Диплом: Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его корекции - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его корекции

Банк рефератов / Психология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 3975 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Оглавление

Введение

Глава 1. Агрессивность детей подросткового возраста как психологопедагогическая проблема

 1.1. Агрессия. Типы агрессии. Агрессивность

 1.2. Агрессия у подростков

 1.3. Способы нормальной агрессии

 1.4. Проблема агрессивности и пути ее решения в психологической Науке

Заключение

Глава 2. Коррекционная работа по снижению агрессивности

2.1. Методики изучения агрессивности подростков

2.2. Диагностика подростков

2.3. Описание эксперимента

2.4. Результаты вторичной диагностики

Заключение

Список литературы

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность данной темы заключается в напряженной неустойчивой социальной, экономической, экологической, идеологической обстановке, сложившейся в настоящее время в нашем обществе, обусловливает рост различных отклонений в личностном развитии и поведении растущих людей.

Агрессия – тема которая живо интересует специалистов не только в различных областях психологии, но и социологов, работников правоохранительных органов, педагогов, философов. Агрессивное поведение – одна из целенаправленных проблем человеческой психики.

 Психологи не могли не обратить внимания на поведение прямо противоположное альтруизму агрессивность. Было высказано предположение, что за этим поведением лежит особого рода мотив, получивший аналогичное название мотив агрессивности. На повседневном языке агрессивными называют, наносящий человеку какойлибо ущерб: моральный, материальный или физический. Агрессивность связана с намеренным причинением вреда другим людям.

Среди них особую тревогу вызывают не только прогрессирующая отчужденность, повышенная тревожность, духовная опустошенность детей, но и их цинизм, жесткость, агрессивность.

При этом возникающие эмоции, какими разными они ни казались, неотделимы от личности. Люди, как личности в эмоциональном плане отличаются друг от друга по многим параметрам: эмоциональной возбудимости, длительности и устойчивости возникающих у них эмоциональных переживаний, доминированию положительных (стенических), или отрицательных (астенических) эмоций.

Цель исследования: Выявить факторы, влияющие на агрессивное поведение подростков. Провести коррекционную работу по снижению агрессии у подростков.

Объект исследования: Объектом исследования является эксперементальная группа подростков 15 – 20 лет в составе 25 человек и контрольная группа подростков 15 – 20 лет в составе 25 человек.

Предмет исследования: Предметом исследования является агрессивное поведение подростков

Наиболее остро этот процесс проявляется на рубеже перехода ребенка из детства во взрослое состояние в подростковом возрасте. Причем проблема агрессивности подростков, которая затрагивает общество в целом, вызывает как глубокое беспокойство педагогов, родителей, так и острый научнопрактический интерес исследователей. Однако попытки объяснения агрессивных действий молодых людей затрудняются тем, что не только в обыденном сознании, но в профессиональных кругах и во многих теоретических концепциях явление агрессии получает весьма противоречивые толкования, мешая как его пониманию, так и возможности воздействия на нивелирование агрессивности.

Гипотеза: Тревожность влияет на проявление агрессии, которую можно снизить с помощью коррекционной работы.

Если, тревожность влияет на проявление агрессии, то необходимость определения реальных психологических причин агрессивности растущих детей, раскрытия условий, механизмов, средств ее предотвращения и коррекции обуславливает актуальность настоящей работы и позволяет рекомендовать ее педагогам, психологам, социальным работникам и родителям подростков.

Задачи:

1. Изучить литературу, которая рассматривает вопросы агрессии.

2. Подбор методик для выявления черт личности «агрессивность».

3. Разработать психокоррекционную работу.

4. Проанализировать полученные результаты.

В психологопедагогических аспектах работы с агрессивными подростками вычленяются три основные направления:

диагностические методы определения нарушения поведения подростка;

организационные мероприятия и рекомендации по построению работы с агрессивными подростками;

содержание воспитательной работы с такими детьми, включая воздействия на окружающую их среду, в том числе семью и пр.

Теоретикометодологическая основа исследования этой проблемы в отечественной психологии, по существу, только начинается. Хотя отдельные вопросы изучения агрессии и агрессивного поведения привлекли внимание многих авторов, найдя отражение в ряде работ:

глава 1: п. 1.1. (С.Ю. Головин, В.В. Клейберт, Р.С. Немов, Т.И. Пашукова);

 п. 1.2. (С.А Бойко, Л.С. Выготский, И.С. Кон, Р.С. Немов Л.Д. Столяренко, Т.И. Пашукова Г.М.);

 п. 1.3. (Г.М. Андреева, А. Бандура, В.В. Знаков, Н.Д. Левитов);

 п. 1.4. (Г.М. Андреева, А. Бандура, Т.В. Драгунова, С.В. Еникополов, А.В. Зосимовский, Л.П. Колчина, Н.Д. Левитов, Е.В. Романин, С.Е. Рощин, Т.Г. Румянцева), в том числе и рассматривавших особенности деликвентного поведения подростков (М.А. Алемаскин, Ю.А., Беличева, Г.М. Миньковский, И.А. Невский и др.)

 Этапы исследования – изучение теории, концепции, взглядов по проблеме:

Глава 1 . Агрессия.

1. Изучить теорию агрессии и агрессивного поведения.

2. Подобрать диагностические методики на проявление агрессии.

Глава 2. Коррекционная работа по снижению агрессивности у подростков.

1. Выбрать участников эксперемента (эксперементальная и контрольная группа).

2. Сбор данных и анализ по участникам эксперемента.

3. Планирование эксперемента, направленного на получение данных об агрессии.

4. Проведение коррекционной работы.

5. Анализ полученных результатов.

Глава 1 АГРЕССИВНОСТЬ ДЕТЕЙ ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА КАК ПСИХОЛОГОПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

1.1. Агрессия. Типы агрессии. Агрессивность.

 — устойчивая черта личности — готовность к поведению агрессивному (повидимому, агрессивность между особями одного вида существует у большей части приматов). Ее уровни определяются как научением в процессе социализации, так и ориентацией на культурносоциальные нормы, важнейшие из коих — нормы социальной ответственности и нормы возмездия за акты агрессии. Важная роль принадлежит и таким ситуативным переменным: истолкованию намерений окружающих, возможности получения связи обратной, провоцирующему влиянию оружия, и пр.

1.2. Агрессия у подростков.

На повседневном языке агрессивными называют действия, — наносящие человеку какойлибо ущерб: моральный, материальный или физический. Агрессивность связана с намеренным причинением вреда другому человеку.

Психологические исследования показали, что у детей — представителей разных культур и народов — могут наблюдаться похожие проявления агрессивности по отношению к сверстникам, причем в пределах примерно одного и того же возраста. Этот период обычно приходится на возраст от 3 до 11 лет. В это время у многих детей наблюдается стремление к борьбе друг с другом, агрессивные ответные действия как реакция на действие сверстников, причем у мальчиков все это встречается чаще, чем

у девочек. Этот факт, вероятно, обусловлен не биологической половой принадлежностью, а культурой, разницей в половом воспитании и обучении. Сама культура воспитания детей, разного пола в современном мире такова, что мальчикам чаще прощаются, а девочкам запрещаются агрессивные действия.

Отцы детей, которым свойственна повышенная агрессивность, нередко сами не терпят проявлений агрессии у себя дома, но за его пределами разрешают и даже поощряют подобные действия своих детей, провоцируют и подкрепляют такое поведение. Образцами для подражания в агрессивном поведении обычно являются родители. Ребенок, неоднократно подвергавшийся наказаниям, в конечном счете, сам становится агрессивным.

Психологическая трудность устранения агрессивных заключается, в частности, в том, что человек, ведущий подобным образом, обычно легко находит множество разумных оправданий своему поведению, полностью или отчасти снимая с себя вину. Известный исследователь агрессивного поведения

А.Бандура выделил следующие типичные способы оправдания самими агрессорами своих действий:

1. Сопоставление собственного агрессивного акта с личностными недостатками или поступками человека, оказавшего жертвой агрессии, с целью доказательства того, что по сравнению с ним совершенные в отношении его действия не представляются такими ужасными, какими кажутся на первый взгляд

2. Оправдание агрессии в отношении другого человека какимилибо идеологическими, религиозными или другими соображениями, например, тем, что она совершена из "благородных" целей.

3. Отрицание своей личной ответственности за совершенный агрессивный акт.

4. Снятие с себя части ответственности за агрессию на внешние обстоятельства или на то, что данное действие было совершено совместно с другими людьми, под их или под влиянием сложившихся обстоятельств, например, необходимости выполнить чейлибо приказ.

5. «Расчеловечивание» жертвы путем доказательства, что она якобы заслуживает такого обращения.

6. Постепенное смягчение агрессором своей вины за счет нахождения новых аргументов и объяснений, оправдывающих его действия.

Склонность человека к агрессивным действиям пытались объяснять поразному. Одной из первых возникла точка зрения, согласно которой у животных и человека существует врожденный «инстинкт агрессивности» (см., например, перечень инстинктов у У.Макдауголла или потребностей у Г. Маррея, представленный во втором параграфе этой главы, или данную там систему взглядов З.Фрейда). Этот инстинкт определялся поновому в начале нашего века. В настоящее время, однако, уже почти никто не придерживается подобной точки зрения, считая, что слишком биологизаторской и односторонней, отрицающей влияние общества на проявление агрессивности у человека.

Новый взгляд на истоки и причины агрессивного поведения у людей появился в XX в. и был связан с теорией фрустрации. В ней агрессивность рассматривается как прижизненно приобретаемое качество, появляющееся и укрепляющееся как реакция человека на постоянное ущемление жизненно важных для интересов, хроническое неудовлетворение его основных ценностей по вине других людей. Эта точка зрения, впервые представленная в работе Дж.Долларда и его соавторов (1939), породил множество экспериментальных исследований агрессии.

Данная теория утверждает, что агрессия всегда есть следствие фрустрации, а фрустрация обязательно влечет за собой агрессию. Однако оба этих положения не полностью подтверждаются тактикой. Далеко не всякая фрустрация и не во всех случаях жизни обязательно ведет к агрессии.

Еще одна точка зрения на происхождение агрессивного поведения была представлена в теории социального научения Л. Берковитц (1962). Для того чтобы агрессивное поведение возникло и распространилось на определенный объект, необходимо соблюсти два условия; а) чтобы препятствие, возникшее на пути целенаправленной деятельности, вызвало у человека реакцию гнева; б) чтобы в качестве причины возникновения препятствия был воспринят другой человек.

 Четвертая, самая современная точка зрения на происхождение агрессивного поведения связана с когнитивной теорией научения. В ней агрессивные действия рассматриваются не только как результат фрустрации, но и как следствие научения, подражения людям. Агрессивное поведение в этой концепции трактуется как результат следующих когнитивных и других процессов:

1.Оценки субъектом следствий своего агрессивного поведения как положительных.

2. Наличие фрустрации.

3. Наличие эмоционального перевозбуждения типа аффекта или стресса, сопровождающегося внутренней напряженностью, от которой человек хочет избавиться.

4. Наличие подходящего объекта агрессивного поведения, способного снять напряжение и устранить фрустрацию.

 Немаловажную роль в порождении и регулировании агрессивного поведения играют восприятие и оценка человеком ситуации, в частности — намерений, приписываемых другому лицу, возмездия за агрессивное поведение, способности достичь поставленной цели в результате применения агрессивных действий, оценки подобных действий со стороны других людей и самооценки.

 Для того чтобы умерить агрессивные побуждения человека необходимо сделать так, чтобы он мог видеть и оценивать себя в момент совершения агрессивных действий. Установлено, например, что человек, получивший возможность видеть себя в зеркале в раздраженном состоянии в момент, когда он готов или уже совершает агрессивные поступки, быстро успокаивается и лучше контролирует свое поведение. Однако такое происходит только в начале раздражения. Когда же он «вышел из себя» и находится в сильном возбуждении, это не помогает снять агрессивные действия.

 У человека есть две различные мотивационные тенденции, связанные с агрессивным поведением: тенденция к агрессии и торможению. Тенденция к агрессии — это склонность индивида оценивать многие ситуации и действия людей как угрожающие ему и стремление отреагировать на них собственными агрессивными действиями. Тенденция к подавлению агрессии определяется как индивидуальная предрасположенность оценивать собственные агрессивные действия как неприятные, вызывающие сожаление и угрызения совести. Эта тенденция на уровне поведения ведет к подавлению или осуждению проявлений агрессивных действий.

Мотив торможения агрессивных действий оказывается решающим в актуализации определенных поведений. В ряде экспериментальных психологических исследований, в которых для оценки мотиватенденции к агрессии применялась проективная методика, получен парадоксальный на первый взгляд результат: те люди, которые в процессе тестирования обнаружили высокие показатели склонности к агрессии, в реальной жизни, как выяснилось, эту склонность не проявляли, подавляя ее даже больше, чем те, чьи показатели мотива агрессивности были выше. Этот результат объясняется, в частности, развитостью у них тенденции к торможению внешних проявлений агрессии, которая становится тем сильнее, чем значительнее мотивация к агрессии. Источники торможения агрессии могут быть как внешними так и внутренними. В качестве примера внешних источников можно назвать страх перед возможным возмездием или наказанием за агрессивное поведение, а в качестве примера внутреннего источника — переживание вины за несдержанное, агрессивное поведение по отношению к другому живому существу. Было показано, что обычных подростков от тех, кто совершил правонарушения и находится в местах отбывания наказания, отличают именно внутренние источники торможения агрессивных действий. Сильным тормозным фактором в проявлении подростками агрессии является также позиция взрослых, в частности родителей, по отношению к агрессивному поведению детей.

Подростковая агрессия — чаще всего следствие озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых жизненных неудач и несправедливости (бросил отец, плохие отношения в школе, отчислили из спортсекции и т.д.). Изощренную жестокость могут проявлять также жертвы гиперопеки, не имевшие в детстве самостоятельности, возможности экспериментировать и отвечать за свои поступки. Жестокость для них — своеобразный сплав мести, самоутверждения и одновременно самопроверки. Подростковые акты вандализма и жестокости, как правило, совершаются сообща, в группе. Совместно совершаемые антисоциальные действия укрепляют чувство групповой солидарности, доходящее в момент действия до состояния эйфории, которую потом, когда возбуждение проходит, сами подростки не могут объяснить.

Суицидальное поведение. У подростков значительно чаще, чем у взрослых, наблюдается так называемый «эффект Вертера» — самоубийство под влиянием чьеголибо примера. Среди подростков, обследованных А. Е. Личко, 32% суицидальных попыток приходится на долю 17летних, 31% —16летних, 21% — 15летних, 12% — 14летних. Юноши совершают самоубийство вдвое чаще девушек. Многие попытки покончить с собой имеют демонстративный характер.

За подростковыми самоубийствами стоят серьезные социальные и психологические проблемы. В психологических экспериментах не раз было показано, что у некоторых людей любая неудача вызывает непроизвольные мысли о смерти.

 Влечение к смерти в таких случаях не что иное, как попытка избежать жизненных трудностей путем ухода из самой жизни. Для подросткового, юношеского возраста это особенно характерно. Повод, изза которого человек кончает с собой, может быть совершенно незначительный — чтото вдруг переполняет чашу терпения. Для профилактики юношеских самоубийств необходимо создание такого психологического климата, чтобы подросток не чувствовал себя одиноким, непризнанным, неполноценным.

Агрессивное и суицидальное поведение — формы социальной дезадаптации подростков. Они свидетельствуют о том, что личность не смогла справиться с выпавшими на ее долю обстоятельствами или испытаниями. Как было выявлено, социальная дезадаптация сопровождается повышенными показателями эпилептоидных, истероидных и лабильных черт.

Рост агрессивных тенденций в подростковой среде отражает одну из острейших социальных проблем нашего общества, где за последние годы резко возросла молодежная преступность, особенно преступность подростков. При этом тревожит факт увеличения числа преступлений против личности, влекущих за собой тяжкие телесные повреждения. Участились случаи групповых драк подростков, носящих ожесточенный характер.

В этих условиях особенно анализируется анализ проблемы агрессивного поведения детей подросткового возраста. Эта проблема является предметом большого числа психологических работ как в нашей стране, так и за рубежом. Ей в частности посвящены специальные монографии (Бандура A., 1950; Вальтер Р., 1959; Беркович З., 1962; Басс A., 1961; Лоренц K., 1967; Мари Барпун, 1948) и значительное число экспериментальных работ. При всем этом Г. Кауфман (1965) имел достаточно оснований утверждать, что в данной проблеме "мы стоим еще на совсем неведомой почве".

Не случайно до сих пор не имеется четкого понятия "агрессия". Известно, что в быту термин "агрессия" имеет широкое распространение для обозначения насильственных захватнических действий.

Агрессия (и агрессоры) всегда оцениваются резко отрицательно как выражение антигуманизма, наличия культа грубой силы. В то же время, как имеются случаи, когда об агрессивных действиях говорят как об энергично наступательных и дают им положительную оценку. Это обычно делается, если речь идет о спортивных состязаниях; отсутствие у команды спортивной (злости) или агрессивности оценивается как существенный недостаток. Однако "положительная агрессия является, скорее, исключение, имеющим место в узко специальной сфере.

В основном же под агрессией понимается вредоносное поведение. Причем в понятии "агрессия" объединяются различные по форме и результатам акты поведения от таких, как злые шутки, сплетни, враждебные фантазии, деструктивные формы поведения, до бандитизма и убийств. В подростковой жизни нередко встречаются формы насильственного поведения, определяемого в терминах "задиристость", "драчливость", "озлобленность", " жестокость".

К агрессивности близко подходит состояние враждебности. Согласно Басс (1961) враждебность более узкое по направленности состояние, всегда имеющее определенный объект. Часто враждебность и агрессивность сочетаются, но нередко люди могут находиться во враждебных и даже антагонистических отношениях, однако никакой агрессивности не проявляют хотя бы потому, что заранее известны ее отрицательные последствия для "агрессора". Бывает и агрессивность без враждебности, когда обижают людей, к которым никаких враждебных чувств не питают.

Психологи, находящиеся на бихевиористских позициях, обычно говорят об агрессивном поведении, т.е. об открытых, внешне выраженных действиях. Эти действия очень активные, часто инициативные и всегда приносящие объекту (человеку, а в некоторых случаях и неодушевленному предмету) какойто вред.

Таким образом, агрессивные действия всегда вредоносны, но степень этой вредоносности зависит как от агрессора, так и от оказываемого ему сопротивления.

Обычно указывается, что агрессивные действия весьма разнообразны по форме и по причиняемому вреду. Так, многие преступления рассматриваются как проявление агрессии: посягательство на благополучие и жизнь человека, например. В то же время агрессивное поведение нередко выражается в грубых, оскорбительных, насмешливых или язвительных словах. Такого рода агрессивные слова порой воспринимаются даже более болезненно, чем агрессивные действия.

Американские исследователи агрессии пришли к выводу, что о ней нельзя судить лишь по внешнему поведению. Если один человек бьет, это еще не означает, что он действует агрессивно. Так, Дж. Каган (1969) справедливо утверждал, что для суждения об агрессивности акта необходимо знать его мотивы и то, как он переживается. Подобным образом Фишбах (1964) настаивал на включении мотивационных факторов в определении агрессии.

К настоящему времени различными авторами предложено множество определений агрессии, ни одно из которых не может быть признано исчерпывающим и общеупотребительным. Представляется возможным выделить трактовки этого понятия.

Вопервых, под агрессией понимается сильная активность, стремление к самоутверждению. Так, Л. Бендер (1963), например говорит об агрессии как тенденции приближения к объекту или удаления от него, а Ф. Аллан (1964) описывает ее как внутреннюю силу ( не объясняя ее происхождения), дающую человеку возможность противостоять внешним силам.

Вовторых, под агрессией понимаются акты враждебности, атаки, разрушения, то есть действия, которые врдят другому лицу или объекту. Например, Х. Дельгадо (1963) утверждает, что человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы и попытке нанести вред или ущерб личности или обществу".

В то же время многие авторы разводят понятия агрессии как специфической формы поведения и агрессивности как психического свойства личности. Агрессия трактуется как процесс, имеющий специфическую функцию и организацию; агрессивность же рассматривается как некоторая структура, являющаяся компонентом более сложной структуры психических свойств человека.

Давая определение агрессии, ряд исследователей стремятся сделать это на основе изучения поддающихся объективному наблюдению и измерению явлений, чаще всего актов поведения. Например Басс (1961) определяет агрессию как "реакцию", в результате которой другой организм получает болевые стимулы, а Уилсон (1964) как "физическое действие или угрозу такого действия со стороны одной особи, которые уменьшают свободу или генетическую приспособленность другой особи".

Таким образом, определяя агрессию, некоторые психологи игнорируют коренные различия в поведении человека и животных. При этом приводимые ими определения носят формальный характер, так как при подобном подходе к проявлению агрессии можно причислить: действия волка, убивающего овцу и съедающего ее; действие солдат, расстреливающих преступников; действия мальчика, который пытается помочь старушке, но делает это неловко, что она падает, и т.д.

Существенным недостатком приведенных определений, не позволяющим вскрыть психологическое содержание агрессии, является то, что конкретные действия как бы отрываются от их мотива. В результате такие действия, например, как неудачная попытка убийства, мечты об избиении коголибо, не подпадают под определение агрессии, предложенное Бассом, хотя их агрессивный характер очевиден.

В настоящее время все больше утверждается представление об агрессии как мотивированных внешних действиях, нарушающих нормы и правила сосуществования, наносящих вред, причиняющих боль и страдание людям. В этом плане заслуживает внимания различение агрессии инструментальной и преднамеренной. Инструментальная агрессия та, когда человек не ставил своей целью действовать агрессивно, но "так пришлось" или по субъективному сознанию "было необходимо" действовать.

Фишбах (1964) предложил различать три вида агрессии: случайную, инструментальную и враждебную. Кауфман (1965) справедливо возражает против того, чтобы случайное, т.е. непреднамеренное действие, принесшее вред, называть агрессивным. Но он не прав, сомневаясь в необходимости различать агрессию инструментальную и враждебную, или преднамеренную. Правда, в некоторых случаях нелегко установить, является агрессия средством или целью, но это различение весьма существенно.

Не менее существенно рассматривать агрессию не только как поведение, но и как психическое состояние; знать его феноменологию, выделяя познавательный, эмоциональный и волевой компоненты.

Познавательный компонент заключается в ориентировке, которая требует понимания ситуации, видения объекта для нападения и идентификации своих "наступательных средств".

Некоторые психологи, как, например Лазарус (1963), считают основным возбудителем агрессии угрозу, полагая, что последняя вызывает стресс, а агрессия уже является реакцией на стресс. Следует, однако отметить, что далеко не всякая угроза вызывает агрессивное состояние, а с другой стороны, отнюдь не всегда агрессивное состояние провоцируется угрозой, правильное понимание этой угрозы, ее объективный анализ и оценка весьма важные познавательные элементы агрессивного состояния. От этого понимания зависит само возникновение данного состояния, его форма и сила. Переоценка угрозы может вызвать отказ от агрессии как средства борьбы и сознание своего бессилия.

Исключительно важен и эмоциональный компонент агрессивного состояния. Здесь прежде всего выделяется гнев. Часто человек на всех этапах агрессивного состояния: при подготовке агрессии, в процессе ее осуществления и при оценке результатов переживает сильную эмоцию гнева, иногда принимающие форму аффекта, ярости. Но не всегда агрессия сопровождается гневом и не всякий гнев приводит к агрессии. Более того, совсем неверно было бы считать каждый гнев провоцирующим агрессию. Существует "бессильный гнев" при фрустрации, когда нет никакой возможности снять барьер, стоявший на пути к цели. Так, иногда подростки переживают гнев по отношению к старшим, но этот гнев агрессией даже в словесной форме обычно не сопровождается.

Эмоциональная сторона агрессии даже не исчерпывается гневом. Особый оттенок этому состоянию придают переживания недоброжелательности, злости, мстительности, а в некоторых случаях и чувства своей силы, уверенности. Бывает и так, что агрессор переживает радостное, приятное чувство, патологическим выражением которого является садизм.

Серьезное значение имеет и такой компонент агрессии, как ее волевая сторона. Причем в агрессивном действии имеются все формальные качества воли: целеустремленность, настойчивость, решительность, а в ряде случаев инициативность и смелость. Дело в том, что агрессивное состояние часто возникает и развивается в борьбе, а всякая борьба требует вышеназванных волевых качеств.

Основные теоретические подходы к исследованию агрессии могут быть обозначены как: а). этологический; б). психоаналитический; в).фрустрационный; и г). бихевиористский. Естественно, что подобное явление весьма условно, во многих эмпирических исследованиях агрессии заметно влияние различных подходов к данной проблеме.

Рассматривая этологический и психоаналитический подходы к пониманию агрессии и агрессивности, нельзя не заметить, что в них зримо проявляется биологизаторское понимание агрессивности как врожденного инстинкта.

Следуя сформированному Торпом (1966) ошибочному положению о том, что "вряд ли в поведении животных можно найти хотя бы один аспект, который не имел бы отношения к проблеме поведения людей", этологи рассматривают и агрессивное поведение человека как спонтанную врожденную реакцию. Эта точка зрения нашла свое выражение в работах К. Лоренца (1966), который пишет: "Внутривидовая агрессия у людей представляет собой совершенно такое же самопроизвольное инстинктивное стремление, как и у других высших позвоночных животных". Более того, Лоренц считает, что сравнение человека с животным он покажется столь обидным, если рассмотреть разительное неумение человека управлять своим поведением по отношению к представителям своего же биологического вида", и что в этом отношении человек "не совершил ни малейшего прогресса в деле овладения самим собой". Согласно Лоренцу природа человеческой агрессивности инстинктивна, так же как и механизм, запрещающий умертвление себе подобных. Вместе с тем, если Лоренц допускает возможность регуляции человеческого поведения и возлагает надежды на воспитание, усиление моральной ответственности людей за свое будущее, то опирающиеся на работы Лоренца другие исследователи не только поддерживают инстинктивную природу человеческой агрессии, но и утверждают, что люди при всем желании не могут осуществить контроль над проявлениями своей агрессивности.

Не могут не настораживать и попытки использования данных, полученных при изучении поведения животных, для объяснения поведения людей, без учета того, что человек является принципиально отличным живым существом, уже в силу того, что наделен сознанием и живет в человеческом обществе. Между тем преувеличение роли инстинктивных механизмов в поведении людей можно наблюдать у многих представителей психоанализа, в том числе у самого Фрейда (1959).

Концепция ортодоксальных фрейдистов очень сходна со взглядами этологов. Они также считают, что агрессия имеет внутренний источник, а для того, чтобы не произошло неконтролируемого насилия, нужно, чтобы агрессивная энергия постоянно разряжалась (наблюдением за жестокими действиями, разрушениями неодушевленных предметов, участием в спортивных состязаниях, достижением позиций доминирования, власти и пр.).

Вместе с тем, рассматривая психоаналитические теории, не следует забывать об отмеченном еще И.П. Павловым умении психоаналитиков обращать внимание на важные стороны организации психической деятельности, при неспособности адекватно объяснить наблюдаемые факты. Именно

3. Фрейду принадлежит заслуга превращения агрессии и агрессивности в объект научного психологического анализа.

 В частности, развитие взглядов 3. Фрейда привело к созданию фрустрационных концепций агрессии.

 Существует теория, согласно которой агрессия всегда есть результат действия фрустраторов, т.е. непреодолимых барьеров, стоящих на пути к достижению цели, вызывающих состояние растерянности, или фрустрации. Интерес к изучению фрустрации и ее связи с агрессией был вызван опубликованной в 1939 г. фрустрационноагрессивной гипотезой. Эта гипотеза, разработанная группой психологов Иельского университета (США) во главе с Д. Доллардом, 1932, опирающаяся на работы 3. Фрейда и К. Левина, утверждала, что агрессия всегда следует за фрустрацией, а «случаи агрессивного поведения всегда предполагают существование фрустрации», т.е. если организм подвергается воздействию фрустрации, то он всегда на это реагирует агрессией, и что не существует такой агрессии, которая возникает не на почве фрустрации.

 В несколько смягченной модифицированной форме теорию обусловленности агрессии фрустрацией поддерживают Берковиц (1962) и МакНейл, 1959. Так, Берковиц вводит новую дополнительную переменную, характеризующую возможные переживания, возникающие в результате фрустрации, — гнев — эмоциональное возбуждение в ответ на фрустрацию. Он отмечает, что агрессия не всегда бывает доминирующей реакцией на фрустрацию и при определенных условиях может быть подавлена. Кроме того, Берковиц большое внимание уделяет катарсическому аффекту агрессии.

 В концепцию фрустрацииагрессии Берковиц ввел три существенные поправки: а) фрустрация не обязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним; б) даже при готовности агрессия не возникает без надлежащих условий; в) выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям. Следует подчеркнуть, что многие психологи, в том числе и западные, такие как Басе, 1961, Кауфман, 1965 и др., этой теории не разделяют, и, действительно, реальными фактами ее универсальность не подтверждается.

 Вопрос о том, не связана ли агрессия в каждом конкретном случае с фрустрацией, закономерен, но это вовсе не означает, что между агрессией и фрустрацией необходимо имеется неразрывная связь (Левитов Н.Д., 1967).

 Прежде всего, далеко не всякая агрессия провоцируется фрустрацией. Агрессия может возникать, например, с «позиции силы» и является выражением властности, и тогда ни о какой фрустрации речи быть не может.

 С другой стороны, фрустрация часто агрессией не сопровождается, она имеет многообразные проявления, в том числе и толерантность, при которой всякая мысль о нападении исключается. Кстати сказать, агрессивная реакция на фрустратор часто не ослабляет, а усиливает состояние фрустрации.

 Необходимо отметить, что наибольшее внимание сторонников фрустрационноагрессивной гипотезы привлекает исследование условий, при которых ситуация фрустрации ведет к возникновению агрессивных действий. К важным выявленным.ими переменным, влияющим как на возникновение, так и на торможение агрессии, можно отнести сходствонесходство агрессоров и жертвы, оправданностьнеоправданность агрессии, а также собственно агрессивность как личностную характеристику испытуемых.

 Недостатком данного подхода является, в первую очередь, отсутствие четкости в понимании фрустрации, вследствие чего акцент в экспериментальных исследованиях сместился с анализа причин возникновения фрустрации, а затем и агрессии на изучение переменных, способствующих возникновению или торможению агрессии.

 В процессе своего развития фрустрационный подход к объяснению агрессии претерпел значительные изменения. В частности, в конце тридцатых годов возникла концепция Фрустрации С. Розенцвейга, обратившегося к анализу фрустрационных ситуаций, классификации и типизации реакций на фрустрацию. Многие исследователи стали рассматривать агрессию лишь как один из возможных выходов из фрустрирующей ситуации. Более того, некоторые ученые пришли к выводу, что при фрустрации личность реагирует целым комплексом защитных реакций, одна из которых играет ведущую и структурирующую роль.

 Мы так детально рассматриваем фрустрационный подход потому, что, несмотря на недостаточную объяснительную и предсказательную силу, он попрежнему выступает в качестве основного соперника инстинктивистского биоло гизаторского подхода к изучению агрессии.

 В отличие от психоаналитиков и этологов сторонники поведенческого подхода (бихевиористы) опираются преимущественно на данные контролируемых лабораторных экспериментов.

 Наиболее известным представителем поведенческого подхода к агрессии является Арнольд Бассе, 1961. Он определяет фрустрацию как блокирование процесса инструментального поведения и вводит понятие атакиакта. поставляющего организму враждебные стимулы. При этом атака вызывает сильную агрессивную реакцию, а фрустрация — слабую.

Басе указал на ряд факторов, от которых зависит сила агрессивных привычек.

 Вопервых, это частота и интенсивность случаев, в которых индивид был атакован, фрустрирован, раздражен. Индивиды, которые получали много гневных стимулов, будут более вероятно реагировать агрессивно, чем те. которые получали меньше таких стимулов.

 Вовторых, частое достижение успеха путем агрессии, которое, по мнению Басса, приводит к сильным атакующим привычкам. Успех может быть внутренним (резкое ослабление гнева) и внешним (устранение препятствия или достижения вознаграждения). Выработавшаяся тенденция к атаке, может делать невозможным для индивида различение ситуаций, провоцирующих и не провоцирующих агрессию.

 Втретьих, это культурные и субкультурные нормы, усваиваемые человеком, которые могут облегчить развитие у него агрессивности. Однако этот фактор частично перекрывается вторым фактором.

 Рассматривая агрессию, А. Бассе особо останавливается на роли темперамента.

 Определяя темперамент как «характеристики поведения, которые появляются в начале жизни и остаются относительно неизменными», Басе к переменным темперамента, влияющим на развитие агрессивности, относит импульсивность, интенсивность реакций, уровень активности и независимость.

 Если роль первых трех переменных относительно ясна, то четвертая требует некоторого пояснения. По Бассу независимость имеет отношение к стремлению, к самоуважению и защите от группового давления. Для таких индивидов существует больше раздражителей в их ежедневных взаимодействиях. Важным компонентом независимости является тенденция к непослушанию.

 Бассе считает, что нужно учитывать различия между отдельными видами агрессии. Для классификации агрессивного поведения он предлагает три дихотомии: физическое — вербальное, активное — пассивное, направленное — ненаправленное.

 Необходимо заметить, что этим делением до сих пор пользуются многие психологи. И это не случайно, так как ряд положений Басса не потерял своего значения. В частности, перспективным является представление Басса о дифференциации агрессивности и враждебности. Враждебность выражается чувством возмущения, обиды и подозрительности. Причем враждебная личность не обязательно агрессивная, и наоборот.

 Другим известным представителем поведенческого подхода является А. Бандура, 1961. Он утверждает, что для возникновения агрессии недостаточно того, чтобы субъект был фрустрирован и испытывал чувство неудовлетворенности. Субъект должен еще иметь перед собой некий агрессивный пример для обучения и подражания. Модель является одновременно как источником готовности к специфическим (агрессивным) действиям, так и стимулятором агрессивного поведения.

 Так эмпирические данные свидетельствуют о том, что наказание, например, может способствовать как подавлению агрессии, так и ее стимуляции, включая овладение формами агрессивных действий. Последнее подтверждается наблюдениями и анализом поведения детей в реальных жизненных ситуациях. Показано, например, что агрессивные мальчики воспитывались родителями, применявшими по отношению к ним физическое насилие. Кроме того, мальчики, родители которых, особенно отец, часто и сильно их били, ведут себя спокойно и даже покорно дома, но по отношению к посторонним, в первую очередь, ровесникам, они проявляют больше агрессивности, чем их товарищи, у которых в семье была иная ситуация.

 Именно поэтому ряд исследователей считает наказание моделью агрессивного поведения, передаваемого ребенку взрослыми.

 Подобные наблюдения привели некоторых психологов к мысли, что наказание может быть эффективным только при соблюдении таких условий, как позитивное отношение выказывающего к наказываемому и принятие наказываемым норм наказывающего.

 Эффективность наказания как способа устранения агрессивного поведения, кроме того, зависит от места агрессии в иерархии поведенческих реакции, интенсивности и времени наказания. Считается, что наказание, следующее сразу после возникновения деятельности, которая должна быть устранена, приводит к более сильному торможению неодобряемого поведения, чем наказание, наступающее после завершения деятельности.

 Большое распространение взглядов, основанных на исследованиях, выполненных в рамках бихевиористского подхода к изучению агрессии, во многом связано и импонирующим ученым стремлением к строгому использованию понятийного аппарата и примату эмпирики, а как следствие этого — предпочтением эксперимента. Однако именно эти сильные стороны поведенческого подхода содержат в себе и истоки его недостатков, связанных со слабой теоретической проработанностью проблемы.

 Вместе с тем необходимо отметить содержащиеся в данном подходе следующие важные для дальнейших исследований положения: учет различий между отдельными видами агрессии; разведение таких личностных свойств, как агрессивность и враждебность; роль негативной модели поведения, которая является как источником, так и стимулятором агрессивного поведения; неоднозначность результатов применения наказания как способа подавления агрессии.

 Необходимо отметить, что большинство исследователей агрессии вычленяют ее различные формы и типы. Так, Басе, 1961, ввел последовательно деление на вербальную и физическую агрессию, что указывает на использованную в каждом случае систему органов: с одной стороны, речевые средства, а с другой — остальная произвольная мускулатура, основное звено которой приходится у человека на группу мышц кисти и руки. Первоначально физическая агрессия человека, пожалуй, не так резко концентрировалась на кисти руки; топтание (Мандел, 1959) и кусание были основными возможностями проявления агрессивных тенденций, как это еще отчетливо видно на примере развития в онтогенезе. Только с изобретением оружия, начиная с простой дубинки кончая современными видами атомного, биологического и химического оружия, рука стала играть особо важную роль (Зельц X., 1977).

 Прямой целью физической агрессии может быть причинение боли или повреждения другому человеку. Цель агрессии может быть и косвенной, когда, например, воздвигается барьер, применяемый для притеснения другого. Кроме того, следует учитывать (бессловесные) угрозы (например, кулаком) как символические физические агрессии.

 Что касается определения интенсивности агрессии, то с тех пор, как появилось оружие, действующее по принципу «все или ничего» (пистолет или стреляет в полную силу, или совсем не стреляет), нельзя на основании, затраченных сил делать вывод об интенсивности физической агрессии. Поэтому оценка интенсивности агрессии дается на основании того, насколько вероятно, что агрессия повлечет за собой ранение, и насколько тяжелым оно может быть. Тот, кто стреляет в человека с близкого расстояния, агрессивнее того, кто дает ему пинка. Не случайно в Уголовных кодексах этот принцип был положен в основу разграничения между нарушением и преступлением (см., например, Уголовный кодекс РФ, § 223 а, § 250).

 Важно заметить, что в то время, как, по меньшей мере, прямые физические агрессии почти всегда приводят к объективным повреждениям или причинению боли, вербальные агрессии, которые в повседневной жизни также зачастую выступают как болезненные или оскорбительные, реже влекут за собой однозначные повреждения, которые заметны для постороннего наблюдателя.

 Поэтому многие авторы считают целесообразным давать определение агрессии преимущественно с точки зрения содержания высказывания и на основании этого решать, что можно считать вербальной агрессией:

1) многочисленные отпоры;

2) отрицательные отзывы и критические замечания;

3) выражение отрицательных эмоций, например, недовольства другими в форме брани, затаенной обиды, недоверия, ярости и ненависти, когда эти высказывания не служат для простого описания эмоционального состояния;

4) высказывания мыслей и желаний агрессивного содержания («Я больше всего хотел бы его убить», или «Возможно, с ним когданибудь это и случится») или в форме проклятия;

5) оскорбления;

6) угрозы, принуждения и вымогательства;

 7) упреки и обвинения. Кроме того и простой крик — без формулирования речевого выражения — часто носит агрессивный характер. Например,.М. Дугал, (1928) особенно выделял в качестве агрессии рев.

 Что касается вымышленных агрессий, то они раскрываются или вербально или в виде рисунков. В некоторых случаях на них указывают мимика и пантомимика. Однако нельзя установить, сколько идей агрессивного содержания остаются «скрытой» фантазией. Но, видимо, нельзя исключать эту форму агрессивного поведения из нашего поля зрения, как это сделал Бассе.

 Фишбах (1964) видит основную разделительную черту между различными типами агрессии в том, какой характер носят эти агрессии: инструментальный или враждебный. Враждебная агрессия, по мнению Фишбаха, направлена на причинение боли и ущерба жертве, ее можно рассматривать в качестве агрессии во имя агрессии. Инструментальная агрессия направлена на достижение цели, причем причинение ущерба не служит этой целью, хотя и не обязательно избегается («инструментально» нельзя путать с узким смыслом понятия в теории научения — инструментально — операционально).

 Другим поперечным сечением категорий агрессивного поведения могло бы служить деление на прямые и косвенные агрессии, сделанное Бассом.

 Прямая агрессия непосредственно направлена против жертвы, при косвенной агрессии жертва не присутствует, а против нее, например, распространяется клевета или агрессия направлена не против самой жертвы, а против объектовзаменителей, против суррогатов жертвы, представителей ее «круга». При косвенных агрессиях можно, например, отрицательно отзываться о работах жертвы.

 Есть и другие формальные деления, например, на агрессию групповую и индивидуальную. Так, тот факт, что агрессия совершается одним единственным человеком или целой группой, при противозаконном поведении влияет на меру наказания (см. Уголовный кодекс РФ № 223 а).

 Психопатология интересуется садистскими агрессиями. Она рекомендует деление в зависимости от степени связи между агрессивными и сексуальными импульсами, которые в случае необходимости можно с достаточной объективностью получить в ходе физиологических измерений в лаборатории.

 Анализ различных подходов убеждает в целесообразности понимать агрессию как целенаправленное разрушительное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), причиняющее физический ущерб людям или вызывающее у них психический дискомфорт отрицательные переживания. Состояние напряженности, страха, подавленности и т.п.). По прямому смыслу слова — это нападение по собственной инициативе с целью захвата. Вместе с тем это такое состояние, которое может включать в себя не только прямое нападение, но и угрозу, желание напасть, враждебность.

 Состояние агрессии может быть внешне ярко выражено, например, в драчливости, грубости, «задиристости», а может быть более «затаенным», имея форму скрытого недоброжелательства и озлобленности.

 Типичное состояние агрессии характеризуется острым, часто аффективным переживанием гнева, импульсивной беспорядочной активностью, злостностью, в ряде случаев желанием на комто и даже на чемто «сорвать зло». Довольно распространенным проявлением агрессии служит грубость (в разных формах).

 Агрессивные действия выступают в качестве:

1) средства достижения какойнибудь значимой цели (инструментальная агрессия);

2) как способ психической разрядки, замещения, удовлетворения блокированной потребности и переключения деятельности;

3) как способ удовлетворения потребности в самореализации и самоутверждении.

 Что касается агрессивного поведения, то это не прирожденная биологическая реакция (разумеется, за исключением неконтролируемых действий, совершаемых лицами невменяемыми), а одна из форм поведения, обусловленная социальными связями и отношениями, хотя и порицаемая правом и господствующей нравственностью).

 Одним из самых сложных периодов в онтогенезе человека является подростковый возраст. В этот период не только происходит коренная перестройка ранее сложившихся психологических структур, но возникают новые образования, закладываются основы сознательного поведения, вырисовывается общая направленность в формировании нравственных представлений и социальных установок.

 Подростковый период онтогенеза — это остропротекающий переход от детства к взрослости, где выпукло переплетаются противоречивые тенденции развития.

 С одной стороны, для этого сложного этапа показательны негативные проявления ребенка, дисгармоничности строении личности, свертывание прежде установившейся системы интересов, протестующий характер поведения отношению к взрослым.

 С другой стороны, подростковый возраст отличается массой положительных факторов — возрастает самостоятельность ребенка, значительно более многообразными содержательными становятся его отношения с другими детьми и взрослыми, значительно расширяется и качественно изменяется сфера его деятельности, развивается ответственное отношение к себе, другим людям и т.д.

 Между тем в психологопедагогической литературе стало традиционным обозначать этот возраст в терминах «трудный», «критический», «конфликтный» и т.п. При этом до сих пор не изжито мнение, что причины кризиса — в физиологических изменениях подростков. Отсюда зачастую дается уа кое определение подросткового возраста в качестве пубертатного периода, где главную роль играет половое созревание. Однако в фундаментальных работах российских психологов (Божович Л.И., 1968; Фельдштейн Д.И., 1972, 1989) показ но, что половое созревание, как и другие изменения, связанные с развитием организма, несомненно, оказывает свое влияние на психическое развитие ребенка, но, вопервых, это влияние опосредовано отношениями подростка к окружающему миру, сравнениями себя со сверстниками и взрослыми: вовторых, не биологические особенности являются определяющими в развитии растущего человека как личности, a eго выход на качественно новую социальную позицию, в которой реально формируется его сознательное отношение к себе как члену общества.

 При этом тревожащие моменты в поведении части подростков, такие, как агрессивность, жестокость, повышенная тревожность, принимают устойчивый характер обычного в процессе стихийногруппового общения, складывающегося в разного рода компаниях. Но это общение, эта система отношений, в том числе и строящихся на почве жестоких законов социальных подростковых групп, является следствием не какойлибо генетической предрасположенности изначальной агрессивности и пр. А выступает, в большинстве случаев, лишь как ситуация замещения при неприятии подростка в мир социальнозначимых отношения взрослых, как ситуация совместного переживания непонятности ими.

 Характерно, что потребность в стихийногрупповом общении отмечается только у 14,5% подростков, в то время как реальное наличие этой формы зафиксировано у 56% 15 — 19летних. По мнению Д.И. Фельдштейна (Фельдштейн Д.И., 1988, с.33), данное обстоятельство связано с тем, что если потребность подростка в интимноличном общении в основном удовлетворяется, то его потребность в социальноориентированной форме в 38,5% случаев остается неудовлетворенной, обусловливая преобладание стихийногруппового общения.

В современной психологии показано, что человек не рождается эгоистом или альтруистом, скромным и хвастливым, атеистом или религиозным. Он становится таким. Лишь в процессе развития человека как личности возникают как социально полезные, так и социально вредные черты. В этом убеждает и практика отечественной школы. Так, уже опыт А.С. Макаренко по формированию нравственной сферы личности трудных подростков установил, что ни состав, ни специфические качества фактов асоциального поведения не определяются «прирожденными механизмами», что «никаких природных трудных характеров нет» (Макаренко А.С., T.V, с.133).

 А.С. Макаренко реально доказал, что даже наиболее педагогически запущенные подростки — обычные дети, «способные жить, работать, способные быть счастливыми и способные быть творцами» (там же, с.438).

 В этом убеждает и исследование, проведенное, например, Д.И. Фельдштейном по изучению подростковправонарушителей (объектом которого были психически и физически здоровые дети). Оно показало, что ядром конфликтной ситуации, приведшей к нравственной деформации личности этих детей, являются не биологические свойства, а недостатки семейного и школьного воспитания, у этих подростков, в частности, утрачен интерес к учебе, фактически утеряны связи со школой. В результате они, как правило, отстают на 2 — 4 года по своему образованию от сверстников (см. Фельдштейн Д.И., 1972). Однако оказалось, что это отставание, как и деформация познавательной и других духовных потребностей, ни в коей мере не определяется психическим развитием данных детей. Они обладают нормальными умственными возможностями, и целенаправленное включение их в заданную систему многоплановой деятельности обеспечивает успешную ликвидацию интеллектуальной запущенности и пассивности.

 К сожалению, сложившаяся ныне в обществе система воспитания детей, принятые к ним требования, отношения взрослых к растущим людям не учитывают особенностей, личностного становления, приводя к конфликту с подростками, у которых развивается потребность в самостоятельности, самореализации, избавлении от опеки.

 Критически осмысливая себя и окружающих, подросте протестует против ханжества взрослых, их мнимой праведности, при нередкой лживости поступков.

 Подросток жаждет не просто внимания, но понимания доверия взрослых. Он стремится играть определенную ее специальную роль не только среди сверстников, но и среди старших. Во взрослом же сообществе утвердилась позиции препятствующая развитию социальной активности подростка — он ребенок и должен слушаться. В результате между взрослыми и подростками растет психологический барьер, стремясь преодолеть который, многие подростки прибегаю и к агрессивным формам поведения.

 Наиболее полную картину сущности агрессивного поведения подростков дает анализ его мотиваций. Заметную роль в этой мотивации играют чувства и эмоции негативного характера: гнев, страх, месть, враждебность и т.п. Агрес сивное поведение детей подросткового возраста, связанно с этими эмоциями, выражается в драках, побоях, оскорблениях, телесных повреждениях, убийствах, отчасти в изнасиловании, в повреждении либо уничтожении имущества.

Именно такое поведение нередко рассматривается в качестве наиболее убедительной модели, подтверждающей тезке о генетической природе агрессивности. При этом полагают, что агрессивное, особенно недостаточно мотивированное, поведение есть прямое проявление генетического неблагополучия индивида, пусть даже и не выраженного в хромосомной аномалии.

 Вместе с тем вопрос о генезисе агрессивности, о роли, которую в ее происхождении играют биологические и социальные факторы, исключительно сложен.

 Существует теория, согласно которой агрессивность — черта, присущая человеку от природы как инстинкт или потребность. Эта точка зрения прежде всего развивалась 3. Фрейдом (1959), который связывал агрессию с прирожденным влечением к смерти, таким же властным, как и либидо. Дело представлялось так, что влечение к смерти побуждает к саморазрушению и агрессия является механизмом, благодаря которому это влечение разрушение направляется на другие объекты, в первую очередь, на других людей.

 Следует отметить, что теорию прирожденности агрессии защищают и психологи, не стоящие на фрейдистских позициях. Так, Мак Даугол (1926), не принимавший фрейдизма, вместе с тем признавал «инстинкт драчливости», заложенный в человеке от природы. Моррей H (1938) в число первичных потребностей человека включил и потребность в агрессии, побуждающую искать случаи атаковать с целью принести вред. Согласно Лоренцу (1967), Homo sapiens как один из многих видов животного мира обладает инстинктом агрессии. В качестве примера Лоренц указывает на подростка, который при первом знакомстве со сверстником, сейчас же начинаете ним драться, поступая так же, как в аналогичном случае поступают обезьяны, крысы и ящерицы.

 А. Маслоу (1964) в своей монографии «Мотивация и личность» дал обстоятельный анализ проблемы: «является ли деструктивность (разрушительность) инстинктоидной?»

 К потребности разрушать этот психолог отнес и агрессивность. Под инстинктоидными он понимает свойства личности, не сводимые к инстинктам, но имеющие некоторую природную основу.

 Наибольшего внимания заслуживает рассмотрение Маслоу данных зоопсихологии, детской психологии и антропологии, приведших его к общему выводу о необоснованности теории предопределенности деструктивности (а значит, и агрессивности) природным инстинктом. Сделав уступку биологизаторскому толкованию агрессивности, Маслоу утверждал, что она не инстинкт, но инстинктоидна — подобна инстинкту.

 Важно подчеркнуть, что не только психологи, философы, юристы, но и биологи, генетики в настоящее время глубоко раскрыли несостоятельность утверждения об агрессивной природе человека, о генетической обусловленности агрессии.

 Еще Дарвин, признавая, что определенные реакции и поступки людей основаны на врожденных механизмах, вместе с тем отмечал, что многое в их поведении обусловлено общественными нормами. Врожденными реакциями являются, например, переживание чувства страха, стремление к избежанию опасности или самозащите. Однако все эти реакции, способные вызвать физиологический эффект, могут сдерживаться, контролироваться и направляться человеческим сознанием. Нелишне заметить, что если эти эмоции, как показывают медицинские исследования, можно ослабить или усилить посредством медикаментов, то, следовательно, они не замкнуты фатально на прирожденных механизмах психики.

 Австрийский ученый В. Холличер (1975) отмечает, что «все то, что является специфическим для поведения человека, не является врожденным, а то, что является врожденным, не носит черт, специфических только для человека».

 О том, что те или иные проявления агрессивности тесно связаны не с биологией, а с типами человеческой культуры, наглядно свидетельствуют антропологические исследования. Они показывают, что переживания и эмоции, порождаемые как внешними, так и внутренними причинами, выражаются у человека обычно в форме, принятой в той культуре, к которой он принадлежит. То есть возникновение и развитие агрессивности зависит в первую очередь от общественных условий, к которым относится как общественное устройство, так и ближайшая общественная среда, малая группа.

 Нередко агрессивность в открытой или замаскированной форме культивируется в обществе как орудие в борьбе за преуспевание. Проявлениям агрессивности способствуют недостатки воспитания, осуществляемого разными институтами социализации, в т.ч. не только семьей, школой, но средствами массовой информации и др.

 Неслучайно выяснению влияния линии воспитания в семье и школе на агрессивность детей посвящено множество исследований. Так, Бандура и Уолтере (1959), например, на основе опроса и жизненных наблюдении установили, что если матери снисходительно относятся к агрессивным действиям своих детей и даже склонны им потакать, то дети становятся еще агрессивней. Вместе с тем в другом исследовании показано, что дети, подвергающиеся очень строгим наказаниям, отличаются большой агрессивностью по отношению к товарищам. Причем физические наказания за агрессивное поведение усиливают жестокость, агрессивность детей .

 «Поведение человека, — как отмечал П.П. Блонский, — есть изменчивое явление, и задача научной психологии состоит в том, чтобы установить, каким образом, в зависимости от чего изменяется человеческое поведение, чем и как обусловлено человеческое поведение» (Блонский П.П., 1921, с.13).

 Данные современной науки убеждают, что агрессивный подросток — это прежде всего обычный ребенок, которому свойственна нормальная наследственность. А черты, качества агрессивности он приобретает под влиянием ошибок, недоработок, упущений в воспитательной работе, сложностей в окружающей его среде.

 Таким образом, агрессивность в личностных характеристиках подростков формируется в основном как форма протеста против непонимания взрослых, изза неудовлетворенности своим положением в обществе, что проявляется и в соответствующем поведении. Вместе с тем на развитие агрессивности подростка могут влиять, разумеется, природные особенности его темперамента, например, возбудимость и сила эмоций, способствующие формированию таких черт характера, как вспыльчивость, раздражительность, неумение сдерживать себя. Естественно, что в состоянии фрустрации подросток с подобной психической организацией ищет выхода внутреннему напряжению» в том числе и в драке, ругани и пр. Кроме того, агрессия может быть вызвана необходимостью защитить себя или удовлетворить свои потребности в ситуации, в которой растет человек не видит иного выхода, кроме драки, или, по крайней мере, словесных угроз. Тем более, что для некоторых подростков участие в драках, утверждение себя в глазах окружающих с помощью кулаков является устоявшейся, линией поведения, отражающей нормы, принятые в он, деленных социальных группах.

 То есть в подростковом возрасте в силу сложности противоречивости особенностей растущих людей, внутри, них и внешних условий их развития могут возникать ситуации, которые нарушают нормальный ход личностного становления, создавая объективные предпосылки для возникновения и проявления агрессивности.

То, что подростки думают об агрессии, также может влиять на их поведение.

ПЕРВЫЙ этап когнитивного процесса (конечный результат которого в целом агрессивное поведение) это прочитывание "вызывающих реплик", вынуждающих индивидуума "столкнуть с социальной проблемой". Если имеет место хорошо отработанный "сценарий", то расшифровка "посылов к агрессии" будет сравнительно эффективной и точной. Сами по себе ожидания или мысли, связанные с агрессией, заставят его пристальнее взглянуть на "посылы к агрессии", ассоциирование с этим типом поведения. Например, Гуз (1987), обнаружил, что агрессивных подростов в большей степени привлекает агрессивный стимульный материал, чем неагрессивный. Эти стимулы притягивают внимание таких подростков, и бывает нелегко отвлечь их на чтонибудь другое. Итак, в социальных ситуациях с множеством "посылов к агрессии" агрессивные подростки в большей степени концентрируются на тех, которые предполагают агрессию или ассоциируются с ней.

ВТОРОЙ этап включает в себя оценивание и интерпретацию признаков, обнаруженных на первом этапе. Эта составная часть агрессивной реакции привлекла наиболее пристальное внимание исследователей и получила наибольшее количество эмпирических подтверждений. В этой фазе когнитивное процесса подросток интерпретирует намерения окружающих и производит атрибуцию причин, т.е. агрессивный подросток имеет предвзятое мнение, что поступками окружающих движет враждебность. Оценивая не подсознательную ситуацию, в которой один человек причинил вред другому, агрессивный подросток с большей вероятностью, чем неагрессивный, сделает предположение, что впредь был намеренным и мотивировался враждебностью.

ТРЕТИЙ этап. Как только индивид приходит к заключению, что побуждающей силой поступка другого человека была враждебность, он начинает искать в своей памяти подходящую поведенческую реакцию. Хьюсман говорит об этом шаге как о поиске "сценария поведения". Другими словами, подросток должен подобрать возможные реакции. Когда речь идет об агрессивности, считается, что в поведенческом репертуаре агрессивного подростка наличествует меньше реакций, подходящих для конкретного случая, и что скорее всего они связаны с агрессией. Додж и Крик предположили, что подросток сравнительно легко актуализирует ответную реакцию из имеющегося набора, если он недавно сталкивался с конкретной ситуацией, или ему о ней напоминали, или если его "список" возможных реакций ограничен.

 Осознав перечень возможных реакций, ребенок должен оценить приемлемость каждой и выбрать, какую из них воплотить в реальность. Критерии такой оценки могут быть различными. В таком качестве могут выступать потенциальные последствия решения то есть по силам ли ему стратегия поведения и насколько она окажется эффективна? Оценивающий может решать, сумеет ли он осуществить входящую и выбранную реакцию действия.

ЧЕТВЕРТЫЙ этап. На последнем этапе этого комплексного процесса осуществляется реальное поведение индивид "действует по сценарию".

Таким образом, агрессивная реакция есть следствие плохого развития социальнокогнитивных навыков.

 Современный подросток живет в мире, сложном по своему содержанию и тенденциям социализации. Это связано, вопервых, с темпом и ритмом техникотехнологических преобразований, предъявляющих к растущим людям новые требования. Вовторых, с насыщенным характером информации, которая создает массу «шумов», глубинно воздействующих на подростка, у которого еще не выработано четкой жизненной позиции. Втретьих, с экологическим и экономическим кризисами, поразившими наше общество, что вызывает у детей чувства безнадежности и раздражения (при отсутствие чувства личной ответственности) изза того, что старшие поколения оставляют им такое наследство. При этом у молодых людей бурно развивается чувство протеста, часто неосознанного и вместе с тем растет их индивидуализация, которая при потере общесоциальной заинтересованности ведет к эгоизму. Дело в том, что подростки, больше других возрастных групп, страдают от нестабильности социальной, экономической моральной обстановки в стране, потеряв сегодня необходимую ориентацию в ценностях и идеалах, — старые разрушены, новые — не созданы. Подростки теперь не только не знают, во что верить, но и считают, что большинство взрослых обычно говорят неправду, что «сейчас каждый живет для себя, старается както извернуться, обмануть другого» (см. Д.И. Фельдштейн, 1991, с. 49).

Данной убежденности способствует безответственная деятельность некоторых средств массовой информации, а также поток кино и телефильмов, заполненных сценами обмана, насилия, научающих подростка агрессивности.

 В целом сегодня в нашем обществе имеется серьезный дефицит позитивного воздействия на растущих детей, Тем более, что качественные изменения макросреды сопровождаются и деформацией семьи, которая не выполняет таких важнейших функций, как формирование у детей чувства психологического комфорта, защищенности. Здесь нередко имеет место жестокое обращение с подростками, связанное различными видами наказаний, в том числе физическими Часть родителей принуждают детей к послушанию другая часть не интересуется потребностями ребенка; то есть я — переоценивает ребенка и недостаточно его контролирует.

 В результате для многих подростков характерна неразвитость нравственных представлений, потребительная ориентация, эмоциональная грубость, агрессивный способ самоутверждения, что связано, в частности, с повышенной внушаемостью, подражательностью.

 Следует отметить, что для многих подростков типично умышленное подражание определенным манерам как конкретных людей, так и тех стереотипов, которые предлагаются различными средствами информации. Отсюда обилие «боевиков», «детективов» и т.п. провоцирует агрессивные формы поведения подростка, делая его взрослым в собственных глазах и являясь средством демонстрации своей значимости. Это проявляется и в желании занять определенное место в референтной группе, добиться самоутверждения, осознания себя человеком, которого нельзя унижать, подавлять. При этом референтными группами для части подростков становятся различные компании с асоциальной направленностью, где задиристость, агрессивность довольно часто рассматриваются как доказательства «бывалости», «мужественности».

 Имеющий место отрицательный микроклимат во многих семьях, как и в системе формальных и неформальных отношений с миром взрослых, обусловливает возникновение отчужденности, грубости, неприязни определенной части подростков, стремления делать все назло, вопреки воли окружающих, что создает объективные предпосылки для появления агрессивности, демонстративного неповиновения, разрушительных действий.

 Интенсивное развитие самосознания и критического мышления приводит к тому, что ребенок в подростковом возрасте обнаруживает противоречия не только в окружающем его мире, но и внутри собственного представления о себе, что является основанием для изменения эмоциональноценностного отношения к себе, проявляясь в резком всплеске недовольства собой и в сочетании таких полярных качеств, как, например, самоуверенность и робость, черствость и повышенная чувствительность, развязность и застенчивость.

 Острота и длительность ломки и перестройки прежних отношений к окружающему миру и к самому себе приобретают форму психологического кризиса, который сопровождается и обостряется кризисом в системе воспитания подростка, когда сталкиваются устаревшие его формы и потребности растущего человека в самореализации.

 Расхождение между стремлениями подростка, связанными с осознанием своих возможностей и положением ребенка, зависимого от воли взрослого, вызывает существенное углубление кризиса самооценки, интенсифицируя квазипотребности, квазиинтересы растущего человека. По мере его взросления изменяется характер и особенности виденья себя, восприятие окружающих, изменяются мотивы и степень их адекватности общественным потребностям.

 Так, показательно, что на первой стадии подросткового периода онтогенеза ребенка характеризует весьма критичное отношение к себе, отмечая преобладание отрицательных черт и форм поведения, в том числе грубости, жестокости, агрессивности.

 Ситуативно отрицательное отношение к себе сохраняется и на второй стадии подросткового возраста, обусловливаясь, в значительной мере, оценками окружающих, как взрослых, так и сверстников.

 На третьей стадии этого возраста наблюдается сопоставление подростком своих личностных особенностей, форм поведения с определенными нормами, принятыми в референтных группах.

 Рассмотренные формы агрессивности: как физическая, косвенная, вербальная и негативизм выявили, что у 14 — 15летних подростков на первый план выходит вербальная агрессивность (72%).

 Агрессивность же физическая и косвенная повышаются не существенно, так же как и уровень негативизма. Но на всем протяжении подросткового периода наблюдается четко выраженная динамика всех форм агрессивности от младшего к старшему подростковому возрасту. По мере взросления у подростков 14 — 15 лет на первый план выходят ее вербальные формы (с 72% в 14 — 15 лет). Кроме того доминирующее значение на старших стадиях подросткового возраста начинает приобретать не физическая агрессия, как у 10 — 11летних ребят, а негативизм. При этом негативизм растет по мере взросления детей особенно быстрыми темпами (с 45% в 10 лет до 64 % в 12— 13 лет и 65% в 15 лет).

 Анализ полученных данных позволяет отметить выпукло выраженное влияние социальной ситуации развития, прежде всего семьи, на характер и уровень агрессивности подростков.

 Дело в том, что дети подросткового возраста особенно зависимы от микросреды и конкретной ситуации. А одним из определяющих элементов микросреды в отношениях, складывающихся в которых формируется личность, является семья. При этом решающим является не ее состав — полная, неполная, распавшаяся, а нравственная атмосфера, взаимоотношения, которые складываются между взрослыми членами семьи, между взрослыми и детьми.

 Так, установлено, что уровень физической формы агрессивного поведения наиболее выражен у детей из рабочей среды — здесь и социальные группы рабочих промышленных предприятий, шахтеры, а также группы строителей, сельских механизаторов (67—70%). Вместе с тем у подростков этих групп населения отмечается минимальный уровень негативизма (20 — 40%).

 Вербальные формы агрессивного поведения типично для большинства подростков из среды служащих (среднего звена) и малоквалифицированных работников (прачки, уборщицы) — 75%. В то же время эти подростки отличаются сравнительно невысоким уровнем физической форм агрессивного поведения (30 — 40%).

 По уровню косвенной агрессивности на первом месте подростки из семей подсобных (технических) работников (65%) и семей руководящих служащих (67%).

 Повышенным негативизмом отличаются подростки среди руководящих работников — 90% и из семей интеллигенции (врачи, учителя, инженеры)— 80%. Оказалось, что менее всего выражено агрессивное поведение у подростков из среды торговых работников, а наиболее агрессивными являются дети из среды сельских механизаторов.

 Видимо, в первом случае сказывается не только материальное благосостояние, но и выработанное в этой среде стремление избегать конфликтов, сглаживать возникающие противоречия, не обострять ситуацию.

 Во втором же случае подростки, как правило, становятся свидетелями пьянства, хулиганства, грубости в семейных и вне семейных отношениях.

 Представляется, что проведенное рассмотрение проявлений разных форм агрессивного поведения подростков из разных социальных слоев населения имеет не только психологотеоретическое, но и практическое значение позволяя ориентироваться в характере эмоциальноволевой и ЦЕнностнонормативной сфер личности ребенка подросткового возраста, учитывая особенности влияния социальной ситуации его развития, воздействия микросреды. И психологуисследователю и педагогупрактику важно знать состояние физической и косвенной агрессии детей, склонность их к раздражению и негативизму, вербальной агрессии, подозрительности и обидчивости, формирующих враждебность. Причем знать в динамике развития, характерной для подросткового периода, когда агрессивность дети и ее проявления в разных формах поведения отличаются специфическими особенностями, типичными для 10—11, 12—13 и 14—15летних подростков.

 Каждый ребенок — это неповторимый мир. Признавая данное положение, в педагогической практике тем не менее многие годы не учитывались половые различия детей. Между тем известно, что половые различия не ограничивают, собственно половыми характеристиками и особенности психосексуального развития. Девочки созревают гораздо раньше мальчиков, например. Так, в подростковом возрасте процесс психосексуального развития девочек начинается приблизительно на 2 года раньше, чем у мальчиков, и длится в течение 3 — 4, а не 4 — 5 лет (см.: Раттер М., 1987. с. 12).

 Мальчики, несмотря на то, что они физически сильнее девочек, обладают гораздо большей чувствительностью воздействия как физических, так и психологических факторов. Неслучайно у мальчиков чаще. чем у девочек встречаются психические нарушения.

 Наряду с биологическими предпосылками в развитии половых различий серьезную роль играют социальные и культурные стереотипы, связанные с представлениями взрослых о поведении девочек и мальчиков, обусловленные, в частности, стереотипами феминности и маскулинности, принятыми в обществе.

 Неслучайно данные психологов разных стран мира свидетельствуют о том, что агрессивное поведение гораздо чаще встречается у мальчиков, чем у девочек, а случаи антиобщественных поступков находятся в отношении 10:1.

 Дело в том, что психические различия мальчиков и девочек определяются как половым диморфизмом и соответствующими общими особенностями и закономерностями его развития, так и спецификой проявления характерных типов мужественности и женственности, обусловленных воздействием социальных факторов, уровнем развития общества.

 За внешней грубостью мальчиковподростков и скрытностью девочек лежит сложная картина половозрастных различий их развития, в том числе развития и проявления различных форм агрессивности.

 Причем агрессивность поразному проявляется разными девочками и мальчиками, что требует рассмотрения их индивидуальных различий.

 Агрессивные подростки, при всем различии их личностных характеристик и особенностей поведения, отличаются некоторыми общими чертами. К таким чертам относится бедность ценностных ориентации, их примитивность, отсутствие увлечений, духовных запросов, узость и неустойчивость интересов, в том числе и познавательных. У этих детей, как правило, низкий уровень интеллектуального развития, повышенная внушаемость, подражательность, неразвитость нравственных представлений. Им присуща эмоциональная грубость, озлобленность, как против сверстников, так и против окружающих взрослых. У таких подростков наблюдается крайняя самооценка (либо максимально положительная, либо максимально отрицательная), повышенная тревожность, страх перед широкими социальными контактами, эгоцентризм, неумение находить выход из трудных ситуаций, преобладание защитных механизмов над другими механизмами, регулирующими поведение.

 Вместе с тем среди агрессивных подростков встречаются и дети хорошо интеллектуально и социально развитые. У них агрессивность выступает средством поднятия престижа, демонстрация своей самостоятельности, взрослости.

 Поэтому раскрытие причин и характера агрессивности подростков требует проведения определенной классификации, условий типологии.

 Неслучайно попытки осуществления такой типологии многократно предпринимались в отечественной и зарубежной психологии. При этом одни исследователи полагают необходимым базироваться на психофизиологических различиях детей, другие берут за основу особенности их психосоциального развития. Так, например, выделяются группы подростков, где к первой относятся дети с психопатическими чертами характера? ко второй — с задержками умственного развития и, наконец, к третьей — подростки, не имеющие патологических отклонений, но неправильно воспитанные, безнадзорные, что породило упрямство, вседозволенность, а в результате агрессивность и другие формы отклонений (см.: Братусь B.C., Сидоров П.И., 1984).

 В свое время П.П. Бельский, пытаясь классифицировать трудных подростков, исходил из мотивации их поведения. Он выделял: а) подростков, активно стремящихся удовлетворить элементарные и низменные потребности; б) слабовольных детей, поддающихся внушаемости, подстрекательству; в) действующих под влиянием истерии и др. (Бельский П.Г., 1924).

 В современных условиях И.А. Невский различает трудных подростков:

 а). с педагогической запущенностью; б). с социальной запущенностью (нравственно испорченных); в) с крайней социальной запущенностью (см.: Невский И.А., 1968).

 Развивая эту классификацию, С.Я. Бсличева в первую группу сводит глубоко педагогически запущенных подростков. Их суждения примитивны, поверхностны, процессы внимания, запоминания ослаблены. Этих детей отличает бравада антисоциальными поступками. Вторая группа характеризуется аффективными нарушениями — подростки раздражительны, гневливы, в аффекте злобны. У многих появляются истероидные формы поведения. К третьей группе относятся дети развязные, неуживчивые, конфликтные. Их мышление инертно, ассоциации бедны, они трудно сходятся со сверстниками (Беличева С.А., 1977).

Рядом западных исследователей начиная с работ Хевитта и Дженкинса (1946) было предложено подразделение на две группы: первая группа — это подростки с социализированными формами антиобщественного поведения, для которых не характерны психические, эмоциональные расстройства, и вторая группа — дети, отличающиеся несоциализированным агрессивным поведением (см. исследования Питера Скотта, 1973), для которых характерны различные психические нарушения.

 Анализ полученных материалов о половозрастных и индивидуальных особенностях проявления агрессивного поведения детей подросткового возраста позволил провести их условное подразделение в соответствии с типом поведения. Но принимая за основу классификации определенный тип поведения подростков, мною учитывался и весь комплекс данных об особенностях их личностных характеристик, в том числе и системы принятых ребенком ценностей.

 Представляется, что именно такое рассмотрение открывает возможности для понимания причин и характера агрессивности подростков, тех путей, по которым в этой системе «встраивается» агрессия, и того места, которое она занимает.

 Известно, что у ребенка в подростковом возрасте происходит переориентация одних ценностей на другие. Подросток стремится занять новую социальную позицию, соответствующую его потребностям и возможностям. При этом социальное признание, одобрение, принятие в мире взрослых и сверстников становится для него жизненно необходимым. Лишь их наличие обеспечивает переживание подростком чувства собственной ценности. Неслучайно поэтому истоки агрессивности подростков лежат, как правило, в семье, отношениях ее членов (ссоры, отторжение ребенка, его принуждение, в том числе наказанием, страхом и т.п.) и в меньшей мере в коллизиях со сверстниками, учителями (см.. в частности, данные Дж. Розенблата., 1981.. 351368).

 Первую группу подростков характеризует устойчивый комплекс аномальных, аморальных, примитивных потребностей, стремление к потребительскому времяпрепровождению, деформация ценностей и отношений. Эгоизм, равнодушие к переживаниям других, неуживчивость, отсутствие авторитетов являются типичными особенностями этих детей. Они эгоцентричны, циничны, озлоблены, грубы, вспыльчивы, дерзки, драчливы. В их поведении преобладает физическая агрессивность.

 Вторую группу составляют подростки с деформированными потребностями, ценностями. Обладая более или менее широким кругом интересов, они отличается обостренным индивидуализмом, желанием занять привилегированное положение за счет притеснения слабых, младших. Их характеризует импульсивность, быстрая смена настроения, лживость, раздражительность. У этих детей извращены представления о мужестве, товариществе. Им доставляет удовольствие чужая боль. Стремление к применению физической силы проявляется у них ситуативно и лишь против тех, кто слабее.

 Третью группу подростков характеризует конфликт между деформированными и позитивными потребностями, ценностями, отношениями, взглядами. Они отличаются односторонностью интересов, приспособленчеством, притворством, лживостью. Эти дети не стремятся к достижениям, успеху, апатичны. В их поведении преобладают косвенная и вербальная агрессивность.

 В четвертую группу входят подростки, которые отличаются слабо деформированными потребностями, но, в то же время, отсутствием определенных интересов и весьма ограниченным кругом общения. Они безвольны, мнительны, заискивают перед более сильными товарищами. Для этих детей типична трусливость и мстительность. В их поведении преобладают вербальная агрессивность и негативизм

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Владимир Владмирович, а где ваш шарф?
- Обронил где-то.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по психологии "Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его корекции", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru