоксальным для внешней политики США можно считать и тот факт, что страна с ее богатейшими демократическими традициями, страна впервые в мире провозгласившая в Декларации независимости право народа на революцию и революционное изменение своего государственного строя стала ярым противником демократических преобразований в других странах. Причем пример отношений с СССР не является единичным.

Таким образом, оценивая значимость подписанных документов 16 ноября 1933 г. Соединенными Штатами Америки и Союзом Советских Социалистических Республик следует подчеркнуть их несомненную значимость не только для этих двух государств, но и для мирового сообщества. Проблемой осталась их воплощение в жизнь и максимально полное использование тех возможностей, которые возникли с установлением двусторонних отношений.

Список использованных источников и литературы

I. Источники

1. Документы внешней политики СССР. –М.-1957

2.Россия и США: экономические отношения.1917-1933. Сборник документов. М.,1997.

II. Научные исследования

1.Громыко А.А. Внешняя экспансия капитала. История и современность. –М., 1982

2.Иванян Э.Ф. Энциклопедия российско-американских отношений XVIII – XX вв.М., 2002.

3.История внешней политики СССР.-М.1976.-Т.1.1917-1945.

4.История США.-М.-1985.-Т.3

 5.Касьяненко В.И. Страна Советов и США. Опыт и уроки сотрудничества в 20-х – начале 30-х годов.-М., -1978

6.Ленин В.И. Полн.собр. соч

7.Севостьянов Москва-Вашингтон. Дипломатические отношения 1933-1936. М.,2002.

8. Севостьянов Г.Н. Судьба соглашений Рузвельта-Литвинова о долгах и кредитах 1934-1935 гг. Новые документы.// Новая и новейшая история. 1995. -№2.

9.Сиполс В.Я. Внешняя политика Советского Союза. 1933-1935 гг. -М., 1980

10.Соколов В.В. 50 лет дипломатических отношений между СССР и США.//США: экономика, политика, идеология.-1983.-№11.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Хотите нормальной русской зимы? Надо тогда сделать так, чтобы на нас кто-нибудь напал.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru