Контрольная: Путь из варяг в греки как политическая и экономическая ось Древней Руси - текст контрольной. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Контрольная

Путь из варяг в греки как политическая и экономическая ось Древней Руси

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Контрольная работа
Язык контрольной: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 294 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной работы
Текст
Факты использования контрольной

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ПЛАН

Введение

 Глава I. Причины возникновения великого торгового «пути из варяг в греки».

1.1. Предыстория возникновения знаменитого «пути из варяг в  греки».

1.2. Роль Варягов, как в образовании великого торгового пути, так и в становлении Древнерусского государства.

 Глава II. Торговый «путь из варяг в греки» – первый этап объединения восточнославянских племён под властью киевского князя.

 2.1. Зарождение территориально-политических образований.

2.2. Роль дорожных путей в сплочении Древнерусского государства.

 Глава III. «Путь из варяг в греки» – правда или вымысел?

3.1. Дискуссионность проблемы в среде учёных-историков.

3.2. Возражения антинорманистов по существованию знаменитого пути.

Заключение.

Список источников и литературы

Введение.

 Важность великого пути «из варяг в греки» в становлении и развитии Древнерусского государства нельзя переоценить. Ведь именно благодаря ему произошли значительные изменения в жизни всех людей, проживавших на территории, по которой этот путь проходил. Элементы государственности (группы людей, осуществлявших административно-управленческие функции) складываются на Руси довольно рано, к IХ веку.

Волею судеб лидирующую роль в создании северорусской государственности сыграла Старая Ладога, основанная в VIII веке на важнейшем транснациональном торговом пути «из варяг в греки». Он связал северные страны с Причерноморьем, Скандинавию и Прибалтику с Византией. С севера на юг везли оружие, лес, меха, мёд, воск, янтарь, а в обратном направлении – пряности, ювелирные и стеклянные изделия, дорогие ткани, книги, хлеб, вино. Но если в начале своего возникновения «связка» Новгород – Киев была всего лишь способом торговли, то в последствии она превратилась в политическую составляющую и утратила свои функции торгового пути.

В наше время (XX-XXI вв.) многие учёные ставят под сомнение не только важность этого явления в отечественной истории, но и вообще его существование. Многие из них после многочисленных исследований, высказали мнение о том, что либо «путь из варяг в греки» – это ошибка, либо он был, но проходил по несколько иному маршруту, либо это вымысел летописца. Данный вопрос на сегодняшний день остаётся дискуссионным.

Таким образом, целью нашей работы есть необходимость выяснить каким образом путь «из варяг в греки» превратился в политическую и экономическую ось Древней Руси.

Здесь требуется решить следующие задачи: рассмотреть становление великого торгового пути «из варяг в греки», выяснить какого его значение в образовании первых зачатков древнерусского государства, и, наконец, проанализировать дискуссионность данной проблемы.

 В нашем исследовании была использована следующая литература:

книга Рыбакова "Киевская Русь и русские княжества XII - XIII вв."; в ней исследуются начальные этапы русской государственности, где главное внимание уделено образованию Киевской Руси – первому феодальному государству восточных славян – глубокой старине, происхождению славян, их хозяйству и социальной структуре, жизни и быту; широко освещены: союз славянских племён Среднего Поднепровья, сложившийся за 300 лет до появления норманнов, история Киевской Руси, воспетой в былинах и подробно описанной летописцами, культура русских земель, города, архитектура, живопись, литература;

известный писатель-историк С.Э. Цветков в своей 1-й книге «Русская история» даёт целостную картину хода русской истории с древнейших времен до XX века; в ней рассматриваются вопросы древнеславянской истории и возникновения Русской земли, связей славянства со многими народами Евразии, выдвинут ряд новых идей и оригинальных взглядов на происхождение нашего государства и русского народа;

I том цикла «Новая история средневековой Франции» – «Происхождение франков» написан доцентом кафедры истории средний веков города Лилля Стефаном Лебеком; в его книге исследуются общественный и экономический уклады первых веков средневековья;

монография Горского А.А. «Русская дружина» посвящена исследованию одного из важнейших институтов древнерусского раннефеодального общества – дружинной организации; рассматривается историография вопроса, социально-экономические и социально-политические условия возникновения дружины, этапы развития дружинной организации, её роль и место в процессе возникновения и развития классов и государства на Руси; исследуются состав дружины, положение её членов в древнерусском праве, причины распада;

журналист и историк Ю. Звягин в своём исследовании «Путь из варяг в греки….» на основе современных данных пытается доказать, что «путь из варяг в греки» через всю Русь — миф.

 А теперь непосредственно перейдём к исследованию данной проблемы.

 I. Причины возникновения великого торгового «пути из варяг в греки».

 1.1. Предыстория возникновения знаменитого «пути из варяг в греки».

В 80-х годах IX в. произошло событие, которое завершает организационное оформление Древнерусского государства. Это захват Киева легендарным Олегом (6390 / 882 г.). Вот как говорит об этом летописец словами самого Олега, обращающегося к Аскольду и Диру:

 «Вы неста князя, ни рода княжа, но аз есмь роду княжа», и вынесоша Игоря: «А се есть сын Рюриков». И убиша Асколда и Дира, и несоша на гору, и погребоша и на горе, еже ныне зоветь Угорьское, кде ныне Олъмин двор; на той могиле поставил Олъма церковь святого Николу; а Дирова могила за святою Ориною. И седе Олег княжа въ Киеве, и рече Олег: «Се буди мати городом русьским». И беша у него варязи и словени и прочи, прозвашася русью. Ме же Олег нача городы ставити, и устави дань словеном, кривичем и мери...» .

Как известно, Олег обманом заманил в свою западню правителей Киева Аскольда и Дира и учинил над ними расправу. Видимо, это не выдумка летописца, поскольку в одном из анонимных хазарских документов X в., так называемом Кембриджском документе, или тексте Шехтера (по имени первого публикатора), мы можем прочесть несколько загадочное упоминание о некоем «царе русов» Хельгу, обманом захватившем город Самкарая:

«И ещё, в дни Иосифа царя [хазарский царь (ок.920-960 гг.)]... гонение обрушилось во время дней Романа [Роман I Лакапин, византийский император (919-944 гг.)] злодея. Когда это стало [известно] моему господину, он избавился от многих христиан. Сверх того, Роман (злодей) послал большие дары HLGW [Х-л-г-y, Halgu (Halgo) или Helgu (Helgo)], царю RWSY [у П. К. Коковцова – "Русии"], побуждая его на его собственную беду; он пришёл ночью к городу SMKRYY (С-м-к-рай) (возможно, S-m-k-r-c — Тмутаракань] и взял его воровским способом, потому что его начальника, вождя войска, тогда там не было. ….. Тогда сказал Олег(HLGW):

"Воистину, Роман подбил меня на это". И сказал ему Песах, "если это так, то иди и воюй против Романа, как ты сражался против меня, и я отступлюсь от тебя, но если нет, тогда здесь я или умру, или пока жив, буду мстить за себя". И пошёл он против своей воли и воевал против Константинополя (QWSTNTYN1) на море четыре месяца. И пали там его мужи доблестные, так как македоняне победили его благодаря (греческому) огню. Он бежал, и, постыдившись вернуться в свою (собственную) страну, он бежал морем в FRS [или PRS; у П. К. Коковцова — Персия], и там он и всё его войско пало. Тогда RWS (Русь) была подчинена власти казар» .

Самбатисом («городом-границей») Константин Багрянородный называет Киев. Видимо, тот же смысл имеет и топоним Самкерц (Самкарая) в процитированном документе. Это событие положило начало существованию своеобразного «объединения» новгородских и киевских земель, к которым впоследствии были присоединены племенные земли древлян, северян и радимичей.

 «По размаху своей деятельности и стратегической мысли,— считают А.Н. Кирпичников, И.В. Дубов и Г. С. Лебедев,– Олег далеко превзошёл своего

предшественника. Он впервые создал межплеменную славяно-варяго-чудскую армию и, предприняв в 882 г. невиданный по составу его участников поход, окончательно объединил северную (Верхнюю) и южную (Низовскую) Русь в единое государство со столицей в Киеве» .

Удивительным это объединение было потому, что земли, вошедшие в него (новгородские и киевские), не имели общей границы. Кроме того, их разделяло несколько сотен километров непроходимых лесов и болот. Сюда следует прибавить уже упоминавшиеся различия в культуре, языке, антропологическом типе и этнической принадлежности населения этих территорий. Естественно, пока не могло быть речи и о единых «экономическом», «правовом» пространствах. Но существовало нечто, реально соединявшее указанные земли, а именно торговые пути между Востоком и Западом, европейским Севером и Югом, проходившие по землям восточных славян. В.Я. Петрухин пишет:

«По данным археологии, в IX веке основным международным торговым маршрутом Восточной Европы был путь к Черному морю по Дону, а не Днепру. С рубежа VIII и IX веков и до XI века по этому пути из стран Арабского Халифата в Восточную Европу, Скандинавию и страны Балтики почти непрерывным потоком движутся тысячи серебряных монет – дирхемов. Они оседают в кладах на тех поселениях, где велась торговля и жили купцы. Такие клады IX века известны на Оке, в верховьях Волги... по Волхову вплоть до Ладоги (у Нестора — "озеро Нево"), коих нет на Днепре. Самое большое торгово-ремесленное поселение на этом пути, существовавшее уже с середины VIII века,— Ладога. С этого времени в Ладоге и её окрестностях бок о бок жили скандинавы, славяне и финны (последних славяне звали "чудь"). Летописец Нестор знал, что путь на Восток, на Каспий и в Хорезм (Хвалисы) шёл по Волге, параллельно Днепровскому пути. Более ранний автор, восточный географ Ибн Хордадбех, описавший все известные ему "пути и страны" в 40-е годы IX века, позднее, уже в 80-е годы, добавил к своему труду маршруты купцов-русов — первое упоминание торговых путей Восточной Европы. Эти купцы везли бобровые и чернобурые меха и мечи из "отдаленных славянских земель к морю Румийскому", и там с них брал десятину властитель Рума (Константинополя) – столицы Ромейской (Византийской) империи. Другой маршрут проходил по "реке славян", которую большая часть исследователей считает Доном; оттуда купцы шли к Хамлиджу – столице Хазарии (одно из названий Итиля), где платили десятину правителю хазар. Потом они направлялись на Каспий и далее – караванным путем до Багдада. Там русы называли себя христианами, чтобы уменьшить размер пошлины, а переводчиками им служили славянские рабы.

 Торговый путь, ведущий на Каспий, был, судя по всему, хорошо известен восточному географу. Маршрут же, по которому русы шли к Румийскому (Средиземному) морю, был ему незнаком: возможно, это первое упоминание «Пути из варяг в греки» .

Контроль над этим важнейшим торговым путём, видимо, пытался установить Хазарский каганат. Согласно Б. А. Рыбакову, «хазары взимали торговые пошлины в Керченском проливе (которым широко пользовались русы) и в Итиле на Волге, через который проходили маршруты разных славянских купцов. Однако взять в свои руки русскую внешнюю торговлю и сделать её транзитной с выгодой для себя хазары не смогли» .

 Не исключено, что именно действия хазар в этом направлении подтолкнули скандинавских купцов к поискам новых торговых путей – в обход территорий, которые контролировал Каганат. В X в. ситуация изменилась. Если прежде торговые караваны, шедшие в Скандинавию с юга, продвигались преимущественно по маршруту: Дон — Ока — Верхнее Поволжье — Балтика, то теперь основной торговой магистралью становился Днепр. Как пишут авторы книги «Русь и варяги: русско-скандинавские отношения домонгольского времени» А.Н. Кирпичников, И.В. Дубов и Г. С. Лебедев.

«в середине [X] столетия происходит ощутимый сдвиг в соотношении интересов киевских "русов". Успешные походы Святослава на Волгу в 964-965 гг. привели к уничтожению Хазарии, ослаблению Булгара; Волжский путь теряет былое значение, вскоре прекращается и поток арабского серебра. Уже в 950-х гг. Днепровская магистраль становится главной транспортной артерией Киевского государства, и она активно используется для укрепления феодальной администрации, создания сети погостов и становищ, новых городов и крепостей. Русское боярство, основной инициатор этой землеустроительной работы, без особого энтузиазма относится к воинственным замыслам Святослава и его соратников (в числе которых один из последних знатных варягов, воевода Свенельд), героических хищников, бесстрашно рыщущих в поисках "чюжея земли". В дунайских походах и на Крарийской переправе гибнут наиболее активные представители этой воинской силы "героической поры" становления Киевской Руси» .

 Этот новый торговый маршрут принято называть «Путем из варяг в греки». Подробное описание его южной части приведено Константином Багрянородным в уже процитированном фрагменте. Полностью же весь маршрут изложен в недатированной части «Повести временных лет» (откуда он и получил своё название):

«бе путь из Варяг в Греки и из Грек по Днепру, и верх Днепра волок до Ловоти, и по Ловоти внити в Ылмерь озеро великое, из него же озера потечеть Волхов и вътечеть в озеро великое Нево, и того озера виидеть устье в море Варяжьское. И по тому морю ити до Рима, а от Рима прити по тому же морю ко Царюгороду, а от Царягорода прити к Понт море, в не же втечеть Днепр река. Днепр бо потече из Оковьскаго леса, и потечеть на полъдне, а Двина ис того же леса потечет, а идеть на полунощье и внидеть в море Варяжьское» .

 Именно эта цепочка рек и переволок явилась связующей нитью между северными и южными землями, населёнными восточными славянами, балтами и финно-уграми. Именно вокруг неё начало оформляться ядро тех земель, которые по прошествии недолгих лет составили Древнерусское государство. Естественными центрами объединения земель стали Новгород и Киев, контролировавшие крайние точки «пути из варяг в греки». Упоминавшиеся нами ранее А.Н. Кирпичников и другие ученые отмечают, что «главными центрами были Новгород и Киев, расположенные, как в эллипсе, в двух «фокусах» области, втянутой в «торговое движение» ...

«Путь из варяг в греки» – ось не только политической карты, но и политической жизни Киевской Руси. Её единство крепко, пока оба конца пути в одних руках» .

1.2. Роль Варягов, как в образовании великого торгового пути, так и в становлении Древнерусского государства.

 Синхронность первых сведений о «пути из варяг в греки» с распространением норманнских погребений на территориях, заселённых восточными славянами, заставляет предположить, что возрастание роли нового торгового пути из Балтики в Черное море было как-то связано с активизацией в этом регионе варягов. Вопрос лишь в том, какой из этих процессов первичен, а какой – вторичен. Анализ археологического материала, проведённый ранее цитированными авторами, показывает, что «феодальная, иерархически построенная организация "росов", возглавленная "великим князем русским" ("хакан-рус" арабских источников), подчинявшимися ему "светлыми князьями" (главами племенных союзов) и "всяким княжьем" отдельных племен, опиравшаяся на "великих бояр" и "бояр", на многочисленных вооруженных мужей и гостей-купцов, то есть тех самых "русинов" "Русской Правды", статус и безопасность которых обеспечивало великокняжеское законодательство, превратила Волховско-Днепровский путь в главную политико-административную магистраль Древнерусского государства, обустроенную новыми крепостями, опорными базами феодальной власти.

«Если говорить о варягах, то их роль была, скорее всего, связана только лишь со служебной деятельностью и не могла нести долговременный характер. Так, близ Чернигова в первой половине X в. появляется укреплённый военный лагерь, контролировавший подходы к этому, второму по значению центру Среднего Поднепровья (судя по многочисленным курганным кладбищам с монументальными насыпями в городе и его округе, ключевые позиции здесь занимала местная, черниговская боярская знать). Городище у села Шестовицы, в 12 км от города, связано с курганным могильником. Материалы 130 погребений, систематизированные в последние годы, свидетельствуют, что на

кладбище, наряду со славянскими, имеются захоронения варяжских дружинников... На городище, очевидно, была дислоцирована дружина киевского великого князя, в составе которой служили и варяжские воины» .

Так что, заключают названные авторы, «деятельность варягов на этом пути в целом подчинялась интересам и целям Древнерусского государства. Этот вывод подкрепляет вся совокупность вещественных и письменных источников, в том числе качественно новых, выявленных в самое последнее время» .

Вспомогательная, второстепенная роль дружинников скандинавского происхождения подчеркивается и другими исследователями. Они действуют не самостоятельно, а лишь в составе княжеского войска. Иными словами, контроль над новым торговым путём устанавливают не скандинавы, а местные, восточнославянские князья (пусть даже скандинавских «кровей»), опиравшиеся на силу своих дружин.

Известно так же, что варяги очень много путешествовали. Документом этих путешествий в Византию по «пути из варяг в греки» остался рунический камень (единственный на территории Древней Руси собственно надгробный памятник такого рода), найденный в одном из курганов на острове Березань, в устье Днепра. Надпись, датирующаяся XI в., сообщает: Krani kerthi half thisi iftir kal fi laka sin – «Грани сделал холм этот по Карлу, своему товарищу (фелаги)». Е.А. Мельникова справедливо отмечает, что этот единственный на Руси мемориальный рунический памятник поставлен не родичами погибшего, а его сотоварищем. Термин «фелаги», сложившийся и бытовавший в дружинно-торговой викингской среде, достаточно точно указывает «социальный адрес» норманнов, пользовавшихся «путём из варяг в греки» .

 После захвата Киева Олег провёл ряд походов. В результате под его власть подпали практически все племена и племенные союзы, населявшие бассейны рек, которые собственно и составляли «Путь из варяг в греки»:

«В лето 6391. Поча Олег воевати деревляны, и примучив а, имаше с них дань по черной куне.

В лето 6392. Иде Олег на северяне, а победи северяны, и въездожи на нь дань легьку, и не даст им козаром дани платити, рек “Аз им противен, а вам не чему”.

В лето 6393. Посла къ радимичем, рька: “Кому дань даете?”. Они же реша: “Козаром”. И рече им Олег: “Не дайте козаром, но мне дайте”. И въдаша Ольгови по щьлягу, яко же и козаром даяху. И бе обладая Олег поляны, и деревляны, и северяны, и радимичи, а съ уличи и теверци имяше рать» .

 Тем самым было заложено основание межплеменного «союза союзов», или «суперсоюза», восточнославянских, а также ряда финноугорских племён, населявших лесную и лесостепную зоны Восточной Европы.

II. Торговый «путь из варяг в греки» – первый этап объединения восточнославянских племён под властью киевского князя.

2.1. Зарождение территориально-политических образований.

 «Общеславянский процесс накопления хозяйственных и социальных предпосылок государственности для VIII-IX вв.,– пишет Б. А. Рыбаков,– обозначен достаточно ясно; южные лесостепные области безусловно первенствовали, став уже известными во внешнем мире, но процесс шёл и в северной лесной зоне, постепенно приближавшейся по уровню развития к более передовому югу. Важен момент скачка из первобытности в феодализм, тот момент, когда веками складывавшиеся предпосылки интегрируются в масштабе союза племён или "союза союзов", каким стала Русь где-то в VIII-IX вв. Признаком такого перехода в новое качество следует считать "полюдье", громоздкий институт прямого, внеэкономического принуждения, полувойна, полуобъезд подчинённого населения, в котором в обнажённой форме выступают отношения господства и подчинения, равно как и начальная фаза превращения земли в феодальную собственность» .

А. А. Горский полагает, что это объединение точнее было бы называть союзом племенных княжеств. «Устойчивость самоназвания,– пишет учёный,– один из основных признаков этнической общности. Признание того, что в середине – третьей четверти 1-го тыс. н.э. в славянском обществе произошла смена большей части племенных названий, наводит на предположение, что под новыми названиями скрывались новообразования, возникшие вследствие перемещения племенных групп, объединенных кровнородственными связями, в ходе расселения и являвшиеся в большей степени территориально-политическими, а не этническими общностями. Что касается славянских "союзов племён", то в советской науке закрепилась их характеристика как политических объединений. Отсутствие различия между соотношением типов названий "племенных союзов" и отдельных "племён" свидетельствует в пользу высказанного в новейшей историографии предположения, что все известные славянские этнонимы раннего средневековья обозначали образования территориально-политического характера. Для мелких территориальных общностей наиболее подходящим представляется термин "племенные княжества", а для их объединений – "союзы племенных княжеств". Название "княжество" отражает факт существования в этих общностях княжеской власти, определение "племенные" – особенности их формирования: в результате дробления и смешивания племён (в собственном смысле этого слова)» .

 Формально вхождение в такой суперсоюз было связано с началом выплаты дани киевскому князю. Это объединение, собственно, и принято называть Древнерусским государством, либо Древней или Киевской Русью.

Бросается в глаза тот факт, что особую роль в формировании территории Древнерусского государства сыграли речные торговые пути. Появление на экономической карте Восточной Европы новых купеческих маршрутов, прежде всего пути «из Варяг в Греки», завершает первый этап объединения восточнославянских племён под властью киевского князя. И это не может быть простым совпадением.

2.2. Роль дорожных путей в сплочении Древнерусского государства.

Русь не владела – подобно Западной Европе – «римским наследием». Местности к северу и северо-востоку от Чёрного моря находились за пределами Ойкумены античного мира. А потому здесь отсутствовало и одно из важнейших приобретений европейских варваров, оставленных римскими завоевателями в своих колониях – мощёные дороги. По мнению С. Лебека, «дорожная сеть, которой Рим снабдил Галлию, в немалой степени содействовала целостности этой территории, хотя основным назначением этих дорог было обеспечение надёжного включения Галлии в состав империи и решение проблем обороны её границ. Однако ещё до завоевания Галлии римлянами довольно густая дорожная сеть связывала галльские города, а с побережья Средиземного моря дороги вели к берегам Ла-Манша. Но римляне... во времена императора Августа проложили повсюду прямые дороги, отвечавшие стратегическим интересам и сменившие старые извилистые пути, пролегавшие по долинам. Им римляне предпочитали трассы, проведённые по гребням возвышенностей, мощёные, а не грунтовые. Короче: на смену эмпиризму дорожного строительства галлов римляне принесли продуманную дорожную политику.

 Кое-где потребовались огромные по масштабам подготовительные работы, в особенности на болотах и сыпучих почвах: надо было уплотнять грунт, забивать сваи, укладывать фашины (связки прутьев), прокапывать центральный дренажный ров, боковые кюветы, обозначавшие границу полосы, отведённой под государственное дорожное строительство. Проезжая часть обычно покрывалась песком, гравием или щебнем. Каменные мостовые, которые иногда рассматриваются как отличительный признак римских дорог, существовали лишь около перекрестков и на въездах в крупные города. Перекинутые через реки мосты были большей частью деревянными, но кое-где и каменными. Даже самые широкие реки не останавливали римских дорожников: они устраивали плавучие мосты. ...» .

 Трудно переоценить значение такого «наследства» для поддержания целостности зарождающегося государства. Но на Руси подобных путей сообщения ещё не было. Даже в начале XI в. летописец в рассказе о чуть было не начавшейся между киевским князем Владимиром Святославичем и новгородским князем Ярославом Владимировичем (1014 г.) междоусобице подчёркивал, что перед походом на Новгород:

«рече Володимер: “Требите путь и мостите мостъ”, - хотяшеть во на Ярослава ити, на сына своего» .

Нетрудно догадаться, зачем Владимиру потребовалось приказывать расчищать пути и мостить «мосты» (гати), прежде чем выступать в поход. На Руси, как пишет Н.Н. Воронин: «…летние дороги были весьма трудно проходимы в силу... природных условий: быстрое залешение, размывы, заболачивание, переход рек и пр. Однако несомненно, что при всех трудностях "проторения" и "теребления" дорог, связанных с прорубкой лесов, прокладкой настилов на топких местах, наведением мостов или отысканием бродов через реки, что, при всём этом, условия жизни Киевской державы ставили на очередь вопрос об организации сухопутных дорог в отдалённые области северных подданных земель. ... Русская Правда указывает на существование больших торговых дорог ("великая гостиница")...; они, очевидно, должны были поддерживаться населением ближайших общин. Известный летописцу обычай вятичей ставить сосуды с пеплом усопших "на столпех на путех" также может указывать на наличие более или менее устойчивых сухопутных дорог. Все эти данные не устраняют и того факта, что, как правило, путь прокладывался каждый раз заново. Так, в 1014 г., собираясь в поход против Ярослава, Владимир отправил из Киева специальный отряд для "теребления" пути и наведения мостов и гатей. Одним из первых поручений Всеволода Ярославича, выполненных Мономахом, был поход на Ростов "сквозь Вятиче". Однако эти пути, проложенные походами княжей дружины за данью и войной, при отсутствии постоянного движения по ним, как правило, не превращались в устойчивую дорогу. Характерно, что летописный термин "путь" обычно обозначал лишь "направление", по которому целиной полей и лесов шли походы; так, поход 1127 г. на кривичей шёл четырьмя "путями" – из Турова, Владимира, Городка и Клечска, т. е. по четырём направлениям» .

 Действительно, ещё на протяжении нескольких сотен лет на Руси не было сети постоянных сухопутных дорог. Зато были реки, по которым летом можно было плавать, а зимой – ездить по их льду. Они-то и стали теми связующими звеньями, которые объединили достаточно далёкие друг от друга земли.

 Другим важным фактором, способствовавшим сплочению населения, которое входило в «суперсоюз», являлась внешняя опасность. Северные земли постоянно жили под страхом очередного набега викингов. Южные земли не менее постоянно беспокоили кочевники, но главное – мощный Хазарский каганат, претендовавший, видимо, помимо всего прочего, на контроль за южной частью «пути из варяг в греки». На востоке земли, колонизованные восточными славянами, граничили с вассальной Хазарин Волжской Булгарией. Кроме того, с помощью кочевников южных степей на земли Древней Руси пыталась оказывать определенное давление и Византия. Внешняя опасность – наряду с необходимостью контроля над водными торговыми путями – была мощной консолидирующей силой, заставлявшей восточнославянские и многие соседние с ними племена заключать между собой долговременные военные союзы и создавать военно-административные объединения. Управление объединёнными землями, насколько можно судить по отрывочным известиям источников, осуществлялось представителями («мужами») или (возможно, это одно и то же) «великими князьями», «сидевшими» (правившими) в крупных городах «под рукою» киевского князя. Внешним показателем признания за киевским князем права на выполнение властных функций являлась регулярная выплата ему полюдья и (или), возможно, дани – своеобразного государственного налога, расходовавшегося на содержание «государственного аппарата» – князя и его дружины. Сбор его, как считает сегодня, пожалуй, большинство историков, происходил ежегодно, для чего в ноябре, после того, как устанавливался зимний путь, князь с дружиной отправлялся в объезд подданных территорий. К апрелю он возвращался в столицу, везя с собой собранную дань. Во всяком случае, так выглядит полюдье в трактате «Об управлении империей» Константина Багрянородного (40-е гг. X в.) – единственном сохранившемся его описании:

«Зимний же и суровый образ жизни росов таков. Когда наступит ноябрь месяц, тотчас их архонты выходят со всеми росами из Киева и отправляются в полюдие, что именуется "кружением", а именно в Славинии вервианов [древлян], другувитов [дреговичей], криветеинов [кривичей], севернее [северян] и прочих славян, которые являются пактиотами (данниками) росов. Кормясь там в течение всей зимы, они снова, начиная с апреля, когда растает лед на реке Днепре, возвращаются в Киаву (Киев)» .

 Возможно, как предполагают М.Б. Свердлов и А. А. Горский, полюдье собирали сразу несколько отрядов, каждый из которых выезжал в «свою» землю. На такой порядок сбора дани указывает упоминание Константином Багрянородным нескольких «архонтов», отправлявшихся в полюдье и возвращавшихся в Киев в разное время, «начиная с апреля».

 Таким образом, мы видим огромнейшую важность данного пути не только как торгового, но и политического, который способствовал как объединению племён, так и защите от внешнего врага. Кроме того, по нему, как было уже сказано, князь со своей дружиной отправлялись для сбора государственного налога (дани). Это свидетельство того, что к этому времени уже существовал полный контроль государства над обоими концами данной связующей линии, которая и привела к образованию Древнерусского государства.

III. «Путь из варяг в греки» – правда или вымысел?

3.1. Дискуссионность проблемы в среде учёных-историков.

Многие современные исследователи считают, что описание «пути из варяг в греки» в ПВЛ – текст крайне сомнительный. И написан поздно, и реального соответствия топографии не демонстрирует, и пропусками и повторами странными грешит. Тем не менее, именно на существовании большого торгового пути из Балтики на Чёрное море по маршруту Балтика – Волхов – Ловать – Днепр – Чёрное море строилась и до сих пор строится вся идеология становления Русского государства. Особенно после В.О. Ключевского, сформулировавшего «торговую» теорию. «...племена или города, охотно признавшие над собой киевскую власть,– кривичи, северяне, поляне,– жили вдоль главной речной торговой дороги, шедшей по Днепру с его северным водным продолжением – бассейном Ильменя. Напротив, племена, упорно боровшиеся с Киевом, жили вдали от этой речной дороги. Значит, киевскую власть охотно признавали нуждавшиеся в ней племена, которые наиболее участвовали в торговом обороте. Напротив, населения, жившие вдали от этого речного пути и не разделявшие этого общего материального интереса,– племена древлян, радимичей и вятичей,– не чувствовали охоты признавать власть киевского князя и упорно с ней боролись», – писал он . А по В.В. Святловскому, мировой рынок вообще был для Киевской Руси всем: «Ему она обязана тем, что не затёрлась среди бесчисленных... народцев тогдашней эпохи» .

Таким образом, Рюрик пришёл в Новгород (возможно в Ладогу) потому, что это важный пункт на торговом пути с севера на юг. Олег отправился покорять Киев, поскольку стремился установить власть над всем русским участком трассы. Владимир и Ярослав это дело продолжили. И в дальнейшем Киевская Русь складывалась преимущественно вдоль данной торной дороги. А транзитная торговля между Балтикой и Чёрным морем стала основой могущества государства. Одновременно (с точки зрения норманистов) привлекая на Русь воинов и торговцев из Скандинавии. «Уже в 825—839 гг. по нему (пути из Варяг в Греки) могли осуществляться сквозные контакты между Скандинавией и Византией. Эти контакты имели определяющее значение для социально-экономического развития как древнесеверного, так и славянских обществ раннего Средневековья. Те и другие во взаимодействии с соседствующими балтскими и финскими наро-дами образовали в результате этого развития своеобразное ранне-европейское культурное единство, которое может быть определено как балтийская цивилизация раннего Средневековья»,— писал главный, пожалуй, отечественный норманист современности Глеб Сергеевич Лебедев .

Интересно, что и многие антинорманисты вопросом реального существования «пути из варяг в греки» не занимались. Это представляется достаточно странным для того же Гедеонова, к примеру. Ведь его варягам — поморским славянам, чтобы попасть в Византию, – Волхов и Днепр были не нужны. Как раз в их землях располагались старые водные пути Европы по Одеру и Висле к Дунаю. Но даже современный последователь и продолжатель дела Гедеонова А.Г. Кузьмин только отмечал в своих работах наличие таких вариантов путешествия, однако не отказывался и от существования летописного.

3.2. Возражения антинорманистов по существованию знаменитого пути.

До недавнего времени лишь Д.И. Иловайский, ярый сторонник южного происхождения Руси, выступал с доказательствами невозможности подобного хождения.

«Между Днепром и Ловатъю лежит поперечный бассейн Западной Двины; следовательно, надобно было перейти два волока. Притом гораздо короче был другой путь из Варяг в Греки, по Западной Двине; а Волхов и Нева представляли длинный крюк. Мы сомневаемся, чтобы лодки, поднимавшиеся из Балтийского моря по Двине или Волхову, действительно перетаскивались потом волоком до Днепра. Гораздо естественнее предположить, что торговцы должны были везти свои товары по этим волокам на телегах или, что вероятнее, зимой на санях и, достигши Днепра, пересаживались в лодки, которые они нанимали или покупали у туземцев», — пишет он .

И дальше развивает свою мысль, опираясь на известия Константина Багрянородного о плавании русских караванов в Черное море. По словам византийского императора, обитатели приднепровских областей в течение зимы рубили лодки-однодеревки. Весной, во время разлива вод, они сплавляли их в Днепр к Киеву. Здесь торговцы покупали лодки, оснащали их и снаряжали караваны. Из Константина Багрянородного мы знаем, с какими усилиями эти караваны проходили сквозь Днепровские пороги.

«Но замечательно, что об их обратном плавании мы ничего не знаем», — отмечает Иловайский. И у него рождается вопрос: каким образом купцы проходили против течения Днепра? Отмечает историк и то, что скандинавские саги, столь много рассказывающие о жизни и деятельности норманнов, совершенно молчат об их плавании по Днепру и его порогам. Точно так же молчат о том и западные летописцы. «Адам Бременский замечает, что путь из Швеции в Византию по Русской земле был мало посещаем по причине варварских народов, и что ему предпочитали плавание по Средиземному морю»,– указывает Иловайский. Но всему этому очень далеко до серьезной доказательной базы.

С некой промежуточной версией выступал еще в XVIII веке Татищев. Он существование пути из варяг в греки признавал, но не то чтобы в водном варианте. Вот что об этом сказано в примечаниях ко второй части его «Истории Российской»:

«Хотя между Днепром и рекой Волотой, или Ловатью, указывает волок или переезд сухим путем, однако ж сие имеет быть у верховий тех рек, где, кроме малых лодок, употреблять не можно, и волок сей не близок; к тому же Ловать летом имеет перекаты великие, что может Нестору недовольно известно было» .

Правда, далее «первый русский историк» начинает перечислять древних писателей, которые, кроме Нестора, тоже упоминали о езде через Русь в Грецию и в Индию. Сперва следует ссылка на главу 1 Помпония Меля, который в книге III, гл. 5 «из Корнелии Непота сказывает, что Метеллю Целеру некоторое количество индиан от короля швабского, взятых на море близ устья Елъбы, прислано было». Это не сильно, что говорит о пути «индиан», но, как указывает Татищев, Страленберг в своем труде утверждает: они приехали через Русь. И хотя Страленберг указывает путь по Печере и вокруг Скандинавии, но, полагает отечественный историк, удобнее это сделать из земель Волжской Болгарии вверх по Волге в Новогородскую землю и дальше Балтийским морем.

Продолжим цитирование: «Лешер, Литература келтическая сказывает, что русы через море Балтийское до рождества Христова ездили. Гелъмолъд, гл. 1, сказывает, что северные народы морем Балтийским и через скифские народы в Грецию плавают; но Кран-ций, книга 2, гл. 17 и 20, сказывает, что во время Гелъмолъдово и Грецию Русью, а Русь Грецию именовали, приводя слова Адама Бременского, кн. 2, гл. 13: Хиве (Киев), руссов стольный град, преизряд-ное греков украшение; равное же видится и Библиотека шведская, часть I, страница 14, о езде в судах в Грецию упоминает. Байер показывает езду оную Двиною и Днепром, гл. 17, н. 57, а некоторые море Балтийское с Меотисом соединенным полагали, гл. 17, н. 58; но лучше можно разуметь, что водою в Гардарики, а оттуда сухим путем и Днепром снова водою до Греции, как в Прологе ноября 30 написано, что между Волотъю, или Ловотъю, и Днепром есть волок, чрез который Андрей землею перешел, или, вероятнее, что Русь Грециею разумели» .

Как видим, историк ссылается на древних авторов относительно того, что через Русь на юг ездили, но, с другой стороны, указывает: ездить по воде тут трудно. Легче тот кусок пути, который между Волховом и Днепром, проделать по земле. И вообще древние-де Грецию с Русью не очень-то разделяли.

Несколько получше обстоят дела у историков-антинорманистов последнего времени. Как о первом из них, можно говорить об упо-минавшемся Бернштейне-Когане. Будучи не историком, а историческим географом, он в своих рассуждениях был все же свободнее. А потому мог отметить: «…по поводу торгового и транспортного значения пути "из варяг в греки " раздаются иногда и скептические голоса, указывающие на то, что значение этого пути, как транзитного и торгового, ничем не доказано» . Далее он указывает: про шведов торговцев в Константинополе ничего не известно. Что же касается контактов с Русью, то в Швеции зафиксировано только четыре вещи, создание которых можно отнести ко времени до крещения Руси. Вот после — да. В Киеве начали делать ювелирные украшения по византийским образцам, и их в Скандинавии находят много. В обратную же сторону могло идти разве что железо. Более того, по Бернштейну-Когану, не было до XII века и особых торговых отношений между Новгородом и Киевом! Позже — были. Например, в 1137 году, когда новгородцы поссорились с киевским князем, они не смогли закупать хлеб ни в Смоленске, ни в Полоцке, а потому в городе наступил голод. А в 1161 году Ростислав Мстиславович, узнав, что в Новгороде притесняют его сына Святослава, похватал в Киеве новгородских купцов.

В общем, он считал, что никакого торгового пути по Волхову– Ловати–Днепру не было. Может быть, кто-то иногда и ходил, но никак не регулярно. Скорее, если и возились товары, то из Киева они шли до Смоленска. А оттуда иногда возили в Новгород, а иногда (значительно чаще) к Балтийскому морю по Двине. И назад – то же самое. По Бернштейну-Когану, даже и «политического» пути из варяг в греки не было. То есть, скандинавские воины-наемники сначала приходили на Русь, проводили там некоторое время в Новгороде, потом перекочевывали в Киев, а уж оттуда опять-таки после определенной задержки двигались дальше на Константинополь. Исследователь цитирует, к примеру, Сагу о Колскеге: «В Дании принял крещение, но не поселился там окончательно, а пошел на восток в Гардарики и провел там одну зиму. Вскоре он оттуда отправился в Константинополь и начал там служить наёмником» .

Из новых историков можно сослаться, к примеру, на того же А.Л. Никитина или С.Э. Цветкова. Первый даже одну из глав в своих «Основаниях...» назвал «Путь «из варяг в греки» и легенда об апостоле Андрее».

«При рассмотрении... вопроса о пути "из варяг в греки " по Днепру обнаруживается не только полное отсутствие свидетельств, подтверждающих его существование, но и ряд фактов, прямо говорящих о его мифичности»,– пишет историк .

Первым таким свидетельством является, по мнению Никитина, упоминавшийся нами ранее географический экскурс, вклинившийся в текст прямо за описанием «пути», который указывает выход из Оковского леса (т.е. леса, из которого вытекают реки Ока, Днепр, Западная Двина и Волга) в «море Варяжское» не по Ловати, а по Западной Двине. Это, по его словам, весьма существенно, потому что между речными системами Днепра и Ловати лежат два труднопроходимых водораздела, обособляющих верховья Западной Двины. Путь же с Каспия по Оке и на Двину отмечен многочисленными находками восточных серебряных монет VIII—IX веков, отсутствующими на Ловати, точно так же, как на протяжении всего течения Днепра византийские монеты отмечены только редкими и случайными находками.

«Не менее существенен и тот факт, что по сравнению с двинским направлением протяженность маршрута с верховьев Днепра через Новгород и Ладогу увеличивается более чем в пять (!) раз»,– указывает Никитин .

А Сергей Эдуардович Цветков ссылается больше на археологические материалы: «Не в силах подтвердить реальность Волховско-Днепровского пути и археология. В.Я. Петрухин формулирует ее выводы следующим образом: "По данным археологии, в IX в. основным международным торговым маршрутом Восточной Европы был путь к Черному морю по Дону, а не Днепру. С рубежа VIII и IX вв. и до XI в. по этому пути из стран Арабского халифата в Восточную Европу, Скандинавию и страны Балтики почти непрерывным потоком движутся тысячи серебряных монет – дирхемов. Они оседают в кладах на тех поселениях, где велась торговля и жили купцы. Такие клады IXв. известны на Оке, в верховьях Волги... по Волхову вплоть до Ладоги (у Нестора – «озеро Нево»), но их нет на Днепре"» .

Византийский археологический материал также не подтверждает, по утверждению Цветкова, существования Волховско-Днепровского пути. Самые ранние византийские сосуды в культурных наслоениях Новгорода относятся к XI веку (притом что подобные им изделия не найдены ни в Киеве, ни в других крупных городах Руси), а византийские монеты IX-X веков – редкость даже на берегах Днепра. В то же время только в Прикамье (на Балтийско-Волжском торговом пути) археологами найдено около 300 византийских монет.

«Само месторасположение новгородских поселений не ориентировано на связи с Днепром. За Руссой к югу (на Днепр) нет крупных поселений, зато к юго-востоку (Балтийско-Волжский торговый путь) выросли Новый Торг и Волок Ламский» .

И все же все аспекты вопроса никто из антинорманистов рассмотреть не собирается. В отличие от их противников. По сути, есть только одна специальная работа Брима и несколько других незначительных исследований других авторов. Таким образом, пробелы по данной проблеме существуют и на сегодняшний день. И заполнять их придётся современным историкам.

 Заключение.

 Подводя итоги, хотелось бы отметить, что великий торговый путь действительно стал основной политической и экономической осью Древней Руси. Однако процесс этот был долгим и не простым.

Знаменитый путь «из варяг в греки» зародился в VIII-IX вв.. В этот период среднее Поднепровье стало местом, где ремёсла достигли большого совершенства. Так, близ одного из сёл во время археологических раскопок нашли 25 кузнечных горнов, в которых плавили железо и изготовляли из него до 20 видов орудий труда. С каждым годом множились продукты ремесленников. Постепенно их труд всё более отделялся от труда сельского. Ремесленники теперь уже могли содержать этим трудом себя и свою семью. Они начинали селиться там, где им было удобнее и легче продавать или обменивать свои изделия на продукты питания. Такими местами, конечно, были поселения, расположенные на торговых путях, места, где жили племенные вожди, старейшины, где находились религиозные святыни, куда прибывало на поклонение множество людей. Так зарождались восточнославянские города, которые становились средоточием и племенных властей, и центром ремесла и торговли, и местом отправления религиозного культа, и местом обороны от врага.

Города зарождались как поселения, которые выполняли одновременно все эти задачи – политические, хозяйственные, религиозные и военные. Только в этом случае они имели перспективы дальнейшего развития и могли превратиться в действительно крупные населённые центры. Постепенно и возник великий «путь из варяг в греки», который способствовал не только торговым контактам славян с окружающим миром, но и связывал воедино сами восточно-славянские земли. На этом пути возникали крупные славянские городские центры – Киев, Смоленск, Любеч, Новгород, которые играли позднее очень важную роль в истории Руси.

Но кроме этого, основного для восточных славян, торгового пути существовали и другие. Прежде всего, это восточный торговый путь, осью которого были реки Волга и Дон. Торговые караваны шли из Полянских земель либо сушей до Дона, либо сюда же по Днепру, затем мимо Крыма по Черному и Азовскому морям. Далее суда волоком перетаскивались из Дона в Волгу в том месте, где сейчас находится Волго-Донской канал. Дальнейший путь шел вниз по Волге через хазарские владения мимо столицы Хазарии, Итиля, находившегося в устье Волги, на Каспий и в страны Востока, в первую очередь в Хорезм, Бухару, на восточное побережье Каспия, к «Железным воротам» – Дербенту, в Хорасан.

К северу от этого волжско-донского пути пролегали дороги из государства болгар, располагавшегося на Средней Волге, через воронежские леса, на Киев, и вверх по Волге, через Северную Русь, в районы Прибалтики. Из Окско-Волжского междуречья на юг, к Дону и Азовскому морю, вела Муравская дорога, названная так позднее. По ней шли как торговцы с севера из вятичских лесов, так и те, кто двигался на север, направляясь из стран Востока. Наконец, существовали и западные, и юго-западные торговые пути, которые давали восточным славянам прямой выход в сердце Европы. Один из них шёл от Киевских гор на юг по Днепру, затем по Черному морю, а далее в устье Дуная и вверх по этой реке, уходящей в центр Европы и подходящей почти к верховьям Рейна. Другой же путь пролегал строго на запад, в польские земли и шел на Краков и далее в германские земли. Все эти пути покрывали своеобразной сетью земли восточных славян, перекрещивались друг с другом и, по существу, накрепко привязывали восточно-славянские земли к государствам Западной Европы, Балкан, Северного Причерноморья, Поволжья, Кавказа, Прикаспия, Передней и Средней Азии.

Однако, завершая наше исследование, тем не менее, хотелось бы подчеркнуть, что благодаря именно знаменитому «пути из варяг в греки» Древняя Русь получила огромный толчок в развитии своей государственности; происходит подъём экономики и зарождение новой единой религии, о чём свидетельствует легенда о хождении по этому пути святого апостола Андрея .

 Список источников и литературы.

1. Горский, А.А. Древнерусская дружина (К истории генезиса классового общества и государства на Руси). – М.: «Прометей» МГПИ им. В. И. Ленина, 1989. – 124 с.

2. Данилевский, И.И. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). – М.: Ас-пект Пресс, 1998. – 399 с.

3. Звягин, Ю.Ю. Путь из варяг в греки. Тысячелетняя загадка истории. – М.: Вече, 2009. – 240 с.

4. Иловайский, Д. И. Начало Руси. – М.:Астрель, ACT, 2006. – 640 c.

5. Лебедев, Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. – СПб.: Евразия, 2005 г. – 640 с.

6. Никитин, А.Л. Основания русской истории. Мифологемы и факты. – М.: АГРАФ, 2001. – 768 с.

7. Рыбаков, Б. А. – Киевская Русь и русские княжества XII - XIII вв. – М.: Наука, 1993. – 592 с.

8. Стефан, Лебек. Новая история средневековой Франции. Происхождение франков. Т. 1. V-IX века. – СПб.: Скарабей, 1993. – 348 с.

9. Цветков, С.Э. Русская история. Кн. 1. – М.: Центрполиграф, 2003. – 622 с.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
"Мы не допустим зиму на Украине, но если она всё-таки придёт, то русским придётся за это ответить"... Дженифер Псаки.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, контрольная по истории "Путь из варяг в греки как политическая и экономическая ось Древней Руси", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru