Реферат: Леви-Строс о первобытной культуре - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Леви-Строс о первобытной культуре

Банк рефератов / Философия

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 241 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Некоторые цивилизации, современные или

 уже исчезнувшие, умели или все еще

 умеют лучше нас разрешать проблемы,

 хотя мы старались добиться тех же самых

 результатов.

Клод Леви - Строс

Введение

Мы живем в XXI веке. На нашей планете царит эпоха постиндустриализации, информации, компьютеризации и т.д. Перечень характеристик современного мира можно продолжать практически бесконечно. В наше время человек просто не представляет свою жизнь без всевозможных достижений науки и технологий. Мы ежедневно пользуемся различными модернизированными бытовыми приборами и машинами, уже даже дети не обходятся без компьютеров и электронной техники. «Техногенная цивилизация» царит на нашей планете. Человеку стали постижимы любые расстояния: мы ездим на автомобилях, летаем на самолетах, пересекаем океан на трансатлантических лайнерах, пользуемся скоростными поездами, мы даже осваиваем космическое пространство. Военного мирового потенциала достаточно, чтобы в одно мгновение уничтожить нашу планету. Одним словом, наша цивилизация достигла апогея в науке и технике.

 Когда мы говорим о современном человеке, нельзя не учитывать такой аспект, как культуру и духовный мир личности. Мы каждый день совершаем действия, следуя не только природным инстинктам, но и определенным обычаям и традициям. На протяжении всей истории складывались этикет, культура и нормы поведения. В зависимости от исторического момента человек следовал определенным правилам приличия. В настоящий момент мы следуем этим нормам практически инстинктивно, даже не задумываясь, что можно поступить иначе.

 Давайте теперь мысленно нарисуем портрет представителя XXI века: это образованный, культурный, следующий этикету и окруженный всеразличными высоконаучными технологиями человек. Это описание подходит к каждому из нас. А теперь давайте представим, что нас лишили всего: достижений науки, повседневных предметов обихода, мы перестали выполнять правилам поведения и следовать нашим традициям, мы элементарно остались без наших привычных жилищ и даже без одежды. Реально ли нам выжить в таких условиях? На первый взгляд кажется, что это невозможно. Но ведь так жили наши предки тысячелетия назад, так живут и в XXI веке. В пустынях Африки и Австралии, непроходимых джунглях Амазонии и еще в ряде уголков нашей планеты мы можем видеть целые деревни, населенные первобытными племенами. Эти люди живут по свои законам, следуют своим традициям и проповедуют свою культуру. Что это? Как сочетаются на нашей планете пережитки первобытности и информационная цивилизация? Первобытность в наши дни – это «позор» для человечества или независимо и параллельно развивающиеся самобытное человеческое общество?

На эти вопросы пыталось ответить не одно поколение историков, антропологов, этнологов, философов и ряд других ученых. Архаичные явления в современном мире не раз становились центральной проблемой научного мира. Эволюционисты, функционалисты, структуралисты и другие представители различных этнологических школ посвящали этому вопросу работы, проводили исследования, ставили эксперименты. Можно назвать ряд ученых, чьи имена известны в области изучения этого вопроса: Руссо, Мосс, Юнг, Якобсон, Леви-Брюль, Дюркгейм, Фуко, Кант, Тоинби, Боас и т.д. Выдающимся антропологом, ведущим представителем структурализма является, учёным, который посвятил первобытности значительную часть научных трудов, является Клод Леви-Строс (Lêvi-Strauss Claude). Этот человек провел не один год среди индейцев тропической Бразилии, изучая их мышление и культуру. «Элементарные структуры родства», «Печальные тропики», «Структурная антропология», «Первобытное мышление», «Мифологики» - это основные работы Леви-Строса, посвященные первобытному обществу. В этих трудах автор излагает концепции, подходы, методы изучения архаических племен.

Цель настоящей работы заключается в том, чтобы подробно раскрыть смысл основных подходов и методов Клода Леви-Строса в сфере изучения первобытной культуры; выявить сильные и слабые стороны его концепции; показать отношение к работам Клода Леви-Строса различных ученых; а также познакомиться с некоторыми биографическими аспектами жизни выдающегося этнолога.

Предметом настоящей работы являются непосредственно труды Клода Леви-Строса: «Печальные тропики», «Структурная антропология», «Первобытное мышление», «Мифологики» - где изложены его подходы к изучению данной проблемы.

Глава 1. Вехи профессиональной карьеры ученого

Клод Леви-Строс получил философское образование в Сорбонне. Он более двух лет преподавал в провинциальных лицеях Франции, прошел службу в армии. В начале 1935 года он отправился в Бразилию, где создавался университет с опорой на французских ученых. Ведущим мотивом для Леви-Строса было не стремление повысить свой преподавательский статус, получив должность профессора, а желание стать этнологом, обретя доступ к уникальному полевому материалу.

По окончании первого года работы Леви-Строс отправляется в экспедицию к индейцам кадиувеу и бороро. В 193 году в Париже на выставке была показана уникальная коллекция молодого ученого-собирателя, этнографический материал составлял более 600 экспонатов, включавший в себя орудия охоты, утварь, рисунки на коже, предметы гончарства, украшения из перьев и тд. Позднее вся коллекция была подарена Музею человека. В 1937 году Леви-Строс возвращается в Бразилию, но уже без цели преподавания. Он вновь предпринимает экспедицию, ученый отправляется к индейцам намбиквара и тупи-кавахиб и проводит среди них больше года. Привезенная им коллекция в течение всего 1939 года классифицировалась и проходила описания, перед тем как стать даром Музею человека.

В 1936 году была опубликована первая статья Леви-Строса в журнале американистов, в ней были отражены основные моменты социальной семейной организации южноамериканских индейцев. Вскоре были напечатаны еще несколько работ. Леви-Строс стал привлекать внимание этнологов США, что стало поворотным моментом в его карьере. В 1940 году, в период Странной войны во Франции, Леви-Строс, будучи евреем, не мог найти работу на родине даже в провинциальном лицее, вследствие вступивших в силу «расовых законов». Он хотел вернуться в Бразилию, но возникли проблемы с оформлением визы. Однако в этом же году ученый получает приглашение США - ввиду антифашисткой программой Рокфеллера по спасению европейских интеллектуалов – в качестве лектора по социологии в Нью-Йорке, затем он становится преподавателем этнологии для франкоязычных эмигрантов.

Леви-Строс провел в США четыре года. В начале 1945 году исследователь возвращается во Францию, но через несколько месяцев вновь возвращается в США как советник по культуре во французском посольстве в Нью-Йорке. Там же в 1948 году бала завершена первая крупная работа «Элементарные структуры родства».

Во время своего проживания в США Леви-Строс благодаря общению с известными американскими этнологами А. Метро, Р. Лоуи и др. смог продолжить свое профессиональное образование. Р. О. Якобсон имел огромное влияние на ученого при формировании Леви-Стросом собственного структурального метода. Благодаря Якобсону Леви-Строс смог познакомиться и с трудами русских ученых – лингвиста Н. С. Трубецкого и этнолога-семиотика П. Г. Богатырева.

Годы поисковой работы в библиотеках, успех в упорядочивании, синтез материала привели Леви-Строс к смене профессиональных ориентиров. Теперь оно осознает себя «кабинетный» ученый, он прекращает свои полевые исследования.

С конца 40-х годов Леви-Строс является руководителем в национальном центре научных исследований, он также читает свои авторские лекции и работает заместителем директора по этнологии в Музее человека. И позднее, до 1959 года, заведует кафедрой религии бесписьменных народов.

1948 – 1958- «инкубационный период» в плане формулирование нового научного метода. В это время Леви-Строс успешно осуществляет исследовательскую и преподавательскую деятельность. Создание некоторых фундаментальных работ выдающегося этнолога также относятся к этому периоду: «Элементарные структуры родства» - 1949 год; «Печальные тропики» - 1955 год; «Раса и история» - 1952 год; «Структурная антропология» - 1958 год. Работа «Раса и история» была написана по заказу ЮНЕСКО для серии брошюр антирасистской направленности, она не утратила научной актуальности и наше время и не была ни политически злободневной, ни конъюнктурной. Работа имела четкую антирасистскую направленность, но была вполне академична. Источником идей для этого труда являлся этнологический опыт, полученный Леви-Стросом при исследовании племен Амазонии.

Книга «Печальные тропики» - научно – художественное произведение, основанное на полевых материалах, собранных этнологом во время экспедиций в тропической Бразилии. Эта работа стала одним из этапов построения новой теории.

В конце 50-х, когда был опубликован труд «Структурная антропология», Леви-Строс стал основателе не только антропологического структурализма, ни и социальной антропологии как таковой. В этой работе ученый опирался на достижения Ф. Боаса и А. Р. Рэдклиф-Брауна, Э. Дюркгейма, М. Мосса.

1960 год – рубеж на профессиональном пути родоначальника структурализма. Леви-Строс становится заведующим кафедрой антропологии в Колледж де Франс, где изучали бесписьменные общества. Была также образована Лаборатория социальной антропологии, для того чтобы молодые ученые могли вести исследовательскую работу.

В Лабораторию, которой руководил Леви-Строс, входили как первые сотрудники ученые со значительным полевым и теоретическим опытом: И. Шива, Ж. Пуйон, М. Изард, Л. Сёбаг, Ф. Эритье и др. Лаборатории занималась изучение всех сторон жизни первобытных обществ: мифология, верования, шаманизм, ритуалы, брачные отношения и тд. Главным объектом исследования для самого Леви-Строса стала мифология в единстве с механизмами мышления носителей первобытной культуры.

В 1973 году Леви-Строса приняли в члены Французской академии, что было выражением признания вклада ученого в мировую науку. Несколько академий Дании, Норвегии, США и Королевский Антропологический институт и университет Квебека и Вишва-Бхарати в Индии к тому времени тоже признали его своим членом.

 В 1991 году Клод Леви-Строс был награжден Орденом Почетного легиона и Большим Крестом Почетного легиона.

Глава 2. Леви-Строс – ведущий представитель структурализма.

Леви-Строс перерабатывает теоретические результаты и постановку проблем многих мыслителей - основателей общественной науки. Наиболее явно выступает его связь с французской структурной социологией и социальной антропологией, а также со структурной лингвистикой. Он разрабатывает также темы, почерпнутые у Фрейда и Маркса, а в его работах содержится в значительном количестве скрытая и открытая полемика с современными ему учеными и общественными деятелями. Он полемизирует также и с коллегами по антропологической сфере, прежде всего, с британскими антропологами, которые часто критически выступали против манеры Леви-Строса обращаться с эмпирическими материалами.

В своем труде «Структурная антропология» Леви-Строс предстает как родоначальник новой дисциплины – структуральной антропологии. В определении предметной области антропологии он опирался на подход французских исследователей - Э. Дюркгейма и М. Мосса, а не работы Ф. Боаса и А. Р. Рэдклиф-Брауна, где шла ориентация на психологические аспекты традиционных институтов или групповое поведение, которые лежали в основе общих связей, присущих факторам культуры. Леви-Строс особое внимание уделяет категории, разработанной Моссом, - тотальный социальный фактор, переосмысливая ее в семиотическом ключе: сначала переходя от акцента на «целостности феноменов», образующих совокупно эту категорию, - к акценту на «сети функциональных взаимоотношений всех этих планов». Позднее Леви-Строс уже при анализе тотемического комплекса переходит к истолкованию этого взаимоотношения как знакового, то есть обозначающего и обозначаемого.

 Понятие структуры у Леви-Строса иное, чем у Дюркгейма и в структурно-функционалистской социологии. Социальные институты являются внешними феноменами, которые создаются более фундаментальными структурами. В семиотическом структурализме пытались разработать анализ социальных феноменов теми методами и при помощи того аппарата понятий, которые были развиты в структурной лингвистике. В шестидесятые-семидесятые годы значительная часть французской общественно-научной элиты в том или ином смысле ассоциировалась со структуралистским мышлением, хотя взаимного согласия относительно того, что же такое "структурализм", и близко не было достигнуто, и немногие из них принимали обозначение "структуралист" на свой счет.

Основой теории Леви-Строса является положение, согласно которому путем применения методов структуральной лингвистики можно воссоздать систему символов, отражающих структуру той или иной сферы культуры. Концепция структурализма исходит прежде всего из представлений о некой вечной, внеисторической структуре, которая не имеет причинно-следственных связей и является плодом непознанного, существующего вечно человеческого сознания.

Леви-Строс стремится показать, что все явления нашего мира представляют собой модификацией определенной единой модели, поэтому все они могут быть систематизированы и классифицированы . Существует возможность установить связи и соответствия между ними, которые раскрывают их положение по отношению друг к другу и к самой исходной модели. Для этого необходимо полный перечень отдельных частных факторов, затем установить взаимосвязь между ними, потом выявить их взаимоотношения и сгруппировать в единое целое.

Леви-Строс несет центральную идею о том, что человеческий разум един на всех стадиях исторического развития. Вся человеческая деятельность и формы сознания людей подлежат строгой логике. Леви-Строс стремится показать, что структурализм в его понимании не отрицает истории, что история и этнология движутся в одном направлении и противопоставление исторического метода этнографическому иллюзорно. Для него вся человеческая деятельность и все формы сознания людей подчинены строгой логике. При этом в человеческом сознании преобладает именно разумное, а не эмоциональное и не подсознательное начало. Леви-Строс рассматривает каждую сторону быта и культуры как замкнутую систему, обозначая в них свои логические закономерности. Чаще всего логику он находил в бинарных оппозициях – парных противоположностях, главной из которой была оппозиция «природа – культура».

Основная идея данной концепции определяет отношение ученого к архаическим явлением в современном мире. Первобытная культура – один из главнейших объектов исследования Леви-Строса.

Ключевая идея Леви-Строса в исследовании данного вопроса заключалась в том, что культурные феномены, такие, как особенности социальной организации, ритуал, мифология, музыка или язык, суть проявления универсальных процессов мышления. Человеческий разум – хорошо организованный механизм, упорядочивающий любой опыт. Упорядоченность, которая характеризует человеческий разум, обнаруживается и в явлениях культуры. Поэтому Леви-Строс сравнивал между собой культурные явления, используя логико-математическое понятие структуры. Абстрактная форма анализа является главной характеристикой структурализма, отличая его от эмпирических методов. Леви-Строс утверждал, что существует лишь ограниченное число способов организации культурных явлений и отвергал деление обществ на «примитивные» и «развитые».

Понятие структуры у Леви-Строса в значительной степени заимствовано из теорий структурной лингвистики. По его мнению, невербальные аспекты культуры, такие, как обмен товарами и услугами, образуют кодовую систему коммуникации, которая может быть интерпретирована как язык.

Глава 3. Первобытная культура через призму концепции Леви-Строса.

§ 1. Первобытное мышление в структуральном методе Леви-Строса

 «Леви-Строс - талантливый писатель. Это отмечено давно и многими, но имеется при этом ввиду Леви-Строс – прозаик. Между тем, когда он пишет о первобытном человеке, он становится поэтом», - это слова одного из исследователей концепции Леви-Строса Н. А. Бутилова. Леви-Строс говорит о примитивном человеке как о "мастере на все руки", своего рода умельце и кудеснике, который делает все по необходимости и решает проблемы при помощи того, что оказывается у него под рукой. Леви-Строс полностью не согласен с использование термина «первобытный», когда идет речь о примитивных племенах существующих в наше время. «Первобытный народ не является отставшим или задержавшимся в своем развитии народом, в той или иной области он может проявить такие способности к изобретательству и к воплощению изобретений в жизнь, которые оставляют достижения цивилизованных народов далеко позади».

Леви-Строс говорит, что нельзя считать «первобытный» народ народом без истории. История этих народов нам не известна либо из-за скудности устных традиций, либо из-за недостаточного количества археологических находок. В результате она становится недосягаемой. Но это еще ведь не основание утверждать, что ее нет.

Ученый не делит общества на примитивные и развитые. Леви-Строс вводит понятия «холодные» и «горячие» общества. Классификация эта зависит не от динамики поставки энергоносителей, а от того, способна ли культура производить новые формы, жанры, категории, или ей больше нравится варьировать старые.

Леви-Строс утверждает, что туземцы, не имеющие письменности и технического прогресса, живут счастливо, так как вокруг них « нет ничего кроме людей». В книге «Печальные тропики», в которой он подробно описывает жизнь индейцев тропической Бразилии. В этой работе можно выделить три части:

1) дикари живут счастливо;

2) цивилизация разрушает их жизнь;

3) цивилизация хуже разрешает жизненные проблемы, чем это делают дикари.

Леви-Строс вводит такие понятия, как внешнее «Я» (self) и внутренне «Я» (I). Ученый формулирует такое предположение, что дикари справляются со сложными задачами лучше, потому что у них внешнее «Я» тесно связано с внутренним «Я».

Первобытный человек ничем не отличается по своему внутреннему «Я» от современного. Не смотря на все исторические изменения разум цивилизованного человека в точности такой же, как и у дикаря. Отличие их друг от друга состоит лишь в том, что у современного человека оборваны связи между его self и I.

У народов, которые К. Леви-Строс изучает, его в первую очередь интересуют не особенные и экзотические, а общечеловеческие черты. Создатель структурной антропологии исследует терминологии родства, фольклор, мифологию, способы приготовления пищи в разных обществах и культурах. Но всегда за внешними различиями он ищет внутренние универсальные структуры, которые лежат в основе любого явления, в том числе универсальные структуры человеческого мышления.

Универсальной человеческой потребностью Леви-Строс считает «жажду объективного познания». Он стремится опровергнуть как идеи Леви-Брюля об отсутствии познавательного интереса у первобытных народов, так и мнение многих этнологов о характерном для них проявлении интереса лишь к полезному для практического употребления.

У примитивных народов имеются поражающие богатством и точностью зоологические и ботанические познания. В языке индейцев пинатубо насчитывается более 600 наименований растений, большинство из которых не представляет для них никакого экономического интереса. И все эти термины определенным образом систематизированы. Поэтому кроме единой функции любого мышления Леви-Строс выделяет еще одно общее свойство — требование порядка. Он утверждает, что примитивное мышление и в этом не отличается от современного, так как познавательная работа человеческого мышления заключается в упорядочивании, классификации:

«Индейцы навахо делят живых существ на две категории, исходя из того, наделены ли они речью. К существам, не обладающим речью, относят как животных, так и растения. Животные подразделяются на три группы: "бегающие", "летающие" и "ползающие". Универсальны, по мнению французского мыслителя, и бессознательные структуры классифицирующего мышления. Достаточно выявить бессознательную структуру, лежащую в основе одного социального обычая, чтобы обрести принцип истолкования и других обычаев. Чтобы объяснить, что он понимает под термином бессознательное, Леви-Строс, как и во многих других случаях, приводит аналогию из обыденной жизни. Как желудок переваривает пищу, так и бессознательное «переваривает» психологические феномены, структурируя эмоций, представления, воспоминания, придавая им определенную форму.

Леви-Строс, полность отвергает, то, что первобытные народы лишены способности к абстрактному мышлению. Мышление как первобытного, так и современного человека определяется наличием бинарных оппозиций. О данном явлении более подробно будет сказано в следующем параграфе.

§2. Бинарные оппозиции.

Бинарная оппозиция (лат. binarius — двойной, двойственный, состоящий из двух частей) — тип отношений в семиотических системах, в рамках которого знак приобретает свое значение и смысл только через отношение со знаком, стоящим к нему в оппозиции. Принцип бинаризма сформировался в лингвистике, а затем получил распространение в семиотике, где основной стала оппозиция «означающее — означаемое». В рамках бинаризма отношения противоположностей, возникших в результате дихотомического разделения, приобретают статус организующего центра, обеспечивающего упорядоченность и устойчивость структуры. В теории структурализма бинаризм из частного приема превращается в фундаментальную категорию и сущностный принцип природы и культуры. Согласно классическому структурализму, все отношения между знаками сводимы к бинарным структурам — к модели, в основе которой находится наличие или отсутствие определенного признака. Леви-Строс использовал бинарные отношения типа «природа — культура», «растительное — животное», «сырое — вареное» и им подобные при анализе социального устройства, культурной и ментальной жизни первобытных племен.

Важность принципа биполярности при восприятии мира подчеркивают многие исследователи, полагая, что уже первобытный человек пытался упорядочить окружающий мир, категорируя его с помощью множества бинарных оппозиций: жизнь — смерть, небо — земля, солнце — луна, день — ночь, огонь — вода, животное — человек, мужчина — женщина, старший — младший, свой — чужой, счастье — несчастье, правое — левое, светлое — темное и т.п. Причем парность категорий сопровождалась у него абсолютизацией их противоположности.

Причина изначальной дуалистичности человеческого мышления состоит в том, что архаичный человек остро ощущал внутреннюю конфликтность мира. В настоящее время не все исследователи рассматривают биполярность в качестве универсального принципа категоризации. Одни, анализируя мышление современного человека, выделяют однополюсные смысловые конструкты, для которых характерно отсутствие семантических оппозиций.

По мнению Леви-Строса, именно использование бинарных оппозиций при категоризации мира свидетельствует о том, что между научным и мифологическим мышлением не существует качественных различий, так как в обоих случаях работает одна и та же логика. Прогресс произошел не в мышлении, а в мире, окружающем человечество, которое в процессе долгой истории сталкивалось со все новыми явлениями. Согласно концепции Леви-Строса, функция мышления на любых этапах истории человечества состоит в категоризации мира с помощью бинарных оппозиций. Неприрученная мысль, как и мысль современного человека, является логической. Но если в мифологическом мышлении классификации осуществляются на уровне чувственно воспринимаемых свойств предметов и полученные знания построены из знаков, то научное мышление обращено к абстрактным качествам, и знания состоят из понятий.

Многие этнологи утверждают, что бинарные оппозиции вовсе не являются внутренне присущими всем явлениям, которые Леви-Строс анализирует, а представляют собой часть созданной им концептуальной схемы. Сам же Леви-Строс так отвечает на критику: «Так как мое мышление и мышление южноафриканских индейцев не имеют качественных различий, не важно, моя ли мысль придала определенную форму мысли индейцев, или их мысль повлияла на созданную мной концепцию».

§ 3. Мифологическое и научное мышления.

Великие культурные завоевания эпохи каменного века, такие как земледелие, одомашнивание животных, гончарство и ткачество, основывались, по словам Леви-Строса, на подлинно научном мышлении. "Неолитический человек был наследником долгой научной традиции". И это справедливо. Но здесь же Леви-Строс пытается обосновать равноценность научного и мифологического мышления. «Мнение, что оба типа мышления представляют собою две стадии или фазы в эволюции познания мира, является глубоким заблуждением,» – пишет он. За изоморфизмом магии и науки, мифологического и научного мышления, который стремится обнаружить Леви-Строс, исчезают не только их природа, их особенности, но и сама возможность их адекватного истолкования.

Леви-Строс высказывает обоснованную мысль о том, что естественные условия воспринимаются людьми не пассивно, их восприятие опосредовано условиями жизни общества. Казалось бы, и восприятие природы в мифе, на уровне концептуального мышления, опосредовано общественно-историческими условиями; между тем для Леви-Строса природа выступает лишь средством для выражения имманентных свойств сознания. Последние как бы заданы изначально.

Мифологическое и научное мышления, по Леви-Стросу, равноценны, но все же они не тождественны. Существуют некоторые различия. Он обнаруживает их в единицах анализа: миф ориентируется на чувственные качества, а наука — на абстрактные свойства вещей. Элементы мифологического мышления, которые Леви-Строс называет знаками, расположены на полпути между понятиями, используемыми научным мышлением, и образами восприятия. Между знаками и понятиями есть принципиальное различие, которое он объясняет с помощью трудно переводимых на русский язык слов «бриколаж» и «бриколёр». Бриколёр — это народный умелец, который творит из того, что есть под рукой, например, конструируя в российской глубинке самолет из деталей автомобилей и тракторов, а бриколаж — деятельность по созданию данного летательного аппарата.

Так и мифологическое мышление выступает в качестве интеллектуальной формы бриколажа с помощью знаков: «...его создания всякий раз сводятся к новому упорядочиванию уже имеющихся элементов». Люди первоначально разрабатывали категории для наиболее важных объектов природы, а затем переносили созданные категории на все новые объекты, представляя природный и социальный универсумы в виде организованной целостности. В их едином мире стороны света могли со ответствовать частям тела космического божества, а особенности рельефа — фазам ритуала. Примером подобного «вторичного» использования категорий может служить удовлетворение потребности в социальной дифференциации с помощью тотемических классификаций, когда категоризация групп на Мы и Они осуществляется путем их отождествления с животными, растениями и другими объектами природной среды. Например, народ аранда возводит в ранг тотема более 400 животных и растительных видов.

§ 4.К.Леви-Строс: « Язык есть человеческий разум».

 Существенное место в философской, а также в конкретно-научной проблематике структурализма Леви-Строса занимает его концепция бессознательного, тесно связанная с проблемой языка, так как идеи, понятия и методологические принципы, развитые в структурной лингвистике, послужили Леви-Стросу фундаментом для обоснования этой концепции. Язык, в широком смысле, выступает у структуралистов как символическое, условное обозначение некоего бессознательного структурирующего механизма. Гносеологическая концепция Леви-Строса основана на гипотезе о бессознательной инфраструктуре лингвистических и социальных явлений: терминология родства, тотемизм, ритуалы, маски и иные культурные установления представляют собой особого рода языки. Исследователь – культуролог сталкивается в первую очередь с текстами и дискурсами, истинные значения которых скрыты в бессознательном.

Леви-Строс признаёт, что социальные факты существуют благодаря деятельности человека, а субъективная сознательность является способом проявления этих фактов. Однако, с его точки зрения, сознательный уровень социальных процессов – предмет истории, в то время как задача структурной антропологии заключается в исследовании их «неосознанных основ».

 Леви - Строс ссылается на американского лингвиста и этнографа Ф. Боаса, утверждая, что язык, убеждения, навыки и обычаи имеют то общее, что их развитие происходит на уровне неосознанного мышления. По мнению Боаса, классификационные понятия первобытных людей никогда не формируются в сознании, а возникают в бессознательных ментальных процессах.

Лингвистические и другие культурные факты группируются друг с другом согласно идеям и категориям, которые носят бессознательный характер. Леви – Строс несет общую идею о том, что истинное значение – не то которое мы знаем, а то, которое скрывается за ним. Ведущая роль в становлении методологических принципов философского структурализма принадлежит структурной лингвистике, постулаты которой образуют ядро леви-стросовской модели психического. Эскалация лингвистических методов придаёт онтологии языка статус картографии бессознательного. С тем, чтобы доказать существование бессознательных лингвистических структур, Леви-Строс обратился к фонологическим исследованиям Р.Якобсона и Н.Трубецкого. Лингвистические факты, на которых основывается Леви-Строс, касаются, в основном, фонологического уровня языка: «Прежде всего фонология переходит от изучения сознательных лингвистических явлений к исследованию их бессознательного базиса; она отказывается рассматривать члены отношения как независимые сущности, беря, напротив того, за основу своего анализа отношения между ними; она вводит понятие системы...». Соссюр понимал язык как систему знаков – лексем; Трубецкой же в своём лингвистическом анализе перешёл от уровня слов на уровень фонем, язык, таким образом, представился ещё более сложной системой. Каждое слово в этой системе рассматривается как целостность, организованная фонемами, соотносящимися по правилам, которые имеют бессознательный характер. Созданная Трубецким фонология раскрывает реальность фонем и показывает, что одни и те же пары оппозиций существуют в различных языках.

Леви-Строс утверждает, что дистинктивные признаки с психологической и физической точки зрения существуют объективно. Иначе говоря, дистинктивные свойства не являются только лишь теоретическими или методологическими инструментами, подобно правилам математического анализа, но встроены в саму реальность. Леви-Строс исходит из той предпосылки, что оппозиции, описанные лингвистами, существуют так же в биологической и физической реальности. По мнению Леви-Строса, язык структурирован на всех уровнях: фонологическом, грамматическом, лексическом; даже архитектоника дискурса структурно организована.

Леви-Строса формулирует «путь» от структуры языка к строению разума и структуре бессознательного.

§ 5. Мифология в концепции Леви-Строса

"Понятие "миф" – это категория нашего мышления, произвольно используемая нами, чтобы объединить под одним и тем же термином попытки объяснить природные феномены, творения устной литературы, философские построения и случаи возникновения лингвистических процессов в сознании субъекта".

Леви-Строс создал свою структуралистически-мировоззреическую теорию мифа.

Леви-Строс исходит из того, что миф в отличие от других феноменов языка сразу к langue и к parole ( язык и код). Как историческое повествование о прошлом он диахроничен и необратим во времени, а как инструмент объяснения настоящего (и будущего) - синхроничен и обратим во времени.

Так как миф имеет два измерения, то его и нужно рассматривать по двум направлениям: горизонтали и вертикали. Горизонтальное измерение нужно для чтения мифа, а вертикальное -для его понимания. Сопоставление вариантов одного мифа с вариантами других мифов приводит к многомерной системе.

Леви-Строс предлагает выразить структуру мифа через модель медиативного процесса следующей формулой:

Здесь a и b -- два члена (деятеля, персонажа), из которых первый (а) связан с чисто негативной функцией х, а второй (b) -- с позитивной функцией у, но способен принимать и негативную функцию х, являясь, таким образом, посредником между х и у. Обе части формулы представляют две ситуации, между которыми имеется известная эквивалентность за счет того, что во второй части формулы (и соответственно - во второй половине мифического процесса, сюжета) один член заменен противоположным и произведена инверсия между ценностью функции и членами обоих элементов. То, что последний член - именно fa-1 (у), показывает, что речь идет не только об аннулировании первоначального состояния, но о некотором дополнительном приобретении, некоем новом состоянии, возникшем в результате своего рода спирального развития.

Интересные разборы мифов имеются также в больших теоретических монографиях Леви-Строса, посвященных проблемам первобытного мышления и мифологии. Концепции Леви-Строса в этой области очень глубоки и интересны. Он борется с традиционным представлением о слабости, чисто интуитивном, беспомощно-конкретном характере первобытного мышления, его неспособности к обобщениям. Отстаивая своеобразный интеллектуализм первобытной мысли, анализируя ее специфический характер, Леви-Строс, например, блестяще доказал, что тотемические наименования в первобытном обществе используются для построения сложных классификаций как своего рода материал для знаковой системы. Знакомство с основными трудами Леви-Строса помогает понять специфику его подхода к мифу, силу и слабость этого подхода. Он рассматривает миф как инструмент первобытной "логики" и поэтому, вопреки здравым и тонким соображениям о методах структурного анализа мифа, его конкретные разборы представляют собой анализ структуры не мифического повествования, а мифического мышления.

В принципе Леви-Строс предусматривает повествовательный аспект (по горизонтальной координате), но практически он сосредоточивает все внимание на "пучках отношений" и их символико-логическом значении.

Леви-Строса интересует в основном мифологическая "логика", поэтому он начинает с мифа, связывает функции только по вертикали, пытаясь из сопоставления вариантов мифа выявить его парадигматику. Структурная модель Леви-Строса нелинейна. Историческое различие мифа для Леви-Строса нерелевантно, не имеет принципиального характера. К анализу сюжета некоторое отношение имеет его медиативная формула в той мере, в какой она пытается схватить "перевертывание" ситуации в финале и "спиральность" развития.

§ 6. Шаманизм как один из элементов первобытной культуры

Леви-Строс рассматривает все элементы жизни дикарей: мышление, действия, мифологию и такой не менее важный элемент, как магические явления. Психомагические дейсвия являются важнейшим элементом исследований Леви-Строса.

Наиболее яркий пример и модель психомагического действия — это способность мага наслать порчу на человека, в результате которой тот умирает. Для объяснения этого феномена следует, видимо, выстроить цепочку между психическими способностями шамана, известным магическим культом и далее — психикой и физиологией околдованного человека. Французский этнограф и философ К. Леви-Строс предлагает следующий вариант такой связи.

Психика шамана, по Леви-Стросу, паталогична, то есть существенно отличается от психики рядового члена племени. Она характеризуется чув-ствомпричастности природе, способностью мысленного перевоплощения в животных и растения, в природные силы. Шаман — обладатель «расширенного сознания»: в его духовном мире с образами людей и природных объектов легко уживаются фантастические представления, изобретаемые им самим, не укладывающиеся даже в традиционный племенной миф. В самом себе шаман обнаруживает раздвоенность, подобную шизофренической, убеждающую его в том, что он способен существовать одновременно в разных обличьях, находиться в разных местах, путешествовать во времени, перемещаться из мира людей в мир духов и пр. Богатый внутренний мир шамана, частью, данный ему в силу его психологических особенностей, а частью — в результате его специфи-ческой практики, позволяет ему находить объяснения непонятных явлений и претендовать на обладание особыми, сверхчеловеческими силами. Магический обряд, выполняемый шаманом, объединяет в себе фантастическую картину мира и способы действия в этом мире, переведенные на язык, хотя бы частично понятный племени. Это превращение в сказку действительности, которая сама по себе останется неизменной, объединяет психосоматическое состояние шамана с «коллективным бессознательным» племени и психикой человека, на которого направлен обряд. Этому соответствует вера шамана в эффективность используемых приемов, вера и психологическая потребность общества, и, наконец, вера в магию самого объекта колдовских действий.

Шаман, по Леви-Стросу,— типичный «профессиональный отреагирующий» в том смысле, что он в ходе обряда всякий раз воспроизводит психосоматическое самочувствие, пережитое им в период становления шаманских способностей. Обряд — это повторение «призыва», т. е. первого озарения, потрясения, припадка, который открывает человеку его магическое призвание. Шаман делает свой невроз — органического или приобретенного свойства — своей профессией, и поскольку первобытные люди постоянно погружены в ситуации стресса, то они живо сопереживают шаману. Жизнь на грани смерти требует регулярного очищения от страха, и шаман осуществляет эту процедуру как опытный психоаналитик.

Шаман предлагает язык, полный символов и способный описать самую непонятную ситуацию, включая ее тем самым в мир привычного опыта. Леви-Строс апеллирует здесь к гипотезе об изоморфизме языковых и психофизиологических структур и способности языкового символизма индуцировать соответствующие воздействия через психику на организм человека. Главная нагрузка в этом психологическом объяснении магии падает на «эффективность символов», хотя, как мы понимаем, именно ее и надо обосновать.

Заключение

Клод Леви-Строс – ученый, внесший огромный вклад в мировую науку. Его подходы к изучению различных явлений в антропологии и этнологии уникальны. Этот ученый является родоначальником одной из известнейших школ этнологической мысли – структурализма. Его концепция в этой области получила мировую известность и признание. Его работы являются фундаментальными трудами в этнологии.

Особого внимания заслуживают исследования Леви-Строса в области первобытной культуры. В своих трудах, касающихся этой темы, он изложил свое понимание культуры и мышления дикарей. Он вводит понятие универсальности мышления. Разум един, структура мышления первобытного человека такова же, как и у цивилизованного. Леви-Строс доказывает это, рассматривая первобытность через призму своего структурального метода. Ученый опровергает концепции Леви – Брюля и его последователей.

С точки зрения современной психологии теория Леви-Строса не свободна от серьезных недостатков, прежде всего потому, что он, по сути, сводит все человеческое мышление к одному аспекту — категоризации. Но огромная заслуга французского мыслителя, чьи многочисленные труды пронизаны идеей психического единства человечества, состоит в неустанном стремлении за бесконечно разнообразными явлениями внешне абсолютно различных культур обнаружить универсальные операции человеческого ума.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Только в армии понимаешь, что зубная щётка реально предназначена для труднодоступных мест.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по философии "Леви-Строс о первобытной культуре", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru