Реферат: Российские смуты - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Российские смуты

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 384 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

I. Вступление

II. Основная часть:

1. Велика смута конца XVI, первой половины XVII века

 Факторы способствующие наступлению смутного времени

 Кризис власти и княжеско-боярская оппозиция

 Народное вмешательство

 Вмешательство Речи Посполитой

 Россия в годы Великой Смуты

 Лжедмитрий 1

 Василий Шуйский

 Восстание Ивана Болотникова

 Лжедмитрий 2

 Шведская агрессия на севере России

 Дворцовый переворот

 Первое Земское Ополчение

 Второе Земское ополчение К. Минина и Д. Пожарского

 Избрание нового царя

 Последствия Великой Смуты

2. Бунты второй половины XVII века

Соляной бунт

Восстание в Новгороде и пскове

Медный бунт

Восстание Степана Разина:

 Историки о разинщине

 Начало разинщины

 «Каспийский поход»

 Восстание разинцев

 Казнь Степана Разина

 Выводы

III. Заключение

IV. Список использованной литературы

Список использованной литературы:

  С.Ф.Платонов «Лекции по русской истории», Москва, издательство «Высшая школа», 1993 год.

  В.В.Каргалов, Ю.С.Савельев, В.А.Федоров «История России с древнейших времен до 1917 года», Москва, издательство «Русское слово», 1998 год.

  «История России с древности до наших дней» под редакцией М.Н.Зуева, Москва, «Высшая школа», 1998 год.

  «Пособие по истории Отечества для поступающих в ВУЗы» под редакцией А.С.Орлова, А.Ю.Полунова и Ю.А. Щетинова, Москва, издательство «Простор», 1994 год.

  «Энциклопедия для детей. История России» под редакцией И. Антонова-Овсеенко, С. Арутинов, Н. Грабарова, О. Гусарова, Е. Дукельская, Ю. Евдокимова, К. Иванов, Т. Исмаилов, С. Кошель, М. Кудрявцева, И. Мальцева, Н. Мистрюкова, Т. Поповская, В. Радакова, Н. Саркисова, О. Таранова, Л. Харченко, Е. Шурхно, Москва, издательство «Аванта+», 1995 год

  А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина «История России», Москва, издательство «Проспект», 2002 год

ВСТУПЛЕНИЕ

Я выбрал эту тему, потому что мне было интересно более углубленно узнать о бунтах и восстаниях прошедших в России. Сейчас обстановка в мире, причем не только между странами, но и внутри их, настолько накалена, что проходит множество гражданских войн и восстании. Истории повторяется, нынче Россию снова хотят превратить в «колонию» и сырьевой придаток запада, невольно вспоминается Великая Смута и польские и шведские попытки захватить нашу страну, только теперь на их месте выступает Америка и Евросоюз. А нынешнее положение большинства пенсионеров и бедноты не могут не вызывать сочувствия. И если сейчас найдется герой, который начнет беспредел с лозунгом похожим на «Спасем Русский народ от нищеты!», то он получит поддержку народа и, скорее всего, восстание снова будет подавлено. Кстати начало Великой Смуты положили природные катаклизмы, так часто происходящие сейчас. Конечно уже не то время и люди не настолько суеверны, что бы винить в этом батюшку царя, но ведь малая эффективность правительства в решении проблем народа может стать новой причиной. Стоит задуматься…

ВЕЛИКАЯ СМУТА КОНЦА XVI, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКА

К концу XVI века Московское государство переживало тяжелое время. Постоянные набеги крымских татар и разгром Москвы в 1571г.; затянувшаяся Ливонская война, длившаяся 25 лет: с 1558-го по 1583-ий, достаточно измотавшая силы страны и закончившаяся поражением; так называемые опричные «переборы» и грабежи при царе Иване Грозном, потрясшие и расшатавшие старый уклад жизни и привычные отношения, усиливавшие общий разлад и деморализацию; постоянные неурожаи и эпидемии. Все это привело в итоге государство к серьезному кризису.

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ НАСТУПЛЕНИЮ «СМУТНОГО» ВРЕМЕНИ В РОССИИ.

КРИЗИС ВЛАСТИ И КНЯЖЕСКО-БОЯРСКАЯ ОППОЗИЦИЯ

В последние дни жизни Иван Грозный создал регентский совет, в который входили бояре. Совет был создан для того, что бы управлять государством от имени его сына царя Федора, не способного делать это самостоятельно. Таким образом, при дворе образовалась мощная группировка, возглавляемая влиятельным Борисом Годуновым, который постепенно устранял своих соперников.

Правительство Годунова продолжало политическую линию Ивана Грозного, направленную на дальнейшее усиление царской власти и укрепления положения дворянства. Были приняты меры по восстановлению помещичьего хозяйства. Пашни служилых феодалов были освобождены от государственных налогов и повинностей. Были облегчены служебные обязанности дворян-помещиков. Эти действия способствовали укреплению правительственной базы, что было необходимым в связи с продолжавшимся сопротивлением феодалов-вотчинников.

Большую опасность для власти Бориса Годунова представляли бояре Нагие, родственники малолетнего царевича Дмитрия, младшего сына Ивана грозного. Дмитрий был выслан из Москвы в Углич, который был объявлен его уделом. Углич вскоре превратился в оппозиционный центр. Бояре ожидали смерти царя Федора, чтобы оттеснить Годунова от власти и править от имени малолетнего царевича. Однако в 1591 году царевич Дмитрий погибает при загадочных обстоятельствах. Следственная комиссия под предводительством боярина Василия Шуйского дала заключение, что это был несчастный случай. Но оппозиционеры начали усиленно распускать слухи о преднамеренном убийстве по приказу правителя. Позднее появилась версия о том, что был убит другой мальчик, а царевич спасся и ждет совершеннолетия для того, чтобы вернуться и наказать «злодея». «Углицкое дело» долгое время оставалось загадкой для русских историков, однако последние исследования дают основания думать, что действительно произошел несчастный случай.

В 1598 году умер, не оставив наследника, царь Федор Иванович. Москва присягнула на верность его жене, царице Ирине, но Ирина отказалась от престола и постриглась в монашество.

Пока на Московском престоле были государи старой привычной династии (прямые потомки Рюрика и Владимира Святого), население в огромном большинстве своем беспрекословно подчинялось своим «природным государям». Но когда династии прекратились, государство оказалось «ничьим». Высший слой московского населения, боярство, начало борьбу за власть в стране, ставшей «безгосударственной».

Однако попытки аристократии выдвинуть царя из своей среды не удались. Позиции Бориса Годунова были достаточно сильны. Его поддерживали Православная церковь, московские стрельцы, приказная бюрократия, часть бояр, выдвинутых им на важные должности. К тому же соперники Годунова были ослаблены внутренней борьбой.

В 1598 году на Земском соборе Борис Годунов, после двукратного публичного отказа, был избран царем.

Первые его шаги были весьма осторожны и направлялись, в основном, на смягчение внутренней обстановки в стране. По признанию современников новый царь был крупным государственным деятелем, волевым и дальновидным, умелым дипломатом. Однако в стране шли подспудные процессы, приведшие к политическому кризису.

НАРОДНОЕ НЕДОВОЛЬСТВО

Тяжелая ситуация в это период сложилась в центральных уездах государства и до такой степени, что население бежало на окраины, бросив свои земли. (Например, в 1584 году в Московском уезде распахивалось всего 16% земли, в соседнем Псковском уезде - около 8%).

Чем больше уходило людей, тем тяжелее давило правительство Бориса Годунова на оставшихся. К 1592 году завершается составление писцовых книг, куда вносились имена крестьян и горожан, владельцев дворов. Власть, проведя перепись, могла организовать розыск и возвращение беглых. В 1592 – 1593 годах был издан царский указ об отмене крестьянского выхода даже в Юрьев день (заповедные годы). Эта мера распространялась не только на владельческих крестьян, но и на государственных, а так же на посадское население. В 1597 году появились еще два указа, согласно первому любой вольный человек (вольный слуга, работник), проработавший полгода на помещика, превращался в кабального холопа и не имел права выкупиться на свободу. Согласно же второму устанавливался пятилетний срок розыска и возвращения беглого крестьянина владельцу. А в 1607 году был утвержден и пятнадцатилетний сыск беглых.

Дворянам выдавались «послушные грамоты», согласно которым крестьяне должны были платить оброки не как раньше (по сложившимся правилам и размерам), а так, как захочет хозяин.

Новое «посадское строение» предусматривало возвращение в города беглых «тяглецов», приписку к посадам владельческих крестьян, которые занимались в городах ремеслом и торговлей, но не платили налога, ликвидацию внутри городов дворов и слобод, которые так же не платили налоги.

Таким образом, можно утверждать, что в конце XVI века в России фактически сложилась государственная система крепостного права – наиболее полной зависимости при феодализме.

Такая политика вызывала огромное недовольство крестьянства, которое создавало в то время подавляющее большинство в России. Периодически в деревнях возникали волнения. Нужен был толчок для того, чтобы недовольства вылились в «смуту». Таким толчком стали неурожайные 1601-1603 года и последовавшие за ними голод и эпидемии. Принимаемых мер было недостаточно. Многие феодалы отпускают на волю своих людей, чтобы не кормить их, и это увеличивает толпы бездомных и голодных. Из отпущенных или беглых образовывались шайки разбойников. Главным очагом брожения и беспорядков стала западная окраина государства - Северская украйна, куда правительство ссылало из центра преступные или неблагонадежные элементы, которые были полны недовольства и озлобления и ждали только случая подняться против московского правительства. Волнения охватили всю страну. В 1603 году отряды восставших крестьян и холопов подступали к самой Москве. С большим трудом восставшие были отбиты.

ВМЕШАТЕЛЬСТВО РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

В это же время польские и литовские феодалы старались использовать внутренние противоречия в России, чтобы ослабить Российское государство и поддерживали связи с оппозицией Борису Годунову. Они стремились захватить Смоленские и Северские земли, которые столетием ранее входили в состав Великого княжества Литовского. Католическая церковь ведением в России католичества хотела пополнить источники доходов. Прямого же повода для открытой интервенции у Речи Посполитой не было.

РОССИЯ В ГОДЫ «СМУТЫ»

ЛЖЕДМИТРИЙ I

Именно в Польше «объявился» первый самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия. По версии, выдвинутой правительством, им был галицкий дворянин Ю. Б. Отрепьев, в монашестве «инок Григорий», связанный с боярами Романовыми. Он в 1602 году бежал в Литву, где получил поддержку некоторых литовских магнатов, а затем и короля Сигизмунда III.

Осенью 1604 г. самозванец, которого историки называют Лжедмитрием I, с 40-тысячным отрядом польско-литовской шляхты, русских дворян-эмигрантов, запорожских и донских казаков неожиданно появился на юго-западной окраине России, в Северской земле. «Украинные люди», среди которых было много беглых крестьян и холопов, толпами присоединялись к самозванцу: они видели в «царевиче Дмитрии» своего «заступника», тем более что самозванец не скупился на обещания. Присущая средневековому крестьянству вера в «хорошего царя» помогла Лжедмитрию I увеличить свое войско. Однако в первом же большом сражении с царским войском во главе с князем Ф.И.Мстиславским под Добрыничами самозванец был разбит и с немногими оставшимися сторонниками укрылся в Путивле. Большинство польско-литовских шляхтичей покинуло его.

Однако на южной окраине уже разворачивалось широкое народное движение против Бориса Годунова. Один за другим южные города переходили на сторону «царевича Дмитрия». С Дона подошли отряды казаков, А действия царского войска были крайне медлительными и нерешительными — бояре-воеводы готовили измену Борису Годунову, надеялись использовать самозванца, чтобы свалить «дворянского царя». Все это позволило Лжедмитрию I оправиться от поражения.

В этот момент, в апреле 1605 г., царь Борис Годунов неожиданно умер. Ходили слухи, что он был отравлен. Шестнадцатилетний сын Годунова — царь Федор Борисович — недолго удержался на престоле. Он не имел ни опыта, ни авторитета. 7 мая на сторону Лжедмитрия перешло царское войско. Бояре-заговорщики 1 июня 1605 года организовали государственный переворот и спровоцировали в столице народное возмущение. Царь Федор был свергнут с престола и задушен вместе с матерью. Самозванец без боя вошел в Москву и был провозглашен царем под именем Дмитрия Ивановича.

Но Лжедмитрий недолго продержался на престоле. Первые же его мероприятия разрушили надежды на «доброго и справедливого царя». Феодальная аристократия, инициировавшая появление самозванца, больше не нуждалась в нем. Широкие слои русских феодалов были недовольны привилегированным положением польских и литовских шляхтичей, которые окружали трон, получали огромные награды (деньги для этого изымались самозванцем даже из монастырской казны). Православная Церковь с беспокойством следила за попытками распространить в России католичество. Лжедмитрий хотел выступить с войной против татар и турок. Служилые люди с нео-добрением встретили начавшуюся подготовку к войне с Турцией, которая была не нужна России.

Недовольны были «царем Дмитрием» и в Речи Посполитой. Он не решился, как обещал ранее, передать Польше и Литве западнорусские города. Настойчивые просьбы Сигизмунда III ускорить вступление в войну с Турцией не имели результата.

Новому заговору предшествовала свадьба Лжедмитрия с Мариной Миншек, дочерью литовского магната. Католичка была увенчана царской короной православного государства. Вдобавок к этому насилия и грабежи разгулявшихся шляхтичей, съехавшихся на свадьбу. Москва забурлила. Началось народное восстание.

ВАСИЛИЙ ШУЙСКИЙ

Бояре-заговорщики во главе с Василием Шуйским в ночь с 16 на 17 мая 1606 г. тайно выпустили из московских тюрем всех уголовников и раздали им оружие. На рассвете тревожно зазвонили московские колокола. Народ хлынул на Красную площадь, где в полном боевом вооружении уже ждали бояре. Они послали толпу на расправу с поляками, расквартированными в городе. Шуйский с ближайшими помощниками направился в Кремль. В поднявшейся суматохе стража не смогла оказать серьёзного сопротивления, и заговорщики проникли в царские покои. Самозванец пытался бежать, но был схвачен и зарублен мечами. Когда с самозванцем было покончено, «народ» на Красной площади выкликнул царём Василия Шуйского. 1 июня 1606 г. Василий венчался на царство, а 3 июня в Москву были спешно перевезены из Углича и выставлены на всеобщее обозрение в Архангельском соборе мощи царевича Дмитрия. Он был канонизирован как новый русский святой, дабы положить конец череде его «воскрешений». Однако все эти меры не внесли успокоения в общество. Мало того, спустя два месяца на юге разнёсся слух, что Дмитрий вовсе не погиб в Москве. Хотя самого Дмитрия никто не видел, вскоре вся Северская земля, Белгород, Елец, Оскол провозгласили Дмитрия царём. Ратные люди,

собранные под Ельцом, отказывались подчиняться Шуйскому. На юго-западе даже появился некий человек, заявивший, что он — воевода Дмитрия, посланный им для организации нового войска. Казака этого звали Иван Болотников.

ВОССТАНИЕ ИВАНА БОЛОТНИКОВА

В движение против «боярского царя» Василия Шуйского оказались вовлеченными самые разные слои населения: народные низы, дворянство, часть боярства. Именно они приняли участие в восстании Ивана Болотникова в 1606 — 1607 годах.

Болотников был «боевым холопом» князя Телятевского, бежал к казакам, был одним из атаманов волжской казацкой вольницы, попал в плен к татарам и был продан в рабство в Турцию, был гребцом на галере, участником морских сражений, был освобожден итальянцами. Затем Венеция, Германия, Польша, где он встречается с самозванцем. И вот Путивль, где неизвестный странник вдруг становится вместе с боярским сыном Истомой Пашковым и дворянином Прокопием Ляпуновым во главе большого войска. Ядро повстанческой армии составили дворянские отряды из южных уездов, остатки воинства первого самозванца, вызванные с Дона казаки, стрельцы погра-ничных гарнизонов. И, как во время похода к Москве первого самозванца, к войску присоединяются беглые крестьяне и холопы, посадские люди, все недовольные Василием Шуйским. Сам Иван Болотников называет себя «воеводой царя Дмитрия». Создается впечатление, что вожди провинциального дворянства учли опыт похода на Москву первого самозванца и постарались использовать народное недовольство для достижения своих сословных целей.

Летом 1606 года, восставшие двинулись на Москву. Под Кромами и Калугой они разгромили царские войска. Осенью они осадили Москву.

По мере вовлечения в движение народных масс (восстание охватило более 70 городов!) оно приобретало все более антифеодальный характер. В «листах», которые рассылались штабом восстания, призывалось не только к замене Василия Шуйского «хорошим царем», но и к расправе с боярами. Дворянские отряды покинули лагерь Ивана Болотникова. 2 декабря 1606 г. в сражении у деревни Котлы Болотников был разбит и отступил в Калугу, затем перешел в Тулу, где продержался до октября 1607 г., отбивая приступы царского войска. Наконец, обессиленные длительной осадой и голодом, защитники Тулы сдались, Иван Болотников был сослан в Каргополь, где и погиб.

Объективно движение Ивана Болотникова ослабляло Российское государство и подготавливало условия для внедрения в Россию второго самозванца, пользовавшегося прямой помощью польско-литовской шляхты.

ЛЖЕДМИТРИЙ II

Летом 1607 г., когда войско Ивана Шуйского осаждало Тулу, в Стародубе появился второй самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия (Лжедмитрий II). Проис-хождение его не ясно, по некоторым сведениям это был крещеный еврей Богданка, служивший писцом у Лжедмитрия I. Лжедмитрий II добился некоторых успехов. В январе 1608 г. он дошел до города Орла, где встал лагерем. В Орел приходили шляхетские отряды, остатки войска Болотникова, казаки атамана Ивана Заруцкого, служилые люди южных уездов и даже бояре, недовольные правительством Василия Шуйского. Ряд городов перешел на его сторону.

В июне 1608 г. Лжедмитрий II подступил к Москве, не смог взять ее и остановился в укрепленном лагере в Тушине (отсюда его прозвище — «Тушинский вор»). В Тушино перебралось немало дворян и представителей власти, недовольных правлением Шуйского. Вскоре туда пришло и большое войско литовского гетмана Яна Сапеги. Участие Речи Посполитой в событиях «смуты» становилось все более явным. Но польско-литовские и казацкие отряды «тушинского вора» после неудачи разошлись по всей Центральной России. К концу 1608 г. самозванцу «присягнули» 22 города. Значительная часть страны попала под власть самозванца и его польско-литовских союзников.

ШВЕДСКАЯ АГРЕССИЯ НА СЕВЕРЕ РОССИИ

Шёл 1608 год. Смута, разгоревшись, бушевала уже по всему Московскому государству. У правительства Василия Шуйского катастрофически не хватало сил для подавления то и дело вспыхивавших бунтов и восстаний. Очередной «счастливо спасшийся» самозваный царевич Дмитрий обосновался в подмосковном Тушине. В его лагере пребывало (по некоторым источникам) около 100 тыс. человек, и московская власть не могла справиться с таким воинством. Решено было прибегнуть к иностранной помощи.

В самом конце года в Выборге встретились послы Москвы и Швеции для переговоров о совместных действиях против «Тушинского вора». Шведы начали торг: за военную помощь Москве шведский король требовал не только полного содержания для его экспедиционного корпуса на всё время войны, но и территориальных уступок — уезд с центром в городе Корела должен был отойти к Швеции. Переговоры затягивались, а обстановка вокруг Москвы всё обострялась. Наконец московские послы вынуждены были пойти на условия шведов, и 28 февраля 1609 г. было подписано соглашение, по которому в Россию направлялся 5-тысячный шведский вспомогательный корпус во главе с опытным военачальником Делагарди.

Весной 1609 г. шведские войска прибыли в Новгород и, соединившись с армией талантливого русского полководца князя Михаила Скопина-Шуйского, начали освобождение северо-восточной части страны от бесчинствующих отрядов тушинского самозванца. 13 июля под Тверью объединёнными силами русско-шведских войск армия Лжедмитрия II была наголову разбита.

Однако на этом совместные боевые действия союзников были прекращены: Василий Шуйский, обязавшийся выплачивать регулярное содержание шведским наёмникам, не смог выполнить свои обещания. Введённые Шуйским дополнительные налоги, с помощью которых он надеялся собрать необходимую сумму, лишь возмутили население и ещё более настроили его против московских властей. Не получив положенного жалованья, шведские наёмники посчитали свою миссию завершённой и повернули на север.

Между тем положение Василия Шуйского становилось всё отчаяннее. В Москве погиб при таинственных обстоятельствах командующий русской армией Скопин-Шуйский. Для царя это была большая потеря. А народная молва тут же разнесла слух о том, что выдающийся полководец был отравлен царёвыми родичами, завидовавшими его громкой славе. Во главе армии был поставлен Дмитрий Шуйский, возможно стремившийся хоть чем-то помочь в этой обстановке своему коронованному брату. Но это назначение лишь подтверждало справедливость возникших слухов, да и замена оказалась неравноценной: князь Дмитрий был абсолютно лишён полководческого дара. А тем временем новая беда была уже на подходе. Польша, находившаяся в состоянии войны со Швецией, тоже решила попытать счастья в России: король Сигизмунд направил свои полки в поход на Москву.

Когда неизбежность столкновения с польскими войсками стала очевидной, московским властям неимоверными усилиями удалось собрать необходимую сумму для выплаты жалованья, чтобы вновь укрепить ряды своих войск шведскими наёмниками. Однако это уже не спасло союзников от страшного разгрома, который нанесли им поляки у деревни Клушино под Можайском 24 июля 1610 г. После такого поражения некоторые наёмники перекинулись в польский стан, но большая часть шведского корпуса окончательно ушла на север, в сторону обещанного им города Короле.

Захватив этот город, шведы повернули обратно и осадили Великий Новгород.

Город не сдавался. В мае 1611 г. туда прибыл со своим отрядом представитель Первого земского ополчения Василий Бутурлин. Однако ни он, ни другие вожди ополчения не обладали достаточными силами, чтобы помочь новгородцам снять шведскую осаду.

На рассвете 16 июня шведы неожиданно начали штурм города, но отважные новгородцы выстояли. Однако шведам помог предатель по прозвищу Ивашка Шваль. Тайком пробравшись в город, он открыл им ворота. Отряд Бутурлина отчаянно сопротивлялся, пытаясь остановить шведов. И всё-таки они сломили упорство защитников Новгорода и заняли город.

Лишь спустя шесть лет Россия добилась от Швеции возвращения Новгорода и большинства городов Новго-родчины. Русско-шведский договор об этом был подписан обеими сторонами в деревне Столбово близ Тихвина в 1617 г. Но всё же Корелу с уездом, Ям, Нопорье, Ивангород и Орешек Швеция оставила за собой.

ДВОРЦОВЫЙ ПЕРЕВОРОТ

В стране установилось двоевластие. Фактически в России стало два царя, две Боярские думы, две системы приказов. В тушинской «воровской думе» заправляли бояре Романовы, Салтыковы, Трубецкие. Был в Тушине и собственный патриарх — Филарет. Бояре в корыстных целях неоднократно переходили от Василия Шуйского к самозванцу и обратно; таких бояр называли «перелетами».

Не имея достаточной поддержки внутри страны, Василий Шуйский обратился за военной помощью к шведскому королю. Племянник царя, Михаил Скопин-Шуйский отправился в Новгород для переговоров со шведами. Весной 15-тысячное шведское войско поступило под командование Скопина-Шуйского; одновременно на русском Севере собралась и русская рать. Летом 1609 г. русские полки и шведские наемники начали наступательные действия.

Однако шведы дошли только до Твери и дальше наступать отказались. Стало ясно, что надеяться на иноземцев нельзя. Михаил Скопин-Шуйский с одними русскими полками ушел к Калязину, где стал лагерем, и начал собирать новое войско. Гетман Ян Сапега пытался штурмовать укрепленный лагерь Скопина-Шуйского, но потерпел сокрушительное поражение и отступил. Русский полководец выиграл время для сбора войска. Осенью того же года началось планомерное наступление Скопина-Шуйского на тушинцев, он отвоевывал город за городом. Под Александровской слободой он еще раз разгромил гетмана Сапегу. Войско Скопина-Шуйского достигло численности в 30 тыс. человек, в нем совершенно затерялся оставшийся с русскими 2-тысячный шведский отряд.

В марте 1610 г. полки Михаила Скопина-Шуйского подошли к Москве. «Тушинский лагерь» разбежался. 12 марта 1610 г. полки Михаила Скопина-Шуйского торжественно вступили в столицу.

Решение царя Василия Шуйского призвать на помощь иноземцев дорого обошлось России. Шведскому королю пришлось пообещать город Корелу с уездом. Реальная же военная помощь шведов была незначительной: Москва была освобождена русскими полками. Но главное, союз со Швецией обернулся крупными внешнеполитическими осложнениями. Швеция находилась в состоянии войны с Речью Посполитой, и польский король Сигизмунд III использовал русско-шведское соглашение как предлог для разрыва подписанного в 1601 г. перемирия. Польско-литовская армия осадила Смоленск.

Героическая оборона Смоленска, которую возглавил другой выдающийся русский полководец начала XVII в. — воевода Михаил Шеин — надолго (почти на два года!) задержала главные силы королевского войска. Однако летом 1610 г. сильный польско-литовский отряд гетмана Жолковского двинулся к Москве, Выступившим навстречу русским войском командовал бездарный воевода Дмитрий Шуйский, брат царя. Михаил Скопин-Шуйский неожиданно умер. Ходили слухи, что его отравили как возможного претендента на престол. Царское войско было разгромлено в сражении у села Клушино.

В Москве произошел дворцовый переворот. Военное поражение привело к падению Василия Шуйского. 17 июля 1610 г. бояре и дворяне во главе с Захаром Ляпуновым свергли В. Шуйского с престола. Царь Василий Шуйский был насильно пострижен в монахи. Власть перешла к правительству из семи бояр — « семибоярщине ». Узнав о перевороте, «Тушинский вор» снова двинулся со своими сторонниками к Москве.

В этих условиях «семибоярщина» , не имевшая опоры в стране, пошла на прямую национальную измену: в августе 1610 года бояре впустили в Москву польский гарнизон. Фактическая власть оказалась в руках польского коменданта пана Гонсевского. Король Сигизмунд III открыто объявил о своих претензиях на русский престол. Началась открытая польско-литовская интервенция. Шляхетские отряды покинули «Тушинского вора». Самозванец бежал в Калугу, где вскоре был убит (больше полякам он нужен не был). России грозила потеря национальной независимости.

Происходящие события вызвали глубокое недовольство всех сословий Российского государства.

ПЕРВОЕ ЗЕМСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ

В стране поднималось национально-освободительное движение против интервентов.

Во главе первого ополчения стал думный дворянин Прокопий Ляпунов, который уже давно воевал против сторонников «Тушинского вора». Ядром ополчения стали рязанские дворяне, к которым присоединялись служилые люди из других уездов страны, а также отряды казаков атамана Ивана Заруцкого и князя Дмитрия Трубецкого.

Весной 1611 г. ополчение подошло к Москве. В городе вспыхнуло народное восстание против интервентов. Все посады оказались в руках восставших. Польский гарнизон укрылся за стенами Китай-города и Кремля. Началась осада.

Однако вскоре между руководителями ополчения (Прокопий Ляпунов, Иван Заруцкий, Дмитрий Трубецкой) начались разногласия и борьба за первенство. Иван Заруцкий и Дмитрий Трубецкой, воспользовавшись тем, что власть в ополчении все больше переходила в руки «дворян добрых», прибывавших из всех уездов страны, что вызывало недовольство казачьих атаманов, организовали убийство Прокопия Ляпунова: он был вызван для объяснений на казачий «круг» и зарублен. После этого дворяне начали покидать лагерь. Первое ополчение фактически распалось.

Между тем положение еще больше осложнилось. После падения Смоленска (3 июня 1611 г.) польско-литовская армия высвободилась для большого похода на Россию.

Король Сигизмунд III теперь надеялся захватить русский престол силой. Однако новый подъем национально-освободительной борьбы русского народа помешал ему это сделать: в Нижнем Новгороде началось формирование второго ополчения.

ВТОРОЕ ЗЕМСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ К.МИНИНА И Д.ПОЖАРСКОГО

В отличие от московских бояр русский народ упорно сопротивлялся захватчикам. Героическую оборону держали защитники осаждённого Смоленска. Полякам удалось захватить его ценой огромных потерь и неимоверных усилий лишь спустя два года после начала осады. Обличал предательство московских властей сам престарелый патриарх Гермоген. Его речи пробуждали в людях патриотические чувства, звали к борьбе. Было создано Первое земское ополчение. Однако его попытки освободить Москву от поляков не увенчались успехом.

В Нижнем Новгороде возникло народное движение, направленное на освобождение русской землиот интервентов. Возглавил его нижегородский земский староста, купец Кузьма Минин, получивший впоследствии всенародную известность как «выборный от всея земли человек». Не раз выступая перед нижегородцами на площади перед съезжей избой в центре города, он призывал жителей подняться на борьбу с иноземными захватчиками за освобождение Российского государства, за православную веру, не жалеть жизни своей, а на содержание ратных людей отдать «всё злато и серебро и, если надо будет, продать имущество, заложить жён и детей своих». Призывы Минина были услышаны и получили поддержку. В городе начали собирать средства на создание нового ополчения. Размер налога на эти цели составил пятую часть всего имущества каждого горожанина.

Военной стороной движения руководил опытный воевода князь Дмитрий Пожарский, который к тому времени залечивал раны, полученные в предыдущих боях, в своём родовом имении Мугрееве. Ко времени начала похода в феврале 1612 г. о своей поддержке движения заявили многие русские города и земли: Дорогобуж, Вязьма, Коломна, Арзамас, Казань и др. Ратные люди из многих областей страны со своим вооружением и обозами вливались в состав ополчения.

В середине февраля 1612 г. передовой отряд ополчения направился в Ярославль. В конце марта туда подошли и основные силы во главе с князем Дмитрием Пожарским. Путь войска пролегал через города Юрьевец, Кинешму, Кострому. Ополчение пробыло в Ярославле четыре месяца. За это время были сформированы руководящие органы движения, создан «Совет всей земли» и временные приказы (органы управления) при нём.

Когда земское войско подошло к Троице-Сергиевой лавре, его руководители впервые узнали о том, что на помощь засевшим в Москве польским войскам движется корпус под командованием гетмана Ходкевича. Было решено спешно продолжить марш ополчения к столице.

Передовые отряды ополченцев подошли к Москве немногим ранее поляков и расположились полукругом от Тверских до Пречистенских ворот. Первое столкновение между противниками произошло 22 августа близ Новодевичьего монастыря. В ходе этого боя полякам удалось переправиться через Москва-реку, и лишь вмешательство казацких сотен князя Трубецкого, стоявших под Москвой ещё задолго до прихода Минина и Пожарского и выступивших на их стороне, спасло положение. Не ожидавшие флангового удара польские роты вынуждены были отступить за реку к Поклонной горе.

В ночь с 23 на 24 августа отряд из 500 человек, посланный Ходкевичем, под покровом темноты проник в осаждённый Кремль. Усиленные этим отрядом, засевшие там поляки совершили дерзкую вылазку из ворот Китай-города, переправились через реку и овладели позициями ополченцев близ церкви Святого Георгия. В то же время Ходкевич двинул свои полки к Донскому монастырю, стараясь зайти в тыл ополченцев с незащищённой, юго-восточной стороны. Однако земская пехота остановила продвижение поляков. Завязался упорный бой, в котором колоссальные потери были с обеих сторон, но удача всё же сопутствовала полякам. Ополченцы вынуждены были отступить на левый берег Москва-реки. Польские роты начали преследование и также переправились на левый берег.

В этот момент Кузьма Минин снова обратился к казакам с просьбой помочь в отражении атаки. Казаки ринулись в бой и опрокинули боевые порядки наступавших поляков. Пока шло это сражение, Минин сам вместе с отборной дворянской дружиной переправился на другой берег Москва-реки и ударил в тыл польским войскам. В стане Ходкевича поднялась паника. Бросив весь обоз, артиллерию и провиант, гетман спешно отступил из русской столицы. В значительной степени это предрешило судьбу польского гарнизона в Кремле. 26 октября 1612 г., убедившись в своей обречённости, он капитулировал.

Земская рать со стороны Арбата торжественным маршем, с развёрнутыми знамёнами, под шум ликующей толпы горожан проследовала на Красную площадь. Там она соединилась с участвовавшими в освобождении столицы отрядами князя Трубецкого. Войска сошлись возле Лобного места и через Спасские ворота вошли в Кремль. Москвичи праздновали победу.

ИЗБРАНИЕ НОВОГО ЦАРЯ

Однако первоочередным был все-таки вопрос о восстановлении центральной власти, что в конкретных исторических условиях начала XVII в. означало избрание нового царя. Прецедент уже был: избрание «на царство» Бориса Годунова. В Москве собрался Земский собор, очень широкий по своему составу. Кроме Боярской думы, высшего духовенства и столичного дворянства, на соборе было представлено многочисленное провинциальное дворянство, горожане, казаки и даже черносошные (государственные) крестьяне. Своих представителей прислали 50 городов России.

Главным был вопрос об избрании царя. Вокруг кандидатуры будущего царя на соборе разгорелась острая борьба. Одни боярские группировки предлагали призвать «королевича» из Польши или Швеции, другие выдвигали претендентов из старых русских княжеских родов — Голицыных, Мстиславских. Трубецких, Романовых. Казаки предлагали даже сына Лжедмитрия II и Марины Мнишек («воренка»). Но не они были на Соборе в большинстве. По настоянию представителей дворянства, горожан и крестьян было решено: «Ни польского королевича, ни шведского, ни иных немецких вер и ни из каких неправославных государств на Московское государство не выбирать и Маринкина сына не хотеть».

После долгих споров члены собора сошлись на кандидатуре 16-летнего Михаила Романова, двоюродного племянника последнего царя из династии московских Рюриковичей — Федора Ивановича, что давало основания связывать его с «законной» династией.

Дворяне видели в Романовых последовательных противников «боярского царя» Василия Шуйского, казаки — сторонников «царя Дмитрия» (что давало основание полагать, что новый царь не будет преследовать бывших «тушинцев»). Не возражали и бояре, надеявшиеся сохранить власть и влияние при молодом царе. Очень четко отразил отношение титулованной знати к Михаилу Романову Федор Шереметев в своем письме к одному из князей Голицыных: «Миша Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден». В. О. Ключевский заметил по этому поводу: «Хотели выбрать не способнейшего, а удобнейшего».

21 февраля 1613 года Земский собор объявил об избрании царем Михаила Романова. В костромской Ипатьевский монастырь, где в это время скрывался Михаил и его мать «инокиня Марфа», было направлено посольство с предложением занять русский трон. Так в России утвердилась династия Романовых, правивших страной более 300 лет.

К этому времени относится один из героических эпизодов русской истории. Польский отряд попытался захватить только что избранного царя, искал его в костромских вотчинах Романовых. Но староста села Домнина Иван Сусанин не только предупредил царя об опасности, но и завел поляков в непроходимые леса. Герой погиб от польских сабель, но и погубил заблудившихся в лесах шляхтичей.

В первые годы царствования Михаила Романова страной фактически управляли бояре Салтыковы, родственники «инокини Марфы», а с 1619 года, после возвращения из плена отца царя патриарха Филарета Романова — патриарх и «великий государь» Филарет. Началось восстановление хозяйства и государственного порядка. В 1617 году в деревне Столбово (около Тихвина) был подписан «вечный мир» со Швецией. Шведы возвратили России Новгород и другие северо-западные города, однако шведы удержали за собой Ижорскую землю и Корелу. Россия потеряла выход к Балтийскому морю, но ей удалось выйти из состояния войны со Швецией. В 1618 году было заключено Даулинское перемирие с Польшей на четырнадцать с половиной лет. Россия потеряла Смоленск и еще около трех десятков смоленских, черниговских и северских городов. Противоречия с Польшей не были разрешены, но только отложены: та и другая сторона не были в состоянии дальше продолжать войну. Условия перемирия были очень тяжелыми для страны, но Польша отказывалась от претензий на престол.

Смутное время в России закончилось.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВЕЛИКОЙ СМУТЫ.

Смутное время было не столько революцией, сколько тяжелым потрясением жизни Московского государства. Первым, непосредственным и наиболее тяжелым его следствием было страшное разорение и запустение страны; в описях сельских местностей при царе Михаиле упоминается множество пустых деревень, из которых крестьяне «сбежали» или «сошли безвестно куда», или же были побиты «литовскими людьми» и «воровскими людьми». В социальном составе общества Смута произвела дальнейшее ослабление силы и влияния старого родовитого боярства, которое в бурях Смутного времени частью погибло или было разорено, а частью морально деградировало и дискредитировало себя своими интригами и своим союзом с врагами государства.

В отношении политическом смутное время - когда Земля, собравшись с силами, сама восстановила разрушенное государство, - показало воочию, что государство Московское не было созданием и «вотчиною» своего государя, но было общим делом и общим созданием «всех городов и всяких чинов людей всего великого Российского Царствия».

БУНТЫ ВТОРОЙ ПОЛОВЫНЫ XVII ВЕКА

Трудно найти слова, способные дать представление о всех бедах и страданиях, которые довелось пережить русским людям в начале XVII в., в Смутное время. Но Смута закончилась, а жизнь не стала легче: недаром сами современники нарекли это столетие «бунташным». Такое название обязано своим появлением беспокойному периоду правления царя Алексея Михайловича — второго государя из династии Романовых, занимавшего престол в 1645—1676 гг. Однако в том, что век называли «бунташным», а царя — Тишайшим, нет никакого противоречия: царь действительно мог быть «тишайшим», а время — неспокойным. Хорошо, что в трудный период смятения умов и всеобщего брожения в государстве носителем верховной власти был человек уравно-вешенный и незлобный, хотя ему далеко не всегда удавалось проявлять милосердие и доброту.

Да и откуда было взяться доброте? Летописцы, повествуя о различных восстаниях и выступлениях горожан и крестьян, называли их не иначе как бунтами «черни» — людей «коварных, недобрых и злых». Но ведь бунтовали эти люди от великой нужды, унижений и бесправия. Все социальные движения XVII в. отличались большим, чем в прежние времена, размахом, длительностью и напряжённостью. Это были массовые выступления, волнения и недовольство низов едва ли не в масштабе всей страны, с трудом преодолевавшей последствия повсеместного разорения Смутного времени. С обеих сторон борьба зачастую становилась ожесточённой, порой принимая характер гражданской войны. Соляной, Чумной, Медный бунты и другие городские волнения, а также Разинщина были вызваны к жизни вполне определёнными, явно ошибочными и непродуманными действиями властей. Это могли быть чрезмерные налоги на соль, или дикие и жестокие карантинные мероприятия во время эпидемии — «морового поветрия», или жульнические операции с медной и серебряной монетой. Приводили народ к возмущению вздорожание хлеба, попытки разыскать и вернуть беглых и так далее, и тому подобное.

СОЛЯНОЙ БУНТ

В середине века обстановка в российских городах обострилась. Правительство привыкло смотреть на них как на неиссякаемый источник пополнения казны. Налоговое бремя посадского (торгово-ремесленного) населения год от года росло, а экономия государственных расходов шла за счёт сокращения жалованья служилым людям (стрельцам, подьячим и др.).

Одним из мощнейших движений городских низов, малообеспеченных простолюдинов, был знаменитый Соляной бунт — восстание в Москве, начавшееся 1 июня 1648 г. События развивались стремительно. Молодой царь возвращался с богомолья из Троице-Сергиева монастыря. Когда он въезжал в город, к нему сумели пробиться, несмотря на усиленную охрану, многочисленные «челобитчики». С «криками непотребными» они окружили государеву карету и стали жаловаться на начальника Земского приказа (приказы выполняли в Московском государстве роль министерств) Л.С. Плещеева. Сетуя «на несправедливости Леонтия Степановича… и ежедневно совершавшиеся им дурные поступки», они требовали замены его более честным человеком. Царь выслушал — и поехал дальше. Тогда народ решил обратиться к царице, но царская охрана разогнала просителей, арестовав 16 человек. Из толпы в царскую свиту полетели камни, некоторые бояре и стрельцы получили ранения.

2 июня царь участвовал в крестном ходе с иконой Владимирской Божьей Матери. Несмотря на торжественную церемонию, группа наиболее активных жалобщиков, окружив государя, потребовала освободить их товарищей, заключённых накануне в «пытошный застенок». Алексей Михайлович обратился к главе правительства — своему бывшему «дядьке» (воспитателю) и близкому родственнику боярину Борису Ивановичу Морозову — и потребовал разъяснений. Выслушав боярина, царь пообещал народу разобраться во всём по возвращении в Кремль после молебна.

Скрывшись во дворце, царь выслал для переговоров дьяка М. Волошенинова, окольничего Б. Пушкина и князей М. Тёмкина-Ростовского и Ф. Волконского. Двое последних повели себя «свысока», за что и были схвачены толпой раздосадованных просителей. Вышли из подчинения и стрельцы. Именно они обошлись крайне «невежливо» с царскими посланцами: бояр «обесчестили и платье на них ободраше, едва оне ушли вверх к великому государю». На следующий день в происходящее весьма активно вмешались холопы (подневольные, зависимые люди). Восставшие потребовали выдачи им на расправу главных вельмож-лихоимцев (взяточников) — боярина Б. Морозова, начальника Посольского приказа Н. Чистого, начальника Пушкарского приказа П. Траханиотова, начальника Земского приказа Л. Плещеева. Эти знатные особы, опираясь на покровительство царского тестя И.Д. Милославского, угнетали московское население — вымогали взятки, творили неправедный суд, «волокиту». Заняв ключевые места в приказах, они дали себе полную волю, умышленно возводя ложные обвинения на невинных людей и разоряя их. Тем самым они окончательно озлобили народ. Толпа разгромила кремлёвские дворы Морозова, а также дворы особенно ненавистных Плещеева, Траханиотова, Чистого, дьяка Г. Ларионова, князей Н. Одоевского, А. Львова. Всего по Москве пострадало до 70 дворов своекорыстных «самоуправцев», «сильных людей», на которых горожане жаловались ещё при царе Михаиле Фёдоровиче. Назария Чистого, инициатора введения тяжелейшего налога на соль, отменённого за полгода до восстания, москвичи схватили, изрубили на куски и бросили в навозную кучу.

Царь был вынужден обратиться за помощью к духовенству и тем «начальным людям», которые были в оппозиции к морозовской придворной клике. С Лобного места патриарх Иосиф пытался увещевать народ. Новую депутацию бояр на переговорах с восставшими возглавил родственник царя боярин Никита Иванович Романов, слывший человеком порядочным и добрым. Москвичи выразили желание, чтобы он управлял делами вместе с царём: «И покамест его, великого государя, о том указ к нам не будет... из города из Кремля вон не пойдут, и будет межусобная брань и кровь большая с бояры и со всяких чинов людьми у них, у всяких людей и у всей черни и у всего народу!»

Власти вынуждены были «выдать головою» Плещеева, которого тут же, на Красной площади, и казнили. Вслед за этой расправой в Москве в четырёх местах заполыхали пожары; разнёсся слух, что столицу подожгли слуги Морозова, дабы отвлечь москвичей от «гили», т.е. выступлений против правительства. Так ли это было или восставшие сами -в сердцах подожгли дворы «ненавистных обидчиков» и «ведомых лихоимцев» — но в считанные часы выгорело чуть ли не пол-Москвы. Несмотря на это, мятеж продолжался: убивали и грабили всех, кого считали виновником народных бед.

Всё настойчивее стали раздаваться требования о выдаче на расправу Траханиотова, которого царь ещё в самом начале событий предусмотрительно назначил воеводой в дальний город Устюжну-Железнопольскую. Видя нараставшее нетерпение бунтовщиков, правительство решило пожертвовать Траханиотовым, и вслед за ним был направлен отряд стрельцов. От Троице-Сергиева монастыря стрельцы вернули его в Москву, а 4 июня он разделил участь Леонтия Плещеева.

Настала очередь боярина Морозова. Попытка бегства из Москвы оказалась неудачной — в дороге его узнали, и он спасся лишь чудом; все дни мятежа боярин скрывался в покоях царицы.

В этой обстановке верхушка посада, стрельцы и дворяне решили воспользоваться разбродом и шатанием в правительственных кругах. Они подали челобитную, в которой требовали созвать Земский собор, разработать новые законы, упорядочить судопроизводство и ведение дел в приказах. В Кремле состоялось большое совещание, на котором дворян выслушали и согласились пойти им навстречу. На следующий день боярина Морозова отправили в ссылку на север, в Кирилло-Белозерский монастырь. Обещание царя никогда не возвращать его в столицу было лицемерным: одновременно с указом о ссылке Морозова в монастырь была тайно послана царская грамота со строгим предписанием — «блюсти и сохранять» боярина Бориса Ивановича. Царь Алексей Михайлович был, как говорится, хозяином своего слова: захотел — дал, а захотел — назад взял. А потому уже в октябре недолгая ссылка Морозова благополучно закончилась, и он вернулся в Москву, но был до такой степени напуган, что до конца дней своих оставался в тени. И всё же правительство пошло на ряд существенных уступок: в московских: приказах сменили проворовавшихся судей, недоимщиков освободили от «правежа» (т.е. «выколачивания» долгов нещадным битьём), стрельцам выдали по 8 рублей, что по тогдашним меркам было немало. После этого восстание пошло ни спад. Опираясь на умиротворённых дворян и стрельцов, правительство прибегло к репрессиям: были казнены главари выступлений холопов.

Положение в Москве постепенно стабилизировалось. 16 июля начался Земский собор, принявший решение о составлении нового свода заканов, «чтобы впредь по Уложенной книге всякие дела... вершить». Большую подготовительную работу проделала специальная комиссия — «приказ» князя Никиты Ивановича Одоевского. В конце января 1649 г. Соборное Уложение было утверждено.

Вслед за волнениями в столице поднялась волна беспорядков и бунтов, охвативших многие города на юге страны, в Поморье и Сибири. Так было в Курске, Козлове, Воронеже, Ельце, Валуйках, Ливнах, Чугуеве, Соли Вычегодской, Великом Устюге, Тотьме, Каргополе, Чердыни, Нарыме, Томске, Енисейском остроге и др. Почти все эти волнения были откликом на Соляной бунт.

ВОССТАНИЯ В НОВГОРОДЕ И ПСКОВЕ

В те бурные для России десятилетия не проходило года, чтобы где-нибудь не бунтовали. Особенно крупными были восстания 1650 г. на северо-западе, в Пскове и Новгороде. Непосредственным поводом к массовым выступлениям в этих крупных торговых городах стала проводившаяся здесь по распоряжению из Москвы скупка хлебных запасов — для передачи Швеции в счёт погашения долгов. Но год выдался неурожайный, хлеба не хватало, и резкое его вздорожание привело к тому, что городским низам и небогатым служилым людям стал угрожать голод.

Зимой 1650 г. в Пскове начались активные действия восставших, потребовавших от воеводы Н. Собакина прекратить передачу хлеба шведам, а также «отставить от дела» купца Ф. Емельянова, которому правительство поручило закупать хлеб. Воевода сначала отказался, но, когда псковичи обратились с тем же требованием к архиепископу, вынужден был уступить, «боясь гилевщины и убийства». Через день псковичи арестовали шведского представителя, подвергли его допросу и унизительному обыску, а двор купца Фёдора Емельянова разгромили. Архиепископ Макарий восставших успокоить не смог, воеводу же просто не слушали... Волнения нарастали, по городу ходили толпы вооружённых людей.

В марте волнения вспыхнули и в Новгороде. Был арестован датский посланник Краббе, начался погром дворов «лучших» (т.е. богатых) посадских людей. Воевода, князь Ф. Хилков, укрылся от мятежа в покоях митрополита Никона. Тем временем в Пскове под арест были посажены воевода Собакин, приехавший его сменить князь В. Львов, а затем и присланный из Москвы для «розыска» (т.е. ведения следствия) князь Ф. Волконский. В обоих городах власть перешла к городским старостам — представителям горожан. Новгородское правительство возглавил освобождённый из-под ареста митрополичий приказчик И. Жеглов, вместе с ним во главе мятежного города встали посадский человек Е. Лисица и представители стрельцов. Митрополита Никона, пытавшегося публично проклясть новое новгородское правительство, жестоко избили.

В Новгород было направлено войско под командованием князя Ивана Хованского. Вначале новгородцы категорически отказались впустить в город «государевых ратных людей». Но в среде самих восставших начались раздоры; некоторые из руководителей движения, принадлежавшие к посадской верхушке, перешли на сторону Хованского, который пообещал помилование стрельцам. 13 апреля каратели вошли в город, начались аресты и расправы. Из Москвы пришёл указ казнить Жеглова, а остальных зачинщиков мятежа бить нещадно кнутом и сослать на Терек, в Астрахань и другие отдалённые места.

Псковичи проявили больше твёрдости. В мае 1650 г. они послали царю челобитную с требованием, чтобы их не вызывали для суда в Москву, а по обычаю судили бы воеводы в Пскове вместе с выборными и земскими старостами. Царь категорически отказал им, и на Псков отправили полки того же Хованского. В этот момент к руководству городом пришли более решительно настроенные круги восставших: здесь отобрали у имущих весь хлеб и раздали его стрельцам и посадским людям. Попытки правительственных войск взять Псков потерпели неудачу. Восставшие заявили о своей решимости стоять до конца.

Управление городом было сосредоточено в «земской избе», во главе которой стоял земский староста Гаврила Демидов. На сторону восставшего Пскова перешли и его «пригороды» (небольшие соседние городки) — Гдов, Изборск, Остров, а также крестьяне со всей огромной области. Стало известно, что псковские «сидельцы» (а осада продолжалась уже три месяца) посылают в Москву грамоты с целью подбить на бунт низы московского посада. В столице усилили надзор за посадскими людьми. Было строго приказано доносить правительству о распространении «воровских писем» и речей. Опасались, что в Москве под влиянием псковских событий может вспыхнуть новый мятеж. Всё это заставило правительство принять осторожные меры: для решения вопроса о Пскове был созван специальный Земский собор; назначили особую делегацию во главе с епископом Коломенским Рафаилом, которая должна была вести переговоры с восставшими. Было ясно, что надо идти на уступки: ведь для полной блокады Пскова, по данным Хованского, требовалось «пехоты... тысяч с десять». В августе к восставшим прибыли посланцы Земского собора. Переговоры шли долго и трудно, но в конце концов делегации Рафаила удалось склонить псковичей к крестному целованию (принесению присяги государю). Наказания свелись к ссылке в Новгород Гаврилы Демидова и некоторых других руководителей движения. Собралось много народа, и сосланных провожали как героев.

МЕДНЫЙ БУНТ

В 1662 г. в Москве вновь разразилось мощное восстание — так называемый «Медный бунт». Недовольство зрело давно. Затяжная война с Речью Посполитой за присоединение к Московскому государству Украины шла уже восемь лет и требовала колоссальных денежных средств. Для того чтобы поправить финансовое положение, казна прибегла к настоящему мошенничеству: были выпущены медные деньги, но по цене серебряных. Из фунта меди (400 г) стоимостью 12 копеек чеканили монеты на 10 рублей. Масса медных денег была сразу «выброшена» на рынок, и это подорвало доверие населения к ним, тем более что налоги собирали серебром, а расплачивались медью. К 1662 г. цена медных денег на рынке упала в 15 раз, цены на товары неимоверно выросли, к тому же медные деньги было очень легко подделать. Положение с каждым днём ухудшалось. «Крестьяня увидев такие в одну пору худые деланые деньги... не почали (не стали) в городы возити сена и дров и съестных запасов», и началась по всей стране «великая нищета... и во всяких харчах дороговь великая... от воровских от медных денег».

Медный бунт произошёл 25 июля 1662 г. Царь Алексей Михайлович с семьёй был в своей летней резиденции — селе Коломенском, а в Москве приказал ведать всеми делами боярину князю Ф. Куракину. Восстание готовилось заранее, в разных местах Москвы появились прокламации, или «воровские листы», как их тогда называли. В них многие бояре, а также богатейшие купцы («гости») обвинялись в измене, тайном сговоре с поляками, разорении страны. Здесь же содержались требования отменить медные деньги, снизить налоги и цены на соль, а также жалобы на злоупотребления «сильных мира сего» и судебную волокиту.

Рано утром на Сретенке, Лубянке, Пожаре (Красной площади) заводилы вслух читали прокламации. Толпа кричала, что надо идти к царю и требовать «на казнь» изменников и лихоимцев из числа вельмож. Московские власти во главе с князем Куракиным оказались бессильны управлять событиями. Восставшие разделились: некоторые из них бросились громить и грабить дворы ненавистных «гостей», а толпа «черни», «всяких чинов люди», «мужики» и солдаты — всего около 5 тыс. человек — двинулась в Коломенское. Царь был в церкви на службе, когда ему доложили, что народ «насильством», несмотря на противодействие охраны, вошёл на царский двор. Для переговоров вышли бояре, но они не сумели утихомирить толпу. Пришлось идти самому царю. Он был окружён толпой, восставшие «с большим невежеством лист воровской и челобитную подносили» и требовали, чтобы «государь изволил то письмо вычесть перед миром и изменников привесть перед себя». Понимая, что переломить эту ситуацию ему вряд ли удастся, Алексей Михайлович говорил с повстанцами «тихим обычаем», уговаривал их потерпеть, обещал вскоре приехать в Москву и во всём разобраться лично. Положение было настолько драматичным, что царю пришлось вынести неслыханную дерзость со стороны восставших: «И те люди говорили царю и держали его за платье, за пуговицы: „Чему верить?», царь обещался им Богом и дал им на своем слове руку» (т.е. дело дошло до того, что один из восставших «бил с царём по рукам»).

Несколько успокоенная царским «рукобитьем», толпа стала возвращаться в Москву, однако на полпути к столице произошла её встреча с другой группой мятежников. Объединённая десятитысячная толпа вновь «силою» пришла в Коломенское. Восставшие повели себя более решительно: говорили с царём «сердито и невежливо», «почали у царя просить для убивства бояр».

Тем временем подоспели верные царю Алексею Михайловичу стрелецкие полки. Впущенные через задние ворота, они неожиданно напали на мятежников, разогнали их, многие были убиты. Всего репрессиям подверглись не менее 7 тыс. человек, из них 150 повесили, остальных били кнутом, раскалённым железом выжигали клеймо — букву «Б» (бунтовщик) — и отправляли в ссылку.

В начале 1663 г., «чтоб ещё чего меж людьми о деньгах не учинилося», царь приказал «отставить» медные деньги. Правда, при обмене за один медный рубль давали всего лишь одну серебряную копейку.

ВОССТАНИЕ СТЕПАНА РАЗИНА

ИСТОРИКИ О РАЗИНЩИНЕ

По составу участников Разинщина была сложным явлением. До сих пор среди историков идут споры о том, была ли это крестьянская или казачья война. Некоторые учёные видят в этом событии приметы очередной гражданской войны, последовавшей за лихолетьем Смутного времени. В советской исторической науке было принято называть восстание под предводительством Степана Тимофеевича Разина крестьянской войной. Сомнений в том, что это была война, нет: сражались две армии, в результате боевых действий ряд местностей переходил под управление восставших. Но было ли это движение чисто крестьянским или же его социальная база была шире, а предпосылки — сложнее и глубже, нежели объяснялось в старых школьных учебниках («крестьяне стали жить ещё хуже, к тому же окончательно оформилось крепостничество»)?

Непредвзятый взгляд на Разинщину, на «народного заступника» Степана Тимофеевича убеждает в том, что герой многочисленных преданий и песен, стихотворений и исторических повествований был человеком, пролившим реки крови, ни во что не ставившим жизни как своих врагов, так и соратников. К тому же действительно активными участниками Разинщины были не столько крестьяне, сколько бывшие (т.е. беглые) крестьяне, порвавшие связи со своей прежней средой. В средневековой России протесты народных низов всегда носили стихийный характер и выражались чаще всего в крайне тяжёлых, порой диких формах. Но и власти предержащие в долгу не оставались: их варварские карательные операции, зачастую непродуманные действия в корне подрывали возможность общественного согласия и не могли обеспечить внутреннюю стабильность, политический и социальный мир.

НАЧАЛО РАЗИНЩИНЫ

Все описанные выше народные волнения и мятежи меркнут в сравнении с размахом и ожесточённостью разинского движения на рубеже 60—70-х гг. XVII в.

Разинщина зародилась на Дону, где к середине века скопился колоссальный «горючий материал»: там, как и на других окраинах государства, оседали беглые крестьяне и посадские люди — все те, кто пожелали стать вольными... Чем же так привлекательны были для них эти места?

Испокон веков на Дону селились казаки. Они жили охотой, рыболовством, ремёслами, но главными их занятиями были сторожевая служба и набеги на владения Крыма и Турции. Походы казаков «за зипунами» (как говорили в те времена) служили источником немалых доходов. В казачьей среде действовал неписаный закон — «с Дону выдачи нет». Вот и устремлялись сюда сирые и обиженные со всей Руси.

Правительство до поры до времени мирилось с этим, но дерзкие казачьи набеги на отнюдь не враждебную России Персию (Иран), разбойничьи нападения на русские купеческие караваны на Волге и Каспии всё же вынудили московские власти принять ответные меры. Царское жалованье хлебом и порохом (по тогдашнему обычаю казакам запрещалось пахать землю) стало присылаться на Дон от случая к случаю. Тем самым правительство старалось пресечь «воровские» (т.е. разбойничьи, преступные) казачьи операции в Нижнем Поволжье. Но попытки эти оказались безуспешными. Масса беглых на берегах «батюшки Тихого Дона» росла с каждым днём. Все хотели быстро разбогатеть, а потому мечтали о новых походах за добычей или же о поступлении на царскую службу с регулярным жалованьем.

В 1666 г. несколько сотен человек — казачья голытьба (беднота) во главе с атаманом Василием Родионовичем Усом — отправились с Дона к Москве проситься на государеву службу. Встав табором в Тульском уезде, казаки отправили в Москву две «станицы» (делегации), но в ответ получили лишь приказ о немедленном возвращении беглых и об отправке казаков назад, на Дон. Василий Ус пренебрёг царским указом и решением Боярской думы, увёл с собой несколько тысяч беглых крестьян и холопов, а через год сделался одним из подручных Разина.

Самому Степану Разину к тому времени было около сорока лет. Он происходил из станицы Зимовейской (в следующем столетии здесь же родился Емельян Пугачёв). Отец Степана Тимофей Разя был храбрым и удачливым казаком, со временем стал «домовитым» и входил в число казачьей «старшины». Недаром крёстным отцом Степана был сам атаман «Всевеликого войска Донского» Корнила Яковлев.

Стенька Разин был человеком опытным, хитрым, злым и умным. Современники отмечали его склонность к авантюрам, военную сноровку и замашки безжалостного атамана. Внешне Разин был ревностным богомольцем, следуя русской поговорке: «Не согрешишь — не покаешься, не покаешься — не получишь Царствия Небесного».

Собрав весной 1667 г. ватагу из голытьбы, Стенька пошёл «гулять на синее море», чтобы добыть себе «казны, сколько надобно». На Волге, недалеко от Царицына, разницы разгромили и разграбили караваны торговых судов с товарами, принадлежавшими богатым купцам, патриарху и даже самому царю. Все, кто пытался оказать сопротивление, были изрублены или повешены. Одному из монахов, находившихся на патриаршем струге (судне), Степан самолично переломил руку; тех, кто отказался перейти на его сторону, велел вздёрнуть на мачте. Пополнив своё войско за счёт работников, стрельцов и освобождённых ссыльных, атаман разбил несколько стрелецких отрядов, высланных против него, вышел на просторы Каспийского моря и поплыл к Яицкому городку. Город захватили обманом.

Когда-то Степан ходил далеко на север поклониться святым образам на Соловках. Воспоминания об этом, как видно, не пропали даром. Вот что сообщает замечательный русский историк С.М. Соловьёв: «Старый богомолец, взявши с собою сорок человек, подошёл к воротам Яицкого городка и послал к стрелецкому голове Яцыну, чтоб пустил их в церковь помолиться; Разин с товарищами был впущен, ворота за ними заперли, но он уже был хозяином в городке... отперли ворота и впустили остальную толпу; Яцын со своими стрельцами не сопротивлялся, но и не приставал (т.е. не присоединялся) явно к ворам. Это не понравилось атаману: вырыли глубокую яму, у ямы стоял стрелец Чикмаз и вершил своих товарищей, начиная с Яцына: сто семьдесят трупов попадало в яму». Кровавая расправа на этом не закончилась. Часть стрельцов с согласия Стеньки решила уйти в Астрахань, однако вскоре разницы догнали их: кого убили, кого утопили, лишь горстка людей спаслась в камышах... Тем временем в устье реки Яик прибыл отряд правительственных войск в 1700 человек под командой И. Ружинского. Но и его разгромили разницы, по обычаю пойдя на хитрость.

Сведения о «подвигах» донских «воров» (преступников) вызвали в Москве замешательство. Первым делом за нерасторопность был смещён астраханский воевода, князь И. Хилков. Новым воеводам, отправленным против Разина (назначение получили сразу три князя — братья Прозоровские и С. Львов), придали четыре полка стрельцов да «служилых пеших людей» из поволжских городов от Самары до Астрахани.

Тем временем стрелецкий голова Сивцов привёз Разину «царскую милостивую грамоту» с обещанием прощения, коли «отстанет от воровства».

Но правительственный посланец, призывавший казаков опомниться, был утоплен в реке... Зимой 1668 г. Разин приказал повесить ещё двух «парламентёров», сумел разбить пришедший из Астрахани трёхтысячный отряд воеводы Я. Безобразова и в марте, прихватив с собой лёгкие пушки, а тяжёлые кинув в воду, вышел на Каспий. Под Астраханью был разгромлен отряд Г. Авксентьева, посланный перехватить разинцев. Затем Степан Разин подошёл к западному побережью Каспийского моря, где соединился с отрядами «вольных людей» — атаманов С. Кривого, Бобы и др.

«КАСПИЙСКИЙ ПОХОД»

Степан Разин начал свой знаменитый «каспийский поход». Удалые «шарпальники» (так называли мародёров из вольных ратных людей) совершили набеги на прибрежные города и селения, принадлежавшие шамхалу (правителю) города Тарки, затем отправились к персидским берегам, во владения шаха. Здесь у города Решт «казачью вольницу» ожидало большое персидское войско. Ослабленные в предыдущих сражениях, разницы пошли на выдающуюся хитрость, граничившую с откровенным издевательством над шахом: «шаховым служилым людям» было заявлено о желании Разина и его казаков «быть у шаха в вечном холопстве». Обман опять удался, и, пока в Тегеране решали, как быть, вольным казакам, вдруг захотевшим стать «холопами», приказано было выдавать плату «на кормы». Распоясавшиеся казаки начали пьянствовать и буйствовать, и тогда жители Решта, напав на них, перебили около четырёхсот человек. В ответ разинцы, выдав себя за торговцев, разграбили и сожгли города Фарабад, Астрабад и некоторые селения на южном побережье Каспия.

Зимовали разинцы на полуострове Миян-Кале, устроив там земляную «крепостицу», и вели обмен пленными — за одного иранца требовали четырёх казаков. Затем перебрались ближе к Баку и более двух месяцев отдыхали на острове Свином. Здесь в июле 1669 г. состоялось морское сражение: из пятидесяти иранских кораблей спаслись лишь три. Сын командующего флотом, а также персидская красавица-княжна, дочь Мамед-хана, попали в плен. Согласно известной русской песне, Степан якобы «женился» на девушке, но по требованию недовольных казаков бросил её «в набежавшую волну», попросту утопил...

В походе казаки сказочно обогатились и, разодетые в парчу и шёлк (даже паруса и канаты на их стругах были шёлковые), с огромной добычей появились в Астрахани. Казалось, Степан Разин образумился: сдал воеводам знак своей власти — бунчук, вернул часть пушек, пленных и знамёна. Казаки били царю челом, просили «вины их им отдать, на Дон их отпустить с пожитками». В ответ из Москвы подоспела «милостивая царская грамота».

В начале сентября Разин со своими казаками покинул Астрахань. На Волге они опять «шарпали» (грабили) торговые суда. Оказавшись в Царицыне, освободили всех заключённых, воеводу же Унковского Степан «бранил и за бороду таскал» — главным образом за то, что тот приказал перед приходом казаков хмельное продавать вдвое дороже.

ВОССТАНИЕ

В начале октября 1669 г. Разин возвратился на Дон. В специально выстроенном им городке на острове Кагальницком находилось 1500 человек, а к маю 1670 г. — уже до 5 тыс. казаков. Правительство пыталось узнать о планах опасного и непредсказуемого атамана, но сделать это было трудно. Документы того времени сообщают: «...И приказывает Стенька своим казакам беспрестанно, чтоб они были готовы, и какая у него мысль, про то и казаки немного сведают, и никоторыми мерами у них, (воровских казаков, мысли доведаться немочно».

Для выяснения обстановки на Дон прибыл московский дворянин Г. Евдокимов. Разин, недолго думая, на казачьем кругу устроил ему допрос: «От кого поехал: от великого государя или от бояр?» Не слушая объяснений Евдокимова, атаман объявил его боярским лазутчиком и добился решения круга — утопить дворянина. Этот эпизод ярко показывает разинское лукавство: Степан представлял дело так, что он за царя, которого чтит и уважает, а вот бояре, да и то не все, а только «плохие», являются «изменниками», угнетателями простого народа. Войсковой атаман Яковлев пытался утихомирить своего крестника, но тот дерзко отвечал: «Ты владей своим войском, а я владею своим войском!»

В начале мая восстание разгорелось. Разин принял окончательное решение отправиться на Волгу, а оттуда «итти в Русь против государевых неприятелей и изменников»... 15 мая 1670 г. Около 7 тыс. разинцев осадили Царицын, жители которого взбунтовались и впустили казаков в город. Воевода Т. Тургенев с роднёй и верными ему людьми сумел укрыться в одной из городских башен. После весёлого пира по поводу взятия города напившийся допьяна Стенька повёл своих людей на штурм башни и после длительного боя взял её. Воеводу на верёвке привели к реке, проткнули копьём и утопили. Имущество казнённых «раздуванили» — поделили между восставшими.

Разинское войско выросло до 10 тыс. человек, у них было не менее 80 стругов. В это время стало известно о намерении воевод «зажать Стеньку Разина в тиски»: с севера к Царицыну приближался стрелецкий отряд И. Лопатина в тысячу человек, а у Чёрного Яра появилось пятитысячное войско воеводы князя С. Львова. Противников разинцы решили разбить по очереди. Сначала отряд Лопатина попал в ловушку, а самого его зверски казнили. 5 июня у стен Чёрного Яра восставшие одержали бескровную победу — воинство Семёна Львова почти поголовно перешло на их сторону, а самого князя спасло от гибели лишь заступничество Степана. Путь на Астрахань был открыт, и в ночь с 21 на 22 июня началось некое подобие штурма города. И опять в ход была пущена казацкая хитрость: воевода Иван Прозоровский с верными ему людьми был шумом и барабанным боем отвлечён в одном месте, а в другом восставшие астраханские стрельцы помогали разницам перелезать через крепостные стены. Ворвавшись в кафедральный собор, несмотря на присутствие митрополита Астраханского Иосифа, разинцы перебили сопротивлявшихся, при этом на руках у одной из женщин застрелили полуторагодовалого ребёнка. Остальных вытолкали на соборную площадь, посадили у стен колокольни — ждать расправы. Израненного Ивана Прозоровского Степан убил сам. Всего в городе было казнено на этот раз до 500 человек. Имущество их, как водится, «раздуванили». Вдов и дочерей казнённых Стенька разрешил казакам разобрать «в жёны».

Повстанческие ряды множились: 13-тысячное войско делилось на десятки, сотни и тысячи, возглавляемые своими командирами. У Разина были артиллерия, конные части, судовая рать, но больше всего пехотинцев, не обученных военному делу и вооружённых чем попало — топорами, вилами, дубинками, кистенями.

Оставив в Астрахани 2 тыс. человек во главе с Василием Усом и Фёдором Шелудяком, Степан покинул город и пошёл вверх по Волге. Без единого выстрела на его сторону перешли Саратов и Самара. По пути Разин рассылал «прелестные письма» (от слова «прельщать»), в которых подчёркивал, что идёт «постоять за великого государя», будет истреблять чиновников — «приказных» да бояр-изменников. Два судна Стенькиной флотилии выделялись своим необычным убранством: на одной барке, обитой чёрным бархатом, плыл будто бы сам опальный патриарх Никон, а на другой, обитой красным бархатом, везли самозванца, выдававшего себя за царского сына Алексея (на самом деле царевич незадолго перед тем умер от болезни). Таким образом авантюрист пытался привлечь на свою сторону как можно больше народу, обещая в своих грамотах, что от царевича всем будет воля вольная, житьё сладкое, безбедное... В разгар этих событий число бунтовавших людей на огромной территории, охваченной восстанием, доходило до 200 тыс. человек. На этом обширном пространстве горели усадьбы, деревни и города. Безудержная злоба охватила людей: убивали, жгли, вешали и истязали как с одной, так и с другой стороны.

Московское правительство было сильно обеспокоено создавшимся положением. Смотр 60-тысячной армии, направляемой на подавление восстания, произвёл сам царь Алексей Михайлович в конце августа 1670 г.

Между тем разинцы начали осаду Симбирска. Находившийся здесь гарнизон под командованием родственника царя боярина Ивана Милославского отбил несколько штурмов и держался почти месяц, несмотря на то что и здесь городские низы подняли восстание и впустили Разина на посад и в острог. Устоял лишь городской кремль на вершине холма.

Главнокомандующим правительственными войсками был назначен опытный и беспощадный военачальник, князь Ю. Долгорукий. Он со своей ставкой и частью войск обосновался в Арзамасе. Другая часть правительственных войск сосредоточилась в Казани, откуда на помощь осаждённым в симбирском кремле пришёл князь Ю. Барятинский. Сохранилось красочное свидетельство очевидца ожесточённого сражения — воеводы П. Урусова, который в донесении царю сообщал о действиях Барятинского: «И он со всеми твоими Великого Государя ратными людьми... против вора Стеньки Разина пошёл и с ним сшёлся сажень в 20-ти, и учинили бой и на том бою его вора Стеньку сорвали (т.е. разбили) и прогнали... и милостию Божиею... тех воров побили бесчисленно много. А его, вора и крестопреступника Стеньку, самово было жива взяли, и рублен саблею, и застрелен ис пищали в ногу, и одва ушёл... А было... воровских людей и казаков... з 20 000». Раненого атамана сумели вынести из гущи кровопролитного боя. Со своим ближайшим окружением он на струге отплыл вниз по Волге, а затем скрылся на Дону.

Постепенно силы восставших рассеивались, они терпели одно поражение за другим. И пощады мятежникам ждать не приходилось: в одном только Арзамасе по приказам князей Ю. Долгорукого и К. Щербатого было казнено около 11 тысяч человек. Всего же репрессиям подверглись до 100 тысяч участников движения.

КАЗНЬ СТЕПАНА РАЗИНА

После симбирской катастрофы Степан Тимофеевич потерял в глазах казаков былую привлекательность атамана-«чародея», от пуль и ядер «заговорённого». Корнила Яковлев с «домовитыми» казаками сумел схватить его и выдал правительству.

В Москву Степана привезли в кандалах на специальной повозке с виселицей, к перекладине которой его приковали цепью. За телегой, в железном ошейнике, также прикованный цепью, шёл брат Степана Фрол.

Разиных нещадно пытали в Земском приказе, где были отменные мастера своего дела: братьев поднимали на дыбу, били кнутом, бросали на раскалённые угли, жгли железом, на выбритое темя по капле лили холодную воду... Степан держался стойко, даже подбадривал сникшего было Фрола. Атамана подвергли жестокой и мучительной казни: палач отрубил ему сначала правую руку по локоть, затем левую ногу по колено. Устрашённый увиденным Фрол, которого ждала та же участь, молвил «слово и дело», обещая выдать Стенькины сокровища. Последними словами грозного атамана был обращённый к брату окрик: «Молчи, собака!» И вслед за тем его буйная голова скатилась на помост. Тело рассекли на части и нанизали на колья, внутренности бросили собакам. Хоронить по христианскому обычаю Разина, преданного церковному проклятию — анафеме, было нельзя, а потому бренные его останки закопали на татарском кладбище неизвестно где и когда...

ВЫВОДЫ

Так что же такое Разинщина? Справедливая крестьянская кара угнетателям и крепостникам? Гражданская война в многострадальной России, в ходе которой россияне убивали россиян? «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный»? Каждое время даёт на эти вопросы свои ответы. По-видимому, любое насилие способно породить насилие ещё более жестокое и кровавое. Безнравственно идеализировать бунты, крестьянские или казачьи восстания, а также гражданские войны, поскольку, порождённые неправдами и лихоимством, несправедливостью и неуёмной жаждой богатства, эти восстания, бунты и войны сами несут насилие и несправедливость, горе и разорение, страдания и реки крови...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении я хочу сказать, что бунты и восстания в России происходят в основном из-за плохой жизни какой-либо социальной прослойки, либо из-за попытки захватить нашу страну. Пусть наши противники знают, что Россия населена патриотами, готовыми отдать жизнь за неё, а как известно общее дело сплочает, даже война. Не хотелось бы винить во всех бедах и правительство, ведь в пору непредвиденных обстоятельств может случиться что угодно, а виновного в своих бедах ищут те, кто не хочет признавать собственной вины. В общем, мой основной вывод состоит в том, что государство, т. е. правительство, должны сотрудничать во всех своих делах, а не закрыв глаза друг на друга что-либо делать, а потом говорить: «Почему все так плохо, это вы виноваты!» и т. п.Основной проблемой России является не умение ни народа, ни государства договариваться. Никакая смена власти и государственного строя не смогут решить эту проблему, должно обязательно быть желание делать что-то хорошее людям и умение правило выражать свои желания, еще мне кажется, что власть должна быть ближе к народу, иначе все опять сведется к нулю. В принципе, идеал не достижим. Всегда будут проблемы, противоречия и бунты, предотвратить это вряд-ли удастся, возможно лишь сократить. Ну вот, опять все свелось к политике. Вся история сплошной учебник для политиков и народа, вот только людям свойственно учиться не на чужих ошибках, а на своих.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Повзрослевший Вовочка Сидоров никогда не трезвел, поэтому думал, что у него две жены – близняшки и очень много детей близнецов.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru