Диплом: Предварительное расследование - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Предварительное расследование

Банк рефератов / Уголовное право и процесс

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 479 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1

НЕГАТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1. Понятие негативных обстоятельств

ГЛАВА 2

ТИПИЧНЫЕ НЕГАТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

2.1. Негативные обстоятельства при расследовании хищений

ГЛАВА З

МЕТОДЫ ОБНАРУЖЕНИЯ НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

3.3. Оценка поведения лиц и сообщенных ими сведений

Выводы

Список использованной литературы

 


ВВЕДЕНИЕ

Борьба с преступностью, неуклонное укрепление законности осуществляется многогранной системой экономических, культурно-воспитательных, правовых средств, которыми   располагает   общество. Среди последних, особое значение имеет предварительное расследование.

Уголовно - процессуальный закон обязывает органы предварительного расследования, прокуратуры и суда в каждом случае обнаружения признаков преступления возбуждать уголовное дело и принимать все предусмотренные законом меры к быстрому и полному раскрытию преступлений, изобличению и наказанию виновных с тем, чтобы каждый совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию, и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Успешное выполнение органами расследования, прокуратуры и судом, возложенных на них задач предполагает получение в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства по уголовному делу достоверного знания относительно совершенного преступления, виновности лица привлекаемого к уголовной ответственности и других обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, то есть установления объективной истины.

В области уголовного судопроизводства истина устанавливается посредством выдвижения на основе имеющихся фактических данных и последующей проверки предположительных суждений относительно события или деяния, содержащего признаки преступления, а также отдельных обстоятельств, подлежащих выяснению по уголовному делу. В процессе проверки одни из этих суждений отвергаются как не подтвердившиеся, другие - уточняются и дополняются, в случае необходимости выдвигаются новые, и так до тех пор, пока все обстоятельства уголовного дела не будут выяснены с достаточной полнотой и достоверностью.

Большое значение при выдвижении предположительных суждений имеют негативные обстоятельства ( от латинского слова negation- отрицание), которые встречаются при расследовании многих категорий уголовных дел.

“Моделируя происшедшие событие, следователь обязательно должен отмечать негативные обстоятельства, т.е. такие фактические данные, которые, судя по развитию происшедшего события и объяснениям конкретных лиц, не должны находиться в обстановке места происшествия либо, наоборот, должны быть, но их в наличии не оказалось. Негативные обстоятельства могут свидетельствовать об ошибочности выдвинутой следователем версии, неточности полученной исходной информации либо об инсценировке т.е. об искусственном создании или изменением заинтересованными лицами обстановки места происшествия с целью ввести следствие в заблуждение”.[1]

На инсценировку указывают: различные, противоречивые обстоятельства, факты искусственного изменения обстановки, наличие признаков разных преступлений, яркий демонстративный характер отдельных следов и др. Данные о негативных обстоятельствах, особенно инсценировках, позволяют с большей достоверностью судить о сущности происшедшего события, определить, было ли преступным или неприступным.

 

ГЛАВА 1

НЕГАТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1. Понятие негативных обстоятельств.

Чтобы правильно и полно уяснить роль негативных обстоятельств при расследовании преступлений, необходимо дать их понятие, так как разработка такого понятия неразрывно связана с дальнейшим повышением эффективности проведения различных следственных действий и, в первую очередь, с осмотром места происшествия. "Понятие есть одна из форм логического мышления и тесно связана с другими его формами - суждением и умозаключением",[2] - указывает И.Я. Чупахин. А использование суждений и умозаключений дает возможность следователю правильно разобраться в сложной информации, которую он получает при расследовании преступлений.

Понятие негативных обстоятельств не является новым понятием для криминалистики. На их значение для установления механизма события указывалось еще в работе Г.Гросса. В частности, он по этому поводу писал: "Следует обращать внимание и на отрицательные данные, потому что, с одной стороны, они могут привести к положительным данным, а с другой стороны, успокоить читателя в том, что и эти данные не были оставлены без внимания. Когда приходится, например, описывать следы крови, усмотренные в комнате убитого, то недостаточно только перечисление их, следует также указать, что, например, в умывальнике не оказалось воды с примесью крови, что нигде не было отпечатков от запачканных кровью рук. Если, положим, был произведен безуспешный розыск компрометирующих бумаг, то следует в протоколе точно указать, что в печке не было пепла от сгоревшей бумаги".[3]

А.Вайнгарт, говоря о негативных обстоятельствах по делам о поджогах, рекомендовал в протоколе осмотра места поджога обязательно отмечать "каких следов и характерных признаков, часто встречающихся при пожарах, не замечено, например, что не обнаруженоникаких средств для поджога",[4] а при выяснении причины загорания устанавливать: не показался ли огонь в таких местах, в которые он при нормальных условиях, попасть не мог.

Некоторые дореволюционные ученые, не давая определения негативных обстоятельств, но имея это ввиду, называют их совершенно иначе. Так, русский профессор-криминалист Н.Д.Сергиевский определял их как "лишние предметы", 'несообразности"[5]. Слово "несообразности" наиболее точно выясняет суть негативных обстоятельств.

О негативных обстоятельствах как признаках инсценировки преступлений упоминали в своих работах Р.Рейсс, С.Трегубов и другие.

В настоящее время учение о негативных обстоятельствах получило свое дальнейшее развитие. Многие советские ученые-юристы в своих работах касаются этого вопроса. Однако до сих пор в криминалистической литературе нет единого понятия негативных обстоятельств, имеются две точки зрения, и все определения негативных обстоятельств в соответствии с этим подразделяются на две основные группы.

Одни авторы ограничивают их круг только обстоятельствами, которые должны быть при предполагаемом ходе события, но которых не оказалось в действительности, то есть отсутствие следов, предметов, фактов, которые при данных условиях должны были бы наблюдаться. Так, А.Н.Васильев определяет негативное обстоятельство, как "такое обстоятельство, которое отсутствует, но должно было быть, если исходить из данной версии".[6] В.П.Колмаков под негативным обстоятельством понимает "отсутствующие на месте происшествия и предметах тех или иных следов, которые в результате совершения преступления должны были образоваться".[7] Профессор М.С.Шаламов, упоминая негативные обстоятельства, считает, что они "характеризуются отсутствием того, что при обычном положении должно было быть".[8]

Существует мнение другой группы авторов, которые определяют негативные обстоятельства, как "такие обнаруживаемые или отсутствующие следы или явления, факт наличия или, соответственно, отсутствия которых противоречит обычному ходу событий, а равно как некоторые детали обстановки исследуемого события, не соответствующие обычному ходу действия, версия о котором выдвинута".[9] Эти положения получили дальнейшее развитие в работах С.И.Медведева, понимающего под негативными обстоятельствами "любые фактические данные, которые противоречат (до их логического разрешения) обычному объяснению факта в связи с определенной версией".[10] Профессор Р.С. Белкин, говоря о негативных обстоятельствах, дает им следующее определение: "Негативными (отрицательными) признаются обстоятельства, противоречащие представлению об обычном ходе и признаках события, сложившемуся на основе осмотра места происшествия".[11]

Такое понимание этого явления охватывает все негативные явления, встречающиеся в следственной практике. Таким образом, негативные обстоятельства - это всякое противоречие любой выдвинутой по делу версии. Проиллюстрировать же несостоятельность определения негативных обстоятельств, которые акцентируют внимание только на отсутствие следов, вещей и так далее можно на примере расследования уголовного дела.

В ОВД поступило сообщение о краже в столовой деревни Солы. при осмотре места происшествия, оказалось, что дужка замка на двери была перепилена, но металлических опилок возле дверного проема обнаружено не было. Отсутствие металлических опилок на том месте, где перепиливалась дужка замка противоречит естественному порядку вещей и является негативным обстоятельством для частной версии о том, что дужка замка перепиливалась на двери и для общей версии о том, что совершена кража. На том же замке были обнаружены следы тисков, оставленные при перепиливании дужки. Подтверждая факт перепиливания дужки не на двери, а в другом месте, эти следы также являются негативными обстоятельствами. Исходя из наличия данных обстоятельств была предложена версия об инсценировке в ходе расследования.

Таким образом, на этом примере мы можем убедиться в том, что не только отсутствие определенных следов, вещей (в данном случае отсутствие металлических опилок), но присутствие определенных предметов (здесь присутствуют следы тисков) являются негативными обстоятельствами. Важно не то, что некоторая деталь отсутствует или присутствует, а именно, противоречие этого факта определенной версии.

И поэтому нельзя не признать правильным и не согласиться с мнениями таких ученых, как Р.С. Белкин, С.И. Медведев, В.А. Овечкин, которые определяют негативные обстоятельства, как такие обстоятельства, которые противоречат представлению об обычном ходе и признаках события, сложившейся (до ее логического завершения) определенной версии.

Профессор В.А. Образцов, говоря об осмотре места происшествия отмечает, что “при детальном осмотре необходимо обращать внимание на наличие так называемых негативных обстоятельств, т.е. таких, которые противоречат данной конкретной обстановке (нахождение осколков стекла не с внутренней, а с наружной стороны, отсутствие металлических опилок при наличие перепиленной дужки замка, чрезмерное нарушение обстановки и т.п.) Негативные обстоятельства кладутся в основу версий о

возможной инсценировке или о том, что преступление было совершено не так, как это кажется на первый взгляд”.[12]

Следовательно, выделение из всей массы обстоятельств, выявленных при расследовании преступлений, негативных по признаку противоречия будет более правильным нежели по признаку отсутствия. Эту точку зрения наиболее доступно выразил А. Ларин, который назвал негативным обстоятельством “такое обстоятельство, которое не находит объяснения в данной версии и поэтому служит основанием для построения другой версии”.[13]

При ликвидации пожара в квартире был обнаружен труп ее хозяина Мельникова. На столе оказались бутылка из-под водки, остатки закуски, переполненная окурками пепельница. Скатерть на столе и пол вокруг стола обгорели. По заключению врачей, Мельников умер от отравления окисью углерода. Никаких прижизненных повреждений на трупе не было.

Казалось, все ясно: пьяный человек уснул, от непогашенной сигареты возник пожар, и в результате смерть от урагана. Однако при этом следователь обратил внимание, что в момент обнаружения пожара дверь в квартиру была заперта, а между тем ключа от этой двери внутри квартиры не нашлось.

Данное обстоятельство не могло найти объяснение в версии несчастном случае. Ввиду этого была построена другая версия, согласно которой кто-то запер Мельникова в квартире и унес с собой ключи, зная, что потерпевшему они больше уже не понадобятся. Проверка этой версии привела к изобличению убийцы, который сознался, что усыпил потерпевшего снотворным, после чего украл деньги, поджег на столе скатерть и ушел заперев за собой дверь.[14]

Таким образом, наряду с другими фактическими данными негативные обстоятельства служат отправной точкой, основанием для выдвижения версии. Негативная версия указывает направление деятельности при осмотре места происшествия, служит основой для определения круга подлежащих установлению фактов, выступает средством отыскания этих фактов, является логическим центром в планировании, ускоряет процесс расследования. Она обладает еще одним преимуществом, так как делает процесс расследования более всесторонним. И даже когда версия не подтверждается, она все равно играет положительную роль. А. Васильев по этому поводу указывает: "То, что многие версии не подтверждаются, не означает, что следователь напрасно их разработал, допустил ошибку. Если они имели под собой основания и логически правильно были построены, то не подтвердившиеся версии сыграли свою положительную роль, проложив путь к истине".[15]

 

1.2. Обнаружение негативных обстоятельств при проведении следственных действий.

При проведении следственных действий, в ходе построения негативных версий необходимо стремиться к выяснению причины появления негативного обстоятельства. Эта версия на основании негативного обстоятельства может быть построена в любой стадии расследования, когда они появляются. Их выявляют не только во время первоначальных следственных действий, в том числе и осмотра места происшествия, но и в ходе допроса, обыска, следственного эксперимента.

Чаще всего негативные обстоятельства можно выявить при осмотре места происшествия, поэтому так важно следователю уделять этой работе самое большое внимание, ничего не упуская из поля своего зрения, так как "выявить негативные обстоятельства часто оказывается довольно сложной задачей; лишь изредка они как бы лежат на поверхности, обычно же заметить их нелегко".[16]

Осмотр места происшествия при расследовании большинства уголовных дел является обязательным и в то же время первоначальным следственным действием, без которого немыслимо расследование убийств, краж, изнасилований, пожаров, транспортных происшествий и других преступлений. От своевременного и качественного осмотра нередко зависит успех дальнейшего расследования. "На основании негативных обстоятельств, обнаруженных на месте происшествия, считает В.П.Лисицын, можно разоблачать инсценировку преступления, по ним можно судить о том, что место происшествия не является местом преступления, с учетом этих данных следует отыскивать вещественные доказательства вне границ места происшествия, они имеют огромное значение, для построения следственных версий по каждому отдельному делу".[17]

Для выявления негативного обстоятельства при осмотре места происшествия используются логические объяснения его при сопоставлении со всей совокупностью обстоятельств, диалектический анализ места происшествия, установление причины проявления этого обстоятельства.

Проиллюстрировать это положение можно конкретным примером: в прокуратуру Кривичского района Минской области сообщили, что в деревне Жары убит кладовщик колхоза Иван Н. Труп Н. обнаружили в доме на кровати. В области шеи была большая рана. Жена и дочь погибшего рассказали, что ночью в их дом ворвались двое неизвестных и стали требовать у Н. ключи от кладовой. Не добившись ничего (потерпевший был сильно пьян), один из неизвестных стал наносить ему удары, каким то предметом по голове. Жена и дочь в это время открыли окно, выпрыгнули на улицу, убежали и рассказали о случившемся соседям. Однако этой версии противоречили некоторые негативные обстоятельства. Производя осмотр комнаты, в которой произошло убийство, следователь заметил, что окно, через которое якобы убежали жена и дочь убитого, было закрыто изнутри на крючок. Он установил также, что от этого крючка к пробойникам и от оконных створок к коробке тянутся неповрежденные нити паутины. Кроме того, в верхней части окна между створок был зажат лист бумаги, а на подоконнике лежал пепел от обгоревшей газеты. Если бы окно, как утверждали жена и дочь Н., открывалось, то бумага, находившаяся между створок, упала бы, пепел на подоконнике был бы потревожен, а паутина разорвана.

Эти выводы привели следователя к мысли, что окно не открывалось, а это уже противоречило объяснению жены и дочери погибшего. Если бы жена и дочь Н. прыгали из окна, то под окном (грунт был мягким) остались бы следы ног. Но при осмотре следов обнаружено не было. Это противоречило объяснениям, которые давали жена и дочь.

Для проверки негативных обстоятельств, следователь предложил дочери Н. показать, как она прыгала из окна. Когда окно было открыто, то паутина порвалась, пепел был потревожен, а лист бумаги, зажатый между створками, выпал. В результате прыжка на земле остались следы обуви. После этого эксперимента дочь рассказала, что отца убили они с матерью. Созналась в убийстве и жена. Чтобы ее рассказ об убийстве посторонними лицами соответствовал обстановке места происшествия, жена Н. после убийства спрятала ключи и топор, которыми убила мужа, а затем послала дочь сообщить соседям о разбойном нападении.[18].

Таким образом, негативные обстоятельства, обнаруженные на месте происшествия явились основанием для построения негативной версии по субъекту преступления, а их проверка в ходе следственного эксперимента подтвердила эту версию.

Важное влияние на успех расследования оказывают негативные обстоятельства при проведении обыска. В обстановке обыскиваемого помещения, указывающей на то, что разыскиваемых предметов здесь нет, могут встречаться незначительные, на первый взгляд детали, противоречащие нормальному положению вещей. Начиная их исследовать, устанавливать причины возникновения, связь с другими событиями, следователь достигает цели обыска - обнаруживает искомое. При производстве обыска негативные обстоятельства играют свою, уже определенную нами роль, противоречат обычному положению вещей. Здесь мы можем говорить "обычное положение вещей" уже в самом буквальном смысле. Следственная практика знает много признаков, по которым можно обнаружить тайники: следы свежей окраски, побелки, наличие свеженакленных обоев, досок и бревен, отличающихся по внешнему виду от всей стены, отсутствие следов побелки в пазах между досками, более глухой звук при постукивании и многое другое. Навести на мысль о наличии спрятанных предметов, могут также цветы и другие растения, которые на фоне окружающей зелени выглядят увядшими или слабо укрепленными в земле. Это говорит о том, что перед обыском растения пересаживались с целью замаскировать тайник.

В юридической литературе упоминаются негативные обстоятельства при обысках, как противоречия, объяснив которые, лица, производящие обыск, обнаруживали тайники, содержащие ценности и разыскиваемые предметы, а также следы и другие важные для дела доказательства.

Подобные обстоятельства можно условно разделить на две части. По причинам их появления при обысках, к первой относятся такие, которые связаны с психикой и деятельностью обыскиваемого до проведения обыска, когда он прячет вещи в тайнике и маскирует их, укрывая следы. К ним и относятся вышеназванные. Другая часть негативных обстоятельств при обыске связана с психической деятельностью и поведением обыскиваемого лица непосредственно в процессе обыска. При приближении следователя к тайнику, обыскиваемый может попытаться отвлечь его внимание какими-либо действиями, разговором, инсценировкой припадка и так далее. Г.И. Борягин приводит пример, когда при приближении к тайнику, где находилась сберегательная книжка, обыскиваемый инсценировал припадок. Однако, как только сберкнижка оказалась в руках следователя, обыскиваемый спокойно встал и посетовал на неудачу своего приема.[19]

Целый комплекс негативных обстоятельств был выявлен и успешно использован обыске на квартире у спекулянтки Е. Обыскивая в спальне шкаф, следователь обратил внимание на то, что вся площадь дверной филенки с внутренней стороны была покрыта листом фанеры. Несмотря на возражения Е., фанера была снята. При этом между дверцей шкафа и оторванной фанерой было обнаружено шесть отрезов крепдешина. После обыска в спальне Е. заметно повеселела. Это дало следователю основание полагать, что найдено не все. Тогда следователь продолжил обыск. Осматривая повторно шкаф, он обнаружил между его крышкой и фанерой ценности. Во время обыска в столовой Е. старалась не отходить от окна. Это обстоятельство явилось поводом для тщательного осмотра подоконника, под которым нашли драгоценности. Кроме того, в столовой следователь обратил внимание на свежую побелку печи. Разобрав ее верхнюю часть, в выемке, изолированной от дымохода, он обнаружил металлическую коробку, в которой находились золотые вещи. В углу одной из комнат имелась совершенно незначительная и, на первый взгляд, незаметная неровность стены. Но и на это следователь обратил внимание. после того, как из стены в этом месте было вынуто несколько кирпичей, обнаружилось углубление, из которого извлекли узелок с золотыми вещами.

Профессор И.М.Лузгин приводит рекомендации австрийского криминалиста Грассберга по наблюдению за обыскиваемым. “Грассберг на время проведения обыска рекомендует выделять сотрудников, которые обязаны наблюдать за поведением хозяев дома и других лиц .Они должны внимательно следить за поступками, жестами и мимикой лиц, присутствующих при обыске, быстро анализировать свои впечатления и сообщать обыскивающему свои предположения о месте нахождения разыскиваемых предметов.”[20]

Представляется, что эта рекомендация является полезной и может быть использована нашими следователями.

Часто негативные обстоятельства обнаруживаются при проведении допросов. Причем показания, противоречащие сложившейся версии обычно дают лица, заинтересованные в исходе дела: в частности, обвиняемый или потерпевший. Использует их следователь при проведении очных ставок путем сопоставления показаний других свидетелей по делу. Иногда лицо на до просе сообщает сведения, которые оно не должно знать, если не присутствовало в определенное время на определенном месте, хотя и заявляет, что находилось далеко от него. Или же подозреваемый, скрывая свое присутствие, утверждает, что во время убийства он был на футбольном матче, но отказывается сообщить подробности игры.

Негативные обстоятельства в процессе допроса появятся как по объективным, так и по субъективным причинам. При этом причины их появления в показаниях свидетелей и потерпевших одни, в показаниях подозреваемых и обвиняемых- другие, хотя не исключено (а это необходимо учитывать), что и свидетели и потерпевшие при допросе могут руководствоваться теми же мотивами, что и подозреваемые и обвиняемые.

Если показания свидетеля и потерпевшего правдивы, то они могут и не содержать в себе негативных обстоятельств. Но в зависимости от того, какие уже имеются доказательства и насколько они достоверны, правдивые показания в некоторых случаях могут противоречить этим доказательствам.

Иногда, показания свидетеля или потерпевшего могут быть неправдивыми не потому, что эти лица желают скрыть правду, а ряду объективных и субъективных причин. Эти причины возникают, как правило, до производства допроса, в момент восприятия события, действуют и в последующем, в частности, в момент дачи показаний.

Особое внимание следователь должен уделять противоречиям в показаниях недобросовестных свидетелей. При этом причины, заставляющие недобросовестных свидетелей давать ложные показания, будут и причинами появления этих обстоятельств. Чаще всего на дачу ложных показаний влияют взаимоотношения свидетеля с лицами, совершившими преступления, или с потерпевшими. Это боязнь мести, и неприязнь, и желание сохранить хорошие отношения с потерпевшим или обвиняемым. Иногда свидетель скрывает правду с целью скрыть поступок, который вызвал бы моральное осуждение окружающих. Ложные показания в некоторых случаях может давать потерпевший.

Негативные обстоятельства, выявленные при проведении допросов, так же как и в процессе других следственных действий, всегда должны быть в поле зрения следователя. Своевременно обнаруженные и правильно использованные, они помогают вовремя раскрывать уловки преступников, устанавливать сущность расследуемого события и тем самым способствуют, прямо или косвенно, улучшению работы правоохранительных органов, поднимают их деятельность на более высокую ступень.

Наряду с различными следственными действиями, в процессе производства которых мы выявляем негативные обстоятельства, для этих же целей возможно применить и следственный эксперимент. Его сущность изложена профессором Р.С.Белкиным: “Следственный эксперимент представляет собой такое следственное действие, которое состоит в проведении специальных опытов, испытаний с целью получения новых и проверки имеющихся доказательств, а также проверки и оценки следственных версий о возможности или невозможности существования тех или иных фактов, имеющих значении для дела”[21]

 

1.3. Классификация негативных обстоятельств.

Анализ типичных негативных обстоятельств по делам различных категорий позволяет рассмотреть вопрос о классификации этих обстоятельств.

Впервые к вопросу классификации негативных обстоятельств обратилась Коновалова В.Е. В своей работе "Проблемы логики и психологии следственной тактики" ею была предложена следующая классификация.

По своему характеру негативные обстоятельства могут быть разделены на две группы:

1)негативные обстоятельства - материально-фиксированные следы;

2)негативные обстоятельства-предметы. Последние при осмотре места происшествия встречаются редко.

Негативные обстоятельства-следы могут быть в наличии или отсутствовать. Наличие их в большинстве случаев свидетельствует либо об упущении со стороны преступника, либо о том, что они созданы искусственно.

Примером упущения со стороны преступника является случай, имевший место в практике. На закопченной балке чердака были обнаружены рядом с веревкой, на которой висел труп, свежие следы четырех пальцев. Отсутствие следов сажи на пальцах погибшего (негативное обстоятельство) и наличие их на балке явилось убедительным доказательством инсценировки самоубийства.[22]

В зависимости от способа обнаружения негативные обстоятельства могут быть разделены на явные (их обнаружение не требует специальных приемов) и скрытые (для обнаружения нужны специальные познания или специальные приемы).

Чаще всего скрытые негативные обстоятельства обнаруживаются при судебно-медицинской и криминалистической экспертизах. Они могу т быть выявлены также в процессе осмотра участвующим в нем специалистом. Интересный случай использования негативных обстоятельств для раскрытия преступления имел место при расследовании убийства гражданкой Г. своего ребенка. В ходе расследования выяснилось, что время смерти ребенка, названное матерью противоречит заключению эксперта. Мать сообщила, что смерть наступила от самоудушения 3-4 часа назад, между тем эксперт определил, что с момента наступления смерти прошло больше суток. Это обстоятельство, будучи негативным относительно версии Г., сыграло решающую роль в раскрытии преступления.[23]

Соглашаясь с классификацией Коноваловой, Овечкин считает, что ее следует дополнить и включить в нее негативные обстоятельства-сведения, которые так же, как и " следы ", " предметы" могут находиться в состоянии противоречия с определенным предположением.[24] Для иллюстрации данного положения он приводит также пример с убийством матерью своего ребенка и отмечает, что сведения, содержащиеся в заключении эксперта, явились негативным обстоятельством относительно предположения следователя о происшедшем событии.

Среди негативных обстоятельств он выделяет и такую их группу, как негативные обстоятельства-поведение, т.е. действия и эмоции, противоречащие предположению. По его мнению, негативные обстоятельства возможно различать и по характеру противоречия, которое может проявляться:

а) в отсутствии чего-нибудь, что противоречит предположительному объяснению события. Так, производя осмотр места происшествия в связи с заявлением о краже из магазина, совершенной путем взлома замка, следователь обратил внимание на то обстоятельство, что на двери и на дверных петлях нет никаких следов от орудий взлома, в то время как замок был взломан путем вырывания дужки. Такие следы неминуемо должны были быть, если бы действительно была совершена кража, как предполагал следователь;

б) в наличии чего-либо, что противоречит предположению. Иллюстрацией этого может быть следующее дело. Заведующая магазином К. заявила, что из магазина похищено 19 ящиков вино-водочных изделий и 5 ящиков печенья, причем по ее словам, указанные товары похищены вместе с тарой. Однако при осмотре оказалось, что все ящики, поступившие в магазин с водкой и печеньем имеются в наличии и недостачи тары в магазине нет. Это опровергло предположение о краже.

в) в несоответствующем виде чего-либо, что противоречит предположению. Так, продавец С. допустила недостачу вверенных ей товарно-материальных ценностей на сумму 1380 рублей. С целью сокрытия преступления она вместе с соучастником инсценировала кражу из магазина. При осмотре места происшествия она заявила, что преступники проникли в магазин через пролом в потолке. При осмотре пролома в потолке магазина следователь обратил внимание на то, что пролом был сделан изнутри магазина, а не снаружи. Это противоречило первоначальному предположению о событии и указало на возможность инсценировки кражи.

Нам представляется, что предположенные Овечкиным основания классификации негативных обстоятельств не являются самым существенным и поэтому сама классификация не может быть признана удачной. В каждом случае обстановка места происшествия образует неповторимое сочетание множества деталей, характеризуемых разнообразными свойствами, особенностями, соотношениями. При решении вопроса, какие из этих деталей существенные и как таковые подлежат исследованию и закреплению, следует руководствоваться правилом об относимое™ доказательств. Согласно этому правилу относящимися к делу признаются те фактические данные, которые могут служить основанием для построения версий либо средствами проверки уже построенных версий. По характеру отношения к проверяемой версии фактические данные различаются как подтверждающие и противоречащие. Последние представляют собой сведения (информацию) о так называемых негативных обстоятельствах.

Таким образом, одной из сторон негативных обстоятельств, как и любых других доказательств, является их относимость к делу.

Другой стороной негативных обстоятельств является их допустимость в уголовный процесс в качестве доказательств, то есть они будут доказательствами лишь в том случае, если они исходят из надлежащего источника, то есть из показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, заключения эксперта и т.д.

Не закрепленные в каких-либо источниках, установленных законом, негативные обстоятельства утрачивают свою ценность как доказательства. Так произошло по делу об убийстве Розы А. и Арсен Б. Первоначально была выдвинута версия о том, что Розу А. убил Арсен Б. с последующим самоубийством. Однако протокол осмотра места происшествия был составлен настолько небрежно, что в нем не нашли отражения многие фактические данные, в том числе и негативные обстоятельства.[25]

 Так, например, осмотром было установлено, что ключей от квартиры было, хотявсе свидетельствовало о том, что дверь была закрыта снаружи, а ключи кто-то с собой забрал. Но в протоколе осмотра это обстоятельство отмечено не было. Это противоречило так же показаниям жены Б., которая заявила, что перед самоубийством муж закрыл дверь изнутри.

Кроме того, в протоколе осмотра места происшествия не нашло отражения и такое обстоятельство, как температура тела Б. Многие свидетели показали, что после того, как жена погибшего позвала их в квартиру они дотрагивались до тела Б., которое было уже холодным. Эти данные также противоречили показаниям жены Б., согласно которым со времени смерти Б. до прихода в квартиру свидетелей прошло несколько минут. И только из-за того, что эти и другие негативные обстоятельства не были закреплены в источниках, дело об убийстве Розы А. и Арсена Б. осталось нераскрытым.

Следовательно, фактические данные, заключающие в себе негативные обстоятельства, будут доказательствами, если они выступают в единстве с источником. Ненадлежащий источник делает их недопустимыми в качестве доказательств, но они могут служить основанием для выдвижения версий и поэтому являются активным вспомогательным инструментом в процессе расследования.

Интересен вопрос о том, какими доказательствами (как и фактическими данными) могут являться негативные обязательства - прямыми или косвенными?

Представляется, что можно считать, что прямыми доказательствами являются те, которые имеют прямую и непосредственную связь с главным фактом, а косвенные имеют с ним опосредствованную, более отдаленную связь и устанавливают различные частные обстоятельства. Негативные обстоятельства могут быть обвинительными и оправдательными. Само основание данной классификации указывает на то, что обвинительные устанавливают виновность лица в совершении преступления (а также отягчающие обстоятельства ), а оправдательные - его невиновность (или смягчающие обстоятельства ). Поскольку версии могут строиться как в отношении всего события в целом, так и в отношении отдельных элементов состава преступления и частных обстоятельств, то в зависимости от объема негативных обстоятельств на основании которых они строятся, можно классифицировать на общие, по элементам состава преступления и частные.

Таково положение негативных обстоятельств в системе доказательств. Изложенное позволяет дать их классификацию, которая должна быть построена на основных, существенных признаках.

Во-первых, негативные обстоятельства можно классифицировать по признаку относимости на относимые и не относимые. Во-вторых, негативные обстоятельства могут быть доказательствами, а при отсутствии процессуального источника они останутся лишь фактическими данными, недопустимыми в качестве доказательств, то есть их можно разделить по признаку допустимости в уголовный процесс. В-третьих, негативные обстоятельства, являющиеся доказательствами, делятся на обвинительные и оправдательные, а по отношению к главному факту - на прямые и косвенные. И, наконец, в зависимости от объема версий, их можно классифицировать на общие, по элементам состава преступления и частные[26] (см. приложение №1)

 

ГЛАВА 2

ТИПИЧНЫЕ НЕГАТИВНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

2.1.Негативные обстоятельства при расследовании хищений.

Все типичные негативные обстоятельства перечислить невозможно, так как каждое из них индивидуально. Тем не менее, анализ следственной практики позволяет составить примерный перечень возможных, наиболее часто встречающихся типичных негативныхобстоятельств в зависимости от категорий уголовных дел.

Рассмотрение этих перечней является необходимым этапом для построения классификации негативных обстоятельств позволяющей более полно подойти к раскрытию их сущности.

Изложение данного вопроса начнем с наиболее распространенных преступлений, к сожалению, встречающихся в следственной практике довольно часто - различного рода хищений, и в частности, с краж.

Так, еще И.Н. Якимов, обращал внимание на то, что, преступая к раскрытию краж, прежде всего, необходимо установить, действительно ли в данном случае произошла кража. Часто для сокрытия сделанной растраты имущества лица, присвоившие его, делают заявления о краже у них этих денег или об их ограблении. Для того чтобы выяснить, действительно ли произошла кража, необходимо потребовать от заявителя самого точного описания похищенного, места его нахождения перед кражей, времени, когда его в последний раз видели, обстоятельств, подтверждающих кражу, и тех лиц, при которых она была обнаружена. Несообразность в изложении определенных обстоятельств дела, незнание того, что потерпевший должен был бы знать, или знание таких обстоятельств, которых он не мог знать ни при каких условиях, дают основание подозревать, что кражи не было, и заявление о ней ложно (симуляция кражи). В случае симуляции кражи при осмотре можно обнаружить, что следы кражи сделаны искусственно, например, замки слишком разворочены, на дверях помещений и на запорах хранилищ много ненужных повреждений, или они сделаны изнутри, унесено слишком много имущества или оставлено такое, которое вор непременно бы взял, или на месте преступления учинен такой беспорядок, для которого нужно больше времени, чем для совершения самой кражи, чего вор никогда не делает, дорожа временем.

Осмотр места происшествия вместе с последующими следственными действиями, как правило, дает достаточный материал для решения обычно возникающего вопроса по делам о хищениях путем кражи и разбоя - не имеется ли в данном случае инсценировки, организованной лицом, ответственным за сохранность имущества.

Версия о том, что имело место не кража или нападение, а инсценировка, может возникнуть в случаях, если:

а) имеются негативные обстоятельства ( например, обнаружен взлом стены, указывающей на проникновение в склад этим путем, однако отсутствуют следы ног у наружной стороны стены, которые обязательно должны быть, если бы действительно взлом производился снаружи);

б) ценности, которые были якобы похищены, на самом деле отсутствовали в момент хищения;

в) кража или нападение были при данных обстоятельствах (людное место и т.п.) невозможны или мало вероятны;

г) обнаруживаемый излишний беспорядок в помещении, подчеркнутое разбрасывание, а иногда порча вещей, то есть действия, которые при обычном хищении как правило, не имеют места;

д) имеется преувеличение пострадавшим повреждений, полученных в момент якобы произведенного на него нападения. (Приложение 2)

Заведующая ларьком Б. рано утром была обнаружена недалеко от своего дома лежащей на земле в полубессознательном состоянии. Б. рассказала, что накануне вечером на нее напали двое неизвестных, которые отняли у нее сумку с ключами от ларька и нанесли ей удары по голове, после чего она потеряла сознание. Ларек действительно оказался открыт и в нем царил беспорядок. Недалеко от ларька был обнаружен мешок с различными товарами, тремя бутылками вина и банкой варенья. На бутылках и банке обнаружены следы пальцев. Стоимость похищенного была установлена впоследствии в 22 тыс. рублей. На лице Б. имелись царапины, которые местный врач признал за следы ударов и определил у Б. (главным образом, по ее жалобе) сотрясение мозга.

После того, как экспертиза установила, что следы пальцев на бутылках и банке оставлены рукой Б., появилось сомнение в правдивости ее показаний. Однако можно было допустить, что эти следы оставлены ею ранее при перестановке товаров, тем более, что Б., по мнению руководства торговой точки считалась "вне подозрения".

Ревизионная комиссия проверила правильность производившихся ранее двух инвентаризаций, акты которых   фиксировали, что в ларьке дело   обстоит благополучно. В результате их проверок удалось установить, что небольшая недостача товаров была обнаружена еще первой инвентаризацией, а при второй инвентаризации эта недостача увеличилась, но Б. оба раза уговорила инвентаризаторов показать в актах не фактическое наличие товаров, а книжное и таким образом скрыть недостачу.

Судебно-медицинская экспертиза пришла к выводу, что никакого сотрясения мозга у Б. не было и что вообще у нее нет никаких следов серьезных повреждений. Б. признала, что никто на нее не нападал, что лицо себе она расцарапала сама, а заявление о нападении она сделала для того, чтобы избежать ответственности за недостачу товаров.

При осмотре места, где совершена кража со взломом, необходимо всегда иметь ввиду, что вор, совершающий взлом:

а) действует с максимальной осторожностью, взламывает наиболее слабые преграды в наиболее удобном для него месте;

б) старается производить как можно меньше шума;

в) максимально экономит свои силы и время, стремясь взять только ценные вещи и быстро незаметно уйти. В противовес этому, инсценирующий обстановку кражи со взломом, желая поразить воображение следователя и работников милиции, нередко производит не нужные излишние разрушения, которые неизбежно вызвали бы большой шум и треск, в чем никак не может быть заинтересован вор-взломщик.

Поэтому наличие на осматриваемом участке явно нецелесообразных повреждений, разрушений, беспорядка должно вызвать у следователя вопрос, не имеет ли он дело с инсценированием обстановки взлома совершившими растрату материально-ответственными лицами? Подобный вопрос, например, возник у следователя, когда он, осматривая якобы ограбленный магазин, обратил внимание на то, что уцелело много мужских и дамских часов, но в то же время произведен невероятный беспорядок в скобяном и бакалейных отделах магазина: ведра, банки с краской стащены с полок и свалены в кучу на полу. Весь этот хаос был посыпан сахарным песком и полит керосином. Вряд ли стали бы воры устраивать такой погром, тем более, в короткую июльскую ночь. Поставив такой вопрос, следователь довольно быстро раскрыл преступление, изобличив директора магазина и двух продавщиц в хищении ценностей с последующей инсценировкой обстановки кражи со взломом.[27]

Отсутствие на месте взлома следов, которые, логически рассуждая, должны быть, представляет собой другой, чаще всего встречающийся признак инсценирования кражи. Прибыв для осмотра магазина, из которого согласно сообщению была совершена кража со взломом, следователь застал следующую обстановку: большой беспорядок на полках магазина, входная дверь магазина была не нарушена, у внутренней же двери, ведущей из тамбура в торговый зал, была выпилена филенка, в потолке тамбура люк был открыт, через него с чердака в тамбур спускалась веревка. Выходило, что воры проникли в магазин по крыше, вначале через чердачное окно, затем (с чердака) через люк в тамбур и из тамбура в торговый зал. При данном варианте на крыше, в проеме слухового окна и на чердаке должны были наблюдаться следы ног, ладоней и других частей тела воров. Однако таких следов не было: пыль ровным слоем лежала на железе крыши и в проеме слухового окна, которое в довершение, было затянуто густой сетью паутины. Не было следов и на густой пыли, покрывавшей площадь чердака от слухового окна до люка. Но около самого люка имелись ясно выраженные следы босой ноги, по-видимому, подростка и насколько следов, оставленных ногами, обутыми в туфли на высоком каблуке. Опираясь на данные осмотра, следствие разоблачило в хищениях и инсценировании кражи со взломом заведующую магазином, которая действовала совместно со своим сыном.[28]

Наличие повреждений, причиненных орудиями взлома не на наружных, а на внутренних частях преград - еще один признак инсценирования кражи.

В материалах института криминалистики описывается случай, когда инсценировании взлома потолка магазина было разоблачено в результате внимательного изучения особенностей повреждений, причиненных преступниками. Потолок в этом магазине был обит картоном. Следователь констатировал, что из потолка выломано две доски, а в картоне сделан прорез. Судя по состоянию краев отверстия в картоне, человек, орудовавший ножом, находился не на чердаке, а в торговом зале. О том, что картон резали изнутри магазина, свидетельствовало также наличие свежих надрезов на той части картона, которая была обращена вниз. Одновременно следователь обратил внимание на то, что на прилавке под проломом лежал стул. Опираясь на данные осмотра места происшествия и заключение криминалистической экспертизы, следователь разоблачил преступников, которые, растратив крупную сумму денег, пытались инсценировать кражу со взломом.[29]

Противоестественное расположение мелких частиц взломанной преграды также указывает на инсценирование кражи. При выдавливании стекла осколки падают в сторону направления давления. То же наблюдается при вырезывании, вырубании филенок дверей, при пробивании стен. Если воздействию орудия взлома подвергалась деревянная или железная преграда, то так называемые "заусеницы" свободной своей частью будут обращены также в сторону приложения силы. Например, осколки выдавленного стекла находятся не на внутренней части подоконника, а на тротуаре. Ясно, что выдавивший стекло находится не на улице, а внутри помещения. Следует учитывать, что предусмотрительные инсценировщики убирают крупные осколки, комья земли, кирпичи. Но надо терпеливо лупой искать мельчайшие частицы, которые все же остаются. Именно так и поступил следователь одной из районных прокуратур Грузии, когда его вызвали на осмотр магазина, из которого согласно заявлению была совершена кража со взломом. В одном из окон магазина стекло было выдавлено, но осколки лежали не на полу и на подоконнике, а на земле у наружной стены. Это обстоятельство определило направление следствия. Материально-ответственные лица магазина были изобличены в инсценировании кражи. К тому же на осколках выдавленного стекла следователь нашел отпечатки пальцев. Криминалистическая экспертиза установила, что отпечатки оставлены заведующим магазином.[30]

Признаками инсценировки являются также несоразмерность проделанных в преградах отверстий и а типичное их положение. Стремясь проникнуть путем пролома стены, потолка, пола в какое-либо помещение, преступник, естественно, выбивает такое отверстие, через которое он мог бы пролезть сам и вынести ценности. Если же отверстие, якобы проделанное преступником, очень мало, то необходимо здесь же во время осмотра произвести следственный эксперимент с тем, чтобы разоблачить возможную инсценировку взлома. В практике был случай, когда в процессе осмотра было установлено, что кража со взломом не могла иметь место, так как через миниатюрное отверстие в стене не мог пролезть даже семилетний худенький мальчик.

Разоблачить инсценировку взлома можно путем сопоставления размеров проделанного якобы вором отверстия с объемом похищенных вором предметов.

Осматривая взломанную преграду следователь должен обращать внимание на такие признаки, по которым можно было бы определить, с какой стороны действовал взломщик: находился он внутри помещения или снаружи. Директор магазина заявил о том, что прошедшей ночью из магазина совершена кража со взломом.

Еще в начале осмотра следователь заметил, что отверстие, через которое якобы проникли воры, очень мало. Это отверстие, пробитое по-видимому ломом, в разрезе имело форму конуса, широкая часть которого находилась в области внутренней части стены. Соотношение размеров основания конуса и его вершины, а также соотношения отвалов глины указывало на то, что пролом стены совершался из кладовой в сторону улицы, а не наоборот, что сделать могли только работники магазина.[31]

Разоблачению инсценировок краж со взломом способствует так же учет противоестественного размещения пролома. Например, отверстие в стене находится на такой высоте от земли, что пробить его с улицы мог только человек имеющий огромный рост. Изнутри же склада отверстие могло быть проделано человеком даже ниже среднего роста, так как пол склада находился от уровня земли почти на два метра.

Вышеизложенное позволяет привести примерный перечень негативных обстоятельств, характерных для инсценировок краж со взломом.

К ним относятся:

1)наличие следов, указывающих на совершение взлома преграды изнутри помещения, например, на внутренней стороне стены хранилища имеются следы от орудия взлома, указывающие, что стену начали разрушать именно с этой стороны и т.д.;

2)расположение пролома в месте, недоступном для взломщика с внешней стороны помещения;

3)отсутствие следов взлома, которые обязательно должны были бы быть при данном способе взлома, например, отсутствие следов орудия взлома на двери, открытой путем вырывания дужки навесного замка или путем взлома дополнительных приспособлений, на которых висел замок, когда очевидно, что взломать их можно было, уперев конец орудия в дверь, и т.д.;

4)отсутствие иных следов, которые обязательно должны были бы быть при данном способе проникновения в хранилище, в частности, отсутствие следов ног на снегу около пролома, сделанного в наружной стене хранилища, отсутствие следов на пыли, покрывающей раму и подоконник взломанного окна и т.д.;

5)наличие на взломанном объекте повреждений, не позволяющих совершать действие, якобы совершенные преступником, например, имеющиеся на замке повреждения не могли привести к его устранению способом, якобы примененным преступником.

Кроме перечисленных обстоятельств при осмотре места происшествия могут быть обнаружены и другие факты, которые позволяют предположить наличие инсценировки кражи со взломом. К числу их относится обнаружение следов, указывающих на искусственное облегчение совершения взлома, например, обнаружение на взломанном замке таких повреждений, которые могли быть нанесены только при нахождении замка в открытом состоянии, (см. приложение 3)

На возможную инсценировку кражи указывает и наличие на объекте взлома ничем не вызванных повреждений, обнаружение на месте происшествия излишнего беспорядка: бесцельное разбрасывание и порча товара, бессмысленные разрушения и т.д.

Преступник, совершающий кражу со взломом действует обычно осторожно, стремясь как можно меньше шуметь. Экономя силы и время, он совершает только те действия, которые обеспечивают достижения намеченной цели.

Следует иметь ввиду, что поскольку лицо, производящее инсценировку кражи в подавляющем большинстве случаев неясно представляет себе, как и в какой последовательности действует вор, то оно нередко допускает логические ошибки, обнаружение которых при осмотре, позволит опытному следователю разобраться в фактическом положении вещей. Такое лицо может разбить стекло или перепилить доску пола изнутри помещения; сделать отверстие, не позволяющее по своим размерам проникнуть в хранилище или изъять предмет, который, по словам заявителя, якобы похищен при краже.

Взломы, совершенные с целью симуляции кражи, отличаются от взломов иного характера и по расположению следов, степени разрушения запирающих механизмов, примененным орудием взлома и т.п.

Среди способов симуляции кражи наиболее распространенным является взлом постоянных и навесных замков. Взломщики-симулянты прибегают к различным уловкам: в одних случаях они оставляют замки открытыми, создавая обстановку и видимость, что воры, открыв замок подобранным ключом, проникли в хранилище; в других случаях -инсценируют применение отмычки, вырывание дужки и т.п. Тщательный осмотр таких взломов показывает, что следы не вызваны динамикой взлома, не обусловлены его характером, иногда нанесены непригодным для этого предметом.

Инсценировка отпирания замка отмычкой иногда сопровождается нанесением следов (царапин) вокруг замочной скважины.

На основании только этих следов трудно решить вопрос о применении отмычек, необходимо еще осмотреть место расположения следов-царапин, изучить их направление и форму. Если следы расположены вокруг замочной скважины и отсутствуют на ее краях, то, разумеется, что "отмычкой" нанесены лишь следы, но открывался замок ключом. Отсутствие следов на направляющем штифте и на внутренней стороне крышки замка (при осмотре через замочную скважину) указывает на то, что отмычка не применялась.

Симуляцию кражи из сейфа нередко можно распознать при изучении системы замков и последовательности их запирания.

Так, гражданка Кощева заявила в органы следствия о краже облигаций государственного займа из сейфа вследствие того, что, уходя с работы, она забыла " повернуть ключ ". Следователь, осмотрев замки, выяснил последовательность их запирания и установил, что ключ основного замка сейфа можно извлечь только в том случае, если данный замок заперт. В противном случае ригели будут выступать наружу и дверь сейфа не закроется. Присутствовавшая при осмотре Кощева не смогла опровергнуть выводы следователя и созналась в присвоении облигаций государственного займа.[32]

Известны случаи, когда, симулируя кражу, преступники "повреждают" замки, помещая в их механизмы посторонние предметы. Это служит не только признаком симуляции кражи, но и способствует установлению симулянта.

Гражданка П., работая кассиром на хлебозаводе, совершила растрату вверенных ей средств. Чтобы скрыть растрату, она симулировала кражу путем взлома постоянного замка несгораемого ящика. Осмотром следователь обнаружил кусочек металлической трубки и проволоки, которые были вставлены в замочную скважину. Изъяв и осмотрев эти предметы, следователь в дальнейшем выяснил, что такие же кусочки трубок имелись в мастерской завода. Накануне совершения "кражи" гражданка П. была в мастерской, где с разрешения мастера взяла кусочек трубочки и проволоки, оказавшиеся затем в замке. Инсценировка взлома замка была установлена.[33]

Взлом висячих замков, совершенный с целью симуляции кражи, также может быть установлен следователем. Иногда при наружном осмотре такого замка вначале создается впечатление о том, что способ взлома ничем не отличается от обыкновенного взлома замка. Но следует обратить внимание на то, что если висячий замок взломан путем перекусывания или перепиливания дужки, то надо внимательно осмотреть расположение места перепиливания дужки и положение ее в пет лях. Может оказаться, что разрез дужки нанесен в том месте, где его в закрытом положении замка произвести невозможно. Нередко обнаруживаются следы губок тисков на корпусе замка, куда он зажимался для перепиливания дужки.

На инсценировку указывает такое негативное обстоятельство, как отсутствие металлических опилок на месте происшествия. Все это позволяет сделать вывод о том, что распил дужки произведен вне петель.

На замках, взломанных с целью симуляции кражи, как правило, следы наносятся там, где их не должно быть и, наоборот, где они должны быть, там их не оказывается. Это является одним из важнейших признаков взлома, совершенного с целью симуляции кражи.

При осмотре замков, взломанных путем вырывания дужки, необходимо обращать внимание на положение запирающего конца ригеля, который в таком случае оказывается изогнутым вверх. Если запирающий конец ригеля цел и дужка повреждена, то это свидетельствует о взломе дужки в открытом состоянии замка с целью симуляции кражи. Иногда для инсценировки вырывания дужки симулянт повреждает запирающий конец ригеля посредством введения в отверстие корпуса замка какого-либо предмета в виде стержня. Действую им, как рычагом, он повреждает конец ригеля и полотно стенки корпуса замка. Понятно, что такое повреждение требует проникновения каким-либо стержнем внутрь замка через отверстие, в котором закрепляется свободный конец дужки и только тогда, когда замок открыт.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что характерными чертами взломов постоянных и висячих замков с целью симуляции кражи являются:

а) излишнее повреждение деталей замка;

б) наличие посторонних предметов в запирающем механизме замка;

в) несоответствие имеющихся следов характеру взлома.

Иногда рефлексивность мышления преступник поднимается до очень высокого уровня-дорефлекции второй степени. При этом они учитывают даже рефлексивность следователя. Известны случаи, когда преступники прибегали к инсценировки специально планировалась активизация мышления следователя вокруг легко обнаруживаемой инсценировки, которая создавалась с целью наведения следователя на ложный след.

Так, при осмотре места происшествия в связи с кражей товаров из магазина было установлено следующее. Преступники, сорвав замок, проникли сначала в подвал магазина, а оттуда, через люк в полу в подсобное помещение, которое сообщалось с торговым залом магазина. Крышка люка свободно поднималась. Между тем доски в крышке люка оказались распиленными (не подняв крышки, их нельзя было распилить).В торговом зале царил хаос. Его пол был устлан различными дорогостоящими тканями. Большая часть товаров была сброшена с полок. Недостача товаров после кражи превышала 5 тыс. рублей

После анализа обстановки места происшествия и образа жизни заведующего магазина против него было возбуждено уголовное дело. Через год после его осуждения была арестована воровская группа. В числе других преступлений они признались и в краже из данного магазина. Инсценировка инсценировки имела целью месть заведующему магазином.

В следственной практике иногда встречаются и другие случаи ложной

интерпретации подлинной обстановки, что всегда свидетельствует о не квалифицированности осмотра.[34]

Таким образом, следственная практика знает целый ряд типичных признаков инсценировании краж со взломом, которые должны выявляться и учитываться в процессе осмотра места происшествия, других следственных действий. Однако нужно иметь ввиду, что можно встретить и какие-либо иные признаки, не описанные в литературе. Наилучшие основания для построения версии об инсценировке обстановки кражи будут тогда, когда следователю удается выявить и учесть ряд признаков и сопоставить их с другими следами и доказательствами.

 

2.2.Типичные негативные обстоятельства при расследовании убийств.

Наиболее часто негативные обстоятельства встречаются при расследовании преступлений против личности.

В следственной практике нередки случаи, когда убийство инсценируется под самоубийство, под несчастный случай или транспортное происшествие.

Инсценируется событие и в том случае, если преступник хочет показать, что преступление совершено другим лицом. Так, при наступлении смерти вовремя криминального аборта, преступник обычно удаляет свою жертву из помещения, где производился аборт и придает трупу позу соответствующую, по его мнению, таким преступлениям, как убийство с изнасилованием, автодорожное происшествие, убийство с ограблением и т.п.

Характерно, что негативные обстоятельства в случае инсценировки убийства не только противоречат соответствующей версии, выдвинутой преступником и как бы ее опровергают, но и нередко вместе с тем свидетельствуют о том, что налицо инсценировка, т.е. умышленно, искусственно созданная убийцей обстановка, ряд специально подготовленных признаков в виде ложных следов и других искусственных вещественных доказательств.

При расследовании указанных преступлений следователи довольно часто сталкиваются с различными приемами, к которым прибегает преступник для того, чтобы отвести от себя подозрение, скрыть следы преступления или, по крайней мере, отдалить момент начала расследования. Наиболее частыми из них являются так называемые "подбрасывание трупов", инсценированные обстановки самоубийства, фабрикация ложных следов, подбрасывание на место преступления чужих вещей. Понятием "подбрасывание трупов" охватывается такое положение, когда убийцы в целях сокрытия места убийства, обстоятельств и мотивов преступления вывозят или выносят труп жертвы с места убийства и бросают где-либо, нередко сопровождая это инсценированием обстановки ограбления, самоубийства, транспортного происшествия.

К негативным обстоятельствам указывающим на "подбрасывание трупов" относятся следующие: (См. Приложение 4)

1.Отсутствие крови около трупа, на котором имеются обширные травматические повреждения.

2.Несоответствие позы, повреждений и состояния трупа другим существенным явлениям, наблюдающимся на месте происшествия. В тех случаях, когда в обстановку места происшествия не вносилось изменений и не была произведена инсценировка, в обстановке места происшествия наблюдается известная взаимосвязь и логическая последовательность.

Предположим, что несколько минут назад прошел поезд, которым был сбит шедший по полотну человек. Потерпевший получил при этом многочисленные смертельные повреждения. В результате такого несчастного случая на месте происшествия будут наблюдаться множественные свежие следы крови, труп будет сохранять теплоту, по виду трупа сразу же можно будет сказать, что он подвергся очень сильному удару стремительно идущего локомотива.

А затем представим, что следователь быстро прибывает на место обнаружения трупа, якобы сбитого поездом. Между рельсами лежит труп мужчины в состоянии выраженного трупного окоченения, руки и ноги вытянуты по длине туловища. В области головы и грудной клетки трупа имеются зияющие и некровоточащие раны линейной формы, крови вокруг нет, но она не могла быть смыта, так как погода солнечная. Опрошенные путевые обходчики показали, что труп они обнаружили спустя 15 минут после прохождения поезда и лежал он в такой позе.[35]

В приведенном примере из следственной практики имеющиеся противоречия в обстановке места происшествия, послужили основанием для правильного вывода о том, что налицо грубая инсценировка несчастного случая преступниками, которые совершили убийство и подбросили затем труп на железнодорожное полотно.

В материалах института криминалистики есть описание случая, когда преступнику подбросившему труп на железнодорожное полотно, удалось создать обстановку, во всех деталях свидетельствующую о том, что потерпевший стал жертвой поезда: туловище трупа было разделено на две части, лежавшие на значительном расстоянии друг от друга. Голова, ноги, сердце, одна почка и одно легкое были отделены и лежали на песке возле дороги. Так же вдоль дороги были разбросаны куски от телогрейки, свитера, нижнего белья, недалеко от головы лежали плащ, сумка-планшетка и фуражка, принадлежавшие потерпевшему. Но при изучении частей трупа следователь обратил внимание, что наряду с повреждениями, типичными для поезда, имеются и другие: на сохранившимися целыми сердце и легком зияли 4 типичных по конфигурации колото-резаных раны. При тщательном осмотре кусков телогрейки и частей свитера на потерпевшем были обнаружены проколы, разрезы, располагавшиеся соответственно местоположению сердца и легких. Большая рана (некровоточащая) оказалась и на отчлененной от туловища голове. Опираясь на отмеченные негативные признаки довольно быстро было раскрыто убийство, которое преступник старался замаскировать, сразу же бросив труп на железнодорожное полотно, по которому вскоре должен был последовать поезд.[36]

3.Несоответствие обстановки места происшествия состоянию одежды трупа является следующим признаком "подбрасывания" трупов. Вполне понятно, что одежда трупа, если человек погиб в январскую стужу должна соответствовать зимним условиям. Далее, определенным обстоятельствам в жизни человека соответствует специфическое состояние одежды. Вполне логично, что в нормальных условиях человек спит в постели в белье, а не в рабочем комбинезоне. Если же при осмотре места происшествия наблюдается обратное, то стоит подумать, не уложен ли труп в постель убийцами?

Следователь осматривал труп женщины, обнаруженной в начале февраля за околицей большого села. В области головы трупа имелась большая рваная рана. Труп лежал на сугробе снега. На трупе были надеты сатиновый халат, сорочка, трикотажные рейтузы и суконные домашние туфли. Часть волос была накручена на бигуди. Состояние одежды указывало на то, что убийство было совершено в помещении, после чего труп был вынесен или вывезен за околицу. В пользу этого говорило и то, что, несмотря на обширную рану, крови около трупа не было. Эти негативные обстоятельства послужили основаниями для построения правильной версии и изобличения убийцы.[37]

4.Наличие на трупе следов борьбы и отсутствие их вокруг трупа. Очевидно, что в результате борьбы, происходившей между потерпевшим и преступником, следы должны остаться не только на потерпевшем, но и в обстановке, окружающей место происшествия. О борьбе, происходившей, например, в комнате, свидетельствуют сломанные, разбитые, сброшенные на пол вещи, сдвинутая с места мебель, опрокинутые стулья и т.д. О борьбе, происходящей на местности, свидетельствуют разрыхленная ногами почва, примятая трава, поломанные ветки кустарника и т.д. Наличие следов борьбы на трупе (царапины на лице, открытых частях тела, следы укусов, вырванные волосы, разрывы одежды, помарки на одежде в виде грязи, пыли, травяной зелени и др.) и отсутствие следов борьбы около трупа представляет собой негативные обстоятельства, указывающие на то, что преступление совершено в другом месте.

В следственной практике нередко встречаются дела об убийствах, замаскированных путем инсценирования обстановки самоубийства. В одних случаях убийца, подготавливая преступление, заранее имел цель осуществить его в таких условиях, когда легко инсценировать самоубийство. В других случаях эта мысль возникла у него после того, как преступление было совершено. Однако независимо от преднамеренности и степени подготовки инсценированных действий, преступники всегда допускали различные "недоработки", порождавшие негативные обстоятельства. Чаще всего происходят инсценировки самоповешения, самострела, самоотравления, самосожжения.

К числу негативных обстоятельств, указывающих на инсценирование обстановки самоповешения относятся:

а) наличие на шее трупа двух или более странгуляционных борозд или совмещение странгуляционной борозды с кровоподтеками от сдавливания шеи руками;

б) отсутствие реальной возможности повеситься в условиях, о которых заявляют родственники покойного;

в) несоответствие одежды трупа обстановке, в которой он находится;

г) наличие на трупе, висящем в петле, следов борьбы.

Для иллюстрации сказанного приведем следующий пример.

Гражданка Петрова обратилась в районное отделение милиции и заявила о том, что когда она была на работе, ее 12-летний пасынок повесился. Прибывшему в дом следователю она объяснила, что придя домой с работы, увидела пасынка, висевшего в петле, сделанной из ремня военного образца. Свободный конец ремня был укреплен на гвозде, вбитом в столб-опору потолка. Она сняла труп, положила его на кровати и побежала в милицию. Судя по объяснению Петровой, труп вплотную соприкасался с плоскостью столба. Под трупом стояла табуретка, но ногами он до нее не доставал.

Во время осмотра был обнаружен целый ряд негативных обстоятельств, использование которых в ходе дальнейшего расследования помогло изобличить Петрову в убийстве, замаскированном под самоубийство. Так, на шее трупа оказалось две странгуляционных борозды: одна, пролегавшая параллельно подбородку, шириной 0,3 -0,4 см, другая косо направленная, шириной 4 см (равная ширине ремня). На одежде мальчика не оказалось никаких признаков извести, тогда как столб, с которым якобы соприкасался труп, был, как и вся комната выбелен и сильно пачкал. Гвоздь, на котором якобы была укреплена петля, выдержать тело мальчика не мог бы, так как он был просто вставлен в щель, свободно в ней вращался и вынимался. Повеситься в этом месте, которая указала Петрова, мальчик не мог: если бы он встал ногами на табуретку, то уперся бы головой в потолок, а гвоздь оказался бы у него на уровне груди. Эти негативные обстоятельства послужили основанием для выдвижения негативной версии об убийстве Петровой пасынка с последующей инсценировкой его самоповешения. Данная версия в ходе расследования нашла свое подтверждение.[38]

При производстве расследования по делам об убийстве инсценированном под самосожжение, особенно большое внимание, должно быть уделено осмотру места происшествия, в ходе которого у следователя складывается определенное мнение о характере обнаруженных следов.

Установление их происхождения имеет большое значение для следствия, так как не исключается возможность получения смертельных ожогов потерпевшим и при несчастных случаях.

Известен ряд случаев, когда преступник в целях сокрытия следов преступления обливает труп потерпевшего легковоспламеняющейся жидкостью и, подвергая его действию пламени, пытается инсценировать самосожжение с тем, чтобы ввести следствие в заблуждение. При проведении осмотра на полу можно обнаружить струйки и пятна горючей жидкости, которой облили труп потерпевшего. Иногда обнаруживается и посуда, в которой была горючая жидкость, коробка из-под спичек, остатки обгоревшей одежды. Остатки и следы горючей жидкости, клочки сгоревшей и полуобгоревшей одежды, а также обгоревшие спички и коробка из-под них могут в совокупности служить основой для выдвижения версии о том, что в данном случае могло иметь место самосожжение. При несчастных же случаях картина бывает иная. Поэтому важно обращать внимание на то место, где находился потерпевший. Кроме того, иногда сильной взрывной волной сосуд из-под горючей жидкости отбрасывается на значительное расстояние, а его содержимое разливается на значительное расстояние вокруг места, где произошел взрыв.

При осмотре трупа на месте происшествия необходимо тщательно исследовать состояние одежды трупа, а также обратить особое внимание на то, имеются ли ожоги кожных покрововтех частей тела трупа, которые соприкасались с землей. Если горючей жидкостью было облито и подвергнуто действию пламени мертвое тело, то его кожные покровы, соприкасающиеся с поверхностью пола окажутся менее поврежденными пламенем, чем остальные части одежды и тела.

Также важное значение имеет установление места нахождения посуды, из-под горючего, и положение, наличие или отсутствие на ней следов пальцев рук.

При убийстве с инсценировкой самосожжения чаще всего посуды из -под горючей жидкости на месте происшествия не бывает, а спички второпях уносятся преступником.

Отсутствие следов ног и следов движения потерпевшего, клочков обгоревшей или полуобгоревшей одежды, а равно отсутствие следов, указывающих на место самоподжога в совокупности может быть основанием для выдвижения версии о том, что в данном случае имело место убийство с симуляцией самосожжения.

Мы не будем пытаться перечислить в нашей работе негативные обстоятельства, характерные для всех видов инсценировок. Отметим лишь самые распространенные из них, чаще других встречающихся в практике, к тем, в частности, относятся: две странгуляционные борозды при одинарной петле и непрерывающаяся замкнутая странгуляционная борозда; несоответствие между следами, которые оставляет материал петли, и следом в странгуляционной борозде, отсутствие опоры, если без нее невозможно подняться и просунуть голову в петлю, характерное расположение волокон веревки в петле, в которой обнаружен висящий труп, и волокон древесины предмета, к которому она была привязана, свидетельствующее о подтягивании трупа снизу вверх, несколько вдавленных борозд вместо одной на предмете, к которому прикреплена веревка, обычно образующихся при подтягивании трупа и отсутствующих при самоповешении.

Версию о самоубийстве из огнестрельного оружия можно опровергнуть при отсутствии признаков близкого выстрела при обстановке внешне указывающей на самоубийство, например, когда обнаружена гильза в той части помещения, куда она не могла бы попасть, если бы выстрелил сам потерпевший.

Изменяя обстановку на месте происшествия, давая ложные показания о причинах смерти и обстоятельствах обнаружения трупа, виновные, как правило, не в состоянии учесть все тонкости и детали. Поэтому уже в ходе первоначальных следственных действий, если они проведены на должном криминалистическом уровне, следователь выявляет определенные факты, противоречащие тому представлению, которое пытался навязать преступник. Данные об этих фактах (называемых так же негативными обстоятельствами) и образуют конкретные основания, для версий об инсценировках. (См. приложение 6)

К таким фактам, в частности относятся:

- несоответствие между внешними, бросающимися в глаза признаками, объясняющими причину смерти, и другими объективными данными, например, обширные транспортные травмы на трупе и заключение эксперта о том, что эти травмы являются посмертными, а смерть наступила от огнестрельного ранения);

-признаки борьбы, предшествовавшей наступлению смерти (прижизненные, телесные повреждения, разрывы одежды на трупе, а также ссадины, кровоподтеки, ранения у лиц, которые могли быть причастны к смерти пострадавшего, разбитые окна, битая посуда на месте происшествия и т.д.);

-невозможность совершения действий, приписываемых пострадавшему (например, допрашиваемый утверждает, что пострадавший пришел домой в определенное время, тогда как он, по заключению судебно-медицинской экспертизы в то время был уже мертв);

-признаки перемещения или изменения позы трупа (следы волочения, несоответствие между положением трупа и размещением трупных пятен и др.);

-признаки удаления следов преступлений (затертые пятна крови и др.).

Таким образом, анализируя изложенное выше, конечно, приходим к выводу, что исчерпывающего перечня всех признаков негативных обстоятельств при расследовании убийств привести практически невозможно, так как они типичны лишь для конкретного убийства. Зная примерно, какие факторы обуславливают тот или иной способ совершения и сокрытия убийства можно определить какие явления, следы и где должны быть при обычном ходе события и на основании этого строить наиболее вероятные следственные версии.

 

ГЛАВА З

МЕТОДЫ ОБНАРУЖЕНИЯ НЕГАТИВНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

3.1.Метод сравнения существующего с должным.

На методы обнаружения негативных обстоятельств обращали внимание в своих работах целый ряд авторов. В свое время еще В. У. Громов время еще В.У. Громов писал, что при наличии подозрения на инсценировку "требуется чрезвычайная осторожность при исследовании обстановки преступления и оценки ее с точки зрения правдоподобия и естественного соотношения вещей и предметов".[39]

Г.Н. Мудьюгин, касаясь расследования убийств, замаскированных инсценировками, указывал на то, что расследуя дело анализируемой категории, необходимо применять специальные методы, помогающие наиболее эффективно установить, имело ли место убийство или смерть погибшего была вызвана иной причиной.[40]

Далее он отмечал, что сущность этих методов выражается в следующем:

1.Сопоставление картины смерти погибшего, данной в объяснениях его близких, с объективными обстоятельствами, устанавливаемыми первоначальными следственными действиями, в частности, осмотром трупа на месте его обнаружения и судебно-медицинской экспертизой.

2.Сопоставление каждого из выявленных объективных обстоятельств с обычной обстановкой при смерти от причины, указанной в объяснениях близких погибшего или вытекающей из обстановки на месте происшествия.

3.Выявление обстоятельств, в частности, негативных, указывающих либо на то, что в обстановку внесены умышленные изменения, то есть произведена инсценировка, либо просто опровергающих версию, выдвинутую близкими погибшего, и указывающих на ее заведомо ложных характер.

4.Выявление обстоятельств, прямо или косвенно указывающих на то, что смерть погибшего вызвана убийством, в частности, умышленно совершенным кем-либо из лиц, выдвинувших версию о "нейтральной" причине смерти.

Проанализировав изложенное, можно отметить, что указанные авторы, хотя и не выделяют метод сравнительного исследования как самостоятельный, но предполагают его использование при производстве различных видов следственных осмотров.

При этом сравниваемыми объектами являются вещественные образования, мысленные образы и представления следователя об отдельных фактах, признаках, явлениях и прочее.

Особенно велика роль метода сравнительного исследования при производстве осмотра места происшествия, в частности, при выявлении и оценке негативных обстоятельств. Проиллюстрируем это положение на следующем примере.

Была совершена кража ценностей из магазина. Преступники, как это представлялось по первому впечатлению, проникли в торговый зал магазина через отверстие, образовавшееся после разборки печной трубы. Кирпичи от трубы лежали на чердаке рядом с отверстием в потолке, а под отверстием в магазине стояла пустая бочка из-под селедки, которая, очевидно, использовалась преступниками для того, чтобы покинуть магазин тем же путем, которым они в него проникли. Не подставив к отверстию бочку, нельзя было вылезти из торгового зала через пролом в потолке. По словам продавцов, бочка раньше стояла на складе, а не на том месте, где ее обнаружили в магазине. Следовательно, можно было предположить только одно: бочка оказалась на этом месте уже, после того как труба магазина была разобрана, а преступники проникли в торговый зал. При таком положении под бочкой на полу должен был находиться мусор, образовавшийся в результате разборки трубы и покрывавший весь пол под отверстием, а на крышке бочки, обращенной к потолку, такого сора не должно было быть. Однако осмотр бочки дал результат прямо противоположный ожидаемому. На крышке бочки оказались земля и мусор, попавшие туда при разборке трубы, а под бочкой - совершенно чистый участок пола.

Эти обстоятельства противоречили первоначальной версии. Выявленные факты приобрели характер негативных обстоятельств и свидетельствовали о том, что механизм события фактически был иным. Это позволило выдвинуть версию об инсценировке кражи.

В ходе дальнейшего расследования было установлено, что продавщица магазина совершила хищение и, чтобы скрыть его следы, попросила мужа инсценировать обстановку кражи, совершенной неизвестными лицами. Тот, стоя на специально принесенной со склада бочке, сделал пролом в потолке, разобрал трубу и сложил кирпичи от нее на чердаке. Бочку для большей убедительности оставили под проломом.[41]

В этом примере объектами сравнения, которое производил следователь, были, с одной стороны, материальные предметы обстановки места происшествия в их взаимосвязи и взаимозависимости, а с другой - имевшееся у следователя мысленное представление об обстановке места   происшествия, какой она должна быть в аналогичной ситуации, так как сравнивалось существующее и должное.

Негативные обстоятельства и представляют собой те различия, которые обнаруживаются при таком сравнении: выявление этих различий, их оценка и есть результат сравнения.

Совершенно очевидно, что описанный процесс сравнения возможен только в том случае, если у следователя имеются представления о ситуациях, аналогичных тем, с которыми он столкнулся в ходе расследования. Такие представления могут образоваться у него либо в результате специально приобретенных знаний, либо в результате накопления практического опыта. Отсюда понятно, какое значение имеет для расследования в целом, и в частности, для собирания, исследования и оценки доказательств, коллективное и индивидуальное следственная практика, дающая следователю необходимый материал для умозаключений.

Признавая безусловную важность метода сравнительного исследования, необходимо вместе с тем отметить, что эффективность его применения во многом зависит от следующих обстоятельств. При мысленном сравнении существующей обстановки с должной последняя, являясь в сознании в виде модели, основанной на мысленной переработке восприятия и представления либо воображения всегда отличается неполнотой, в значительной степени абстрактностью. Поэтому для того, чтобы успешно осуществлять такое сравнение, надо располагать определенными, достаточно   полными мысленными образами, представлениями, причем сравнивать, после чувственного этапа познания и обращения к памяти, именно общее и частные признаки, характеризующие мысленную модель, взяв ее за "образец", с мысленным познавательным образом - субъективным отражением. При таком сравнении активизируется деятельность мышления, увеличивается бьем сравниваемых признаков, так как поиск и выделение вниманием отдельных признаков исследуемой обстановки места события осуществляется под углом зрения модели-образа, ее конкретных общих и частных признаков, то есть осуществляется более осмысленно. Модель выступает как программа практического действия, указывающая на те характерные признаки, аналоги которых необходимо установить в исследуемой обстановке, места определенного события.

Таким образом, метод должен состоять в сравнении должной обстановки места происшествия с существующей.[42]

Все эти авторы использовали метод сравнения как частный метод познания при расследовании, осуществляя мысленное сравнение существующей обстановки события с должной обстановкой того события, которым предположительно объясняется исследуемое событие.

 

3.2. Метод интеллектуального анализа действий преступника.

Другой метод обнаружения негативных обстоятельств может быть назван как метод интеллектуального анализа действий преступника на месте происшествия.

При наличии инсценировок необходимо учитывать все элементы их структуры: обстановку места определенного события, созданную искусственным путем, соответствующие ложные сведения и поведение. По замыслу преступника все они должны находиться в полном соответствии. Кроме того, каждый из них не должен вызывать сомнение в его истинности. Однако , зачастую практическая реализация не соответствует указанным планам. Тщательный анализ отдельных элементов, с точки зрения истинности и соответствия друг другу может привести к установлению их ложности, искусственности и в целом к установлению истины.

Так, при расследовании краж со взломом для выявления признаков инсценировки следует, в частности, проанализировать взаиморасположение обнаруженных на месте происшествия следов от орудия взлома. Таким путем иногда можно установить, что фактически орудие взлома было применено не для преодоления преграды, а только для нанесения ей тех или иных повреждений, якобы образовавшихся в результате взлома преграды.

Так, по одному делу некоторые из вдавленных следов от ломика, обнаруженного на месте происшествия оказались на таком участке двери, где они никак не могли образоваться в момент срыва навесного замка.

В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что заведующий магазином сломал замок, а затем ударил несколько раз по двери ломиком.[43]

В свете вышеизложенного особую актуальность приобретает вопрос о тактике проведения осмотра места происшествия. До настоящего времени в литературе по следственной тактике имеются указания о допустимости двух методов осмотра "субъективного" (по предполагаемому маршруту передвижения преступника) и объективного (систематического), выбор между которыми предоставляется следователю.

За применение "субъективного " метода при осмотре места происшествия выступает, например, Бурданова, которая указывает, что "выявление негативных обстоятельств может быть достигнуто именно при "субъективном" методе осмотра, то есть осмотра по предполагаемому маршруту передвижения преступника либо при сочетании обоих методов".[44]

Противоположной точки зрения придерживаются А.И.Винберг, Г.М. Миньковский, Р.Д.Рахунов, которые считают, что "субъективный" метод осмотра противоречит основным правилам работы с косвенными доказательствами. Он проводится в полном смысле субъективно, исходя не из всех возможных, а из единственной версии о характере происшествия, связанной с отказом от осмотра значительных участков места происшествия, где нет явных следов пребывания преступников, а поэтому ведет к тому, что следователь будет заниматься лишь ярко выраженными косвенными доказательствами (отнюдь не всегда самыми ценными), к тому, что ряд относящихся к делу деталей обстановки может остаться не выявленным. Поэтому единственно правильным, единственно допустимым методом производства осмотра места происшествия является так называемый "объективный осмотр".[45]

Мы поддерживаем данную точку зрения, так как она вытекает из философского понятия термина "объективно", что означает существование предметов, свойств и отношений вне и независимо от нас и нашего восприятия, а применительно к представлениям или суждениям лишь указывает источник нашего знания, его материальную основу.

Поэтому при "объективном" методе осмотра, несомненно, в зону внимания следователя попадут все, как позитивные, так и негативные обстоятельства, и не одна деталь обстановки места происшествия не останется обойденной, что не гарантировано при субъективном методе осмотра, ибо "чрезмерное увлечение" негативной версии так же вредно, как и ее недооценка.

Как верно заметил по этому поводу Строгович: "...в момент самого осмотра обычно нельзя знать вполне точно, что из обнаруженных обстоятельств в процессе дальнейшего следствия окажется существенным, а что несущественным. Поэтому следует фиксировать все, что может иметь значение, помня, что лучше зафиксировать несущественное обстоятельство, чем упустить обстоятельство важное, нужное для установления истины".[46]

Негативное обстоятельство только косвенно опровергает данную версию, ибо могут быть обстоятельства, "нейтрализующие" его. Необычного вида странгуляционная борозда может, например, объясняться характером материала петли, отсутствие узлов на веревке при самоубийстве может оказаться результатом захлестывания шеи без узлов, беспорядок на месте хищения, носящий характер нарочитого может быть простой случайностью. И это лишний раз подтверждает то положение, что осмотр места происшествия необходимо производить только "объективным" методом.

Обратимся в этой связи к конкретному примеру.

При проведении следственного эксперимента по делу о крупной краже со взломом было установлено, что в отверстие можно просунуть руку, но при этом с трудом можно было достать лишь небольшое количество товаров с ближайшей полки. Подобное обстоятельство явилось негативным для версии о хищении посторонним лицом и требовало проверки версии о симуляции. Однако в данном случае оказалось, что преступники вытаскивали через небольшое отверстие товары специально приспособленным для этой цели крючком, от чего на полках остались царапины.[47]

Таким образом, малый диаметр пролома подтверждал версию о хищении посторонним лицом, а не опровергал ее. Или еще пример.

Так, по одному делу при осмотре трупа были обнаружены кровоизлияния на внутренней поверхности кожно-мышечных покровов головы в лобной и затылочной области. Эти обстоятельства явились негативными для возникновения первоначальной версии о самоубийстве и требовали построения и проверки версии об убийстве.

Выяснилось, что в день смерти между потерпевшим и его родственником произошла ссора и драка. Это, казалось, подтверждало вторую версию. Однако, в конечном счете было установлено, что потерпевший, узнав, что девушка, которую он любил, выходит замуж за другого, покончил жизнь самоубийством. Драка и ссора случайно совпали с днем самоубийства, а повреждения на голове погибшего были получены при драке. Так негативные обстоятельства оказались не имеющими в действительности отношения к смерти потерпевшего.[48]

Отсюда следует, что проверять и оценивать негативные обстоятельства необходимо в совокупности с другими материалами дела и не следует увлекаться одной лишь негативной версией.

Сказанное свидетельствует о том, что негативные обстоятельства не имеют абсолютного значения, иными словами, их наличие не влечет автоматического отбрасывания версии, которой они противоречат, но как раз обуславливают необходимость ее дальнейшей проверки с тем, чтобы выяснить, не являются ли данные обстоятельства на самом деле совместимыми с ней, а противоречие - лишь кажущимися.

 

3.3.Оценка поведения лиц и сообщенных ими сведений.

Необходимо отметить, что исследованию с целью решения вопроса об истинности должно быть подвергнуто и эмоциональное поведение лиц, связанных с происшествием. Такие лица нередко прибегают к управлению своими эмоциями. Особенно это наблюдается при инсценировках, когда преступники для "подтверждения" созданной искусственно обстановки места определенного события соответственно (притворно) ведут себя.

В некоторых случаях с учетом той или иной обстановки эмоциональные проявления могут быть оценены как неестественные или притворные. При этом оценка осуществляется под углом зрения знаний обычных проявлений в аналогичных типичных ситуациях.

Таким образом, третий метод обнаружения негативных обстоятельств и заключается в том, что оценке с точки зрения истинности должна подвергаться не только обстановка места происшествия, но и поведение лиц и сообщенные ими сведения в этой обстановке, причем как по отдельности, так и в совокупности.

Конечно, в такой оценке поведения лиц находившихся с потерпевшим в близких отношениях есть и доля субъективности, но, тем не менее, она играет определенную роль в расследовании преступлений, особенно хорошо проявляющуюся при расследовании преступлений, скрытых инсценировками. Сомнения следователя в естественности поведения определенного лица может послужить основанием для выдвижения предположения о наличии инсценировки. Иллюстрацией к сказанному может быть дело из следственной практики.

Г., совершив дома, убийство жены, отвез ее труп на велосипеде к автомобильной дороге и положил в кювет. Примечательно, что жена в этот день должна была идти на базар за продуктами, пересекая при этом полотно автотрассы. Рядом Г. разбросал вещи (корзину и газеты), создав таким образом обстановку автотранспортного происшествия. Для большей убедительности этой инсценировки он в момент осмотра места происшествия несколько раз являлся туда и изображал большое расстройство по поводу случившегося " автотранспортного происшествия", требовал от следователя розыска "шофера-убийцы".[49]

Показательно, что в этом случае одним из основанных для выдвижения следователем нового предположения о том, что муж потерпевшей связан с происшедшим событием, явился анализ его поведения. Во время осмотра места происшествия он четыре раза являлся туда, представляясь расстроенным, требовал, чтобы следственные органы немедленно начали разыскивать шофера-преступника, при этом на вопросы следователя отвечать отказался. Кричал и проявлял большую нервозность. Такое поведение мужа потерпевшей вызвало у следователя подозрение, а вместе с другими обстоятельствами дела послужило основанием для задержания его и проведения в квартире и надворных постройках обыска. В результате были обнаружены важные вещественные доказательства, с помощью которых преступник был изобличен в убийстве.

Теперь обратимся к вопросу о соответствии сообщенных сведений с обстановкой места происшествия. В какой мере такая информация может оказать влияние на расследование преступления.

Для большей наглядности обратимся к делу из следственной практики.

А.Белова, 64 лет была убита в своем доме. Муж ее Ф.Белов пояснил прибывшему для осмотра следователю, что потерпевшая последнюю неделю болела и не вставала с постели. Днем он пошел в аптеку купить для жены медицинское судно, дверь в дом оставил открытой, когда возвратился, увидел, что жена убита. Труп Беловой, на котором имелись рубленные раны, лежал на кровати. Возле кровати на стуле стояло упомянутое судно. Стул был покрыт множеством брызг крови. Такие же брызги, идущие в том же направлении, были и на судне. Эта замеченная следователем деталь противоречила версии, предложенной Ф. Беловым. Если бы убийство было совершено в то время, когда он ходил в аптеку за судном, брызги не попали бы на судно. А если Белов в момент убийства находился дома и пытается скрыть это, то не исключено, что он совершил преступление. Так, фактические данные, противоречащие первой версии о неизвестном убийце, послужили основанием для построения второй версии. Проверяя ее, следователь внимательно присмотрелся к Белову и увидел у него на лысине и на волосах мелкие пятна, похожие на брызги крови. Белов был немедленно освидетельствован с участием судебного медика, а вещество, образующее пятна, изъято. Судебно-медицинский эксперт-биолог представил заключение о том, что эта кровь одной группы с кровью потерпевшей. В последствии Белов был полностью изобличен в убийстве жены.[50]

Так, сообщенные следователю сведения, находящиеся в противоречии с обстановкой на месте происшествия, явились основанием для выдвижения негативной версии об убийстве Беловой не посторонними лицами, а ее мужем, что и нашло свое подтверждение в ходе дальнейшего расследования.

Таким образом, использование при расследовании преступлений метода оценки с точки зрения истинности не только обстановки места происшествия, но и поведения лиц и сообщенных ими сведений в этой обстановке, как и методы сравнительного исследования и интеллектуального анализа действий преступника на месте происшествия, позволяет своевременно обнаружить негативные обстоятельства, что способствует возникновению у следователя обоснованного сомнения в существовании расследуемого события. Такое сомнение обычно является основанием для выдвижения конкретного предположения об инсценировке. Это предположение вместе с другими объяснениями происшедшего события проверяется в процессе производства отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых позволяют установить истину.

 

Выводы

Значение негативных обстоятельств для расследования уголовных дел заключается, прежде всего в том , что, попадая в сферу судебного исследования как отрицающие первоначально выдвинутую версию, они подобно катализатору убыстряют и углубляют процесс всестороннего исследования преступления и этим способствует эффективности расследования. Устанавливающие их фактические данные занимают свое место в системе доказательств и, в конечном счете, либо оказываются не относящимися к делу, либо способствуют обоснованию определенной версии.

Способы проверки негативных обстоятельств не отличаются от способов, применяемых для проверки любых доказательств. Они могут проверяться в ходе любых следственных действий с соблюдением таких основных принципов, как тщательность, полнота, всесторонность и объективность

Успешное оперирование негативными обстоятельствами при расследовании уголовных дел помимо овладевания техникой, тактикой и методикой следственной работы требует искусства логического анализа воспринимаемых явлений.

Отмеченные в протоколе осмотра негативные обстоятельства, а также приведенные данные, свидетельствующие об их отсутствии, служат доказательством того, что все возможные версии проверялись на месте происшествия. Это тем более важно потому, что с течением времени многие следы утрачены.

Необходимость отражения в следственных документах негативных обстоятельств обусловливается еще и тем, что фактические данные, добытые в процессе предварительного расследования, обязательно проверяются в судебном заседании, где все участники процесса должны иметь возможность проверить и оценить не только последнюю, принятую, но и другие возникшие версии

Умелое обнаружение, использование и оценка негативных обстоятельств версий в большинстве случаев помогают раскрыть преступление и всегда способствуют полному, всестороннему и объективному расследованию.


Список использованной литературы

1.Белкин Р.С. Эксперимент в следственной и судебной практике. - М., 1964.

2.Борягин Г.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска. Труды НИИ МВД СССР. 1959, №1

3.Бурдакова ВИС. О понятии и значении негативных обстоятельств сб. Вопросы  предупреждения преступности. М.,1965 г. вып.2.т

4.Вайнгард А.Г. О расследовании поджогов. С. Пб. 1908.

5.Васильев А.Н. Основы следственной тактики. Докторская диссертация. М., 1960.

6.Васильев А.Н. Попов B.C. Осмотр места происшествия: “Социалистическая законность”, 1961 ,№ 7.

7.Волох П.В Негативные обстоятельства, установленные при осмотре места происшествия, опровергли объяснения преступников. “Следственная практика” 1955 , №24

8.Винберг А.И. Миньковский Г.М. Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе. - М.,1956.

9.Громов В.И Осмотр места происшествия М.,1931

10.Гросс Г. Руководство для судебных следователей. С.-Пб.,1908.

11.Еникеев М.М., Черных Э.А Психология осмотра места проишествия.-М.,1994.

12.Колмаков В.П. Тактика производства следственного осмотра и эксперимента. Хар.,1956

13.Коновалов В.Е. Проблемы логики и психологии в следственной практике. Киев,1970.

14.Ларин А.М. Негативное обстоятельство привело к установлению убийцы. “Следственна практика”, 1962 №57.

15.Ларин А.М. Работа следователя с доказательствами..-M Г966.

16.Лисицын В.П. Значение негативных обстоятельств при осмотре места происшествия. В сб.: “Вопросы криминалистики” Алма-Ата. 1959.

17.Лопушанский Ф.А. Практика расследований умышленных убийств, Киев, 1964.

18.Лузгин И.М. Обзор иностранной литературы по криминалистики. Вып.№1,М.,1957.

19.Медведев С.И. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. -Волгоград, 1973.

20.Мудьюгин Г-Н. Расследование убийств. М.,1958.

21.Мудьюгин Г.Н Расследование убийств, замаскированных инсценировками. - М.,1973.

22.Образцов В А. Криминалистика. Учебник М., 1997

23.Овечкин В.А. Расследование преступлений скрытых инсценированием. Харьков,1979.

24.Попов В.И. Осмотр места проишествия.-М.,1958.

25.Порубов Н.И.Криминалистика. Учебник. - Мн.,1997.

26.Руководство по расследованию убийств. М.,1977.

27.Салтевский м.В. Криминалистическое исследование замков, пломб, Сб.8,М.,1961.

28.Сергиевский Н.Д. Немые свидетели (практика осмотров). “Вестник полиции” - СПб, №1, 1994

29.Степичев С.С. Расследование краж государственного и общественного имущества, совершенных путем взлома. - М.,1959.

30.Степичев С.С. Расследования краж со взломом. - М.,1960.

31.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, - М., 1970.

32.Чупахин И.Я. Методологические проблемы. Теория и понятия-Л, 1973.

33.Шаламов М.П. Осмотр места происшествия. М., I960.

 

 



[1] Яблоков Н.П. Криминалистика. Учебник. - М., 1995. - стр. 403-404

[2] Чупахин И.Я. Методологические проблемы. Теория и понятия. Л., 1973, с. 9

[3] Гросс Г. Руководство для судебных следователей. СПб., 1908, с. 166

[4] Вайнгарт А. О расследовании поджогов. СПб., 1908, с. 166

[5] Сергиевский Н. Немые свидетели (практика осмотров) – «Вестник полиции» СПб., №1, с. 11

[6] Васильев А. Попов В. Осмотр места происшествия (рецензия на книгу) «Социалистическая законность», 1961, №7

[7] Колмаков В. Тактика производства следственного осмотра и эксперимента. Харьков, 1956, с. 51

[8] Шаламов М.С. Осмотр места происшествия. М., 1960, с. 21

[9] Бурданова В. О понятии и значении негативных обстоятельств, с. 34, В. сб. «Вопросы предупреждения преступности», М., 1965, с. 33

[10] Медведев С.И. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений, Волгоград,  1973, с. 44

[11] Белкин Р.С. Эксперимент в следственной и судебной практике, М., 1964, №1, с. 16

[12] Образцов В.А. Криминалистика, Учебник – М., 1995, с. 306

[13] Ларин А. Работа следователя с доказательствами, М., 1966, с. 86

[14] Ларин А. Негативное обстоятельство привело к установлению убийцы, «Следственная практика», 1962, №57

[15] Васильев А. Основы следственной тактики, Докторская диссертация, М., 1960

[16] Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками, М., 1973, с. 22

[17] Лисицын В.П. Значение гостевых обстоятельств при осмотре места происшествия, сб. «Вопросы криминалистики», Алма–ата, 1959 

[18] Волох П.В. Негативные обстоятельства, установленные при осмотре места происшествия, опровергали объяснения преступников, «Следственная практика», 1955, №24, с. 145-147

[19] Борягин Г.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска, «Труды НИИ МВД СССР», 1959, №1, с. 118

[20] Борягин Г.И. Некоторые вопросы психологии производства обыска, «Труды НИИ МВД СССР», 1959, №1, с. 124

[21] Белкин Р.С. Эксперимент в следственной и судебной практике, М., 1964, с. 17

[22] Коновалов В.Е. Проблемы логики и психологии в следственной практике, Киев, 1970, с. 43

[23] Коновалов В.Е. Проблемы логики и психологии в следственной практике, Киев, 1970, с. 84-86

[24] Овечкин В.А. Расследование преступлений скрытых инсценировками, Харьков, 1979, с. 47

[25] Медведев С.М. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений, Волгоград, 1973, с. 17-18

[26] Медведев С.М. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений, Волгоград, 1973, с. 14-23

[27] Степичев С.С. Расследование краж государственного и общественного имущества, совершенных путем взлома, М., 1959, с. 45

[28] Степичев С.С. Расследование краж государственного и общественного имущества, совершенных путем взлома, М., 1959, с. 45-52

[29] Степичев С.С. Расследование краж со взломом, М., 1960, с. 46

[30] Степичев С.С. Расследование краж со взломом, М., 1960, с. 73

[31] Попов В.И. Осмотр места происшествия, М., 1959, с. 165

[32] Салтевский М.В. Криминалистическое исследование замков, пломб и орудий их взлома. Теория и практика криминалистической экспертизы, сб. 8, М., 1961, с. 197

[33] Салтевский М.В. Криминалистическое исследование замков, пломб и орудий их взлома. Теория и практика криминалистической экспертизы, сб. 8, М., 1961, с. 187

[34] Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология осмотра места происшествия, Учебное пособие, М., 1994

[35] Попов В.П. Осмотр места происшествия, М., 1959, с. 152

[36] Попов В.П. Осмотр места происшествия, М., 1959, с. 155

[37] Попов В.П. Осмотр места происшествия, М., 1959, с. 162

[38] Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, М., 1959, с. 67

[39] Громов В.У. Осмотр места преступления, М., НКВД РСФСР, 1931, с. 32

[40] Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками, М., 1973, с. 28

[41] Попов В.П. Осмотр места происшествия, М., 1959, с. 98

[42] Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками, Харьков, 1979, с. 50

[43] Степичев С.С. Расследование краж со взломом, М., 1960, с. 69

[44] Бурданова В.Е. О понятии и значении негативных обстоятельств, вопросы предупреждения преступности, М., 1965, №2, с. 34

[45] Винберг А.И., Миньковский Г.М., Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе, М., 1956, с. 103

[46] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, Т.П.М., 1970, с. 89

[47] Бурданова В.С. О понятии и значении негативных обстоятельств. Вопросы предупреждения преступности, М., 1965, с. 35

[48]  Бурданова В.С. О понятии и значении негативных обстоятельств. Вопросы предупреждения преступности, М., 1965, с. 33

[49] Лопушанский Ф.А. Практика расследования умышленных убийств, Киев, 1964, с. 9

[50] Руководство по расследованию убийств, М., 1977, с. 69

 

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Пустой холодильник, пустой кошелёк, пустая голова... это и есть полная жопа.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по уголовному праву "Предварительное расследование", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru