Диплом: Общие положения о доказательствах в уголовном судопроизводстве россии - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Общие положения о доказательствах в уголовном судопроизводстве россии

Банк рефератов / Уголовное право и процесс

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Прислал: ингогнито
Дата создания: 14.02.2012
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 391 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Понятие, свойства и значение доказательств в уголовном процессе

  1. История становления и развития системы доказательств в России

  2. Понятие и значение доказательств

  3. Содержание и процессуальная форма доказательств

  4. Требования, предъявляемые к доказательствам

ГЛАВА 2. Классификация и виды доказательств в уголовном процессе россии

  1. Классификация доказательств и ее значение

  2. Показания обвиняемого и подозреваемого

  3. Показания потерпевшего и свидетеля

  4. Заключение и показания эксперта

  5. Заключение и показания специалиста

  6. Вещественные доказательства

  7. Протоколы следственных и судебных действий и иные документы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Основным содержанием производства по уголовным делам, начиная от их возбуждения и заканчивая пересмотром вышестоящими судами, является работа с доказательствами, в тех пределах и формах, которые определяются задачами, стоящими перед каждой конкретной стадией уголовного процесса.

С доказательственной деятельностью, так или иначе, связаны все процессуальные отношения. Права и обязанности в этой области являются существенной частью их процессуальной компетенции. Конечно, было бы неправильно сводить весь уголовный процесс к доказыванию. Но все же доминирующая роль доказывания в уголовном процессе является несомненной. Вопросы теории доказательственного права, и прежде всего проблема сущности и понятия доказательств, были и остаются предметом самого пристального внимания исследователей на всем протяжении развития российской уголовно-процессуальной науки.

Злободневность данной проблемы обусловлена правовой природой уголовного процесса, призванного посредством доказательств установить различные обстоятельства и факты совершенного преступления, которые выступают, основой уголовно-процессуальной деятельности и принимаемых в ходе ее решений. Доказательства обеспечивают реализацию назначения, принципов уголовного судопроизводства и процессуальных норм, гарантирующих защиту личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства от преступлений. Они гарантируют строгое соблюдение установленного порядка производства по уголовным делам, осуществляемого путем быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения и привлечения к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливого судебного разбирательства и правильного применения уголовного закона.

Проблемы, связанные с правильным пониманием уголовно-процессуальных доказательств не может не влиять на деятельность правоприменительных органов по использованию доказательств в ходе досудебного и судебного производств по уголовному делу.

Многие ученые занимались исследованием проблем уголовно-процессуальных доказательств, в том числе: Р.С.Белкин, А.Р.Белкин, А.И.Винберг, Н.А.Громов, В.Я.Дорохов, 3.3.Зинатуллин, О.В.Левченко, И.М.Лузгин, П.А.Лупинская, М.С.Строгович, Л.Т.Ульянова, Ф.Н.Фаткуллин, С.А.Шейфер, А.А.Эйсман, П.С.Элькинд.

Исследования этих и других процессуалистов характеризуются разнообразием авторских мнений и несомненно подчеркивают актуальность темы дипломного исследования.

В то же время, центральная проблема надлежащего определения понятия и сущности уголовно-процессуальных доказательств оказалась не до конца решенной.

Это свидетельствует о необходимости дальнейшего совершенствования положений действующего УПК РФ, посвященных понятию, структурным элементам понятия, обязательным признакам этого понятия и надлежащим разновидностям уголовно-процессуальных доказательств.

Цель дипломного исследования заключается в изучении сущности и понятия доказательств, признаков доказательств и видов доказательств.

В свою очередь задачами дипломного исследования являются:

- изучение исторического аспекта формирования системы доказательств и исследование эволюции взглядов по вопросу о понятии доказательств в науке российского уголовного процесса;

- определение и раскрытие содержания и формы как структурных элементов понятия уголовно-процессуальных доказательств;

- определение и рассмотрение содержания доказательств и всех видов их процессуальной формы;

- изучение всех признаков понятия уголовно-процессуальных доказательств.

Предметом дипломного исследования являются положения уголовно-процессуального законодательства определяющие основные направления и порядок использования и собирания доказательств.

Объектом дипломного исследования является совокупность общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства, возникающая в ходе осуществления уголовно-процессуального доказывания, а также закономерности, возникающие в процессе уголовно-процессуального доказывания.

К методам, которые использовались при написании выпускной квалификационной работы, относятся: метод количественного анализа, системный, исторический, сравнительно-правовой, логико-аналитический, системно-структурный.

Структура диплома. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, СВОЙСТВА И ЗНАЧЕНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

  1. История становления и развития системы доказательств

В период образования примитивных варварских государств родоплеменная форма общества выработала свои формы судебной самопомощи, которые носили демонстративный характер и должны были убедить соплеменников в правоте позиций одной из спорящих сторон и тем самым разрешить конфликт, избегая столкновений при выяснении отношений.

Способами разрешения конфликтов между членами родовых общин первобытного общества являлись социальные нормы, к которым относились ордалии, присяга, поединок, мораль.

Ордалии (испытание или суд божий) — способ решения спора, проникнутого религиозной идеологией. Сначала были двухсторонние ордалии, когда обе стороны подвергались одному и тому же испытанию, носящему символический или физический характер. Позже ордалии стали применяться к одной стороне.

К ордалиям относились испытания святым причастием, железом и водой. Обряд проводился в религиозно-торжественной обстановке с принятием предварительной присяги. Если испытуемый выдерживал этот обряд без серьезных для себя последствий, он выигрывал дело, так как считалось, что божество вмешалось в решение дела, обличая неправую сторону.

Присяга — торжественное, в определенную форму заключенное утверждение стороной своей правоты в споре с призывом сверхъестественных сил в свидетели своей правоты.

Поединок — способ разрешения споров при помощи физической силы.

Таким образом, ордалии, присяга, поединок не были доказательствами в собственном смысле. Они не устанавливали фактов, относящихся к спору сторон. Они были формализованными, наглядными действиями, которые не всегда приводили к установлению происшедших событий. Иногда выигрывал спор не тот, кто прав, а кто сильнее, изворотливее, богаче.

Большую помощь в изучении видов доказательств в период возникновения варварских государств и становления феодальных отношений оказывает «Русская правда», включающая множество княжеских законов, изданных между серединой XI и началом XIII вв. В этот период господствуют начала родового и общинного быта, нет разделения в сфере гражданского и уголовного права и процесса.

«Русская правда» относит к доказательствам:

1. Собственное признание. Под признанием понималось такое показание ответчика, которым он подтверждает справедливость иска. Юридическое последствие собственного признания ответчика — окончание судебного разбирательства.

Собственное признание должно быть: сходным с исследуемыми обстоятельствами, признание должно быть добровольным, произнесено в суде и перед судом, достоверность и истинность признания не должны вызывать сомнения.

Если же ответчик не был согласен с иском, возникала необходимость подтверждения иска другими доказательствами.

2. Распространенным видом доказательств являлись показания свидетелей. Свидетели различались двух видов: «видоки» — очевидцы происшедшего и «послухи» — свидетели доброй славы, не являющиеся свидетелями факта. Они вызывались в суд истцом или ответчиком, если не было очевидцев (видоков). Послух должен был полностью подтвердить на суде все заявления стороны, которую он поддерживал. Это свидетельство приводило к окончательному решению спора. Если послух «не договорит» или «переговорит», послушество его теряет силу. Если послухи обеих сторон покажут согласно со словами тех, кто их вызвал, они идут на «роту» (присягу).

Свидетелями могли быть только свободные лица. Не допускались в качестве свидетелей «неспособные» (малолетние до 15 лет, безумные, сумасшедшие, глухонемые, преступники, а также лица, показания которых основывались на слухах от других) и «подозрительные» (родственники, крепостные подсудимых, а также находящихся в дружеских отношениях или вражде) (9, 18, 21, 22, 27, 30, 49-51, 55-77).

Законодательство определяло необходимое количество свидетелей: очевидцев должно быть не менее двух, а послухов — семь.

3. Способом разрешения конфликтов была «рота». «Русская правда» не давала объяснение этому термину. Исследователи полагают, что это присяга. «Русская правда» различала 2 вида присяги (роты). Дополнительная присяга представлялась истцу для подтверждения правоты заявленных требований, очистительная присяга приносилась ответчиком для отрицания иска.

4. В указанном источнике права предусматривался жребий, который определял кому из «сутяжников» принимать присягу.

Присяга и жребий были дополнительными средствами доказывания, когда отсутствовали другие доказательства.

5. Доказательствами признавались внешние признаки — следы, свидетельствующие о происшедшем событии.

6. В «Русской правде» упоминается такой вид доказательств, как свод. Если у лица обнаружена украденная вещь, то держатель этой вещи должен был доказать правомерность нахождения у него этой вещи. Свод продолжался до тех пор, пока не находили вора.

7. В рассматриваемый период продолжают использовать поединок, ордалии в случае отсутствия доказательств (истец не представил свидетелей, либо ответчик отвергал показания свидетеля).

8. Поединок. В «Русской правде» нет указания на такой вид доказательств. Однако исследователи полагают, что в этот период он был широко распространен, так как возник в древности и сохранился в феодальную эпоху как метод разрешения судебных споров. В видоизмененном виде применялся еще в XVI в.

Основными источниками российского права в Средневековье являются Судебник 1497 г. , Судебник 1550 г., Соборное Уложение 1649 г. , «Краткое изложение процессов», являющееся приложением «Воинского Устава» Петра I 1716 г.

Отражая социально-экономические процессы рассматриваемого периода, изменяется суд, форма процесса, виды доказательств. В обвинительном процессе появляются розыскные начала, и постепенно он превращается в розыскной или инквизиционный процесс.

Отпадает необходимость использования клятвы, жребия, ордалии, ограничивается «поле», а затем отмирает. Появляются свидетели факта, которые заменили древних послухов. Возрастает значение письменных актов. Доказательством розыскного процесса являются показания обыскных людей. Эти показания получались путем повального обыска специальными представителями. При этом допрашивались все местные лица, которые могли сказать что-либо об обстоятельствах совершенного деяния или о конкретном лице.

К концу XVII в. доверие к показаниям обыскных людей снижается, а потом и вовсе отменяется. Существует собственное признание, которое стало получаться под пыткой.

Соборное Уложение 1649 г. расширило и укрепило розыскной процесс. Обвинительный процесс применялся редко к лицам по делам, не затрагивающим «государиевый интерес». Присущие ему доказательства отмирают (ордалии, поединок) либо утрачивают первоначальное значение (крестоцелование, послушество).

Учащается применение пыток для получения собственного признания. При Иване Грозном пытка стала важнейшим способом получения доказательств по тяжким преступлениям. Петр I принял меры к ограничению применения пыток. Екатерина II продолжила сокращать случаи пыток. Окончательно пытка была отменена Александром I Указом от 27 сентября 1801 г.

При Петре I исчезают остатки обвинительного процесса. В 1716 г. в приложении к «Воинскому уставу» «Кратком изложении процессов» Петр I установил правила инквизиционного (розыскного) процесса. Законодатель устанавливал силу каждого вида доказательств.

По этой системе доказательства делились на совершенные и несовершенные. Совершенными доказательствами признавались:

1) собственное признание, данное судье добровольно и сходное с происшедшими действиями. Собственное признание есть лучшее свидетельство всего света (гл. II, с. 312);

2) письменные доказательства, признанные тем, против кого они предъявлены: грамоты, записи в городовых книгах, судейских книгах, купеческие письма, духовные и др. (гл. IV);

3) одинаковые показания двух «имоверных» свидетелей, если же показания их друг другу противоречат, то берется то, которое вернее. К негодным свидетелям относились клятвопреступники, изгнанные из государства, у кого резаны уши и нос. Свидетель должен присягать. Если не присягает — показаниям нельзя верить (гл. III). Очистительной присяге придавалось важное значение (гл. V);

4) личный судебный осмотр и показания сведущих лиц.

При оценке показаний судья должен ставить выше показания мужчины, чем женщины; духовного лица — чем светского; знатного — чем незнатного, ученого — чем неученого. Если в деле не было совершенного доказательства, обвиняемый оставался в подозрении. Теория формальных доказательств существовала в российском процессе до судебной реформы 20 ноября 1864 г.

Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. отменялась система формальных доказательств. Доказательства оценивались по внутреннему убеждению судей. В Уставе перечисляются следующие виды доказательств: показания подсудимого, свидетельские показания, экспертиза, дознание через окольных людей, вещественные доказательства, письменные доказательства.

1. Показания подсудимого — сведения об обстоятельствах совершенного преступления, сообщенные подсудимым в судебном разбирательстве. Показания обвиняемого, полученные в ходе предварительного следствия, судом не оглашались и не учитывались при вынесении решения. По закону показания подсудимого не являлись «царицей доказательств» и оценивались судом по внутреннему убеждению в совокупности с другими доказательствами по делу. Запрещалось применять принуждение при получении показаний подсудимого.

2. Показания свидетеля — это сведения об обстоятельствах уголовного дела, сообщенные лицом, не причастным к совершению рассматриваемого преступления. Свидетель мог сообщать сведения, которые он наблюдал лично, или получил от других известных ему лиц. Показания, основанные на слухе, не допускались. Для обеспечения достоверности свидетельских показаний применялась присяга, а также предупреждение судьей об ответственности за ложные показания.

3. Экспертиза рассматривалась Уставом уголовного судопроизводства как самостоятельное доказательство. По существу же экспертиза — это проводимое по решению суда исследование объектов лицами, имеющими специальное знание, с целью получения заключения. Заключение эксперта отличалось от личного осмотра, свидетельских показаний. Оно не имело предустановленного значения и оценивалось в совокупности с другими доказательствами .

4. Дознание через окольных людей — это видоизмененный повальный обыск, который существовал в инквизиционном процессе. Содержанием доказательства являются сведения, полученные от окольных людей, о поведении, образе жизни подсудимого. Оно проводится на предварительном следствии в порядке, установленном законом (составление предварительного списка судебным следователем из местных жителей-соседей обвиняемого, исправление списка, выборка по жребию 12 человек, отвод избранных окольных людей сторонами, приведение к присяге). Допрос проводился судебным следователем. Сведения, полученные от окольных людей, заносились в протокол, который являлся доказательством. На судебное разбирательство окольные люди не вызывались. Оглашение протокола допускалось по заявлению сторон. Дознание через окольных людей не было обязательно для суда.

5. Вещественные доказательства — это предметы материального мира, удостоверяющие какое-либо обстоятельство, подлежащие судебному исследованию. Вещественным доказательством Устав уголовного судопроизводства признает: 1) поличное; 2) орудие, коим совершено преступление; 3) подложные документы; 4) фальшивые монеты; 5) вообще все, найденное при «осмотре места, обыске или выемке и могущее служить к обнаружению преступления и к улике преступника» (ст. 371). Вещественные доказательства должны быть описаны в протоколе и приобщены к делу.

6. Письменные доказательства деяния — это различные документы, содержащие определенную информацию, имеющую отношение к делу. Письменные доказательства могут быть проявлением преступной деятельности (клеветнические письма, подделка документов), могут быть письмами, содержащими обстоятельства, имеющие значение по делу и др. Ни одно письменное доказательство не имеет для суда обязательной силы.

Декрет о суде № 1, опубликованный 24 ноября 1917 г. упразднил все царские судебные установления, судебных следователей, прокурорский надзор, частную и присяжную адвокатуру. Поскольку нового законодательства еще не было создано, Декрет о суде № 1 предписывал местным судам при вынесении решений и приговоров пользоваться «Законами свергнутых правительств» при условии, чтобы они не противоречили «революционной совести» и «революционному правосознанию». Декрет о Суде № 2 от 7 марта 1918 г. подтверждал ведение процесса по правилам судебных уставов 1864 г.

Положение о народном суде РСФСР 30 ноября 1918 г. запретило ссылки на законы свергнутых правительств, обязав суд решать дела на основании декретов рабоче-крестьянского правительства, а при их неполноте — на основании социалистического правосознания.

Таким образом, после Октябрьской Революции 1917 г. отсутствовало новое законодательство, регулирующее доказывание и доказательства. Разрешение использовать законы свергнутых правительств, в частности, Устава уголовного судопроизводства 1864 г. не могло обеспечить надлежащей работы с доказательствами. Поэтому законодатель разрешал суду не ограничиваться никакими формальными соображениями и допускать те или иные доказательства по своему усмотрению, а при вынесении решения руководствоваться социалистическим правосознанием. Подобное положение не способствовало вынесению правосудных решений.

По окончании Гражданской войны советское государство приступило к созданию революционной законности. В этот период были приняты УПК РСФСР 1922 г. и УПК РСФСР 1923 г. В них не содержалось определения доказательства, а перечислялись виды (источники) доказательств.

Обновление уголовно-процессуального законодательства началось с середины 1950-х годов. В 1958 г. были приняты «Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик», где в ст. 16 определялось понятие доказательств и перечислялись источники. В соответствии с общесоюзным законом 27 октября 1960 г., был принят УПК РСФСР, где в ст. 69 давалось следующее определение доказательства. «Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются показанием свидетеля, показанием потерпевшего, показанием подозреваемого, показанием обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами».

За 40 лет действия этого кодекса в ст. 69 было внесено лишь одно изменение: ввели новый источник доказательств «Материалы ревизии и документальных проверок» (Федеральный закон от 17 декабря 1995 г. № 200-ФЗ).

Серьезные изменения в социально-экономической, политической сферах потребовали совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

После принятия Верховным Советом РСФСР 1991 г. «Концепции судебной реформы» началась подготовка нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Были созданы рабочие группы по подготовке проекта УПК РФ в Министерстве юстиции, ГПУ при администрации Президента РФ, ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры. Подготовленные проекты УПК РФ отражали в определенной степени теоретические позиции членов рабочих групп.

После обсуждения предложенных проектов на всероссийской научно-практической конференции (декабрь 1994 г.) было принято решение взять за основу проект, подготовленный в Минюсте, и доработать его с учетом высказанных замечаний и положений, содержащихся в проекте ВНИИ Генеральной прокуратуры.

В сентябре 1995 г. новый проект УПК РФ был подготовлен и опубликован в «Юридическом вестнике» № 31.

6 июня 1997 г. Государственная Дума приняла проект закона в первом чтении.

Процесс доработки проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой, длился более четырех лет и закончился внесением в июне 2001 г. проекта УПК РФ, который отличался от предыдущего концепцией и редакцией. 22 ноября 2001 г. УПК РФ был принят Государственной Думой, 5 декабря одобрен Советом Федерации, 18 декабря подписан Президентом. 22 декабря 2001 г. опубликован в «Российской газете». В ст. 73— 88 УПК РФ содержатся положения о предмете, средствах и способах доказывания. Пятилетняя практика применения УПК РФ 2001 г. выявила многие недостатки, которые приходилось устранять принятием федеральных законов, постановлений, определений Конституционного Суда РФ, постановлений Верховного Суда Российской Федерации. За прошедшее время было принято 28 федеральных законов, внесших 900 изменений и дополнений в УПК РФ.

  2. Понятие и значение доказательств

Понятие доказательства известно науке логике. Там оно обозначает процесс рассуждений, оперирования аргументами, в результате которого на основе силлогизма выводятся, доказываются какие-то положения.

Однако в уголовном процессе это понятие имеет другой смысл. Оно обозначает не процесс установления какого-то положения (для этого используется понятие «доказывание»), а, применяя термины логики, аргумент, который кладется в основание вывода.

Понятие доказательства в уголовном процессе относится к числу основных положений, имеющих теоретическое и практическое значение. Таким значением данное понятие обладает в связи с тем, что в силу особенностей установления события преступления, виновности обвиняемого и других обстоятельств, которые произошли в прошлом и не могут быть воспроизведены во всех деталях повторно, доказательства являются единственно допустимой возможностью познания того, что произошло в объективной реальности.

В литературе существуют и иные мнения. Некоторые исследователи полагают, что кроме доказательств к средствам доказывания относятся источники доказательств и способы собирания и получения доказательств, находящихся в тесной связи между собой, результаты оперативно-розыскной деятельности, общеизвестные, преюдициально установленные факты и правовые презумпции.

Однако это центральное понятие на разных этапах развития судопроизводства в нормативных актах и в представлениях ученых определялось различным образом.

Вопросы доказательственного права в дореволюционной России разрабатывали великие ученые Л.Е. Владимиров, СИ. Викторский, М.В. Духовской, СВ. Познышев, Н.Н. Розин, Д.Г. Тальберг и др.

СИ. Викторский , Д.Г. Тальберг , Л.Е. Владимиров под уголовными доказательствами понимали всякий факт, вызывающий в суде убеждение в существовании или несуществовании какого-либо обстоятельства, составляющего предмет судебного разбирательства.

И.Я. Фойницкий рассматривал доказательства в двух значениях: как доказательственный материал, при помощи которого можно сделать заключение о неизвестном и как умственный процесс, путем которого обстоятельства искомые ставятся в связь с обстоятельствами известными.

 С.В. Познышев и М.В. Духовской считали, что доказательствами в уголовном процессе являются только те факты, которые с соблюдением установленных законом правил и при наличии признаков, требуемых законом, представляются в уголовный суд для обоснования вывода о свойствах события, составляющего предмет исследования этого суда, и об ответственности судимых лиц.

Наряду с высказанными позициями русских дореволюционных юристов по вопросу определения понятия доказательств в уголовном судопроизводстве, следует отдельно отметить точку зрения В.К. Случевского. По данной проблеме В.К. Случевский рассуждал таким образом, что уголовный судья стремится к обнаружению материальной истины в отношении совершенного преступления, а обнаружить её он может только через оценку фактических обстоятельств, предшествовавших, совпавших или следовавших за совершением преступления. То есть, фактические данные, которые из этой области заимствует судья и кладёт в основание своего убеждения о действительности события преступления и виновности лица, на которое падает подозрение, имеют значение доказательств по уголовному делу. Соответственно, под уголовными доказательствами, заключает В.К. Случевский, следует разуметь те фактические данные, на основании которых судья может образовать в себе, в отношении преступного посягательства, убеждение о событии преступления и виновности совершившего его лица.

По существу В.К. Случевский был одним из первых русских юристов дореволюционного периода, который предложил использовать понятие уголовно-процессуальных доказательств через категорию «фактических данных».

Анализ приведенных взглядов показывает, что в дореволюционный период не было единого мнения ученых о сущности факта, являющегося доказательством, об источниках их получения, о способах их собирания. Допускалось смешение судебного доказательства и доказательства в логике. Вместе с тем доказательства правильно рассматривать как средство доказывания обстоятельств, от которых зависит решение дела по существу. Не любые факты могут быть доказательствами, а только те, которые обладают законными признаками и представлены в уголовный суд с соблюдением установленных законом правил.

Но многие авторы стали утверждать и отстаивать позицию о том, что доказательства в уголовном процессе - это факты (объективно существующие факты реальной действительности), при помощи которых устанавливается совершённое преступление. В частности, А.Я. Вышинский писал, что судебные доказательства - это обычные факты, те же совершающиеся в жизни явления, те же вещи, те же люди, те же действия людей. Судебными доказательствами они являются лишь постольку, поскольку они вступают в орбиту судебного процесса, становятся средством для установления интересующих суд и следствие обстоятельств, для решения интересующих суд и следствие вопросов» .

В дальнейшем некоторые процессуалисты начали определять доказательства через фактические данные, однако, понимали под последними те же самые факты реальной действительности. Так, В.Д. Арсеньев писал, что уголовно-процессуальными доказательствами являются фактические данные (факты настоящего и прошлого), связанные с подлежащими установлению фактическими обстоятельствами уголовного дела.

Сами по себе жизненные факты не обладают свойствами устанавливать обстоятельства дела. Для того чтобы они стали доказательствами, необходимо их собрать, проверить в установленном законом порядке, т.е. придать им процессуальную форму: обнаружить лицо, которое предположительно располагает необходимыми сведениями, вызвать в качестве свидетеля, допросить, зафиксировать сказанное в протоколе.

Поэтому другие учёные придерживались точки зрения, согласно которой доказательствами в уголовном процессе признавались одновременно и факты и источники этих фактов. Профессор М.С. Строгович писал: «Доказательствами являются все фактические данные, которые в предусмотренных процессуальных формах устанавливают или опровергают событие преступления, уличают или оправдывают привлеченных к уголовной ответственности лиц и устанавливают степень их ответственности» .

Однако теория, согласно которой доказательствами в уголовном процессе признавались одновременно и факты и источники этих фактов была подвергнута обоснованной критике, основанной на выводе о том, что ни при расследовании, ни в суде не фигурируют объективно существующие и достоверные факты, могущие быть использованы «в готовом виде» для установления предмета доказывания. Поэтому доказательствами, по мнению ряда авторов, должны являться не факты, познанные и процессуально закреплённые, а сведения о фактах, если они могут устанавливать или опровергать подлежащие доказыванию обстоятельства уголовного дела. Именно данная концепция получила наибольшее признание и распространение среди учёных.

Одним из основных разработчиков этой концепции понятия доказательств, основывающейся на выводе о том, что доказательства представляют собой фактические данные (сведения о фактах, информацию о фактах, но не сами факты), содержащиеся в законом установленном источнике, стал В.Я. Дорохов.

Такое количество подходов, моделей, концепций понятия уголовно-процессуальных доказательств несколько негативно повлияла на формирование единой трактовки и понимания этой важнейшей уголовно-процессуальной категории на современном этапе развития науки уголовного процесса. Так, и в настоящее время среди процессуалистов отсутствует единство взглядов относительно определения понятия уголовно-процессуальных доказательств. Одной же из причин этого явления, безусловно, служит наличие разработанных ещё в советский период всевозможных подходов к определению понятия доказательств, которые получили своё дальнейшее развитие и совершенствование в современных условиях.

В ст. 74 УПК РФ 2001 г. содержится определение доказательствам, которое отличается от текста ст. 69 УПК РСФСР. Так, если УПК РСФСР предусматривал, что доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, то уже УПК РФ формулирует доказательства по уголовному делу как любые сведения, но не фактические данные.

Попытка модернизировать нормативное регулирование рассматриваемого понятия не увенчалась успехом. В процессуальной литературе появилось много работ, в которых не только реанимируются прежние концепции, но предлагаются новые, увеличивающее разнообразие взглядов ученых на понятие доказательств.

В теории доказательств одни авторы считают, что доказательствами являются только факты, а источники сведений о фактах не являются доказательствами . Это мнение противоречит теории отражения, раскрывающей процесс формирования доказательств: преступные события отражаются в окружающей среде в виде следов на предметах или в памяти людей. В сознании людей существуют не факты объективной реальности, а их образы, сведения о них. Последние и служат средством доказывания обстоятельств, входящих в предмет доказывания. К тому же нельзя отрывать сведения о фактах от процессуальных источников, в которых они содержатся.

Другие авторы обосновывают двойственное понятие доказательств: как источников получения следователем и судом сведений о том или ином факте и доказательств как фактов, обстоятельств, на основе которых следствие и суд делают выводы по данному уголовному делу . Основной недостаток этой концепции состоит в том, что сведения о фактах и источники рассматриваются отдельно друг от друга, не подчеркивается их связь и взаимозависимость. Отрыв источников доказательств от сведений о фактах, признание за ними самостоятельных доказательств может привести к ошибкам на практике.

Некоторые авторы предлагают рассматривать доказательство «как единство не двух, а трех основных элементов: 1) сведений о фактах; 2) источников сведений о фактах; 3) способов и порядка собирания, закрепления и проверки сведений о фактах и их источников, причем не как простое суммированное единство, а как систему их самих и возникающих в этой связи отношений» .

Вряд ли можно согласиться с этим мнением. Доказательства и доказывание - тесно связанные понятия. Доказательства являются единственным средством установления обстоятельств предмета доказывания. Доказывание — это урегулированная законом деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств. Собирание и проверка доказательств является способом отыскания носителей информации, получение сведений и их закрепление. Главная цель доказывания — придание процессуальной формы обнаруженным носителям (объектам) информации. Доказательства являются результатом доказывания. Доказательства — это средства установления обстоятельств предмета доказывания. Таким образом, доказывание как деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств не может быть составной частью результата своей деятельности.

Нормативное регулирование понятия доказательств позволяет сделать вывод о том, что в ст. 74 УПК РФ закреплено единое понятие доказательства. С этим мнением не согласны некоторые процессуалисты. Так, например, В. Зажицкий считает, что уголовно-процессуальный закон закрепляет двойственное понятие доказательств по уголовному делу: с одной стороны, это любые сведения, а с другой — их процессуальные источники. Такой подход, по мнению автора, противоречит научно обоснованному пониманию доказательства как единства сведений и процессуальных источников.

Это мнение было вполне уместно высказать к положениям ст. 69 УПК РСФСР I960 г., где в первой части доказательствами именовались фактические данные (сведения о фактах), а во второй перечислялись виды доказательств. Стремясь избежать ошибок в определении доказательства прежнего УПК РСФСР, законодатель употребляет термин «доказательство» к разным элементам единого понятия доказательства (ч. 1, 2 ст. 74 УПК РФ). Законодатель признал равнозначность того, о чем сказано в обеих ее частях, т.е. упоминаемые в ч. 1 этой статьи сведения, которые могут быть использованы для подтверждения или опровержения подлежащих установлению по уголовному делу обстоятельств, а также перечисленные в ч. 2 той же статьи источники, из которых могут черпаться соответствующие сведения. Другими словами, закон предусматривает, что статусом процессуального доказательства могут на равных обладать как сведения, так и их источники (виды).

Доказательство выступает в единстве своего содержания (сведения) и процессуальной формы, в которую они обличены. Процессуальная форма, если она не содержит относящихся к делу сведений, сведения вне процессуальной формы не могут рассматриваться как доказательства.

Ученые неоднократно отмечали, что нельзя разделять сведения и источники доказательств, являющихся процессуальной формой сохранения информации, полученной от ее носителей. Любое понятие всегда имеет оформленное содержание и содержательную форму. Применительно к понятию доказательств это означает, что источники сведений о фактах, сами факты приобретают доказательственное значение только в связи друг с другом.

Обобщив судебную практику, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ» постановил: «...п. 13 Обвинительное заключение или обвинительный акт в соответствии с пунктами 5 и 6 части 1 статьи 220 УПК РФ и пунктом 6 части 1 статьи 225 УПК РФ должны включать в себя, в частности, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Если по делу привлечено несколько обвиняемых или обвиняемому вменяется несколько эпизодов обвинения, то перечень указанных доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду обвинения. Под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу». Редакция ст. 74 УПК РФ позволяет утверждать, что доказательствами являются любые сведения еще до того, как они будут получены в установленном законом порядке. Использование прилагательного «любые» к сведениям лишний раз подтверждает, что «всякий», «какие угодно» сведения, не ограниченные по содержанию и правовым последствиям, могут быть доказательствами.

Собирая доказательства, следователь имеет дело с любыми сведениями. Задача его состоит в том, чтобы установить их относимость, не допускать нарушение закона, проверить сведения на их соответствие действительности. Только относимые, допустимые и достоверные доказательства могут устанавливать обстоятельства, подлежащих доказыванию.

Подводя итог, можно сказать, что доказательствами по уголовному делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, содержащихся в источниках (видах) доказательств, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Значение доказательств как средства доказывания обусловлено наличием всеобщей связи между явлениями окружающей действительности. Событие преступления отражается на объектах в виде следов. Снятая со следа информация в установленном законом порядке становится доказательством, средством восстановления совершенного преступления и лица, его совершившего. Именно наличие связи доказательств с искомыми фактами является главным признаком, в силу которого доказательство является средством доказывания.

В процессуальной литературе существуют разные взгляды на то, что может служить средством доказывания. К ним ученые относят сведения и факты; источники доказательств; способы получения доказательств, источник доказательств и собственно доказательства; способы собирания фактических данных; результаты оперативно-розыскной деятельности, презумпции, общеизвестные факты.

Различие во взглядах вызвано неодинаковым пониманием доказательства. Сведения о фактах, источники доказательств сами по себе не могут быть доказательством. К способам собирания доказательств относятся следственные и иные процессуальные действия, которые способствуют формированию доказательств.

Презумпции, общеизвестные факты, результаты оперативно-розыскной деятельности не устанавливают обстоятельства уголовного дела и не могут это сделать, так как не являются следами преступления и не содержат сведений о совершенном преступлении. Их можно отнести к фактам, которые влияют на пределы доказывания: исключают необходимость устанавливать общеизвестные факты. Презумпция вообще и презумпция невиновности в частности влияет на ход расследования, обязывая уполномоченные законом органы и должностные лица, доказывать виновность, ибо невиновность обвиняемого презумируется. В случае недоказанности причастности лица к совершению преступления они обязаны вынести решение в пользу обвиняемого.

Результаты оперативно-розыскной деятельности не являются доказательствами, так как они получены в иных условиях, иными субъектами, оперативно-розыскными мероприятиями, закреплены в иных материалах, т.е. без соблюдения условий процессуальной формы. Не случайно в ст. 89 УПК РФ сказано: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом».

В Уголовно-процессуальном кодексе часто используется термин «материалы уголовного дела» (ч. 3 ст. 84, ч. 5 ст. 154, ст. 155, 199, 215-219, ч. 3 ст. 299, ст. 286, ч. 2 ст. 290, ч. 3 ст. 319 УПК и др.). При этом, как правило, не разъясняется, что относится к материалам уголовного дела, каково их правовое значение. Иногда закон рассматривает материалы уголовного дела, выделенного в отдельное производство как доказательства по данному делу (ч. 5 ст. 154 УПК), или регулируя вынесение приговора в особом порядке, закон устанавливает, что материалы уголовного дела, сформированного на предварительном следствии, могут содержать доказательства, подтверждающие обвинение (ч. 7 ст. 316 УПК).

Анализ закона свидетельствует о том, что в материалах уголовного дела могут находиться доказательства, предусмотренные ст. 74 УПК. Постановление следователя, определение и приговор суда, заявление и сообщения о совершенных преступлениях, материалы проверки этого сообщения, протоколы следственных действий, протоколы судебных заседаний, протоколы ознакомления с материалами уголовного дела, запросы, повестки, ходатайства, кассационные, апелляционные, надзорные жалобы и представления являются материалами уголовного дела.

Не все перечисленные материалы могут быть доказательствами. Постановление следователя, определение суда, обвинительное заключение, приговор — документы, которые выносятся на основании доказательств, — доказательствами не являются.

Протоколы бывают также разных видов: в одних фиксируются сведения, собранные при производстве следственных и судебных действий, других — констатируется осуществление определенного действия (ст. 218 УПК).

Из изложенного следует, что доказательства относятся к материалам дела, но не все материалы имеют доказательственное значение.

В материалы уголовного дела входят и дополнительные материалы, приобщенные к жалобе или представлению, направляемых в кассационную и надзорную инстанции (пп. 5—7 ст. 377, п. 2.1 Постановления Пленума Верховный Суд РФ от 11 января 2007 г. «О применении судами норм главы 48 УПК РФ»). Они в совокупности с имеющимися в уголовном деле доказательствами могут быть положены в основу решения только об отмене приговора, определения и постановления суда с возвращением прокурору либо передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в суд первой или второй инстанции. Изменение приговора и последующих решений или их отмена с прекращением производства по уголовному делу на основании дополнительных материалов, приобщенных к жалобе или представлению, не допускается.

Во всех перечисленных случаях дополнительные материалы не являются доказательствами. Отмеченное правовое значение дополнительных материалов объясняется тем, что в судебном разбирательстве при рассмотрении дела по существу этих материалов не было. Суд их не проверял, не оценивал и при вынесении приговора суд не учитывал. Если дополнительные материалы содержат новые сведения об обстоятельствах уголовного дела, то их надо исследовать в новом судебном заседании и только после этого использовать в вынесении приговора.

Вместе с тем дополнительные материалы могут служить основанием для изменения приговора и последующих решений или их отмены с прекращением производства по уголовному делу, если достоверность фактов, устанавливаемая такими материалами, не нуждаются в проверке судом первой инстанции (документы, свидетельствующие о недостижении осужденным возраста, с которого наступает уголовная ответственность, об отсутствии судимости, о применении акта об амнистии по предыдущему приговору и др.).

Без доказательств не устанавливается ни одно обстоятельство совершенного преступления. Поскольку преступное событие совершается в прошлом, а следователь, дознаватель или судья лишены возможности воспринимать его лично, познание в уголовном процессе осуществляется при помощи доказательств, т.е. опосредованным путем.

Существует и иное мнение. Ученые полагают, что отдельные обстоятельства могут быть восприняты следователем, судьей непосредственно. К ним относятся факты, которые сохранились к моменту расследования и рассмотрения дела: последствия пожара, обезображенное лицо, фальшивая водка и т.д.

В связи с этим возникает вопрос, можно ли устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания, непосредственно, не прибегая к помощи доказательств, и выносить решения на основе непосредственных знаний об искомых фактах? На этот вопрос положительно отвечал В.Я. Дорохов. Он писал: «Если тот или иной факт, подлежащий установлению в деле, доступен для непосредственного восприятия следователя, судей, то в таком случае нельзя говорить о доказательстве, поскольку непосредственное восприятие факта является самостоятельным способом доказывания».

Из приведенного высказывания следует вывод о том, что судьи могут выносить процессуальные решения, основанные не на доказательствах, а на результатах непосредственного восприятия. В.Я. Дорохов утверждает, что «принимая решение, следователь опирается непосредственно на результаты наблюдения соответствующих обстоятельств». Эти рекомендации не противоречат закону, а применение их на практике может привести к вынесению процессуальных решений по усмотрению следователей и судей, не опирающихся на доказательства, и в силу этого не поддающихся какому-либо контролю.

Соотношение опосредованного установления обстоятельств преступления путем использования доказательств и непосредственного восприятия различного вида доказательственной информации применительно к уголовному процессу проявляется следующим образом.

Непосредственное восприятие события преступления в уголовном процессе невозможно, так как производство по делу осуществляется после совершения преступного деяния. Вместе с тем преступление, несмотря на все меры предосторожности правонарушителя, оставляет в окружающей действительности определенные следы. Ими могут быть пальцевые отпечатки, следы ног, взлома, похищенные ценности, сгоревший дом, очевидцы деяния и т.д. Основная задача следователя состоит в обнаружении предметов, людей, наблюдавших происходящее и т.д. Порядок обнаружения, собирания, фиксации выявленных фактов предусмотрены законом. Следователь, дознаватель, прокурор или суд осуществляют следственное и судебное действие, непосредственно воспринимают всю доказательственную информацию.

Одним из общих условий судебного разбирательства является непосредственность (ст. 240 УПК РФ). Непосредственность исследования доказательств присуща в несколько ограниченной форме и предварительному расследованию. Непосредственность исследования доказательств обеспечивает наиболее правильную передачу сведений о происшедших событиях (меньше утечки и искажения информации при их передаче), а также способствует формированию правильного внутреннего убеждения.

Однако специфика доказывания в уголовном процессе требует, чтобы непосредственное (чувственное) восприятие было зафиксировано в различных протоколах следственных и судебных действий.

В уголовно-процессуальном доказывании в силу специфики объекта, формы и методов исследования исключается, вынесение процессуальных решений следователем и судом на основе результатов личного наблюдения ими соответствующих обстоятельств, так как в этом случае нет доказательств, которые служат основанием для вынесения решения и его проверки в последующих судебных испытаниях.

Опосредованный путь установления искомых фактов имеет важное значение для практики. Все выводы следователя в обвинительном заключении, дознавателя в обвинительном акте, суда в приговоре должны основываться на доказательствах. Закон требует, чтобы все решения следователя и суда были законными, обоснованными и мотивированными (ч. 4 ст. 7 УПК). Нарушение этого требования — основание для обжалования приговора в апелляционном, кассационном порядке.

Характерная черта познания в уголовном процессе — не только выявление обстоятельств совершенного преступления, но и их удостоверение. Впервые на эту сторону познания в уголовном процессе обратил внимание А.И. Ратинов, который писал: «Говоря о доказывании всегда имеют в виду адресат, которому надо доказать то или иное положение. В уголовном судопроизводстве адресатами доказывания являются не только сам субъект познания и соответствующие процессуальные инстанции, но и общество в целом. Сказанное приводит к выводу о том, что судебное разбирательство имеет познавательную и удостоверительную сторону».

  3. Содержание и процессуальная форма доказательств

Единое понятие доказательства не исключает различия составляющих его частей: сведений и их источников.

Сведения — это содержание доказательства. Они несут информацию об обстоятельствах совершенного преступления и в силу этого являются средствами доказывания.

Сведения сами по себе — не доказательства. Они являются первичным материалом для формирования доказательств. Эти сведения имеют объективное содержание, так как отражают объективную реальность. Форма сохранения этих сведений разная. Если носитель информации — человек, то налицо субъективная форма, включающая восприятие, запоминание и воспроизведение информации, так как «идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» . Если носитель информации — предмет, то и формой сохранения сведений, проявляющихся в изменении структуры, состояния вещи будут материальные предметы.

Для того чтобы использовать сведения, являющиеся образом объективной реальности, необходимо придать им процессуальную форму:

1. Лица — носители информации — по основаниям, указанным в ст. 56, 42, 46, 47 УПК РФ, приобретают процессуальное положение свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и в таком качестве участвуют в доказывании. Материальный предмет — носитель информации — преобразуется в вещественное доказательство в результате действий по выявлению предмета, обнаружению на нем относящихся к делу свойств, признанию этого предмета вещественным доказательством и приобщению к делу (ст. 74, 81 УПК РФ).

2. Сведения должны быть получены уполномоченными органами и должностными лицами. К ним относятся суд, прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель (ст. 29, 37—39, 41, ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Адвокат-защитник, как и подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители не уполномочены собирать доказательства путем совершения следственных и иных процессуальных действий. Указанные участники процесса имеют право обнаруживать носителей информации путем получения письменных документов, предметов, истребования характеристик и справок и заявлять ходатайства уполномоченным органам для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2, 3 ст. 86 УПК РФ).

3. Сведения о фактах должны быть собраны предусмотренными в законе следственными, судебными и иными процессуальными действиями (ст. 173, 176, 179, 181-183, 185-201, 275, 277, 278, 283, 284, 287—290 УПК РФ). Нарушение этих требований может повлечь за собой признание доказательства недопустимым. В некоторых случаях закон предусматривает, что доказательственная информация может быть получена только из прямо установленных в законе источников. Так, например, ст. 196 УПК РФ предусматривает обязательное производство экспертизы, если необходимо установить: причины смерти; характер и степень вреда, причиненного здоровью; психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

4. Необходимо соблюдение общих правил производства следственных и судебных действий и порядка фиксации полученных сведений (ст. 164-167, 240-242, 174, 180, ч. 12 ст. 182, ч. 1 ст. 183, ч. 5 ст. 185, ч. 7 ст. 186, ст. 190, ч. 5 ст. 192, ч. 9 ст. 193 УПК).

5. Содержание доказательств — сведения, находящиеся в определенных источниках доказательств. Каждый вид доказательств имеет свой процессуальный порядок получения сведений. Содержанием показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля являются сведения, полученные на допросе (ст. 76-79 УПК). Несмотря на то, что все показания получены на допросе, содержание их отличается друг от друга. Эти отличия в существе показаний и правилах допроса вызваны процессуальным положением допрашиваемых субъектов.

6. Необходимым признаком доказательства является относимость, которая характеризует связь между содержанием доказательства и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, или промежуточными фактами, используемыми в косвенном способе доказывания. Иными словами, относимость — это способность доказательства своим содержанием устанавливать искомые факты.

7. Другим необходимым признаком доказательства является допустимость, под которой понимается пригодность доказательства с точки зрения законности источников, способов и основ получения доказательств. Можно сказать иначе. Под допустимостью доказательств обычно понимается их процессуальная доброкачественность, соответствие закону. К недопустимым доказательствам относятся показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК). Недопустимость сведений в данном случае объясняется не нарушением процессуального порядка собирания доказательств, а тем, что они не являются следами преступления и не содержат объективной, проверяемой информации.

8. Доказательства должны быть достоверными. Под достоверностью, понимают соответствие сведений, используемых для установления или опровержения обстоятельств, подлежащих доказыванию тому, что на самом деле было в действительности. В силу данного свойства доказательством может считаться лишь правдивая, соответствующая истине информация.

На основании вышеизложенного можно прийти к выводу, что содержание доказательства образуют относимые, допустимые и достоверные сведения, полученные из источников сведений в установленном законом порядке.

В процессуальной литературе нет единства мнения, что следует считать источниками доказательств. Исследователи высказывают разные взгляды на процесс отражения преступления в окружающей действительности, наличии носителей информации, формировании доказательств, процессуальной формы, что является источником доказательств и др.

Многообразие мнений по названным вопросам объясняется в известной степени отсутствием в законе определения «источник доказательств» как в ст. 5 УПК, где разъясняются значения основных понятий, используемых в УПК РФ, так и в ст. 74 УПК, посвященной доказательствам.

Исследователи считают, что носитель информации как форма сохранения информации существует в каждом доказательстве. Этот вывод основывается на положении о том, что событие преступления, будучи явлением объективного мира и взаимодействуя с другими фактами, событиями, отражается в них в виде следов в памяти людей и на материальных предметах. Человек и предмет не является источником доказательств. Они сами по себе не создают информацию, они ее сохраняют.

По мнению некоторых процессуалистов, «показания или документы являются доказательствами, а источником — человек, от которого они получены». Вряд ли можно с этим согласиться. Человек и предмет не создают информацию. Они сохраняют сведения, источником которых является объективная реальность.

Иное мнение высказал А.А.Давлетов. «Доказательствами, — писал он, — выступают сами лица и вещи с исходящими от них фактическими данными». Из изложенного следует, что носители сведений без какого-либо процессуального оформления стали доказательствами по уголовному делу. К тому же трудно представить как человека и вещь будут приобщать к делу или как их можно положить в обоснование принятого решения.

В.Я. Дорохов считал, что человек является для всех без исключения источников доказательств носителем информации. Он писал: «Источниками показаний и заключения будут лица, дающие показания и заключения; источниками протоколов следственных и судебных действий и документов выступают лица, составившие протокол — документ; источником вещественных доказательств является следователь, понятые, а также граждане, нашедшие и представившие органам расследования предмет».

В.Д. Арсеньев, соглашаясь с отнесением к источникам показаний и заключений человека, полагал, что носителем информации документов является материальный предмет. Применительно к вещественным доказательствам им будет выступать место их обнаружения и изъятия.

Вопрос об определении места носителя информации в структуре доказательства может быть решен в связи с положениями о процессуальной форме доказательств. Такая форма выражает специфику возникновения доказательств, которая распадается на два разделенных во времени, но взаимосвязанных между собой процесса.

Первый из них относится к следообразованию, когда взаимодействие предметов объективного мира влечет за собой их взаимное изменение и создаст объективную предпосылку возможности передачи соответствующей информации. Преступления, обстоятельства, связанные с ним как явления реального мира отражаются в окружающей среде в виде следов на материальных объектах и в памяти людей. Однако следы сами по себе, отражения еще не являются доказательствами.

Для того чтобы они стали таковыми необходимо наступление второго этапа формирования доказательств — придания процессуальной формы следам — отражениям. Ораны, уполномоченные на то законом, собирают их. Собирание доказательств — это деятельность по обнаружению, истребованию и фиксации в установленном законом порядке доказательств.

В зависимости от особенности носителя информации установлен процессуальный порядок собирания доказательств.

Человек — наиболее распространенный носитель информации, следовательно, необходимо, прежде всего выявить кто владеет информацией. В зависимости от определенных условий поставить их в положение свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого. Следователь должен работать не с безличным носителем информации, а с лицом, занимающим определенное процессуальное положение. Законодатель в соответствии с этим предусматривает различный порядок допроса вышеуказанных участников процесса.

Разное процессуальное положение влечет и разный порядок допроса — следственного действия, направленного на получение показаний. В соответствии с этим существуют показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого.

Задача дознавателя следователя, прокурора и судьи состоит не только в том, чтобы собрать сведения об обстоятельствах совершенного преступления, но и изучить личность дающих показания. Любая информация, которую получают от участников процесса, несет в себе отпечаток его личности: способность правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить информацию, отношения субъектов друг с другом, заинтересованность в исходе дела. Необходимо также учесть наличие свидетельского иммунитета и др.

Все эти обстоятельства важны для решения вопроса о возможности использования информации, полученной от указанных участников процесса. Доброкачественность носителя информации имеет значение для определения достоверности доказательств.

Любые показания являются сведениями, полученными на допросе (ч. 1 ст. 76, ч. 1 ст. 77, ч. 1 ст. 78, ст. 79 УПК РФ). Они составляют содержание доказательства. Человек, давший показания, не является составной частью доказательства. Сведения — это идеальный образ, отражающий особенности процессуального положения лица, дающего показания. С целью сохранения полученной информации составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166, 167 УПК РФ.

Несколько иной процессуальный порядок преобразования сведений, находящихся на материальных объектах. Носителем информации, содержащейся в вещественном доказательстве, является не человек и не место его обнаружения, а вещь объективного мира, на которой остались следы, отпечатки, особое их расположение, состояние и иные изменения. Именно они несут информацию об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Обнаруженные в ходе следственного действия предметы осматриваются с участием понятых, выявленные признаки заносятся в протокол этого следственного действия. Затем предмет упаковывается, опечатывается, изымается, признается вещественным доказательством и приобщается к уголовному делу, о чем выносятся соответствующие постановления (ч. 3 ст. 177, ч. 2 ст. 81 УПК). Все указанные действия, осуществляемые дознавателем, следователем, прокурором и судом, не меняют существа предмета - носителя информации, не превращают его в личное доказательство, как об этом говорят некоторые процессуалисты.

Некоторые авторы полагают, что носителями сведений о фактах в заключении эксперта является физическое лицо.

Носителем сведений в заключении эксперта является человек или предмет, сохранившие следы преступления. Именно они подвергаются экспертному исследованию с целью получения доказательственной информации, имеющей отношение к установлению искомых фактов (пальцевые отпечатки, следы крови, подчистки документов и т.д.). Формирование заключения эксперта как вида доказательств регулируется законом и включает ряд действий: обнаружение предмета со следами, познание которых требует привлечения лица, обладающего специальными знаниями; назначение производства судебной экспертизы и эксперта; исследование представленного предмета; получение заключения эксперта, имеющего характер выводного знания.

Носителями сведений, содержащихся в документах, является предмет материального мира (бумага, перфокарта, береста, и др.), на котором официальные лица или граждане общепринятыми или другими способами зафиксировали сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела. В случаях, когда документы обладают признаками, указанными в ст. 81 УПК РФ, они являются вещественными доказательствами. Иные документы, в отличие от протоколов следственных и судебных действий, могут появляться при совершении преступления до возбуждения уголовного дела, в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела.

Истребованные дознавателем, следователем, прокурором, судом или представленные адвокатом, потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, гражданским истцом, гражданским ответчиком документы приобщаются к уголовному делу. Порядок приобщения документов до сих пор не урегулирован законом.

Протоколы следственных и судебных действий являются процессуальной формой сохранения показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого. Протоколы фиксируют все, что было обнаружено при осмотре места происшествия, обыске, выемке, следственном эксперименте, освидетельствовании, контроле и записи переговоров, наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, проверке на месте. Протоколы следственных и судебных действий составляются в процессе производства по делу уполномоченными органами, должностными лицами в порядке, предусмотренном законом.

Формирование вышеуказанных протоколов как самостоятельных доказательств включает в себя деятельность дознавателя, следователя, которые воспринимают на местности, помещении, теле человека, предмете следы, оставленные преступлением или лицом, его совершившим. Следователь снимает эту информацию и фиксирует в протоколе. Для того чтобы вторичное отражение следователем следов преступления было правильным, закон предусматривает в определенных случаях участие понятых и специалистов.

Таким образом, в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела следам-отражениям придается процессуальная форма в виде показаний, признания вещественными доказательствами, документами и прочими видами доказательств.

Источниками доказательств в уголовном процессе является процессуальная форма закрепления и выражения сведений, содержащихся в показаниях, заключении и показании эксперта, заключении и показании специалиста, вещественных доказательствах, протоколах следственных и судебных действий, иных документов. Придание процессуальной формы следам-отражениям — это не что иное, как появление отдельных видов доказательств, которые и являются источниками доказательств. Многие процессуалисты также считают виды доказательств источниками доказательств.

Сведения и источники их получения находятся в неразрывном единстве. Оно проявляется в следующем: источник сведений нужен лишь постольку, поскольку он ведет к установлению соответствующих сведений. Сами же сведения черпаются лишь из предусмотренных законом источников. Нет и не может быть познания дознавателем, следователем, прокурором и судом вне определенных законом источников тех сведений, с помощью которых осуществляется доказывание. Практическое значение учета такого единства заключается в требовании объективной и тщательной проверки и оценки как передачи сведений, так и источников их получения.

Соотношение сведений и процессуальных источников (видов) доказательств имеет практическое значение с точки зрения определения совокупности доказательств, достаточной для разрешения уголовного дела.

Придание самостоятельного доказательственного значения источником (видам) доказательств приводит к ошибкам при принятии решения. Множественность источников доказательств по конкретному делу может создавать видимость доказанности вины обвиняемого. Тогда как при анализе содержания этих источников можно убедиться в обратном.

При производстве по делу возможны случаи, когда из одного вида (источника) доказательств получаются сведения о нескольких обстоятельствах (например, свидетель сообщает о нахождении обвиняемого на месте преступления, принадлежности ножа обвиняемому, которым нанесли ранения и т.д.). Бывают ситуации, когда несколько одноименных или разноименных источников доказательств содержат сведения об одном и том же обстоятельстве (например, обвиняемый признал подделку накладной, свидетель подтверждает факт подделки, очевидцем которой он был; заключением эксперта устанавливается, что подпись на накладной выполнена обвиняемым). О каком количестве доказательств идет речь в вышеуказанных примерах? В процессуальной литературе высказываются различные точки зрения по этому вопросу. Одни процессуалисты полагают, что при наличии нескольких источников об одном факте можно говорить об одном доказательстве, другие считают, что различные фактические данные, полученные из одного источника, не образуют совокупность доказательств и составляют одно доказательство, третьи полагают, что несколько фактов, установленных одним и тем же источником, могут служить самостоятельными «ступенями при косвенном доказательстве».

Изложенные мнения процессуалистов являются результатом различного понимания доказательств. Те из них, которые отрицают доказательственное значение за источником сведений, приходят к неприемлемому выводу о совокупности доказательств при наличии одного показания свидетеля, содержащего различные фактические данные, и об отсутствии совокупности доказательств при наличии нескольких источников, содержащих сведения об одном и том же факте.

Единство сведений и источников их получения позволяет утверждать, что один источник, содержащий несколько сведений об искомом факте, составит одно доказательство, точно так же, как несколько источников, содержащих сведения об одном и том же обстоятельстве, образуют несколько доказательств одного факта.

На основании изложенного доказательствами являются полученные в установленном законом порядке сведения о фактах, содержащиеся в показаниях подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, заключении и показании эксперта, заключении и показании специалиста, вещественных доказательствах, протоколах следственных и судебных действий, иных документов, на основе которых дознаватель, следователь, прокурор и суд устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

  4. Требования, предъявляемые к доказательствам

Работа с доказательствами требует четкого представления о его свойствах, т.е. установленных в законе требованиях, которым должно отвечать доказательство, используемое при производстве по делу. Часть 1 ст. 88 УПК РФ определяет, что каждое доказательство должно оцениваться с точки зрения его относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Относимость доказательств свидетельствует о его связи с существом дела, а равно с так называемыми промежуточными фактами, установление которых необходимо для опровержения или подтверждения обстоятельств, включаемых по закону в предмет доказывания.

Относимость — это свойство доказательства, связанное с его содержанием. Оно состоит в том, что содержащиеся в доказательстве сведения имеют отношение к делу, связаны с предметом доказывания или доказательственными фактами. Значение свойства относимости в том, что оно придает доказательственной деятельности следователя, дознавателя, прокурора, суда целенаправленный характер, побуждая этих лиц внимательно исследовать все, что важно для дела, отсеивая ненужную информацию, способную лишь загромождать дело. Связь доказательства с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, может быть очевидной, когда сведения непосредственно указывают на обстоятельства, входящие в предмет доказывания, или опосредованно, когда они указывают на промежуточные факты. С этой точки зрения относимыми будут доказательства: а) устанавливающие главный факт; б) устанавливающие промежуточные факты, из которых можно умозаключить о существовании искомых фактов. В этом случае их связь с предметом доказывания — неочевидна, предположительна; в) устанавливающие существование других доказательств; г) характеризующие условия формирования доказательств.

Понятие допустимости, наоборот, связано с формой доказательств.

Требование допустимости имеет своей целью устранить из доказывания сомнительные, ненадежные доказательства, которые нельзя использовать для обоснования выводов субъектов доказывания. В состязательном судопроизводстве оно приобрело особо важное значение и впервые в отечественном законодательстве поднято на конституционный уровень. Часть 2 ст. 50 Конституции РФ гласит: «При осуществлении правосудия не допускается применение доказательств, полученных с нарушением закона».

Допустимость, как свойство доказательства, состоит в соответствии его требованиям процессуального закона относительно источника, условий, способов получения и процессуального закрепления сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Допустимым является доказательство, полученное из надлежащего источника, управомоченным субъектом, законным способом и облеченное в надлежащую процессуальную форму. Рассмотрим каждый из этих критериев допустимости.

1. Доказательство должно быть получено из надлежащего источника. В четкой форме требование о надлежащем источнике показаний выражено в п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК: показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, признаны недопустимыми доказательствами. Источник доказательственной информации должен быть известным и поддающимся проверке. Поэтому не имеют доказательственного значения анонимные сообщения, результаты применения служебно-розыскных собак и взятые сами по себе данные оперативно-розыскного характера, полученные за пределами процессуальной формы. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает: «Результаты ОРД могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств». Это требование получило ныне отражение в ст. 89 УПК, в которой сказано: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом». Но данные оперативно-розыскного происхождения могут быть преобразованы в доказательства, если представлены субъекту доказывания с соблюдением процессуального порядка, дающего возможность проследить их происхождение.

2. Доказательство должно быть получено управомоченным на это лицом. Поэтому не может считаться доказательством — иным документом (ст. 84 УПК) справка, акт и иной документ, составленный и выданный должностным лицом за пределами его служебной компетенции. Но и управомоченный участник процесса не может выходить за пределы своих полномочий при сборе доказательств. Так, показания, полученные дознавателем при допросе свидетеля или потерпевшего по делу, находящемуся в производстве следователя, без его поручения, будут признаны недопустимыми доказательствами.

3. Доказательство должно быть получено с соблюдением надлежащей процедуры. При собирании доказательств в первую очередь требуют соблюдения закрепленные в Конституции РФ и УПК принципы уголовного процесса, составляющие основу судопроизводства. Также должны неуклонно соблюдаться правила проведения следственных действий. Этот момент четко выражен в п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК: к недопустимым доказательствам относятся доказательства, полученные с нарушением требований УПК. Определенная законом процедура проведения следственных действий содержит необходимые гарантии получения полной и неискаженной, т. е. достоверной доказательственной информации. Отступление от нее ставит доброкачественность полученных сведений под сомнение, делает их недопустимыми. Так, недопустимыми будут результаты обыска, протокол которого хотя и удостоверен понятыми, но они, как выяснилось, фактически при обыске не присутствовали. Также должен быть признан недопустимым протокол предъявления для опознания, когда группу опознаваемых составили лица, существенно различающиеся между собой по внешности, одежде и другим признакам. Недопустимыми будут и показания лиц, допрошенных следователем в отсутствие защитника, педагога, специалиста, если участие этих лиц в допросе является по закону обязательным. Конкретное выражение этого требования применительно к допросу подозреваемого и обвиняемого содержится в п. 2 ч. 2 с г. 75 УПК: недопустимыми признаются показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные этими лицами в суде.

4. Доказательство должно быть зафиксировано надлежащим образом. Справка о результатах осмотра, предъявления для опознания, иного следственного действия, составленная следователем по его результатам, будет недопустимым доказательством, так как фиксация результатов следственного действия произошла без соблюдения необходимых гарантий, обеспечивающих их полное и неискаженное закрепление и содержащихся в правилах составления протокола (ст. 166 УПК). Однако и протокол может быть признан недопустимым доказательством, если при его составлении также нарушены эти правила (например, если выясняется, что он составлен длительное время спустя после проведения следственного действия или если его удостоверили лица, которые в следственном действии не участвовали).

Признание доказательства недопустимым означает, что оно не имеет юридической силы и не может быть положено в основу обвинения, а также использовано для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Достоверность сведений — это соответствие их тому, что было в действительности. В силу данного свойства доказательством может считаться лишь правдивая информация. Наличие совокупности достоверных доказательств предъявляется чаще всего к вынесению обвинительного приговора. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» № 1 от 29 апреля 1996 г. в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 6 февраля 2007 г. указывается: «В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены». «Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 144 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, толкуются в его пользу» .

Знание свойств доказательств и требований закона позволит избежать ситуации, при которой относимые доказательства будут недопустимыми; допустимые - не относимыми, а относимые и допустимые — недостоверными.

Вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора возможно при наличии достаточности доказательств. В связи с этим надо признать, что одно доказательство независимо от кажущейся убедительности не может считаться достаточным для вынесения решения.

Для того чтобы вынести обоснованный, законный и справедливый приговор, необходимо несколько доказательств или совокупность. Совокупность доказательств должна быть достаточной (ч. 1 ст. 88 УПК). Законодатель требует не просто какого-то количества доброкачественных доказательств. Они должны быть достаточными для принятия решения. Требование достаточности доказательств может меняться в зависимости от задач и круга фактов, подлежащих установлению на том или ином этапе производства по делу. Если для возбуждения уголовного дела достаточно наличия данных, указывающих на признаки преступления и отсутствие оснований для отказа в возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 24 УПК), то для привлечения лица в качестве обвиняемого и окончания предварительного следствия — составлением обвинительного заключения — совокупность доказательств должна быть другой.

В тех случаях, когда закон говорит о наличии совокупности — достаточной для принятия решения — надо тщательно устанавливать требуемые обстоятельства. При привлечении лица в качестве обвиняемого надо устанавливать событие преступления с учетом индивидуализирующих признаков, лицо, его совершившее, виновность его, отсутствие обстоятельств, влекущих прекращение уголовного дела или уголовного преследования.

Обвинительный приговор не может основываться на догадках и предположениях. Такой приговор подлежит отмене.

Совокупность доказательств — это не просто объединение доказательств. По уголовному делу надо иметь взаимосвязанную внутренне согласованную систему доказательств. Взаимосвязь доказательств имеет объективную основу, так как доказательства являются следствием одной сущности и в них находят отражение различные обстоятельства преступления.

ГЛАВА 2. КЛАССИФИКАЦИЯ И ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

  1. Классификация доказательств и ее значение

Под классификацией в науке понимают распределение предметов какого-либо рода на взаимосвязанные классы, согласно наиболее существенным признакам, присущим предметам данного рода и отличающим их от других. Правильная классификация глубоко раскрывает связи между объектами, помогает их изучению и использованию.

Наличие многих видов доказательств, предусмотренных ч. 2 ст. 74 УПК, и многообразие их признаков указывают на различную роль в доказывании, отведенную тем или иным доказательствам. Это делает необходимым классификацию всех доказательств, т. е. разделение их на классы (группы), раскрывающие их существенные общие черты и специфические особенности, которые следует учитывать в практике доказывания. Классификация доказательств не только позволяет в учебных целях глубоко уяснить особенности отдельных доказательств и привести в систему полученные знания о них, но имеет также важное практическое значение, позволяющее осуществлять доказывание с учетом правил и рекомендаций, касающихся тех или иных классификационных групп.

Основанием классификации доказательств служат их наиболее существенные признаки. Таковыми являются:

1. Способ сохранения и передачи информации в доказательстве. По этому признаку доказательства подразделяются на личные и вещественные.

2. Отношение к предмету доказывания (главному факту). По этому признаку доказательства делятся на прямые и косвенные.

3. Отношение к источнику получения сведений. По этому признаку доказательства делятся на первоначальные и производные.

4. Отношение к обвинению. По этому признаку доказательства делятся на обвинительные и оправдательные.

Личные и вещественные доказательства различаются по способу сохранения и передачи информации. Личные доказательства — сообщения, исходящие от лиц и выраженные в знаковой форме. Это показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, а также заключения экспертов, специалистов и иные документы. Вещественные доказательства несут информацию о событии, выраженную в физических признаках материальных объектов (размер, форма, вес и др.).

Промежуточное место занимают протоколы следственных и судебных действий. В них сочетается информация, идущая от людей (следователь, понятые) и от материальных предметов (объекты осмотра, обыска, выемки).

Значение данной классификации не в том, что личные доказательства более важны и убедительны, чем вещественные (или наоборот). На мой взгляд, не совсем прав был А. Я. Вышинский, объявивший в свое время вещественные доказательства «нелгущими свидетелями», ибо, как показывает практика, их можно сфальсифицировать. Значение деления в другом - оно требует при проверке и оценке личных и вещественных доказательств учитывать различные факторы, влияющие на достоверность доказательств.

Когда речь идет о личных доказательствах, такими факторами являются: 1) условия восприятия информации; 2) физиологические и 3) психологические состояния лица, от которых зависит полнота и точность сообщения.

Когда речь идет о вещественных доказательствах, такими факторами являются особенности следообразования, возможность деформации следов в процессе их изъятия и хранения. Не исключена, как сказано, и фальсификация вещественных доказательств. Для исследования вещественных доказательств — «немых свидетелей» — важна роль эксперта.

Прямые и косвенные доказательства различаются по отношению содержащихся в них сведений к предмету доказывания (или к главному факту как основе предмета доказывания).

Прямые доказательства — это законно полученные сведения, которые прямо, без промежуточных этапов указывают на предмет доказывания (главный факт).

Косвенные доказательства — это законно полученные сведения, указывающие не на главный факт, а на промежуточные (доказательственные) факты, которые предшествовали или сопутствовали совершению преступления и из совокупности которых можно сделать вывод о наличии главного факта.

Прямыми или косвенными доказательствами могут быть показания, данные допрошенными лицами. Так, прямыми доказательствами будут показания свидетеля-очевидца или потерпевшего, в которых излагается сущность воспринятого ими предмета доказывания, т. е. главного факта. Прямыми будут и показания подозреваемого (обвиняемого), отрицающего вину, т. е. указывающие на «отрицательный» главный факт.

Косвенными доказательствами будут показания, указывающие на промежуточный факт, т. е. на обстоятельство, по предположению субъекта доказывания, опосредованно связанное с предметом доказывания. По делу об убийстве таковы показания свидетеля о том, что подозреваемый и потерпевший ссорились между собой и первый угрожал второму расправой. Косвенными будут показания, указывающие на другие промежуточные факты (например, о том, что подозреваемый изготавливал оружие, впоследствии оказавшееся орудием убийства, высказывал намерения совершить то или иное преступление и пр.).

Заключение эксперта и специалиста — всегда косвенные доказательства, так как изначально эти лица не вправе устанавливать обстоятельства, образующие предмет доказывания, поскольку данную задачу могут решать только следователь, прокурор, суд. Их заключения могут указывать лишь на промежуточный или вспомогательный факт. Таким, например, будет заключение эксперта о том, что пальцевый отпечаток оставлен подозреваемым.

Это же относится и к вещественным доказательствам, протоколам и иным документам. В последнем случае исключением может стать дневниковая запись, в которой преступник описывает совершенное им деяние. Можно ставить вопрос о прямом доказательстве — видеозаписи с камер слежения, на которой оказался запечатленным факт совершения лицом преступления (но и в этом случае предстоит установить, кем конкретно оно совершено).

Значение деления доказательств на прямые и косвенные состоит не в том, что прямые доказательства более важны и убедительны, а косвенные менее убедительны. При правильном использовании косвенных доказательств они могут создать «неоспоримый круг доказательств», непротиворечивый комплекс «аргументов». Значение деления в том, что пути прямого и косвенного доказывания различны. Путь прямого доказывания короче. Достаточно установить достоверность прямого доказательства, например истинность показаний нескольких очевидцев, как цель доказывания будет достигнута.

Путь косвенного доказывания — более длинный и сложный. Дело в том, что достоверное установление промежуточного (доказательственного) факта еще не свидетельствует о совершении преступления определенным лицом. Каждый такой факт сам по себе допускает различное его истолкование. Нужно установить такое число взаимосвязанных промежуточных фактов, чтобы, идя от одного факта к другому или объединяя разнородные факты, можно было бы прийти к установлению главного факта.

С учетом этого теория и практика выработали особые правила доказывания с помощью косвенных доказательств:

а) одного косвенного доказательства недостаточно для обоснования главного факта - нужна система;

б) совокупность косвенных доказательств должна обладать причинно-следственными и другими связями с главным фактом и между собой, т. е. не быть случайным скоплением доказательств;

в) эта совокупность должна быть гармоничной. Косвенные доказательства не только не должны противоречить друг другу: наоборот, они должны подкреплять друг друга;

г) из совокупности косвенных доказательств должен вытекать один-единственный вывод — о виновности лица в совершении преступления. Если же данная совокупность косвенных доказательств не исключает версии о виновности других лиц, она недостаточна для обоснования выводов. В такой ситуации недоказанная виновность считается равнозначной доказанной невиновности.

Первоначальные и производные доказательства. В основе этой классификации лежит отношение доказательства к источнику получения доказательственной информации. Первоначальными являются доказательства, содержащие сведения, полученные из первоисточника. Производные же доказательства содержат сведения, полученные из промежуточного источника.

Производные доказательства можно трактовать как своеобразные копии первоначальных доказательств, или, как иногда выражаются, как сообщения «из вторых рук». Недопустимо отождествлять производные доказательства с косвенными, как это иногда делают, забывая об основаниях классификации. Производные доказательства могут быть как прямыми, так и косвенными, в зависимости от того, какие сведения в них содержатся. Так, производным и прямым доказательством будут показания свидетеля, излагающего обстоятельства совершения кражи подозреваемым со слов подозреваемого, который ему об этом рассказал. Такими же будут показания лечащего врача об обстоятельствах причинения потерпевшему ножевого ранения его соседом, о чем потерпевший, впоследствии скончавшийся, рассказал врачу. Производным и косвенным доказательством по делу об убийстве будут показания со слов другого лица о том, что подозреваемый угрожал потерпевшему расправой за нанесенную обиду.

Значение этой классификации состоит в том, что субъекту доказывания необходимо учитывать возможность утраты и искажения информации при передаче ее другому носителю, закономерную при любом информационном процессе (например, при ретрансляции телевизионного сообщения, при детской игре в «испорченный телефон» и т. п.). Поэтому при использовании производных доказательств следует стремиться к тому, чтобы получить нужные сведения из первоисточника. А в случаях, когда это невозможно (очевидец умер, подлинный документ уничтожен) и субъект доказывания вынужден пользоваться производным доказательством, надо особенно тщательно выяснить, не произошло ли искажения информации при ее переносе на другой носитель (например, соблюдены ли правила и рекомендации криминалистики при изготовлении слепков, правильно ли воспринял свидетель с учетом его психофизиологических качеств и условий восприятия сообщение другого лица и т. д.).

Сказанное не означает, что при оценке производных доказательств приоритет должен всегда отдаваться первоначальному. Возможна и проверка, и даже опровержение первоначальных доказательств с помощью производных. Может, например, оказаться, что показания свидетеля, пересказывающего слова подозреваемого, в которых он признавался в совершении преступления, являются достоверными, а показания подозреваемого, отрицающего свою вину, — ложными.

Обвинительные и оправдательные доказательства разграничиваются по их отношению к обвинению. Обвинительными являются доказательства, в которых содержатся сведения, уличающие обвиняемого либо указывающие на отягчающие его вину обстоятельства. Соответственно оправдательные доказательства указывают на невиновность обвиняемого, т. е. опровергают обвинение, либо устанавливают обстоятельства, смягчающие его вину. И те и другие могут быть как прямыми, так и косвенными.

  2. Показания подозреваемого и обвиняемого

Показания подозреваемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в порядке, установленном законом.

Специфичным для данного вида доказательств является то, что показания дает участник судопроизводства, каким может согласно ст. 46 УПК стать лицо, которое, как отмечено выше, подвергнуто задержанию по подозрению в совершении преступления, в отношении которого возбуждено уголовное дело, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223' УПК. Установленные законом основания для признания подозреваемым в уголовном процессе отражаются на характере сведений, получаемых от этого лица. Они могут касаться оснований задержания, применения меры пресечения или обстоятельств, связанных с возбуждением уголовного дела. Они также могут подтверждать или опровергать версию причастности данного лица к совершению преступления, касаться соучастников и иных лиц, содержать сведения, характеризующие семейные обстоятельства, и др.

Установленным законом способом получения показаний подозреваемого является допрос, который должен начаться не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

Допрос осуществляется по правилам, установленным ст. 187— 190 УПК. Позицию по делу подозреваемый определяет сам и (или) по согласованию с защитником, с которым он может иметь свидание наедине и конфиденциально до первого допроса. Перед допросом ему разъясняются права и обязанности, в том числе его право давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения либо отказаться от них.

При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательства, в том числе при последующем отказе от этих показаний, если они давались в присутствии его защитника.

Подозреваемый обязан явиться по вызову следователя на допрос. Неявка на допрос без уважительных причин может повлечь применение такой меры процессуального принуждения, какой является привод. За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний подозреваемый уголовной ответственности не несет.

В ходе судебного разбирательства для выяснения противоречий в показаниях подсудимого возможно оглашение протокола показаний, данных им в качестве подозреваемого либо обвиняемого в стадии предварительного расследования дела. По результатам сравнительного анализа причин противоречий предпочтение вполне может быть отдано предыдущим или последующим показаниям.

Показания обвиняемого — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в порядке, установленном законом.

Показания такого рода даются лицом, в отношении которого вынесены постановление о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт (пп. 1, 2 ч. 1 ст. 47 УПК). Обвиняемый — один из участников уголовного судопроизводства со стороны защиты. Показания он может использовать как средства защиты его интересов. Вместе с тем показания обвиняемого для следователя, дознавателя, прокурора и суда являются источником доказательственной информации.

Процессуальное положение обвиняемого, в отношении и которого собрано достаточно доказательств для обвинения в совершении преступления, — фактор, порождающий особенности получения его показаний, их проверки и оценки.

Предметом показаний обвиняемого служит, прежде всего, и обвинение в совершении преступления. Он может возражать против предъявленного обвинения, дать показания по сути обвинения или отказаться от дачи показаний, что не влечет за собой привлечения к уголовной ответственности и не свидетельствует о его виновности.

При согласии обвиняемого давать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательства по его делу, в том числе и при его последующем отказе от них, если эти показания даны в присутствии защитника (п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК).

Повторный допрос по тому же обвинению — в случае отказа обвиняемого от дачи показаний на первом допросе – может производиться только по просьбе самого обвиняемого. Его отказ отдачи показаний не может оцениваться как обстоятельство, подтверждающее совершение им преступления или отрицательно характеризующее его личность.

Он вправе давать показания и о любых обстоятельствах, указанных в ст. 73 УПК, — о своих взаимоотношениях с потерпевшим, свидетелем, об условиях своей жизни, о соучастниках и др. Высказываемые им предположения, версии, мнения по пони обстоятельств, устанавливаемых по его делу, естественно, должны проверяться.

Обвиняемый может в своих показаниях признавать себя виновным в совершении преступления и сообщать о фактах и обстоятельствах, подтверждающих его позицию. Голословное, не подтвержденное никакими объективными данными, признание обвиняемым своей вины само по себе не является доказательством, так как не содержит сведений о фактах, подлежащих установлению по делу. Обвиняемый может давать и показания, отрицающие его вину. Такие показания также должны проверяться. Если не представляется возможным собрать доказательства, достаточные для опровержения этих показаний, остаются сомнения и устранить их не удается, то они толкуются в пользу обвиняемого. В случаях, когда отсутствуют другие доказательства, рассеивающие эти сомнения и подтверждающие вину обвиняемого, то выносится оправдательный приговор по п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК.

Обвиняемый может давать показания также в отношении соучастников. Показания эти могут быть правдивыми и ложными (оговором). Только тщательная, объективная проверка способна помочь разобраться в существе этих показаний.

Показания обвиняемый дает как в досудебном, так и в судебном производстве. Необходимым способом получения показаний обвиняемого является допрос, который должен быть начат следователем немедленно после предъявленного обвинения.

Допрос обвиняемого происходит по правилам ст. 173, 174, 187-190, 275 УПК.

Оценка показаний обвиняемого и подозреваемого должна учитывать живучесть пережитков теории формальных доказательств: анализ следственной практики показывает, что до настоящего времени признанию обвиняемым своей вины нередко придается значение бесспорного доказательства, а иногда и достаточного для обоснования его вины. Такая позиция снижает качество предварительного следствия и служит препятствием к установлению истины.

Отсюда важность указаний ч. 2 ст. 17 УПК, согласно которой «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы», а также ч. 2 ст. 77 УПК, где говорится: «Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств». Одно лишь признание обвиняемого нельзя считать достаточным для обоснования обвинительного приговора.

Однако несколько иное решение данного вопроса дается в новом разд. 10 УПК «Особый порядок судебного разбирательства». Согласно ст. 314 УПК обвиняемый по делам о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы, вправе, с согласия обвинителя и потерпевшего, заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без противоречия судебного разбирательства. Если суд удостоверится, что обвиняемый осознает характер и последствия ходатайства, а также убедится в его добровольности, он вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства. Эта норма за формальное отношение к признанию вины и несоответствие ее приведенным выше положениям ст. 77 УПК подвергнута критике многими учеными, хотя другая группа ученых ее одобряет (усматривая в ней аналог известной законодательству США «сделки о признании вины»).

Уместно вспомнить, что при оценке показаний обвиняемого и подозреваемого действует выработанное наукой, закрепленное в ст. 49 Конституции РФ и в ст. 14 УПК положение: «Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены... толкуются в пользу обвиняемого».

Определенную сложность имеет вопрос об оценке противоречивых показаний обвиняемого, данных на следствии и в суде (в виде изменения показаний). Здесь надо иметь в виду четкие разъяснения ст. 75 УПК: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым (обвиняемым) в суде, признаются недопустимыми. В то же время нельзя априори отдавать приоритет показаниям, данным в суде, по сравнению с показаниями, данными следователю с участием защитника, — необходимо выяснить, причину противоречий в двух показаниях и дать оценку каждому. В этих целях п. 1 ч. 1 ст. 276 предусматривает, что при наличии существенных противоречий первых показаний, полученных с участием защитника на следствии, со вторыми, полученными в суде, а также при отказе от дачи показаний, первые показания могут быть оглашены.

Спорен вопрос об оценке ложных показаний обвиняемого. Одни авторы считают такие показания косвенным доказательством его вины (обвиняемый лжет, ибо скрывает виновность). Другие ученые отрицают такой подход, ибо ложь может быть продиктована иными побуждениями, поэтому и невиновный может прибегнуть ко лжи. Вторая позиция представляется более верной.

Не вполне ясна оценка показаний осужденного по делу его соучастника. Исходя из ч. 2 ст. 47 УПК, согласно которой обвиняемым считается и осужденный, поэтому ранее осужденное лицо следует допрашивать не в качестве свидетеля, а в качестве обвиняемого, и именно так должны оцениваться его показания во втором процессе.

  3. Показания свидетеля и потерпевшего.

Согласно ч. 1 ст. 56 УПК свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и вызванное для дачи показаний. В ст. 79 УПК показания свидетеля определяются как сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями ряда статей УПК.

Свидетель не относится ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты. Он — иной участник процесса, непричастный к совершению преступления, но располагающий сведениями о нем или об обстоятельствах, установление которых необходимо для правильного разрешения уголовного дела. Он может давать любые показания, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого.

Закон исходит из того, что источник осведомленности свидетеля должен быть известен. Так п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК устанавливает, что показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми.

По общему правилу свидетеля нельзя допрашивать об обстоятельствах совершения преступления им самим. Если же свидетелю ставят вопросы об этом, начинает действовать свидетельский иммунитет. Согласно ст. 51 Конституции РФ и п. 40 ст. 5 УПК он состоит в праве лица, т. е. свидетеля, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, не давать показания против себя и своих близких родственников. Институт свидетельского иммунитета помимо освобождения допрашиваемых лиц от обязанности уличать своих близких включает и привилегию против самоизобличения — отказ дать показания против себя. Право свидетеля на отказ от самоизобличения закреплено и в п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК. При согласии же свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК).

Круг возможных свидетелей определяется их незаменимостью, ибо свидетель создается самим ходом события. На этом построен принцип: если лицо, являясь свидетелем, может стать каким-либо другим участником процесса, приоритет отдается свидетелю, ибо другой участник может быть без ущерба для дела заменен. Часть 1 ст. 61 УПК, а также ст. 64—71 УПК предусматривают отвод следователя, прокурора, судьи, секретаря, эксперта, переводчика, специалиста, если они были свидетелями. В этом случае эти лица утрачивают свой первоначальный статус и подлежат допросу как свидетели.

Из правила о недопустимости сочетания функций свидетеля с функциями другого участника возможны и некоторые исключения. Так, законные представители обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего могут быть допрошены как свидетели, а гражданский истец, если им является физическое лицо, — как потерпевший, причем эти лица сохраняются в процессе в своем первоначальном качестве, оставаясь законными представителями и гражданскими истцами.

Отсутствуют и возрастные ограничения, препятствующие малолетним и престарелым лицам быть свидетелями. Способность этих лиц к свидетельствованию в случае сомнения в этом может быть выяснена с помощью экспертизы. Из круга свидетелей исключаются лица, которые в силу своих физических и психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства дела и давать о них правильные показания.

Кроме того, ч. 3 ст. 56 УПК в четкой форме запрещает допрашивать определенных лиц. К ним отнесены судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу (п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК). Это гарантия независимости судей. В целях охраны адвокатской тайны эта норма устанавливает, что не подлежат допросу в качестве свидетеля: а) защитник подозреваемого, обвиняемого; б) адвокат (т. е. представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и свидетеля) об обстоятельствах, которые стали им известны при обращении к ним за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Также не подлежит допросу священнослужитель по обстоятельствам, известным ему из исповеди (п. 4 ч. 3 ст. 5 УПК). Эта норма — дань уважения к тайне исповеди.

В соответствии с Федеральным законом от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» ч. 3 ст. 56 УПК устанавливает, что член Совета Федерации и депутат Государственной Думы не подлежат допросу без их согласия об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением своих полномочий. Эта норма — гарантия независимости парламентариев, осуществляющих важную общественную функцию.

Согласно ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-I медицинские работники не вправе разглашать врачебную тайну, но обязаны представлять сведения, ее составляющие, по запросам органов дознания, следствия и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством. Из этого следует, что они могут в процессе расследования и судебного разбирательства быть допрошены в качестве свидетелей.

Существует проблема свидетельского иммунитета журналистов. Согласно Закону РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» журналист вправе сохранить в тайне источник получения им информации. Сходные положения закон устанавливает для нотариусов, банковских работников и других представителей некоторых профессий.

Законом определен и предмет показаний свидетеля. Согласно ст. 79 УПК свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего, и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. Допрос является процессуальным средством получения показаний свидетеля. Он должен проводиться уполномоченными лицами и в порядке, установленном ст. 187—191 и 278 УПК.

Свидетель, получивший повестку о вызове на допрос, обязан явиться. При неявке без уважительных причин его могут подвергнуть приводу или денежному взысканию (ч. 1 ст. 113, ст. 117 УПК).

Свидетель обязан давать правдивые показания. За отказ от дачи показаний он несет ответственность по ст. 308 УК, а за дачу заведомо ложного показания — по ст. 307 УК. Свидетель, давший заведомо ложные показания, освобождается от ответственности, когда он добровольно до постановления приговора заявит о ложности своих показаний (примечание к ст. 307 УК).

Существенной гарантией, обеспечивающей права свидетеля, является участие адвоката в его допросе (ч. 2 ст. 53, п. 6 ч. 4 ст. 56, ч. 5 ст. 189 УПК). Роль адвоката при этом активна. Он вправе задавать вопросы свидетелю, давать ему краткие консультации. Присутствие адвоката призвано положительно влиять на процесс проведения допроса следователем. Кроме того, по окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса.

Показания потерпевшего. В соответствии с ч. 1 ст. 78 УПК показания потерпевшего — сведения, сообщенные им на допросе, произведенном в ходе досудебного производства или в суде в соответствии с требованиями УПК. Показания эти во многом сходны с показаниями свидетеля. Однако особенности субъекта показаний — лица, которому преступлением причинен вред, накладывают существенные особенности на сами показания.

Потерпевший является жертвой преступления. Он относится к участникам процесса со стороны обвинения и имеет собственный интерес в деле. Для удовлетворения этого интереса ему предоставлены необходимые процессуальные права и обязанности, к числу которых относятся право и обязанность давать показания (п. 2 ч. 2 ст. 42 УПК).

Предметом показаний потерпевшего могут быть любые обстоятельства, имеющие отношение к делу. Содержание показаний потерпевшего во многом зависит от его прикосновенности к событию преступления. Если он был объектом посягательства (преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности), то в показаниях потерпевшего могут содержаться сведения о посягавшем лице, его соучастниках, месте, времени происшествия, способах совершения деяния, украденном, поврежденном или уничтоженном имуществе, о взаимоотношениях с различными участниками процесса. В тех случаях, когда потерпевший не был очевидцем преступления, его осведомленность может иметь крайне ограниченное значение для дела. Возможные его мнения, предположения о случившемся должны учитываться и проверяться в процессе доказывания.

Показания потерпевшего могут быть получены только путем допроса, проведенного в ходе досудебного производства и (или) в суде в соответствии с требованиями закона.

Допрос потерпевшего имеет особенности. В частности, нельзя забывать о том, что ему причинен вред совершенным преступлением, в связи с чем допрашивающему должностному лицу необходимо проявлять особую тактичность. Так же должно вести себя оно, если в ходе допроса выявляются сведения, касающиеся деталей поведения потерпевшего, которые могут стать обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимому (ч. 3 ст. 61 УК).

Средством фиксации показаний потерпевшего, как и показаний других участников уголовного судопроизводства, является протокол, который должен составляться с учетом требований ст.190 УПК.

Проверка и оценка показаний свидетелей и потерпевших требует учесть достаточно сложный психологический процесс формирования показаний. Он охватывает ряд этапов: а) восприятие свидетелем или потерпевшим информации; б) ее запоминание и в) воспроизведение. При этом необходимо иметь в виду факторы, которые оказывают на содержание показаний положительное либо отрицательное влияние. В первую очередь выявляются субъективные и объективные условия восприятия (например, острота зрения свидетеля, дальность воспринимаемого объекта, свойства памяти, отношение к обвиняемому и т. п.). С целью проверки показаний могут быть проведены очные ставки, опознания, экспертизы и проверка показаний на месте.

Оценка показаний свидетелей и потерпевших должна охватывать все критерии их допустимости, а также соответствие показаний другим доказательствам, анализ противоречий между ними.

Важное значение имеет проблема оглашения в суде показаний свидетеля и потерпевшего, ранее данных ими в стадии предварительного расследования. В новом УПК РФ поначалу оглашение показаний допускалось лишь с согласия сторон, что позволяло стороне защиты блокировать уличающие обвиняемых показания, данные свидетелями на следствии. Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» устранил такую возможность. Согласно ст. 281 УПК прежние показания по общему правилу можно оглашать с согласия обеих сторон, но при неявке свидетеля в суд по ряду уважительных причин (они перечислены в ч. 2 ст. 281 УПК), а также в случае существенных противоречий между показаниями в суде и ранее данными на предварительном расследовании прежние показания могут быть оглашены по ходатайству одной из сторон (ч. 3 ст. 281 УПК).

  4.Заключение и показания эксперта

Уголовно-процессуальный кодекс считает доказательством как заключение, так и показания эксперта. Статья 80 УПК дает такое определение этим видам доказательств.

1. Заключение эксперта — представленные в письменном виде выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

2. Показания эксперта — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями ст. 205 и 282 УПК.

Специфическая черта заключения эксперта состоит в том, что оно, в отличие от всех других доказательств, носит выводной характер, т. е. является умозаключением эксперта, сделанным на основе проведенных им исследований. Это дает основания сформулировать развернутое определение данного доказательства. Заключение эксперта — это вывод о наличии либо отсутствии обстоятельств, имеющих значение для дела, сделанный экспертом в результате исследования объектов, представленных ему следователем, дознавателем, прокурором или судом и по заданию этих лиц, на основании применения имеющихся у эксперта специальных познаний.

Исследуемые экспертом объекты — это либо материальные предметы (документы, вещественные доказательства), либо сам человек. Объектом экспертного исследования могут стать и нематериальные объекты — психика человека либо обстоятельства, не сохранившиеся к моменту назначения экспертизы, но отраженные в материалах дела (например, данные о длине тормозного пути, зафиксированные в протоколе осмотра, сведения о поведении лица, вменяемость которого исследуется экспертом, изложенные в показаниях свидетелей).

Применяемые экспертом специальные познания не есть познания, отсутствующие у следователя и суда. По мнению А. А. Эйсмана, специальными являются познания, которые не относятся к числу общедоступных, общеизвестных, имеющих массовое распространение. Это те познания, которыми профессионально владеет узкий круг специалистов. Такими могут быть криминалисты, судебные медики, бухгалтеры, аудиторы и т. д. Даже когда следователь или суд обладают специальными познаниями, экспертиза должна быть назначена, ибо в противном случае эти субъекты доказывания были бы вынуждены оценивать свое собственное заключение.

Фактические основания назначения экспертизы ранее были определены в ст. 78 УПК РСФСР как необходимость в специальных познаниях в области науки, техники, искусства или ремесла. Новый УПК РФ о них умалчивает. Однако Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» воспроизвел это определение. Формальным основанием назначения экспертизы является постановление дознавателя, следователя, постановление или определение суда. Верховный Суд РФ считает проведение экспертизы без вынесения постановления существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В то же время УПК устанавливает и случаи обязательного назначения экспертизы. В соответствии со ст. 196 УПК таковыми являются необходимость установить: а) причины смерти; б) характер и степень вреда, причиненного здоровью; в) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; г) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать показания; д) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнения. Во всех этих случаях нет необходимости обсуждать вопрос, нужны или не нужны субъекту доказывания специальные познания для установления обстоятельств, имеющих существенное значение: назначение экспертизы признано, безусловно, необходимым, а ее непроведение является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Эксперт вправе дать заключение лишь в пределах своей компетенции. Она определяется тем, что при формировании вывода он может руководствоваться только своими специальными познаниями и не вправе высказывать суждения по вопросам права. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 марта 1971 г. № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» указал, что суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение или недостача, убийство или самоубийство). Эксперт дает заключение от своего имени и несет полную ответственность за его правильность и обоснованность.

В ст. 204 УПК четко определено содержание заключения эксперта. Анализ этой нормы позволяет выявить структуру заключения. Она охватывает:

а) введение, в котором приводятся дата, время, место проведения экспертизы, основания назначения, сведения об эксперте, вопросы, поставленные перед ним, и объекты, представленные на исследование;

б) исследовательскую часть, в которой излагается содержание и результаты проведенных исследований с указанием примененных методик;

в) заключение или вывод по поставленным вопросам и их обоснование. Обоснованность заключения эксперта определяется тем, соответствуют ли все части заключения друг другу.

Давая оценку заключению эксперта, субъект доказывания не может считать его доказательством, обладающим особой доказательственной силой (так в прошлом полагали некоторые исследователи). В ст. 17 УПК закреплен противоположный принцип: «Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы».

Следует также учитывать, что Пленум Верховного Суда СССР в названном постановлении от 16 марта 1971 г. разъяснил, что вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора.

Оценка заключения эксперта требует последовательного разрешения ряда других вопросов:

— соблюден ли процессуальный порядок назначения экспертизы;

— является ли эксперт лицом, не заинтересованным в исходе дела;

— обладает ли эксперт надлежащей квалификацией;

— соответствует ли задание компетенции эксперта;

— является ли исследование полным;

— использованы ли экспертом современные научные методы исследований;

— обосновано ли заключение эксперта;

— нет ли противоречий заключения с другими доказательствами. Ответы на эти вопросы послужат основанием для определения допустимости либо недопустимости этого доказательства.

Показания эксперта — это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения (ч. 2 ст. 80 УПК). При их характеристике необходимо учитывать:

1) показания эксперта получаются после того, как им дано заключение;

2) средством получения показаний эксперта является допрос, который проводится по общим правилам с учетом особенностей, предусмотренных в ст. 282 УПК;

3) показания эксперта — это сведения, которые оглашаются устно в ходе допроса и фиксируются в соответствующем протоколе;

4) при допросе эксперт может отказаться от ответа на вопросы, которые не относятся к предмету проведенной им экспертизы (ч. 2 ст. 205 и ч. 1 ст. 282 УПК);

5) он не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, так как уже предупреждался об этом при ознакомлении с постановлением (определением) о назначении экспертизы.

  5. Заключение и показания специалиста

Федеральным законом от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в перечень видов доказательств включены заключение и показания специалиста. В ч. 3 и 4 ст. 80 УПК приводится содержание нового вида доказательств. Недостаточно разработанная правовая регламентация рассматриваемого источника доказательств вызвала трудности в правоприменении и породила дискуссию ученых-процессуалистов. В литературе высказываются разные мнения как приветствующие это нововведение, так и отрицающие доказательственное заключение специалиста.

Вместе с тем необходимо усовершенствовать законодательство, включив в него дополнительные права и обязанности специалиста, процессуальные правила истребования заключения специалиста, форму и содержание заключения, порядок допроса специалиста и другие вопросы.

До сих пор законодатель не внес необходимые дополнения в ст. 58 УПК. В соответствии с законом специалист — это лицо, обладающее специальными познаниями и привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК. Как правило, специалист привлекается для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперта, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. В рассматриваемой статье не предусмотрены права и обязанности специалиста давать заключение, отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные материалы недостаточны для дачи заключения. В целях обеспечения достоверности суждений и показаний специалиста необходимо предусматривать в ч. 4 ст. 58 УПК разъяснение об ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения или показания. В связи с этим надо внести соответствующие дополнения в ч. 1 ст. 307 УК РФ.

Одним из необходимых условий допустимости нового доказательства является соблюдение процессуального порядка. Законодатель не предусмотрел процедуру получения заключения специалиста, его форму.

В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК обязанность собирать доказательства лежит на дознавателе, следователе, прокуроре. Именно они по ходатайству сторон, когда потребуются специальные знания, должны вынести постановление об истребовании заключения специалиста. В нем должны указываться основания получения заключения специалиста, фамилия, имя, отчество специалиста, материалы, предоставленные в распоряжение специалиста, вопросы, требующие разъяснения.

Подозреваемый, обвиняемый не имеют права самостоятельно истребовать заключение специалиста. Они вправе заявить ходатайство перед следователем, дознавателем, прокурором, судом о постановке вопросов перед специалистом для дачи заключения (ст. 46, 47, ч. 2 ст. 86 УПК).

Отсутствует такое право у адвоката-защитника. В п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК защитнику предоставлено право привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК. Часть 2 ст. 58, ч. 1 ст. 168 УПК определяют, что к участию в следственном действии специалиста вправе привлечь следователь: он удостоверяется в личности, компетентности специалиста, разъясняет ему права и обязанности, выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, предупреждает об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ. Из изложенного следует, что это полномочие защитника не может рассматриваться, как право вызывать по своему усмотрению специалиста, определять ему задание, включать его в число участников следственных действий. Адвокат может лишь ходатайствовать о допуске специалиста к участию в следственном действии и постановке вопросов. В ч. 3 ст. 86 УПК защитнику не предоставлено право, самостоятельно истребовать заключение специалиста.

Заключение специалиста — предоставленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом. В ст. 80 УПК не указана форма заключения специалиста. Полагаю, что заключение специалиста как самостоятельный источник доказательств должно включать реквизиты, указанные в ст. 204 УПК, за исключением сведений о содержании и результатах исследований и выводов по поставленным вопросам.

Заключение и показания эксперта и заключение и показания специалиста, являясь различными видами доказательств, помещены в одну ст. 80 УПК под общим названием. Такое объединение, по-видимому, вызвано использованием, как экспертом, так и специалистом специальных знаний. Кроме того, существуют некоторые общие черты: они являются источниками сведений о фактах, получаются в процессе производства по делу, даются разъяснения сторонам и суду по вопросам, требующим специальные познания.

Вместе с этим заключение эксперта и заключение специалиста отличаются и тем, что заключение эксперта носит характер выводного знания, явившегося результатом специального исследования с использованием приборов, оборудования и материалов, научно разработанных методик, отбора образцов для сравнительного исследования, проводимого в порядке ст. 202 УПК, и содержит новые сведения. Специалист для дачи заключения не проводит исследования предоставленных материалов, не устанавливает новые факты. Он высказывает суждение.

Суждение — одна из форм мышления. Правильность суждения зависит не только от соблюдения требований формальной логики к формированию суждения, но и квалификации специалиста, обладающего научными, техническими и другими практическими навыками их применения в определенной сфере. Для констатации наличия или отсутствия признаков в каком-либо предмете или явлении специалист осматривает представленные ему объекты и материалы и, используя свои знания, высказывает свое суждение о сущности отдельных признаков объекта, которое и представляет в своем заключении. Сопоставляя заключение эксперта и заключение специалиста, нельзя преуменьшать или преувеличивать их значение. Каждый из видов доказательств отличается друг от друга и не имеет заранее установленной схемы (ч. 2 ст. 17 УПК).

Показания специалиста бывают двух видов: первый вид показаний — сведения, сообщенные на допросе, проведенном после получения его заключения в целях разъяснения данного им суждения. Закон устанавливает порядок его проведения. Полагаю, что допрос специалиста должен осуществляться по общим правилам проведения допроса, указанным в ст. 189, 282 УПК. Специалист перед допросом не должен предупреждаться об ответственности за дачу заведомо ложного показания, так как этот вид показаний субсидарен заключением специалиста, при даче которого специалист должен предупреждаться об ответственности по ст. 307 УК РФ.

Второй вид показаний специалиста — сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний. Допрос должен проводиться по правилам ст. 187—191 и 278 УПК. В соответствии с п. 5 ст. 164 УПК специалист должен быть предупрежден об ответственности по ст. 307 УК РФ. Предметом показаний специалиста в данном случае являются разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Показания специалиста не являются показаниями сведущего свидетеля. Специалист не причастен к совершенному преступлению и не располагает свидетелями о нем.

Показания специалиста не являются самостоятельным источником доказательств, так как не содержат сведения, на основании которых устанавливаются обстоятельства, входящие в ст. 73 УПК. Показания специалиста — это форма использования познаний специалиста для разъяснения вопросов, поставленных сторонами и судом.

Таким образом, законодатель предусмотрел один вид доказательств — заключение и показание специалиста, составляющие единое целое. Показания специалиста, содержащие разъяснения поставленных сторонами и судом вопросов об обстоятельствах, требующих познаний, самостоятельным видом доказательств не являются.

  6. Вещественные доказательства

Вещественные доказательства — это собранные в установленном законом порядке предметы, обладающие свойствами, способными устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК вещественными доказательствами признаются:

— любые предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления (например, нож, лом, палка, одежда со следами крови, стакан с отпечатками пальцев, следы взлома замка на двери квартиры и др.);

— любые предметы, на которые были направлены преступные действия (например, деньги, похищенные ценные бумаги или секретные документы, подделанное удостоверение личности, автомобиль);

— имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий;

— иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (забытые на месте совершения преступления паспорт преступника, его зажигалка и др.).

Оформление предмета или документа в качестве вещественного доказательства требует совершения ряда процессуальных действий и составления разнообразных процессуальных документов в зависимости от того, обнаружен ли предмет непосредственно следователем, производящим расследование, или он получен другим способом.

Если следователь проводит осмотр места происшествия и обнаруживает предмет, имеющий значение для дела, то он осматривает его, выявляет его свойства и состояние, в которых отразились обстоятельства дела. Эти признаки (свойства и состояние) составляют содержание вещественного доказательства. Результаты осмотра предмета следователь подробно описывает в протоколе осмотра места происшествия. После этого он, если придет к выводу, что предмет может быть использован в качестве доказательства по расследуемому им делу, выносит мотивированное постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств. Предмет упаковывается, опечатывается и заверяется подписями понятых.

Иначе оформляется предмет, представленный следователю подозреваемым, обвиняемым, а также потерпевшим, гражданским истцом или гражданским ответчиком и их представителем в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 86 УПК. В этом случае следователь обязан допросить лицо, представившее предмет, об обстоятельствах его получения. Протокол допроса должен содержать информацию, позволяющую судить об относимости предмета к обстоятельствам дела. Он также должен быть осмотрен следователем с участием понятых, а при необходимости — и специалиста, и подробно описан в протоколе. После этого выносится названное выше постановление.

К вещественным доказательствам близко примыкают образцы для сравнительного экспертного исследования (ст. 202 УПК). Их познавательная роль в том, что они служат связующим звеном между вещественными доказательствами (след взлома, пальцевой отпечаток, подложный документ) и предметом (орудие преступления, человек), отпечатком которого вещественное доказательство является. Но, в отличие от вещественных доказательств, они создаются не событием, а позже — следователем, в ходе расследования.

В ходе доказывания предметы, признанные и приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств, оцениваются по общим правилам оценки доказательств. Весьма распространенное среди практиков и некоторой части теоретиков мнение, что вещественные доказательства являются «нелгущими доказательствами», противоречит закону, который предусматривает, что «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы» (ч. 2 ст. 17 УПК). Такие доказательства могут быть подделаны заинтересованными лицами с целью сокрытия преступления или ложного обвинения какого-то лица, как и всякое иное доказательство.

Проверка и оценка вещественных доказательств осуществляется путем: 1) исследования предмета при помощи экспертизы; 2) прослеживания всего процесса формирования вещественного доказательства, в том числе и обстоятельств его обнаружения; 3) сопоставления его с другими доказательствами с целью выявления их согласованности либо несогласованности. При оценке вещественных доказательств необходимо учитывать все рассмотренные ранее требования допустимости.

Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле. Но при вынесении приговора или при прекращении дела суд или орган расследования в соответствии с ч. 2 ст. 81 УПК должны решить, как поступить с вещественными доказательствами. Согласно ч. Ст. 81 УПК и ст. 104 УК:

— орудия преступления подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;

— предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

— предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;

— деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу;

— деньги, ценности и иное имущество: а) полученное в результате совершения ряда опасных преступлений и любые доходы от него; б) в которое вышеназванное имущество и доходы от него превращены или преобразованы; в) используемое или предназначенное для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством РФ;

— документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;

— остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних, переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Предметы, изъятые в ходе предварительного расследования, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты.

Статья 82 УПК детально регламентирует порядок хранения вещественных доказательств:

а) общее правило состоит в том, что вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления в законную силу приговора или постановления о прекращении дела и передаваться вместе с делом в очередную стадию;

б) исключения предусмотрены для вещественных доказательств, которые невозможно хранить при деле. Это громоздкие, скоропортящиеся и изъятые из незаконного оборота предметы, а также изъятые деньги и ценности. Так,

1) громоздкие предметы, большие партии товаров, хранение которых затруднено или чрезмерно дорого (соразмеримо со стоимостью товаров):

— хранятся в месте, указанном следователем, но предварительно фотографируются, снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются;

— возвращаются законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;

— передаются для реализации в порядке, установленном Правительством РФ, а вырученные деньги зачисляются либо на депозит органа, их изъявшего, либо банка или иной, предусмотренной Правительством РФ, кредитной организации;

2) скоропортящиеся товары и продукция, а также имущество, подвергающееся быстрому моральному старению, хранение которых затруднено или чрезмерно дорого:

— возвращаются владельцам;

— при невозможности возврата передаются для реализации;

— уничтожаются, если пришли в негодность, с составлением протокола;

3) изъятый из незаконного оборота этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, а также предметы, длительное хранение которых опасно для людей или окружающей среды:

— передаются для их технологической переработки или уничтожаются;

4) деньги, ценности, иное имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества, обнаруженные при производстве следственных действий, подлежат аресту в порядке, предусмотренном ст. 115 УПК;

5) деньги и иные ценности, изъятые при производстве следственных действий после их осмотра и производства других необходимых следственных действия:

— сдаются на хранение в банк или иную кредитную организацию;

— хранятся при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания.

О возвращении вещественных доказательств владельцам и передаче их для реализации дознаватель, следователь или судья выносят постановление.

  7. Протоколы следственных и судебных действий и иные документы

Протоколы следственных и судебных действий — письменные акты, в которых дознаватель, следователь, прокурор, суд по предусмотренным законом правилам фиксирует, прежде всего то, что фактически было сделано при осуществлении конкретного действия, в том числе факт применения технических средств, а также установленные на основе непосредственного восприятия сведения, имеющие значение для правильного разрешения дела. В соответствии с ч. 1 ст. 86 УПК следственные действия по собиранию доказательств проводят государственные органы и должностные лица, наделенные полномочиями на ведение конкретного дела. А это означает, что, если в уголовном деле, принятом к производству следователем, например, содержится протокол обыска или иного процессуального действия, выполненного, скажем, должностным лицом органа, уполномоченного осуществлять оперативно-розыскные действия, то может возникнуть вопрос о недопустимости зафиксированных в нем сведений. Последние могут быть признаны допустимыми доказательствами при подтверждении факта, что названное должностное лицо действовало по письменному поручению следователя.

Защитник, подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители не уполномочены собирать доказательства, в том числе составлять соответствующие протоколы. Они имеют лишь право собирать письменные документы, предметы и ходатайствовать в установленном порядке о приобщении их к уголовному делу в качестве доказательств.

Способы собирания доказательств — это только названные в законе следственные действия, которые могут быть выполнены лишь в ходе предварительного расследования или судебного заседания. Увеличивать их количество за счет привлечения каких-то так называемых нетрадиционных действий (к примеру, сеансов гипноза, получения предсказаний парапсихологов, ясновидящих, гадалок и др.), не получивших закрепление в законе, недопустимо. При осуществлении следственных действий необходимо соблюдать обязательные для всех таких действий требования, указанные в ст. 164, 165 УПК, а также требования специальные, относящиеся к производству отдельных видов действий (ст. 176-207, 216, 217, 282, 284-290 УПК). Соответственно протоколы, фиксирующие их результаты, по своему содержанию должны отвечать общим требованиям, указанным в ст. 166 и 167 УПК, и специальным, относящимся к протоколам отдельных следственных действий (ст. 167, 174, 177, 180, 182, 185, 189, 190, 192, 193, 204, 218, 259, 260 УПК). Несоблюдение требований, которым должны соответствовать содержание и форма протокола, — основание для признания сведений, зафиксированных в нем, недопустимыми в качестве доказательств.

Иные документы являются доказательствами, если сведения, удостоверенные или изложенные в них учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для уголовного дела. К числу иных они отнесены в силу того, что у них нет признаков, которыми обладают рассмотренные в предыдущем параграфе учебника протоколы следственных и судебных действий.

К иным документам могут быть отнесены, например, различные справки, акты ревизий и документальных проверок, доверенности, частные и служебные письма, характеристики, за явления граждан, которые послужили поводом к возбуждению уголовного дела, рапорты, составленные по итогам проверки поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, дополнительные материалы, представляемые в суд второй инстанции. В их число молено включить и образцы почерка, полученные для сравнительного исследования, так как в них содержатся фактические данные, позволяющие при помощи специальных знаний устанавливать наличие или отсутствие интересующих следствие и суд фактов, а равно материалы, полученные вне процесса с применением технических средств (например, фонограмма переговоров диспетчера аэропорта с экипажем самолета, потерпевшего аварию).

Уголовно-процессуальное законодательство не устанавливает какие-либо определенные реквизиты и формы изложения сведений в иных документах. Если они носят официальный характер (приказы, распоряжения, протоколы юридически значимых заседаний, указания, данные в письменном виде), то наличие установленных реквизитов для таких документов обязательно. Если речь идет о личных документах (письма, дневники, записки), то форма изложения в них сведений допускается произвольная.

Документы могут содержать сведения, зафиксированные как с помощью письменного изложения, так и с помощью других средств сохранения и передачи информации — в виде фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, а также записей на иных носителях информации.

Данный вид документов обладает особенностями, которые заключаются во времени, способах и форме их выявления и приобщения к делу. Процессуальными способами собирания иных документов являются, как правило, их истребование и представление, а также выявление и фиксация при производстве следственных и судебных действий.

В случае, когда документ обладает признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК (в частности, если на нем сохранились следы преступления, он был объектом преступного посягательства), то он признается вещественным доказательством. При признании документа вещественным доказательством соблюдаются требования ст. 81, 82 УПК: составляются протокол допроса лица, представившего документ, протокол осмотра документа, совершаются иные действия.

По общему правилу приобщенные к уголовному дел иные документы хранятся в нем в течение всего срока хранения дела. Оригинал документа или его копия по ходатайству их законного владельца могут быть переданы ему, о чем в уголовном деле должна быть сделана соответствующая отметка.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе проведенного исследования по выбранной теме выпускной квалификационной работы, мной были сделаны следующие выводы:

1. Уголовно-процессуальное доказывание выступает в качестве основной формы уголовно-процессуального познания.

2. Критерием для выделения среди всех обстоятельств и фактов уголовного дела тех, которые образуют предмет доказывания, является возможность познания и удостоверения указанных обстоятельств только с помощью доказательств в целях установления действительной картины произошедшего преступления. Никакие другие средства, кроме доказательств, нельзя использовать для установления обстоятельств предмета доказывания.

3. Как и всякое отражение, доказательство всегда состоит из отображения или образа отображаемого и формы, то есть способа существования и выражения отображения. Отображение или образ отображаемого является содержанием доказательства, которое представляет собой единство всех основных элементов, свойств и связей доказательства, оно существует и выражается в форме и неотделимо от нее. Для полноценной структуры доказательства должны одновременно состоять из содержания и формы.

4. Законодатель в ч. 1 ст. 74 УПК РФ называет доказательствами любые сведения. В то же время в ч. 2 ст. 74 УПК РФ говорится, что в качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

При такой формулировке УПК РФ, безусловно, нарушает гносеологические закономерности существования и понимания доказательств как модели отражения, всегда состоящей из отображения или образа отображаемого, и формы, то есть способа существования и выражения отображения. Поэтому любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, должны признаваться только содержанием уголовно-процессуальных доказательств, но не самими доказательствами по уголовному делу.

5. Форма уголовно-процессуальных доказательств как способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением, представляет собой источник сведений об обстоятельствах и фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела. Она не должна совпадать и отождествляться с такими категориями, как «доказательство», «вид доказательства» или «источник доказательства».

6. В ходе производства по уголовному делу в протоколах происходит фиксация самых различных процессуальных действий, которые не относятся к числу следственных и судебных (ст. 92, 143, 218 и др. УПК РФ). Соответственно, подобного рода процессуальные акты должны представлять собой обособленную группу протоколов процессуальных действий. В тех же случаях, когда указанные протоколы содержат сведения, с помощью которых устанавливаются значимые для разрешения уголовного дела обстоятельства и факты, их необходимо признавать доказательствами в форме протоколов процессуальных действий. Поэтому наряду с протоколами следственных и судебных действий должны существовать как доказательства также и протоколы процессуальных действий.

7. Относимость, допустимость, достоверность и достаточность представляют собой не столько признаки самих доказательств, сколько признаки понятия доказательств, поскольку, если сведениям и фактам об обстоятельствах, совершенного деяния, а также их источникам, не будут присущи указанные признаки, то вряд ли эти сведения и факты будут являться доказательствами.

Определение каждого из указанных признаков происходит в результате собирания, проверки и оценки сведений об обстоятельствах и фактах в ходе производства по уголовному делу. При этом не имеет сколько-нибудь существенного значения этап уголовно-процессуального доказывания, на котором решался вопрос о допустимости, относимости, достоверности и достаточности доказательств. Уголовно-процессуальные доказательства, обладающие указанными признаками, являются средствами уголовно-процессуального доказывания в одинаково равной степени, как на предварительном следствии, так и в суде.

8. В теории уголовного процесса важно уточнить понимание достовер-ности уголовно-процессуальных доказательств в целях получения однозначно-го вывода о включении ее в число обязательных признаков понятия уголовно-процессуальных доказательств. Признание доказательств достоверными, не означает их трактовку как фактов реальной действительности, достоверных в силу своей объективной природы и существующих независимо от познавательной человеческой деятельности. Достоверность уголовно-процессуальных доказательств необходимо рассматривать как гносеологическую (познавательную) категорию. Это означает, что вывод кого-либо из субъектов, ведущих процесс, о достоверности определенного доказательства не исключает иной оценки тех же сведений другим субъектом на том же этапе доказательственной деятельности.

Итог признания допустимых, относимых и достоверных доказательств достаточными означает реализацию их как средств установления наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.// Российская газета. 1993. 25 дек. № 237.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Российская газета. 2001. 22 дек. № 249, с последующими изменениями.

3. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. // Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. Т. 1-4, 8 / Под ред. Б.В. Виленского. М., 1991.

4. УПК РСФСР 27 октября 1960 г.

5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

6. Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 24.07.2007) "Об оперативно-розыскной деятельности" // Москва, издательство «Эксмо», 2009.

7. Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 24.07.2007, с изм. от 03.12.2007) "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Москва, издательство «Эксмо», 2009.

8. Закон РФ от 18.04.1991 N 1026-1 (ред. от 29.12.2009) "О милиции"// Москва, издательство «Эксмо», 2009.

Материалы судебной практики

1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»//БВС РФ. 1996. № 1.

2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7 // БВС РФ 1996. № 7.

3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // БВС РФ. 2004. № 5.

4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // Российская газета. 2007. 24 янв.

5. Доказательства и доказывание в судебном процессе: Сборник материалов. М., 2006.

Юридическая литература

1. Александров А. С, Ступиков А.Н. Судебные доказательства и доказывание по уголовным делам. Н. Новгород, 2002.

2. Алиев Г.Г., Громов Н.А., Макаров Л.З. Уголовно-процессуальное доказывание. М., 2002.

3. Амосов С. Метод судебного познания // Российская юстиция. 2003. №3.

4. Балакшин B.C. Доказательства в российском уголовном процессе: понятие, сущность, классификация. Екатеринбург, 2002.

5. Балакшин B.C. Доказательства в теории и практике уголовно – процессуального доказывания (важнейшие проблемы в свете УПК Российской Федерации): Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2005.

6. Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999.

7. Белоусов А. В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступления. М., 2001.

8. Брудников В. Юридическая сила доказательств в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. № 10.

9. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Части: Общая и Особенная. 3-е изд., измененное и законченное. СПб., 1910.

10. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950.

11. Горский Г. Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978.

12. Григорьева Н. Принципы уголовного судопроизводства и доказательства // Российская юстиция. 1995. № 8.

13. Громов В., Лаговиер Н. Уголовно-процессуальные доказательства. М., 1929.

14. Громов Н.А., Гущин Н.В., Луговец Н.В., Лямин М.В. Доказательства, доказывание и использование результатов ОРД. М., 2006.

15. Доказательства в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М., 2000.

16. Дорохов В.Я. Понятие источника доказательств // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981.

17. Золотых В. В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов н/Д., 1999.

18. Клейман Л.В. Установление относимости доказательств при расследовании преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2001.

19. Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995.

20. Колдин В.А., Громов Н.А., Галкин В.В. О соотношении понятий «доказательство» и «фактические данные»// Российский судья. 2001. № 12.

21. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002.

22. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003.

23. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.П. Верина и В.В. Мозякова. М., 2004.

24. Костенко Р. Эволюция понятия доказательств в науке российского уголовного процесса // Уголовное право. 2005. № 3.

25. Лупинская П. Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе // Российская юстиция. 2002. №7.

26. Пашин С.А. Доказательства в российском уголовном процессе// Состязательное правосудие. Труды научно-практических лабораторий. Ч. 2. М., 1996.

27. Попов В. Типичные ошибки при определении судом допустимости доказательств // Российская юстиция. 2001. № 1.

28. Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальное доказывание: понятие и средства. М., 1997.

29. Спасович В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с судоустройством и судопроизводством. М., 2001 (по изд. СПб., 1861).

30. Треушников М.К. Судебные доказательства. 4-е изд., испр. и доп. М., 2005.

31. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2005.

32. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник для вузов / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2003.

33. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. 2-е изд., доп. Казань, 1976.

34. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996 (по изд. СПб., 1910).

35. Хрестоматия по уголовному процессу России: Учебное пособие / Автор-составитель Э.Ф. Куцова. М., 1999.

36. Чельцов М.А. Уголовный процесс: Учебник. М., 1948.

37. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулировании. Тольятти, 1998.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
— Как ты можешь так безответственно относиться к жизни?
— Здорово, правда?
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по уголовному праву "Общие положения о доказательствах в уголовном судопроизводстве россии", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru