Диплом: Правомерные возможности защиты прав потерпевших в российском уголовном процессе - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Правомерные возможности защиты прав потерпевших в российском уголовном процессе

Банк рефератов / Уголовное право и процесс

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Прислал: ИБРАГИМОВ ИБРАГИМ МАГОМЕДМИРЗАЕВИЧ
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 1948 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Введение

Глава 1. Концептуальные и правовые основания защиты прав потерпевшего.

§ 1. Эволюция идеи защиты достоинства личности и прав потерпевшего.

§ 1. Зарубежные концепции защиты прав потерпевшего как «жертвы преступления».

§ 3. Международно-правовые императивы по защите прав потерпевшего.

Глава 2. Определение статуса потерпевшего в российском судопроизводстве.

§ 1. Понятие «потерпевший» в контексте уголовно-процессуального права.

§ 2. Основания и порядок признания лица в качестве потерпевшего.

§ 3. Целесообразная соразмерность процессуальных прав и обязанностей потерпевшего.

Глава 3. Законодательные способы защиты прав потерпевшего.

§1.Охрана безопасности потерпевшего как инициатора уголовного судопроизводства.

§ 2. Потерпевший как свидетель, субъект доказывания и обвинения по делу.

§ 3.Представитель потерпевшего как защитник его прав и интересов.

Глава 4. Процессы восстановления нарушенных прав потерпевшего.

§ 1. Правомерные способы примирения потерпевшего с обвиняемым.

§ 2. Защита прав потерпевшего на разных стадиях уголовного процесса.

§ 3. Гражданский иск потерпевшего и возмещение ему ущерба.

Глава 5. Препятствия для защиты прав потерпевшего и способы их преодоления.

§ 1. Законодательное расширение правомерных возможностей защиты прав потерпевшего.

§ 2. Влияние личности потерпевшего на процессы защиты его прав и законных интересов.

§ 3. Способы преодоления препятствий на пути защиты прав потерпевшего.

Заключение.

Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования. Высокое политическое значение уголовного судопроизводства в современной России определяется конституционным положением о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). В уголовно-процессуальном законе на основе Конституции РФ определено назначение уголовного судопроизводства, которое состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, а также личности от незаконного необоснованного обвинения, осуждения ограничения ее прав и свобод (ст.7 УПК РФ).

Проблема защиты прав потерпевших в России, как и в других государствах мира, является одной из важных и постоянно актуальных проблем уголовно-процессуального правоведения и правоохранения. Несерьёзное отношение к её решению является серьёзным препятствием для дальнейшего развития и совершенствования в России уголовного правосудия и предупреждения беспрецедентно растущего качественного и количественного уровня ежедневно совершаемых преступлений. Теоретическая постановка и основательное решение автором исследуемой проблемы главным образом проистекают из того, что само российское уголовно процессуальное законодательство в этом аспекте содержит в себе немалое количество концептуальных, нормативных, институциональных и функциональных изъянов.

Дело в том, что российскому законодателю, при всех его ощутимых достижениях в деле теоретической и правовой модернизации действовавшего ранее уголовно-процессуального законодательства, так и не удалось в полной мере практически реализовать свое основное предназначение и поставленную им в п. 1 ч.1 ст. 6 УПК РФ правомерную задачу по приоритетной защите достоинства, конституционных и процессуальных прав многотысячной армии людей, страдающих от ежедневно совершаемых различных преступлений. Результаты конкретного функционального анализа действующих уголовно-процессуальных норм и практики их применения для защиты прав потерпевших свидетельствуют о том, что конституционные гарантии прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве являются недостаточными и потому не обретают должной силы через применение уголовно-процессуальных положений, которые подчас диссонируют с идеями, ценностями, целями и принципами, закреплёнными в Конституции РФ и международно-правовых актах, предусматривающих защиту прав жертв преступлений.

Имеющимися концептуальными, нормативными, институциональными и функциональными погрешностями уголовно-процессуального законодательства нередко пользуется масса недобросовестных представителей правоохранительных органов государства, которые из корысти, лени или иных причин пренебрегают законодательно поставленной перед ними первоочередной задачей по охране безопасности и защите нарушенных преступлениями прав потерпевших. Недобросовестное отношение к своим служебным обязанностям и профессионально низкий уровень их выполнения работниками правоохранительных органов влечёт за собой то, что масса людей, пострадавших от преступлений, вынуждены бывают отказаться от обращения в правоохранительные органы государства для защиты от преступных посягательств на их достоинство, жизнь, здоровье и имущество, что также является серьезным препятствием на пути стратегии развития уголовного судопроизводства, исходя из его «высокого политического значения», которая должна быть направлена, в первую очередь, на усиление гарантий прав личности: будь то подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или иное лицо, чьи права и интересы затронуты при ведении расследования или судебного разбирательства». Поэтому дисфункции и конфликты, связанные с защитой достоинства и прав потерпевших, побуждают российских правоведов искать и находить новые формы взаимодействия представителей правоохранительных органов с потерпевшими и другими участниками уголовного процесса для дальнейшего совершенствования положений уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Статистика показывает, что каждый год выявляются сотни и тысячи материалов уголовных дел, которые были сокрыты от регистрации и учёта. К примеру, в 2006 году проведенными прокурорскими проверками были выявлены и поставлены на учет 143498 заявлений о преступлениях. Имеют место и незаконные отказы в возбуждении уголовного дела, а также незаконные и необоснованные приостановления производства по уголовным делам. Не лучше обстоят дела и в уголовно-процессуальной деятельности дознавателей, следователей и прокуроров при окончании предварительного расследования, которое зачастую завершается неправомерным прекращением уголовного дела. По мнению большинства российских учёных и практикующих юристов, такая практика наносит ощутимый вред борьбе с преступностью, поскольку даёт преступникам возможность оставаться безнаказанными, оставляя невосстановленными права граждан, пострадавших от преступлений.

 В связи с таким неутешительным общим положением потерпевших, естественно, возникает целый ряд взаимосвязанных вопросов, которые остаются практически нерешенными. Почему, например, при действующей Конституции РФ и сравнительно недавно модернизированном уголовно-процессуальном законодательстве люди, пострадавшие от преступлений, чувствуют свою практическую беззащитность, а преступники – свою хроническую безнаказанность? Почему работники правоохранительных органов государства, которые специально учреждены и функционируют для защиты конституционного правопорядка, могут безответственно отказаться от свершения правосудия и зачастую преградить путь потерпевшим самостоятельно добиваться восстановления преступно нарушенных своих законных прав? Почему правоохранители, получая должность и плату из государственной казны, образуемой также из налогов потерпевших, не желают или не способны надёжно охранять безопасность пострадавших от преступления лиц и защищать их законные интересы? Какими духовно-нравственными, научными, законодательными и практическими способами можно добиться того, чтобы простые люди почувствовали конституционно провозглашённую гарантию защиты их нарушенных преступлениями прав и свобод? Что нужно сделать, чтобы потерпевшие могли и потому захотели своевременно информировать правоохранительные органы о каждом случае совершения против них тех или иных преступлений? Насколько международно-правовые стандарты могут приблизить действующее законодательство и практику защиты прав потерпевших к своему совершенству? Насколько передовое законодательство и опыт зарубежных стран по проблемам гарантии безопасности потерпевших и защиты их прав может служить примером для российского законодателя для последовательной реализации соответствующих положений Конституции России и потенциально имеющихся правомерных возможностей с учётом особенностей отечественной правовой системы и способов поддержания правопорядка в реальной жизни? Насколько вся система норм уголовно-процессуального законодательства отвечает требованиям норм международного законодательства по защите прав потерпевших, в особенности требований статей 45 и 52 Конституции, а также статьи 6 УПК РФ? Достаточно ли только адекватное отражение международно-правовых норм защиты прав потерпевших для существенного улучшения правового положения потерпевших в стране, или требуются также серьёзные преобразования в сфере правосознания представителей российских правоохранительных структур? Какие процессуальные гарантии защиты прав потерпевших отсутствуют в УПК РФ, и какие положения препятствуют или даже отменяют всякие правомерные возможности потерпевших получать своевременную государственную юридическую помощь или самостоятельно осуществлять защиту своих прав в полной мере? Какие нормы УПК РФ не имеют чёткого смысла для однозначного своего правомерного толкования и практического применения, а также не содержат в себе достаточных санкций для полномерной реализации действенной защиты прав потерпевших? Наконец, какие конкретные изменения и дополнения необходимо внести в процессы уголовного судопроизводства, чтобы потерпевшие без сомнений и опасений обращались в правоохранительные органы за реальной и достаточной государственной помощью?

Автор настоящего диссертационного исследования воочию показывает, что эти вопросы нуждаются в несколько иных подходах и способах своего решения. Для многих учёных и практикующих правоведов не является секретом тот факт, что причиной слабого действия ныне действующего УПК РФ является то, что российские правоохранительные органы в какой-то мере уклонились от надлежащего выполнения конституционно установленных своих прямых должностных обязанностей по раскрытию и расследованию уголовно наказуемых деяний, особенно тех, которые относятся к категории дел частного обвинения. В правоведческой литературе и средствах массовой информации всё чаще и чаще появляются довольно критические публикации, касающиеся темы законодательной недостаточности, коррумпированности и практического бессилия российских правоохранительных органов. Не теряет своей злободневности также вопрос об очевидной несоразмерности характера и объема прав и обязанностей обвиняемой и потерпевшей сторон в уголовном судопроизводстве, несмотря на то, что уголовно-процессуальное законодательство России во многом отражает императивные нормы международного и, в частности, европейского права, которое с особой тщательностью закрепило не только права подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и их адвокатов-защитников, но также самих пострадавших от преступления людей и их представителей.

Нам представляется, что разного рода законодательные ошибки, пробелы и заслоны, которые препятствуют полномерному действию Конституции РФ в сфере соблюдения прав и свобод человека, особенно в сфере защиты прав потерпевших от преступлений лиц, могут и должны быть преодолены реальным приведением концепции и норм действующего УПК РФ в полную гармонию с соответствующими положениями международного права и Конституции Российской Федерации. В этом контексте обращает на себя особое внимание необходимость разработки хорошо продуманной системы правовой ответственности представителей правоохранительных органов, которые непосредственно занимаются административно-правовой и судебной защитой прав потерпевших в России. Именно на уровне законов, а не подзаконных актов, в частности постановлений Конституционного Суда и Верховного Суда РФ, необходимо установить соответствующие уголовно-правовые и уголовно-процессуальные понятия, а также должностные обязанности дознавателей, следователей, прокуроров и судей, чтобы звучное название правоохранительных органов государства в полной мере стало также действующим их практическим предназначением.

Целью настоящего диссертационного исследования является выявление новых правомерных возможностей защиты прав потерпевших в российском уголовном судопроизводстве, комплексное исследование проблем, связанных с процессами надлежащей реализации уголовно-процессуальных правоотношений по охране безопасности и защите прав и законных интересов пострадавших от преступлений людей и организаций, а также теоретическая выработка концептуальных, законодательных и практических рекомендаций для дальнейшего совершенствования российского уголовного судопроизводства и более действенной защиты конституционных и процессуальных прав потерпевших.

Под правомерными возможностями защиты прав потерпевшего автор подразумевает не только установленные действующим российским уголовно-процессуальным законом права потерпевшего, но также и те права потерпевшего, которые прямо не закреплены законом, но не запрещены и не ограничены законом и потому согласно идее права, понятию «правомерность», духу и содержанию Конституции РФ могут быть реализованы в российском уголовном процессе как со стороны самого потерпевшего (его представителей), так и со стороны правоохранительных и судебных органов государства. Понятие защита прав потерпевшего включает в себя как их беспрепятственную реализацию, т.е. охрану от их нарушения со стороны подозреваемых, обвиняемых или самих работников правоохранительных органов государства, так и их восстановление посредством законодательно предусмотренных, а также не запрещённых законом процедур. Если работники правоохранительных органов по тем или иным причинам не выполняют законодательно возложенные на них государством обязанности по охране и реализации прав потерпевшего, то потерпевший должен иметь право и реальную способность самостоятельно или посредством своих представителей, в том числе и высококвалифицированных и опытных адвокатов, защищать свои процессуальные и субстанциональные (возмещение ему морального, физического и материального вреда) права и интересы. В этой связи неправомерное лишение доступа пострадавшего к правосудию на практике может быть обусловлено не только незаконными действиями участников уголовного судопроизводства, но подчас и действующими законодательными пробелами и погрешностями.

Поставленная в настоящей работе цель выявления правомерных возможностей защиты прав и интересов потерпевшего достигается посредством решения автором конкретных задач духовно-исторического и международно-правового исследования концептуальных и выявления правовых оснований защиты прав потерпевших, существенного переосмысления понятия «потерпевший» и определения достойного и правомерного статуса потерпевшего в российском уголовном судопроизводстве, выявления потенциальных законодательных и практических правомерных возможностей защиты прав потерпевших и восстановления их нарушенных преступлениями прав и законных интересов.

 Объектом диссертационного исследования являются подлежащие теоретическому переосмыслению, законодательному закреплению и юридическому регулированию правоотношения, которые возникают в сфере уголовного судопроизводства при обеспечении прав и законных интересов личности и организаций, потерпевших от преступлений.

Предметом исследования являются принципы, институты и функциональные задачи уголовно-процессуального законодательства, которые установлены для упорядочивания процессуального положения потерпевшего и его представителя во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Степень разработанности темы диссертации. Проблемы гарантии безопасности и реализации прав потерпевших в уголовном судопроизводстве поставлены давно и в определённой мере решены в монографических исследованиях и статьях целого ряда отечественных и зарубежных учёных правоведов. Существенный вклад в науку уголовно-процессуального права в сфере исследования и разрешения проблем защиты прав потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства внесли Агутин А.В., Азаров В.А., Акрамходжаев Б.Т., Александров С.А., Алексеев Н.С., Алексеева Л.Б., Арсеньев В.Д., Баев О.Я., Багаутдинов Ф.Н., Банин В.А., Баранов А.М., Барр У., Басков В.И., Безлепкин Б.Т., Белкин Р.С., Белозёров Ю.Н., Бессарабов В.Г., Бобров В.К., Бойков А.Д., Божьев В.П., Брусницын Л.В., Булатов В.А., Быков В.М., Вавилова Л.В., Вандышев В.В., Гаевский Н.М., Головко Л.В., Горский Г.Ф., Горшенков Г.Н., Григорьев В.Н., Гриненко А.В., Громов Н.А., Гуреев П.П., Гуценко К.Ф., Давлетов А.А., Даев В.Г., Дела Марра Т., Демидов И.Ф., Джатиев В.С., Джахбаров Ю.А., Добровольская Т.Н., Доля Е.А., Дорохов В.Я., Драпкин Л.Я., Дубинский А.Я., Дулов А.В., Епихин А.Ю., Ефимичев С.П., Жидков Э.В., Жогин Н.В., Зайцев О.А., Зинаттулин З.З., Игнатьева М.В., Каз Ц.М., Карнеева Л.М., Карташов В.Н., Квашис В.Е., Келли К.М., Кипнис Н.М., Ковтун Н.Н., Кокорев Л.Д., Колмаков П.А., Комиссаров В.И., Коновалова В.Е., Кореневский Ю.К., Корнелюк О.В., Корнуков В.А., Кошепов В.П., Кузнецов Н.П., Кукель В.В., Курылёв С.В., Кустов А.М., Куцова Э.Ф., Ларин A.M., Леви А.А., Лютеран Д.Р., Лузгин И.М., Лукашевич В.З., Лупинская П.А., Лянго Л.Н., Мазалов А.Г., Малько В.П., Марченко С.Л., Масленникова Л.Н., Мелешко В.В., Миньковский Г.М., Михайлов В.А., Михеенко М.М., Михайловская И.Б., Москалькова Т.Н., Мотовиловкер Я.О., Мухин И.И., Нарижний СВ., Нигмаджанов И.А., Николюк В.В., Нор В.П., Образцов В.А., Ольков С.Г., Осипкин В.Н., Павлов Н.Е., Пантелеев И.Ф., Пашин С.А., Петрухин И.Л., Полосков П.В., Полунин С.А., Поляков М.П., Полянский Н.Н., Понарин В.Я., Понарт В.А., Попов И.А., Потеружа И.И., Прадель Ж., Рахунов Р.Д., Ривз Г., Рожков С.П., Рыжков А.П., Савицкий В.М., Серсанбаев Т.Е., Смирнов А.В., Соловьёв А.Б., Стецовский Ю.И., Строгович М.С., Суханов Е.А., Сухарев А.Я., Таубер Л.Я., Танасевич В.Г., Тихонов А.К., Токарева М.Е., Томин В.Т., Трунов И.Л., Трусов А.И., Уайнреб Л., Ульянова Л.Т., Фаргиев И.А., Фаткуллин Ф.Н., Фойницкий И.Я., Франк Л.В., Францифоров Ю.В., Хартвич М., Химичева Г.П., Центров Е.Е., Чебышев-Дмитриев А.А., Чельцов-Бебутов М.А., Чувилёв А.А., Шадрин B.C., Шамардин А.А., Шейфер С.А., Ширванов А.А., Щерба СП., Ульянова Л.Т., Чельцов М.А., Эйсман А.А., Элькинд П.А., Эрделевский А.М., Юношев С.В., Юнусов А. А., Юрченко В.Е., Якубович Н.А., Яни П.С. и другие.

Несмотря на достаточно большое количество научных трудов, изданных в России по теме выбранного нами диссертационного исследования, проблема защиты прав потерпевших остаётся не только одной из самых актуальных проблем уголовного права, но также и наименее разрешённой проблемой в теории права и правоприменительной практики. Необходимость дальнейшего глубокого исследования вопросов защиты прав потерпевших очевидна и доказательством этого является целый ряд нерешённых проблем, которые автор ставит и для решения которых предлагает конкретные законодательные и практические рекомендации.

Методы диссертационного исследования. Методологической основой настоящего диссертационного исследования является правометрический, или межерологический подход к решению проблемы правомерных возможностей защиты прав потерпевших в уголовном судопроизводстве, а также общенаучные (духовно-нравственный, общефилософский, концептуальный, исторический, государственно-правовой) и частно-научные (формально-логический, социологический, сравнительно-правовой, нормативно-институциональный, функциональный) методы научного и практического изучения тех проблем, которые поставлены автором в своей работе.

Что касается раскрытия сути методологического подхода, на которой построена авторская концепция защиты прав потерпевшего, то использованная автором новая система (правометрия) и метод (межерология) научного исследования в достаточной мере раскрыта в таких научных трудах российского правоведа Осипяна Б.А., как «Понятие правометрии, или межерологии права» (Государство и право. 2005. № 8), «Трансформация права в закон: духовные, научные и практические аспекты» (Государство и право. 2006. № 8), «Новый правовой завет депутатам парламентов мира, или конституционная система правовой ответственности законодателей» (Представительная власть - XXI век. 2003. №№1-4), «Идея саморазвивающейся правовой системы» (Журнал Российского права. 2004. № 4), «Некоторые важные проблемы фундаментальной юриспруденции» (Представительная власть-XXI век. 2005. № 4), «Определение понятия права» (Современное право. 2007. № 2), «Высший смысл и назначение закона» («Чёрные дыры» в российском законодательстве». 2006. № 4), «Конституционно-судебная проверка правомерности международных и внутригосударственных договоров» (Московский журнал международного права». 2007. № 2), «Конституционная система правомерных критериев законотворчества» (Конституционное и муниципальное право. 2007.№ 23), «Критерии правомерности типов и форм государства» («История государства и права». 2007. № 18), «Корень понятия «правомерность» (Современное право. 2008. № 1) и некоторых других работах.

В контексте названных научных трудов «правомерным представляется всякое подлежащее государственно-законодательному урегулированию социальное явление, которое соответствует объективным (не зависящим от сознания и воли людей) закономерностям человеческих взаимоотношений, при которых относительные и изменчивые воли людей органически сочетаются с общепринятыми, договорными международно-правовыми стандартами. Иными словами, не всякая договорённость между правовыми субъектами (в том числе и людьми, которые по своему статусу правомочны принимать законы государства) может стать правомерным положением позитивного закона или поведения. Именно в этом и заключается высший духовный смысл и положительное значение краеугольного юридического понятия «правомерность», а также производных от него понятий «конституционность» и «законность».

Правомерный закон - это в высшей мере справедливое, соразмерное с объективными законами стабильного существования и развития общества государственно установленное правило поведения, посредством которого реализуется общее и конечное благо человеческой личности и реальные интересы людей во всех надлежащих религиозных, нравственных, исторических, национальных и иных измерениях, как в своей целевой сущности, так и в своём содержании и форме. Правомерный закон - это вовсе не мечтательное пожелание и чисто субъективное предположение законодателя или тем более не произвол олигархического или партократического тайно голосующего парламентского большинства, но всегда есть духовно и научно обоснованное и точно сформулированное, адекватное рационально-языковое и апробированное публичное переложение объективного закона надлежащих целей и взаимоотношений в конкретные юридические правила поведения субъектов права. О системе (правометрии) и методе (межерологии) научного исследования тех или иных правовых явлений можно подробно узнать в научной статье «Понятие правометрии или межерологии права», опубликованной в журнале «Государство и право». 2005. № 8. Описание данной системы и метода правового исследования может существенно выйти за пределы представленной докторской диссертации. Понятия «закономерный», «правомерный» и «законный» генетически взаимосвязаны, но не тождественны, поскольку закономерными могут быть не только правовые, но и любые иные явления природного и социального бытия; в то же время не всё государственно узаконенное (или государством установленное в действующем законодательстве) может обязательно быть также «правомерным». Подробно об этом сказано в диссертации российского правоведа Осипяна Б.А. «Трансформация права в закон: теоретические и практические аспекты». М., ИГП АН СССР (1991), а также в указанных выше его научных трудах.

Теоретическую и законодательную основу настоящего диссертационного исследования составили также монографические труды известных российских и зарубежных правоведов-процессуалистов, опубликованные мнения практикующих работников правоохранительных органов по избранной теме диссертации, а также соответствующие положения международно-правовых документов, Конституции РФ и других российских законов и подзаконных актов, в том числе и решения Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, приказы и инструкции Генеральной прокуратуры и МВД РФ.

В диссертационном исследовании использовались ключевые понятия общей теории и социологии права и государства, уголовного права и процесса. Автор настоящего исследования, в частности, также проанализировал и обобщил результаты различных диссертационных исследований и научных статей других учёных коллег по проблемам защиты конституционных и процессуальных прав потерпевших в уголовном судопроизводстве. Будучи долгие годы судебным и прокурорским работником, автор подробно изучил множество конкретных уголовных дел, касающихся проблем защиты прав потерпевших в уголовном процессе, а также на основе их детального изучения выработал соответствующие концептуальные обобщения, законодательные и практические рекомендации и предложения для дальнейшего совершенствования нормативной базы и процессов российского уголовного судопроизводства.

Научная новизна настоящего диссертационного исследования состоит, прежде всего, в том, что оно является предпринятым после принятия нового УПК РФ первым капитальным трудом, в котором на качественно ином концептуальном уровне системно изложены многоразличные аспекты изучения наиболее важных проблем, связанных с правомерным расширением законодательных и практических гарантий защиты конституционных и процессуальных прав и законных интересов потерпевших в российском уголовном судопроизводстве. Автором диссертации комплексно рассмотрены концептуальные, законодательные и практические несовершенства ныне действующего уголовно-процессуального законодательства России, а также предложены новые подходы и решения не только тех проблем уголовного судопроизводства, которые ранее рассматривались другими коллегами-процессуалистами, но и тех вопросов, которые пока не стали предметом для масштабных обсуждений со стороны учёных и практикующих юристов.

Демонстрируя своё новое видение неразрешённых старых и выявленных в ходе диссертационного исследования проблем, автор в своей работе указывает на необходимость иного законодательного и практического решения целого ряда вопросов, которые возникают в процессе защиты прав потерпевших в российском уголовном судопроизводстве

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации.

1. Для надлежащей разработки действенной нормативно-правовой системы уголовно-процессуальной защиты прав потерпевших в российском законодательном судопроизводстве следует основательно изучить и использовать на практике духовный и исторический опыт развития отечественного и зарубежного уголовного и уголовно-процессуального правопонимания и законодательства. С учётом своеобразия российской правовой действительности следует разумно заимствовать новейшие концептуальные, законодательные и практические достижения передовых государств мира и международного права, которые касаются упорядочивания правоотношений в области защиты прав потерпевших в уголовном судопроизводстве.

2. Обеспечить доступ потерпевшего от преступления к правосудию и защищать нарушенные преступлением его права и законные интересы можно только при условии, что должностные лица со стороны обвинения (следователь, дознаватель, прокурор), осуществляя уголовное преследование, действуют активно, обоснованно, профессионально грамотно. Существенным препятствием доступа к правосудию является нарушение закона, невыполнение должностными лицами, осуществляющими уголовное правосудие, своих прямых обязанностей по обеспечению защиты прав и законных интересов граждан, нарушение и пренебрежение правами граждан.

В целях выполнения высокого политического значения уголовного судопроизводства и усиления государственной защиты нарушенных прав потерпевших необходимо выработать стратегию развития уголовного судопроизводства, которая должна включать, прежде всего, программу конкретных кардинальных мер, нацеленных на решение проблемы подбора судей и сотрудников правоохранительных органов, повседневное повышение профессионального, образовательного и морально-нравственного уровня подготовки должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство, имея в виду, что защита прав потерпевших является для них задачей первоочередной и особой государственной и социальной важности, поскольку нарушение законодательно установленного социального правопорядка начинается именно с нарушения конкретных прав жертв преступления, а не каких-то государственно-правовых абстрактных принципов.

3. Для позитивной государственной установки на полномерную защиту прав потерпевших в начальные положения УПК РФ необходимо внести правомерную идею самостоятельной защиты потерпевшими своих конституционных и процессуальных прав и личной безопасности всеми способами, которые не запрещены действующим российским законодательством. Такой подход вполне соответствует духу и содержанию статьи 45 Конституции России, которая предусматривает не только обязательную государственную защиту прав и свобод человека, но и реальную возможность личной защиты своих прав и свобод всеми способами, не запрещёнными законом.

4. Для правомерного решения проблемы обоснованного, беспрепятственного и своевременного доступа пострадавших от преступлений лиц к правосудию на основании и во исполнение требований, установленных в ч. 1 ст. 46 и ст. 52 Конституции РФ, в ст. 5 УПК РФ внести дополнение о законодательном определении понятия «потерпевший» в следующей редакции: «Потерпевший - любое физическое лицо, которому в результате совершения преступления либо злоупотребления властью причинён или мог быть причинён физический, материальный или моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу или деловой репутации».

5. Наряду с понятием «потерпевший» в ст. 5 УПК РФ необходимо внести также неразрывно связанное с ним понятие «вред, причиненный преступлением», поскольку такой вред существенно отличается от всякого иного способа причинения вреда, предусмотренного в гражданском и гражданско-процессуальном законодательстве, потому что процедура, порядок и юридические способы возмещения вреда, причиненного преступлением, и рассмотрение гражданского иска в уголовном процессе имеет свои особенности. Введённое в ст. 5 УПК РФ понятие «вреда, причинённого преступлением», нужно определить в следующем содержании: «..- это вред, причинённый в результате совершения предусмотренного законом противоправного и общественно опасного деяния (действия или бездействия), способы и последствия возмещения которого установлены нормами уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и гражданско-процессуального законодательства».

6. В связи с внесением в ст. 5 УПК РФ понятия «потерпевший» изложить ч. 1 ст. 42 УПК РФ в следующей редакции: «Потерпевшим является любое физическое лицо, которому в результате совершения преступления либо злоупотребления властью причинён или мог быть причинён физический, материальный или моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу или деловой репутации. При наличии достаточных признаков преступления, выявлении непосредственной угрозы причинения реального или возможного вреда лицу, заявившем о готовящемся или уже совершённом против него преступлении, орган дознания, дознаватель или следователь обязаны не позднее десяти суток со дня возбуждения уголовного дела вынести постановление о признании пострадавшего от преступления в качестве потерпевшего».

7. В целях своевременного принятия уголовно-правовых мер, направленных на обеспечение гражданского иска, в ст. 44 УПК РФ следует внести изменения и дополнения о том, что лицо, которому причинен имущественный вред, одновременно с возбуждением уголовного дела признается гражданским истцом.

8. В статьи 221, 223 и 226 УПК РФ также следует внести ряд уточнений и поправок относительно оснований и сроков признания пострадавших от преступлений в качестве потерпевших в тех случаях, когда органом дознания, дознавателем или следователем в ходе проведения дознания и предварительного следствия фактически пострадавшие от преступления лица не были признаны в качестве потерпевших.

Эти поправки нацелены на то, чтобы каждое пострадавшее от преступления лицо могло реально получить беспрепятственный доступ к правосудию и имело возможность реализовать свои конституционные гарантии в качестве полноправного участника российского уголовного судопроизводства. Нелегко, к примеру, понять, почему российское уголовно-процессуальное законодательство, с одной стороны, устанавливает определенные сроки для предъявления обвинения и производства предварительного следствия, а, с другой стороны, оставляет неизвестным достаточное основание и момент признания пострадавшего от преступления заявителя в качестве потерпевшего. Такие важные с точки зрения права и уголовного судопроизводства вопросы должны быть решены не иначе, как законодательным путём и с учётом конституционного статуса потерпевшего, в лице которого государство обязано защищать и реально защищает всё общество.

9. Ст.ст. 144, 145 и 148 УПК РФ, предусматривающие процедуру и порядок принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела, должны быть существенно поправлены, изменены и дополнены следующим положением: «Если органу дознания, дознавателю и следователю не удалось убедить заявителя в том, что он добросовестно заблуждается о совершенном против него преступлении, то они до принятия решения по результатам рассмотрения заявления обязаны принять все меры по тщательной проверке представленных заявителем доказательств в подтверждении признаков и следов преступления (сведений, документов, предметов и других вещественных доказательств), произвести необходимое освидетельствование заявителя, а также судебную экспертизу представленных заявителем предметов, которые могут быть основанием для возбуждения уголовного дела и допуска заявителя к участию в уголовном процессе в качестве потерпевшего. Заявитель при этом предупреждается о том, что после своего письменного отказа от признания себя в качестве добросовестно заблудившегося, юридического признания его потерпевшим и допуска его к участию в уголовном судопроизводстве, он обязан будет возместить все судебные расходы, в случае, если суд вынесет окончательное решение о его добросовестном заблуждении». В таком случае, если дознаватель или следователь не нашли оснований для возбуждения уголовного дела, то они в своём постановлении обязаны всесторонне и подробно мотивировать, почему результаты освидетельствования заявителя и судебной экспертизы представленных последним предметов в качестве вещественных доказательств факта совершённого преступления (приготовления или покушения), не указывают на признаки того или иного преступления.

10. В ч. 5 ст. 125 УПК РФ необходимо дополнить положением о том, что правонарушения, которые допущены дознавателем, следователем или прокурором, повлекшие существенное нарушение конституционных прав и свобод человека или иные необратимые последствия, должны быть исправлены не самими правонарушителями, а иными должностными лицами соответствующего уровня или вышестоящими должностными лицами.

В связи с изложенным предлагается в ст. 63 УПК РФ внести соответствующие изменения и дополнения, предусматривающие недопустимость повторного участия в процессе по соответствующему материалу того же должностного лица, осуществляющего уголовное судопроизводство, чьи решения и действия (бездействие) признаны судом в порядке ст. 125 УПК РФ незаконными и необоснованными.

11. Ч. 7 ст. 125 УПК РФ полагает, что принесение жалобы потерпевшим на решение, действие или бездействие представителей правоохранительных органов, не приостанавливает производство обжалуемого решения, действии или бездействия, «если это не найдёт нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья». Здесь возникает естественный вопрос: а если жалоба заявлена на приостановление неправомерно (иногда и преступного) бездействия, которое может привести к необратимым и невосполнимым последствиям, то, как же должен поступить суд? Представляется, что в данном случае в указанное положение закона необходимо внести поправку о том, что исполнение обжалуемого решения представителей правоохранительных органов должно быть приостановлено судом до принятия окончательного решения, если оно, по мнению суда (а не по мнению самих работников правоохранительных органов, которые по известным причинам не захотят признаться в неправомерности собственных действий или бездействия!) может иметь необратимые и невосполнимые вредные последствия. Во всех подобных случаях действующее российское законодательство должно, по возможности, умерить усмотрительный произвол работников правоохранительных органов, дать побольше правомерных возможностей потерпевшим иметь беспрепятственный доступ к правосудию и посредством суда самостоятельно защищать своё достоинство, конституционные права и законные интересы.

12. В российском уголовно-процессуальном законодательстве нет установленного законом чёткого порядка представления и получения доказательств посредством составления соответствующего протокола, хотя в законодательстве других государств имеются специальные главы, посвящённые решению подобных вопросов. Например, главы 24 и 25 УПК Республики Узбекистан, которые устанавливают порядок принятия и приобщения к материалам уголовного дела доказательств, озаглавлены так: «Представление предметов и документов», «Приобщение к делу предметов и документов в качестве вещественных доказательств и письменных документов». Поэтому было целесообразным установить в российском уголовно-процессуальном законодательстве чёткий порядок представления и приобщения к материалам уголовного дела вещественных доказательств. В этой связи ст. 87 УПК РФ следует именовать как «Правила представления, проверки и приобщения к делу доказательств» и подробно описать в ней порядок представления, проверки и приёма любых сведений и предметов, которые могли бы стать доказательствами по делу.

13. В УПК РФ должны быть внесены соответствующие поправки-уточнения, направленные на правомерное и справедливое выравнивание процессуальных возможностей состязающихся в уголовном процессе сторон защиты и обвинения в лице обвиняемого и потерпевшего, в частности, путем предоставления права сторонам самостоятельно собирать доказательства, которые они представляют суду для проверки, оценки и вынесения решения по делу (англо-саксонская модель судебного производства).

В п. 4 ч. 2 ст. 42 и ч. 2 ст. 86 УПК РФ необходимо внести дополнение-поправку о правомерных способах и возможностях потерпевшего и его представителя собирать доказательства, наравне с адвокатом-защитником обвиняемого и подсудимого. Иными словами, потерпевший и его представитель, помимо прочих указанных в законе возможностей, должны иметь право собирать и представлять доказательства. Они также должны иметь равные процессуальные права по привлечению специалиста в соответствии со ст. 58 УПК РФ, при получении предметов, документов и иных несекретных сведений, при опросе лиц с их согласия, истребовании справок и прочих документов от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций.

14. В вопросах регулирования процедуры собирания и представления доказательств в федеральных законах - УПК РФ (ст. 86 УПК РФ) и «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ст. 6 ч. 3 названного Закона) обнаруживаются существенные противоречия, подлежащие устранению путем внесения следующих законодательных изменений, поправок и дополнений.

В ч. 1 ст. 86 УПК РФ среди участников уголовного судопроизводства, которых УПК уполномочил на собирание доказательств, не приведены как подозреваемый и обвиняемый, так и потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, указанные в ч. 2 ст. 86 УПК РФ.

Статьями 42, 44, 46, 47 и 54 УПК РФ предоставлено потерпевшему и гражданскому истцу, подозреваемому, обвиняемому, гражданскому ответчику право только представлять, а не собирать доказательства.

Если сравнить указанные нормы закона со ст. 86 ч. 2 УПК РФ, этим же участникам процесса предоставлено право собирать и представлять только письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

В соответствии с ч. 3 ст. 86 УПК РФ правом собирания доказательств по уголовному делу наделен только защитник обвиняемого.

В соответствии с ч. 3 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, а также собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Таким образом, уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает четкую процедуру, предусматривающую право потерпевшего собирать и представлять доказательства в уголовном процессе, хотя для защитника обвиняемого и подсудимого такое законодательное описание в какой-то мере дано.

Поэтому было бы вполне правомерно и целесообразно законодательно предоставить потерпевшему и его представителю такие же равные процессуальные права по собиранию доказательств, какие имеет адвокат-защитник обвиняемого и подсудимого, так как это соответствовало бы конституционно закреплённому принципу состязательности сторон в уголовном судопроизводстве. Нам представляется, что потерпевший и его представитель, помимо прочих указанных в законе возможностей, должны быть наделены правом собирать и представлять доказательства, получать предметы, документы и иные несекретные сведения, опрашивать лиц с их согласия, истребовать справки и иные документы от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций, пользоваться в необходимых случаях помощью специалиста.

С учетом изложенного предлагается внести дополнения, изменения и поправки в ст. ст. 42 ч. 2 п. 4 , 86 и 58 УПК РФ, также привести ст.ст. 42- 48, 53-55 УПК РФ в соответствие с приведенными выше изменениями.

15. Является не совсем правильным законодательное установление исчерпывающего перечня способов получения доказательств, поскольку ни потерпевшие, ни их адвокаты-представители не являются должностными лицами, которые представляют государственные органы, и потому вольны в целях защиты своих прав и законных интересов собирать доказательства всеми способами, которые не запрещены законом. Такая правовая позиция установлена в ч. 2 ст. 45 Конституции РФ. В этой связи предлагаю в ч. 3 ст. 86 , ч. 2 ст. 42 УПК РФ и в ст. 6 Федерального закона от 31.05. 2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» внести соответствующие дополнения и поправки, закрепляющие право потерпевшего и его представителя собирать и представлять доказательства всеми правомерными, не запрещёнными законом способами, не ограничивая при этом возможности и способы собирания доказательств, а также участия потерпевшего и его представителя в следственных действиях.

В связи с изложенным также необходимо исключить из текста части 2 в п. 9 ст. 42 УПК РФ слова «с разрешения следователя или дознавателя».

16. Следует заметить, что не только несовершеннолетние или физически и психически несамостоятельные потерпевшие должны быть вправе иметь своего юридически квалифицированного представителя в уголовном судопроизводстве, как это установлено ч. 2 ст. 45 УПК РФ, но и все потерпевшие, которые пожелают иметь представителя-защитника их прав и законных интересов. При этом оплата юридической помощи, оказанной адвокатом-представителем в ходе уголовного судопроизводства, должна производится из средств федерального бюджета или специально созданных для этих целей общественных фондов, особенно в тех случаях, когда исполнение решения суда о возмещении потерпевшему затрат на оплату адвоката-представителя в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 и п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК РФ, по тем или иным причинам оказывается нереальным.

В этой связи также предлагается внести изменения и уточнения в ст. 45 ч. 2 УПК РФ, закрепив в ней право потерпевшего иметь юридически квалифицированного представителя-защитника в уголовном судопроизводстве для защиты его прав и законных интересов, а также дополнить ст. 131 УПК РФ положением, предусматривающим оплату адвокату-представителю потерпевшего за понесенные расходы, в связи с оказанием юридической помощи потерпевшему.

17. Особую актуальность на сегодня приобрело регулирование уголовно-процессуальным законодательством вопросов, связанных с реализацией права потерпевшего на участие в процессе применения в отношении обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления мер процессуального принуждения.

Следует отметить, что в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством РФ (ч. 3 ст. 108 УПК РФ) правом определения «целесообразности и необходимости» избрания в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, а также правом возбуждения такого ходатайства перед судом и последующего участия в судебном заседании наделены следователь с согласия начальника следственного органа и дознаватель с согласия прокурора.

Потерпевший не наделен законом правом обращения с ходатайством о применении в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу. Он, не являясь также участником процесса рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не может и участвовать в судебном заседании, также не наделен правом (скорее всего, лишен такого права) обжалования судебного решения об отказе в избрании меры пресечения и последующего участия при рассмотрении дела в апелляционном, кассационном и надзорном порядке.

Аналогичное положение сложилось и с неправомерным ограничением уголовно-процессуальным законодательством РФ права потерпевшего на возбуждение ходатайства о применении в отношении обвиняемого (подозреваемого) иных мер процессуального принуждения, таких, к примеру, как наложение ареста на имущество (ст. ст. 115 и 116 УПК РФ), временное отстранение от должности (ст. 114 УПК РФ), а также на участие в судебном заседании при рассмотрении указанных вопросов судом первой инстанции и пересмотре судебных решений судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Указанный пробел законодательства приводит к существенному ограничению конституционных прав потерпевшего на доступ к правосудию.

С учетом изложенного предлагается внести в ст. ст. 42 и 108 , 115 и 116 УПК РФ соответствующие дополнения и поправки положениями, закрепляющими право потерпевшего на возбуждение перед судом ходатайства о применением мер процессуального принуждения в отношении обвиняемого, подозреваемого в совершении преступления, также его участие в судебном заседании при рассмотрении таких ходатайств.

18. Без соответствующей законодательной поправки-уточнения ст.ст. 11 ч. 3, 97 и 166 ч. 9 УПК РФ личная безопасность и права потерпевших и свидетелей преступления не могут быть гарантированы в полной мере.

В соответствии с ч. 2 ст. 2 Федерального закона РФ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного процесса» от 20 августа 2004 г. № 199-ФЗ меры государственной защиты могут быть также применены до возбуждения уголовного дела в отношении заявителя, очевидца или жертвы преступления либо иных лиц, которые способствуют предупреждению или раскрытию преступления. Однако, представляется, что в данном положении Закона слово «могут» правомерно было бы заменить словом «обязаны», поскольку, если дознаватель, следователь, прокурор и суд, сознавая достаточно высокую вероятность реальной угрозы в отношении заявителя до возбуждения уголовного дела, не приняли необходимых мер для гарантии его личной безопасности и, по этой причине, заявитель был убит или ранен предполагаемыми преступниками или их сообщниками, то все перечисленные работники правоохранительных органов должны быть привлечены к юридической ответственности за своё преступное бездействие и халатность.

В связи с тем, что указанное положение Закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного процесса» Закона не закреплено в УПК РФ, предлагается ч. 3 ст. 11 УПК РФ дополнить положением о том, что указанные меры государственной защиты в отношении заявителя, очевидца или жертвы преступления либо иных лиц, которые способствуют предупреждению или раскрытию преступления, в необходимых случаях, должны быть применены до возбуждения уголовного дела.

С учетом изложенного предлагается также внести изменения и поправки в следующие статьи УПК РФ:

- в п. 3 ст. 97 УПК РФ после слов «свидетелю» дополнить словом «потерпевшему»;

- ч. 1 ст. 108 УПК РФ дополнить п. 5 следующей редакции: 5) угрожает потерпевшему, свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства»;

- ч. 8 ст. 108 и ч. 2 ст. 101 УПК РФ дополнить положением, закрепляющим право потерпевшего на получение копии постановления об избрании меры пресечения;

- ч. 9 ст. 166 УПК РФ дополнить положением, закрепляющим необходимость приложения постановления к уголовному делу «в виде отдельного приложения, которое не должно предъявляться для ознакомления сторонам уголовного процесса»;

- ст. 166 УПК РФ дополнить ч. 10 следующего содержания «При наличии оснований для применения мер безопасности, предусмотренных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса, в отношении потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких, родственников, родственников и близких лиц все материалы, содержащие анкетные данные указанных защищаемых лиц, изымаются из уголовного дела и приобщаются к материалам уголовного дела в порядке, предусмотренном частью девятой настоящей статьи. Все последующие, а при необходимости также повторные процессуальные действия с участием указанных защищаемых лиц, проводятся с использованием псевдонима».

19. В части 7 и 8 ст. 246 УПК РФ следует внести существенные поправки и дополнения, предусматривающие необходимость обязательного учёта судом мнения потерпевшего и его представителя при принятии решения в случаях, когда государственный обвинитель в судебном заседании полностью или частично отказался от обвинения либо изменил обвинение в сторону смягчения.

В указанных случаях в ст. 246 УПК РФ должно быть закреплено право потерпевшего на участие в судебном разбирательстве дела с поддержанием обвинения, от которого государственный обвинитель отказался.

В той связи предлагается в части седьмой статьи 246 второе предложение изложить в новой редакции:

«Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой признание потерпевшего частным обвинителем. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, поддержанный частным обвинителем, влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса».

В часть 8 ст. 246 УПК РФ также следует внести дополнения положением о том, что изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения влечет за собой признание потерпевшего частным обвинителем в порядке, предусмотренном ч. 7 ст. 246 УПК РФ.

С учетом внесенных изменений в ст.246 УПК РФ - в подпункте 2 статьи 254 УПК РФ слова «отказа обвинителя» заменить словами «отказа государственного обвинителя от обвинения, поддержанного частным обвинителем».

20. В статью 22 УПК РФ внести изменения, изложив его в следующей редакции: «Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном преследовании: по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения - поддерживать обвинение в случае полного или частичного отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения, а также изменения государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном настоящим Кодексом.»

21. В статье 5 УПК РФ пункт 59 изложить в следующей редакции: « 59) частный обвинитель – потерпевший или его законный представитель и представитель по уголовным делам частного обвинения, а также по уголовным делам, по которым государственный обвинитель отказался в суде от поддержания от обвинения от имени государства либо изменил обвинение в сторону смягчения».

22. В статье 43 УПК РФ часть первую изложить в следующей редакции: «Частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовным делам частного обвинения в порядке, установленном статьей 318 настоящего Кодекса, а также лицо, поддерживающее государственное обвинение в суде по уголовным делам, по которым государственный обвинитель отказался в суде от поддержания обвинения от имени государства либо изменил обвинение в сторону смягчения».

23. В части 2 статьи 42 УПК РФ пункт 16 изложить в следующей редакции: «поддерживать обвинение, а также выступать в качестве частного обвинителя в суде по делам, по которым государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения, а также по делам частного обвинения».

24. На сегодняшний день назрела необходимость тщательного и коренного изменения норм уголовно-процессуального, регулирующих возвращение уголовного дела прокурору, в том числе, по основаниям, предусмотренным ст. 237 УПК РФ.

Ст. 237 УПК РФ устанавливает для потерпевшего возможность ходатайствовать перед судом о необходимости возвращения уголовного дела прокурору с целью устранения препятствий его рассмотрения судом.

Однако при применении ст. 237 УПК РФ на практике судебно-следственные органы сталкиваются с множеством неразрешенных законодателем проблем и вопросов, связанных с защитой прав потерпевших при возвращении уголовного дела прокурору и производстве дела органом следствия и дознания после его возвращения судом в порядке ст. 237 УПК РФ.

К примеру, действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования с целью восполнения неполноты предварительного следствия. А если судьей по поступившему уголовному делу или судом в ходе судебного разбирательства будут установлены очевидные обстоятельства грубого нарушения в ходе дознания и предварительного следствия прав потерпевшего (скажем, предъявлено чрезмерно мягкое обвинение) и дело возвращено прокурору по основаниям, указанным в ст. 237 УПК РФ, то прокурор не вправе передать дело органу дознания и следствия для проведения дополнительного расследования с восполнением пробелов следствия. Он также не наделен правом перепредъявления обвиняемому более тяжкого обвинения (что не вправе также выполнить соответственно и орган следствия или дознаватель) и исправить свою ошибку, а должен вернуть дело в суд для рассмотрения по существу ранее предъявленного обвинения в том же объеме, устранив в установленный законом пятидневный срок нарушения, препятствующие рассмотрению дела в судебной заседании, так как иные действия органов дознания и следствия означали бы восполнение предварительного следствия и дознания, что не допускается действующим уголовно-процессуальным законом после возвращения уголовного дела прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ.

Отсюда возникает вполне обоснованный вопрос: как быть, к примеру, если органами следствия и дознания лицу, совершившему убийство или изнасилование, неправильно и необоснованно предъявлено обвинение по ст. 115 УК РФ и дело направлено в суд для рассмотрения по существу предъявленного обвинения?

Во-1-х, статьей 237 УПК РФ не предусмотрена возможность возвращения уголовного дела по такому основанию, как необходимость предъявления обвинении по более тяжкой статье УК РФ.

Во-2-х, если даже суд вернет такое дело для перепредъявления обвинения по более тяжкой статье, нормы уголовно-процессуального закона, в частности, ст. 237 УПК РФ, не предусматривают проведение таких следственных действий после возвращения дела в порядке ст. 237 УПК РФ, так как указанные следственные действия были бы связаны с восполнением предварительного расследования.

При таком одностороннем регулировании законом вопросов возвращения уголовного дела прокурору после повторного поступления дела в суд последний должен рассмотреть уголовное дело по существу очевидно незаконно предъявленного более мягкого обвинения и вынести приговор по той статье предъявленного органами следствии обвинения.

В связи с изложенным, нам представляется, закрепленный в уголовно-процессуальном законодательстве запрет восполнения неполноты дознания и предварительного расследования, защищая интересы обвиняемого, однако не позволяет на практике защитить интересы потерпевшего, общества и государства, чем нарушается закрепленный ст. 15 УПК РФ основополагающий принцип уголовного судопроизводства об осуществлении уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.

Следует заметить, что указанные вопросы неоднократно были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ.

Согласно правой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года N 18-П, по существу восстановлено возвращение уголовных дел прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в случаях допущенных органами дознания и следствия существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

В упомянутом Постановлении Конституционный Суд РФ подчеркнул, что "интересы потерпевшего в уголовном судопроизводстве не могут быть сведены исключительно к возмещению причиненного ему вреда, - они в значительной степени связаны также с разрешением вопросов о доказанности обвинения, его объеме, применении уголовного закона и назначении наказания, тем более, что во многих случаях от решения по этим вопросам зависят реальность и конкретные размеры возмещения вреда».

Вместе с тем Конституционный Суд РФ, допустив возвращение уголовного дела прокурору в порядке , предусмотренном ч. 1 ст. 237 ч. 1 УПК РФ, и разрешив при этом проведение следственных действий, однако, оставил без оценки и реагирования установления ч. 2 ст. 237 УПК РФ, в соответствии с которыми для устранения препятствий к рассмотрению дела определен срок в 5 суток .

Обобщение судебной практики и анализ оснований и причин возвращения дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ показал, что, органами следствия почти по каждому второму уголовному делу не соблюдаются установленный законом пятидневный срок, так как указанный срок является не реальным для практики. Почти по всем делам нарушения, препятствующие рассмотрению дела в судебном заседании, устраняются путем проведения следственных действий, проведенных свыше установленных ч. 2 ст. 237 УПК РФ, поэтому собранные таким образом доказательства подлежали признанию на основании ч. 2 ст. 237 УПК РФ недопустимыми.

Устранения нарушения равноправия сторон в уголовном судопроизводстве позволит восстановить справедливость при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства, также в полной мере обеспечить всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дел в судебных заседаниях.

В связи с изложенным предлагается в статью 237 УПК РФ внести дополнения, изменения и поправки, закрепив в ней положения о возвращении уголовного дела прокурору, в случаях существенного нарушения прав потерпевшего, в том числе и возникновении необходимости для предъявления более тяжкого обвинения, исключив также часть 2 указанной статьи, устанавливающую сроки устранения допущенных органами следствия и дознания нарушений.

25. На основании ч. 6 ст. 166 УПК РФ потерпевший имеет право знакомиться с протоколами следственных действий, произведённых с его участием, равно как и право подавать на них свои специально оговоренные и подписанные собственноручно замечания и уточнения.

Вместе с тем, ст. ст. 195 ч. 3, 198 ч. 1, 42 ч. 2 п.п. 9 и 11 УПК РФ потерпевший и его представитель, в отличие от подозреваемого и обвиняемого, неправомерно лишен возможности знакомиться с постановлением о назначении экспертизы по делу, заявления ходатайства об отводе экспертов и привлечения в качестве экспертов указанных им лиц, присутствия с разрешения дознавателя или следователя при производстве судебной экспертизы, а также дачи эксперту своих объяснений. Исправления такой неправомерной ситуации возможно путем необходимо законодательного закрепления в статьях 42, 45 и 198 УПК РФ право на участие потерпевшего вместе со своим представителем-адвокатом при назначении и производстве судебных экспертиз.

В этой связи предлагается:

- дополнить ч. 1 ст. 198 УПК РФ после слов «его защитник» словами «потерпевший, его законный представитель и представитель»;

- исключить из п. 9 ч. 2 ст. 42 УПК РФ слова «по его ходатайству» и п. 11 ч. 2 этой статьи слова «частью второй ст. 198 УПК РФ»;

- в п. 11 ч. 2 ст. 42 и ст. 45 УПК РФ дополнить положением об обязательном участии в уголовном судопроизводстве представителя потерпевшего в лице профессионального адвоката;

- внести соответствующие поправки, изменения и дополнения в ст. ст. 45 и 195 УПК РФ.

26. В соответствии со ст.ст. 24 , 25, 27 и 28 УПК правом прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого наделены суд , а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора. Вместе с тем указанные вопросы согласно принципу правомерного распределения основных функций суда (правосудия), адвокатуры (защиты обвиняемых) и прокуратуры (обвинения) подлежат судебному разрешению и только судом. Дознаватели, следователи и прокуроры должны заниматься присущими им по праву функциями, а не решать несвойственные им вопросы примирения потерпевшего с обвиняемым, обладая правом досрочного прекращения уголовного дела и освобождения обвиняемого от уголовной ответственности. Не дело перечисленных должностных лиц оценивать также и то, что перестало ли совершённое преступление быть общественно опасным в связи с изменением обстановки, или то, раскаялся ли внезапно и деятельно преступник, чтобы заслужить свободу от законоположенной ответственности за совершённое им преступление. Это – исключительное дело суда и содействующих ему на открытом судебном заседании духовных лиц, психологов и педагогов. По этой причине статьи 24, 25, 27 и 28 УПК РФ должны быть существенно реформированы с учётом приведённых выше концептуальных и практических соображений.

В связи с изложенным предлагается исключить из текста статей 25 и 28 УПК РФ слова «а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора».

27. По окончании предварительного расследования потерпевший в соответствии с п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ имеет право знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из них любые сведения в любом объёме, снимать необходимые ему копии документов из материалов дела. Однако данная статья закона в случаях участия в уголовном деле нескольких потерпевших не совсем понятной для практикующих юристов оговоркой неправомерно ограничивает возможность потерпевшего ознакомиться со всеми материалами дела, ограничивая их объём только материалами, которые касаются причинённого данному потерпевшему вреда. Представляется, что такая изначально неправомерная и практически трудновыполнимая оговорка, сделанная законодателем специально для потерпевших, должна быть исключена из текста ст. 42 УПК РФ во избежание замедляющих рассмотрение уголовного дела последствий.

28. Законодателем несправедливо ограничены права потерпевшего на обжалование в порядке надзора вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда первой, апелляционной и кассационной инстанций.

Так, в соответствии со ст. 405 УПК РФ пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора либо определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям , влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела не допускается.

Указанное положение, закрепленное в ст. 405 УПК РФ, существенно ограничивает конституционные права потерпевшего в уголовном процессе, препятствует реализацию одного из основополагающих принципов уголовного судопроизводства об осуществлении уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты перед судом.

В этой связи следует напомнить о том, что сложившееся непростое положение с защитой прав потерпевших в уголовном судопроизводстве вызвало недовольство и множество жалоб и обращений потерпевших в различные органы, в том числе и в Конституционный Суд РФ.

По истечению более двух с половиной года после вступления в силу нового УПК РФ под напором массы жалоб потерпевших, законные интересы которых были ущемлены оправданием их обидчиков, также запросов Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Курганского областного суда, производственно-технического кооператива "Содействие", ООО "Карелия" Конституционный Суд РФ на своем заседании палаты 11 мая 2005 г. принял Постановление N 5-П по делу о проверке конституционности статьи 405 УПК РФ.

Упомянутым постановлением Конституционный Суд РФ признал статью 405 УПК РФ в той мере, в какой она в системе действующего уголовно-процессуального регулирования пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, не допуская поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора не позволяет тем самым устранить допущенные в предшествующем разбирательстве существенные (фундаментальные) нарушения, повлиявшие на исход дела, не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19, 21 46 (часть 1), 52, 55 (часть 3) и 123 (часть 3) во взаимосвязи со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пунктом 2 статьи 4 Протокола N 7 к ней (в редакции Протокола N 11).

Таким образом, мы видим, что Конституционный Суд Российской Федерации, по существу, признал, что демократические начала в регулировании стадии надзорного производства в действовавшем ранее УПК РСФСР были представлены более обоснованно, и более обстоятельно защищали права потерпевшего, общества и государства, да и обвиняемого, что позволяло добиваться обоснованности, мотивированности и, главное, справедливости судебных решений по уголовным делам.

Очередным шагом, направленным на обеспечение защиты конституционного права потерпевшего на судебную защиту, доступ к правосудию и компенсацию причиненного преступлением ущерба, к совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регулирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, явилось принятие Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 16 мая 2007 года за № 6-П «По делу о проверке о проверке конституционности положений статей 237, 413 и 418 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Курганского областного суда".

В связи с выраженной в упомянутых постановлениях правовой позицией Конституционного Суда РФ о необходимости строгого обеспечения равноправия сторон в уголовном судопроизводстве, мы полагаем необходимым внесение изменений и дополнений в ряд норм УПК РФ, регламентирующих обеспечение участия потерпевших в качестве равноправной и самостоятельной стороны в уголовном судопроизводстве.

Мы полагаем необходимым в УПК РФ восстановить в качестве основания к отмене и изменения приговора (судом не только надзорной, но и кассационной инстанции) односторонность или неполноту дознания, предварительного и судебного следствия, так как исключение этого основания нарушило паритет обвиняемого, потерпевшего и государства, которое представляют органы расследования и прокуратуры.

Указанное непростое положение, при котором при очевидных обстоятельствах существенно нарушаются права потерпевшего, восстановление которых невозможно по действующему уголовно-процессуальному законодательству, необходимо немедленно исправить путем внесения соответствующих дополнений и изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство.

29. Государство должно одинаково справедливо относиться к восстановлению прав каждого человека независимо от того, кто преступлением причинил вред потерпевшим людям: государственные правоохранители или иные преступники. Оно по праву обязано законодательно предусмотреть все гарантии для того, чтобы все «потерпевшие» в равной мере имели свободный доступ к правосудию и получили надлежащую и справедливую компенсацию. Государство обязано принять все меры для реального восстановления нарушенных преступлением прав всех пострадавших от преступлений (потерпевших и реабилитированных) в форме своевременного и обязательного возмещения причинённого им морального, физического и материального вреда и независимо от того, выявлен и наказан ли преступник или нет.

В связи с изложенным, представляется необходимым дополнить Федеральные Законы «О бюджетной классификации Российской Федерации» положениями о компенсации вреда лицам, пострадавшим в результате совершения преступлений и злоупотреблений властью, включить в Бюджетный кодекс Российской Федерации положения о создании фонда защиты жертвы преступлений и злоупотреблений властью, порядке его функционирования и механизме осуществления компенсационных выплат потерпевшим. Также представляется целесообразным одновременное принятие нормативных актов, регулирующих создание и функционирование общественного общероссийского фонда защиты жертв преступлений и злоупотреблений властью, также последующего создания таких фондов.

В целях выработки единой судебной практики компенсации причинённого пострадавшим от преступления лицам морального, физического и материального вреда предлагается безотлагательно разработать и закрепить в российском законодательстве научно обоснованную методику определения стоимости человеческой жизни и исчисления морального вреда для расчетов сумм компенсаций потерпевшим от преступлений.

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в том, что теоретические выводы настоящей диссертации могут быть использованы не только для дальнейшего исследования и совершенствования порядка реализации конституционных гарантий потерпевших на судебную защиту при производстве по уголовным делам, но также могут способствовать развитию юридической науки в сфере уголовного судопроизводства в целом и других смежных областях, в подготовке учебной и методической литературы, используемой в учебном процессе при преподавании курса «Уголовно-процессуальное право».

Концептуальные и законодательные предложения, изложенные в настоящей работе, могут стать новым импульсом и этапом развития правомерной законотворческой деятельности и правоприменительной практики российских правоохранительных и, в особенности, судебных органов. Материалы диссертационного исследования могут использоваться также в преподавании специального курса в высших юридических учебных заведениях России, а также в системе повышения квалификации практических работников суда, прокуратуры, органов дознания, предварительного следствия и адвокатуры.

Разработанные автором в своей диссертации конкретные выводы, научные рекомендации и законодательные проекты-положения, касающиеся правомерных возможностей защиты достоинства, конституционных и процессуальных прав потерпевших, могут способствовать существенному усилению реального участия потерпевшего в расследовании уголовных дел, а также правосудного восстановления нарушенных преступлением его прав и законных интересов.

 

Эмпирическую базу диссертационного исследования составляют результаты изучения десятков тысяч уголовных дел, рассмотренных судами различных инстанций Республики Дагестан, других республик и областей Российской Федерации, результаты анкетирования нескольких тысяч практических работников правоохранительных органов, равно как и лиц, признанных потерпевшими по уголовным делам. По теме диссертации были опубликованы три монографии автора и более пятнадцати научных статей в научных журналах, в которых обобщались результаты многолетних исследований и судебная практика рассмотрения уголовных дел с участием потерпевших.

 

Апробация результатов исследования. Научные разработки по данной теме были доложены и одобрены на заседании кафедры уголовно-процессуального права Московской Государственной юридической академии и внедрены в учебный процесс Северокавказского филиала (г.Махачкала) Российской правовой академии, также филиалов (г.Махачкала) Южного Федерального университета, Московской государственной юридической академии, Московского государственного открытого университета и академии адвокатуры, использованы при проведении занятий по курсу «Уголовно-процессуальное право» и специального курса «Правомерные возможности защиты прав потерпевших в уголовном процессе», также в практической деятельности судов, органов прокуратуры, следствия, дознания и адвокатуры Республики Дагестан.

Автор посредством анализа конкретных уголовных дел, рассмотренных судами Республики Дагестан и других республик, краев и областей Российской Федерации за период с 2002 года по 2008 год, а также проведения опросов общественного мнения о процессах восстановления нарушенных прав потерпевших в уголовном процессе, обобщил судебную практику применения судами Российской Федерации действующего законодательства, нацеленного на реализацию прав потерпевших. Результаты проведённых опросов общественного мнения и научно-практических обобщений использованы автором в диссертационном исследовании, в особенности, при написании третьей, четвёртой и пятой глав работы.

По исследованным в настоящей работе проблемам защиты прав потерпевших 12 марта 2005 г. , 3 марта 2006 г., 6 февраля 2007 г. и 15 февраля 2008 г. автор выступил на ежегодных конференциях судей Республики Дагестан, посвященных проблемам применения судами уголовного и уголовного процессуального законодательства. По отдельным вопросам практической реализации прав потерпевших на стадиях дознания и предварительного следствия автор в марте 2006 г. и январе 2007 г. выступил с докладами на совещаниях-семинарах следователей следственных подразделений МВД Республики Дагестан. В марте 2006 г., июне 2007 г. и апреле 2008 г. автором организованы и проведены зональные совещания–семинары для мировых судей и судей федеральных судов более пятидесяти республиканских районов и городов. В январе 2006 г., марте 2007 г. и марте 2008 г. автор выступил с докладами о роли и значении участия прокурора в восстановлении прав потерпевших на различных стадиях уголовного процесса на семинарах-совещаниях, организованных для государственных обвинителей прокуратурой Республики Дагестан,

 Основные теоретические положения и выводы настоящего диссертационного исследования использовались при преподавании уголовно-процессуального права на юридических факультетах республиканских высших учебных заведений, излагались в трех монографиях и более пятнадцати научных публикациях, а также докладывались на трёх научно-практических конференциях: «Международно-правовые императивы по защите прав потерпевшего», организованном в Северо-Кавказком филиале (г.Махачкала) Российской юридической академии МЮ РФ, трёх межвузовских конференциях, проведенных под эгидой Верховного Суда Республики Дагестан в г.Махачкале в 2003-2007 г.г. В частности, автором в мае 2007 и в сентябре 2008 года организованы и проведены научно-практические конференции в г.Махачкале с участием ученых, преподавателей и студентов более пятнадцати высших юридических учебных заведений и их филиалов, судей, прокуроров и адвокатов и других практических работников на тему: «Правомерная защита прав потерпевших в уголовном судопроизводстве». По результатам публичных выступлений автора и участников конференций подготовлен к изданию сборник материалов научно-практической конференции. Большинство сформулированных в диссертации предложений, научных и практических рекомендаций получили одобрение в научных докладах, сообщениях и выступлениях диссертанта на различных научно-практических семинарах, организованных для практических работников правоохранительных органов Республики Дагестан.

Подготовленный автором специальный курс «Правомерные возможности защиты прав потерпевшего в уголовном процессе» внедрен в учебный процесс старших курсов отдельных юридических ВУЗов, расположенных в республике Дагестан.

Структура и объем диссертации определены названием и главной целью, методами и логической последовательностью предпринятого исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, пятнадцати параграфов, заключения, а также списка использованной юридической литературы и нормативно-правовых актов.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Умная женщина знает, что нельзя все деньги хранить в одной корзине, а свою грудь - в одних руках.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по уголовному праву "Правомерные возможности защиты прав потерпевших в российском уголовном процессе", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru