Курсовая: Правоспособность - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Правоспособность

Банк рефератов / Гражданское право и процесс

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 291 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы
Текст
Факты использования курсовой

Узнайте стоимость написания уникальной работы

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1 Правовая характеристика правоспособности граждан

1.1. Понятие правоспособности граждан (физических лиц)

1.2. Правоспособность и субъективные права граждан

1.3. Содержание правоспособности граждан и его пределы

1.4. Равенство правоспособности граждан

2. Возникновение и прекращение правоспособности физических лиц

Заключение

Список использованной литературы 3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность: в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ), десятилетний юбилей которого готовится отметить вся юридическая общественность России, весьма значительным преобразованиям подвергся правовой статус физических лиц в результате закрепления в нем целого комплекса правовых норм, которые по-новому, в духе лучших европейских и мировых стандартов определили важнейшие параметры их правового положения. Однако многие понятия и правила остались неизменными, в том числе и определение правоспособности, которое в ГК РФ формулируется практически так же, как в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. (далее - ГК РСФСР): как "способность иметь гражданские права и обязанности". Единственное дополнение, которое законодатель счел необходимым, - глагол "нести" применительно к обязанностям, что подчеркивает их принципиальное отличие от прав: правами обладают, обязанности несут. В неизменном виде в ГК РФ закреплены и правила определения начальных и конечных моментов правоспособности: "Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью". Вопрос о том, оправдан ли в данном случае проявленный законодателем консерватизм, в последние годы вызывает большой научный и практический интерес, а появляющиеся в литературе предложения об изменении соответствующих положений закона заслуживают самого пристального внимания.

Гражданская правоспособность - это прежде всего общая способность гражданина быть носителем гражданских прав и обязанностей, как предусмотренных, так и не предусмотренных законом (ст. 8 ГК). Именно правоспособность гражданина является предпосылкой обладания конкретными субъективными правами, которые возникают лишь при наличии определенных юридических фактов - действий и событий.

Правоспособность сама является особым субъективным правом, которое защищается государством от любых посягательств, прежде всего от попыток воспрепятствовать гражданину в осуществлении его правоспособности (см. ст. 22 ГК).

Гражданская правоспособность распространяется на всех граждан Российской Федерации независимо от места их проживания.

Закон предусматривает равную для всех граждан РФ правоспособность. Это положение закона основано на ст. 19 Конституции РФ, гарантирующей равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

В соответствии с п. 2 ст. 17 Конституции РФ основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Гражданская правоспособность не зависит от возраста и состояния здоровья гражданина. И в том случае, когда он способен самостоятельно (собственными действиями) приобретать и осуществлять права и нести обязанности, и в том, когда он не способен действовать самостоятельно в силу возраста или состояния здоровья, правоспособность является его неотъемлемым правом.

Цель работы: охарактеризовать и проанализировать понятие и содержание правоспособности.

Для достижения поставленной цели обозначились следующие задачи:

-дать правовую оценку правоспособности;

-проанализировать возникновение и прекращение правоспособности граждан.

При написании работы обращались к следующим нормативно-правовым актам: Конституции Российской Федерации, Гражданскому кодексу Российской Федерации, Федеральным законам, Постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также трудам ведущих юристов Российской Федерации: Белову В.А., Венедиктову А.В., Красавчикову О.А и так далее.

1. ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОСПОСОБНОСТИ ГРАЖДАН

1.1. Понятие правоспособности граждан (физических лиц)

Общее понятие правоспособности дается в законе.

Правоспособность - способность иметь гражданские права и нести обязанности (п. 1 ст. 17 ГК).

Следовательно, правоспособность означает способность быть субъектом этих прав и обязанностей, возможность иметь любое право или обязанность из предусмотренных или допускаемых законом. Ценность данной категории заключается в том, что только при наличии правоспособности возможно возникновение конкретных субъективных прав и обязанностей. Она - необходимая общая предпосылка их возникновения и тем самым их реализации.

Правоспособность признается за всеми гражданами страны. Она возникает в момент рождения человека и прекращается с его смертью. Следовательно, правоспособность неотделима от человека, он правоспособен в течение всей жизни независимо от возраста и состояния здоровья.

Однако отсюда нельзя делать вывод о том, будто правоспособность - естественное свойство человека, подобно зрению, слуху и т.п. Хотя правоспособность и возникает в момент рождения, она приобретается не от природы, а в силу закона, т.е. представляет собой общественно-юридическое свойство, определенную юридическую возможность. В истории были времена, когда большие группы людей в силу действовавших тогда законов были полностью или почти полностью лишены правоспособности (например, рабы при рабовладельческом строе).

В юридической литературе гражданская правоспособность часто рассматривается как определенное качество (или свойство), присущее гражданину1. Это качество, как вытекает из закона, заключается в способности иметь права и обязанности. Способность же означает не что иное, как юридическую возможность: лицо способно, т.е. может иметь права и обязанности. Поскольку такая возможность предусмотрена и обеспечивается законом, она представляет собой определенное субъективное право каждого конкретного лица. "Правоспособность, - писал С.Н. Братусь, - это право быть субъектом права и обязанностей1

Этому праву корреспондируют и соответствующие обязанности: все, кто вступает в какие-либо отношения с данным гражданином, не должны нарушать его правоспособность. Правоспособность пользуется правовой защитой, что характерно для всех субъективных прав.

Понимание правоспособности как определенного субъективного права получило убедительное обоснование в нашей юридической литературе2. Важно отметить, что нормы о правоспособности поставлены в законе впереди норм, относящихся ко всем другим субъективным правам (см. ст. 17 ГК). Тем самым законодатель как бы подчеркивает ее особенное предназначение - находиться с любым из субъективных прав в неразрывной связи, поскольку без гражданской правоспособности никакие субъективные гражданские права невозможны.

Если правоспособность представляет собой субъективное право, то необходимо раскрыть его особенности и отграничить от других субъективных прав. От других субъективных прав правоспособность отличается в первую очередь специфическим, самостоятельным содержанием, которое, как уже говорилось, заключается в способности (юридической возможности) иметь гражданские права и обязанности, предусмотренные законом.

Кроме того, гражданская правоспособность отличается от других субъективных прав назначением. Она призвана обеспечить каждому гражданину юридическую возможность приобретать конкретные гражданские права и обязанности, используя которые он может удовлетворять свои потребности, реализовать интересы. Третье отличие заключается в тесной связи правоспособности с личностью ее носителя, поскольку закон не допускает ее отчуждения или передачу другому лицу: согласно п. 3 ст. 22 ГК сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны.

Итак, гражданская правоспособность - принадлежащее каждому гражданину и неотъемлемое от него право, содержание которого заключается в способности (возможности) иметь любые допускаемые законом гражданские права и обязанности.

1.2. Правоспособность и субъективные права гражданина

Правоспособность как субъективное право нельзя смешивать с конкретными субъективными правами, возникшими в результате ее реализации. Быть правоспособным еще не означает фактически, реально иметь конкретные права и обязанности, которые предусмотрены или допускаются законом. Правоспособность, как отмечено в литературе, это лишь основа для правообладания, его предпосылка1. За каждым гражданином закон признает способность иметь множество имущественных и личных неимущественных прав, но конкретный гражданин никогда не может иметь весь их "набор", он имеет лишь часть этих прав. Так, каждый может иметь право авторства на изобретение, но далеко не все его имеют.

Приобретение конкретных субъективных прав и обладание ими означает реализацию правоспособности. При этом объем субъективных прав зависит от того, как работает и сколько зарабатывает гражданин, какие у него потребности и вкусы. Кто больше и лучше работает, кто обладает природными и воспитанными талантами и способностями и активно реализует их, кто умеет разумно использовать заработанное и приобретенное, тот имеет и больше материальных и иных благ, прав на результаты интеллектуального творчества и т.д. Это закономерность любого общества.

1.3. Содержание правоспособности граждан и его пределы

Содержание правоспособности граждан образует те имущественные и личные неимущественные права и обязанности, которыми гражданин согласно закону может обладать. Другими словами, содержание гражданской правоспособности составляют не сами права, а возможность их иметь.

Примерный перечень имущественных и личных неимущественных прав, которыми могут обладать российские граждане, дается в ст. 18 ГК, где предусматривается, что гражданин может:

- иметь имущество на праве собственности;

- наследовать и завещать имущество;

- заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью;

- создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами;

- совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах;

- избирать место жительства;

- иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности;

- иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Как видно, закон, определяя содержание правоспособности граждан, говорит только о правах, но прямо не упоминает об обязанностях. Между тем в п. 1 ст. 17 ГК указывается и на способность граждан "нести обязанности". В данном случае законодатель уделяет внимание главному в содержании правоспособности - правам. Но косвенное указание на обязанности в законе присутствует. Например, говорится о праве граждан "участвовать в обязательствах". Обязательство трактуется законом как правовое отношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК). Как видно, право участвовать в обязательствах означает и приобретение обязанностей. С несением обязанностей связано и право иметь имущество в собственности. Например, ст. 210 ГК предусматривает, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, т.е. определенные обязанности. Таким образом, в содержание правоспособности, безусловно, входит и упомянутая в п. 1 ст. 17 ГК способность нести обязанности (исполнить обязательство, возместить причиненный вред и т.п.).

В ст. 18 ГК перечислены наиболее важные (с точки зрения законодателя) права, которые могут быть у гражданина. Такой подход продиктован желанием законодателя сделать данную норму наиболее ясной и доступной. Между тем, в принципе, было бы вполне достаточно записать в ГК, что гражданин может иметь любые гражданские права и обязанности, не запрещенные законом и не противоречащие общим началам и смыслу гражданского законодательства.

Вместе с тем неправильно было бы утверждать, что по содержанию правоспособность граждан беспредельна. Для нее, как и для любого субъективного права, характерны некоторые пределы. "Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления"1. Эти пределы отражены в положении о том, что гражданин может заниматься любой "не запрещенной законом деятельностью" и что обладание некоторыми правами может быть прямо запрещено.

1.4. Равенство правоспособности граждан

Для характеристики гражданской правоспособности принципиальное значение имеет закрепленное законом равноправие граждан.

Равноправие граждан, предусмотренное конституционными нормами, означает не что иное, как равенство правоспособностей граждан1. Это положение вытекает из п. 1 ст. 17 ГК, согласно которому правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами. Следовательно, согласно букве закона все граждане обладают равной по содержанию правоспособностью, никто не имеет никаких привилегий и преимуществ в способности обладать правами. Российские граждане признаются полностью равноправными независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств2.

Следует вместе с тем подчеркнуть, что не все рассмотренные элементы, характеризующие равенство гражданской правоспособности, могут реализовываться полностью, во всем объеме. Так, право гражданина "избирать место жительства", входящее в содержание правоспособности, нельзя понимать в том смысле, что каждый гражданин может поселиться в любом месте России, поскольку существуют территории, где действует особый режим (приграничная полоса, расположение воинской части и т.п.). Другой пример: содержание правоспособности включает право гражданина заниматься предпринимательской деятельностью. Однако по прямому указанию закона некоторыми видами деятельности гражданин заниматься не вправе. Например, граждане не вправе осуществлять страховую деятельность.

Правоспособность некоторых граждан может иметь специальный характер. Так, глава крестьянского (фермерского) хозяйства в сфере деятельности этого хозяйства может иметь права и обязанности, связанные с определенными законом целями создания хозяйства: производство сельскохозяйственной продукции, ее переработка и реализация. Однако как обычный гражданин глава крестьянского (фермерского) хозяйства обладает общей для всех граждан правоспособностью. Принцип равенства правоспособности в данном случае не нарушается.

Отклонение от принципа равенства правоспособности нельзя видеть в том, что некоторые граждане фактически или по прямому указанию закона не могут (не способны) обладать отдельными правами и обязанностями (несовершеннолетние, психически больные)1. Например, малолетний гражданин не может иметь такие элементы содержания правоспособности, как право "завещать имущество" или быть членом кооператива. В подобных случаях речь идет о невозможности обладать некоторыми правами, которая распространяется в одинаковой мере на всех граждан (например, на всех несовершеннолетних), и, следовательно, принцип равенства правоспособности не нарушается, не терпит исключений.

2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВОСПОСОБНОСТИ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

В февральском номере журнала "Нотариус" было опубликовано интервью с депутатом Государственной Думы, заместителем председателя Комитета по общественным объединениям и религиозным организациям А.В. Чуевым, сообщавшим о том, что ряд депутатов разрабатывают законопроект о внесении поправок в ГК РФ в части, касающейся возникновения и прекращения правоспособности физических лиц. Основная идея планируемых поправок состоит в принципиально ином определении момента, с которого начинается правоспособность гражданина, - не с момента рождения ребенка, как это закреплено в ст. 17 ГК РФ, а с момента его зачатия. В обоснование приводится ряд доводов, в первую очередь - о фактическом, хотя и частичном признании правоспособности зачатых, но не рожденных лиц в действующем законодательстве путем признания за ними права на жизнь (Основы законодательства об охране здоровья граждан) и права на наследство (ст. 1116 ГК РФ). В качестве косвенного подтверждения правоспособности зачатого ребенка А.В. Чуев рассматривает также право беременной женщины на "определенную финансовую и социальную поддержку: отпуск и пособие"1.

Данное законодательное предложение затрагивает столь важные вопросы, что его смысл и приведенная автором аргументация нуждаются в глубоком анализе и всестороннем обсуждении. Положение о признании некоторых субъективных гражданских прав за зачатым, но еще не родившимся ребенком было сформулировано свыше двух с половиной тысячелетий тому назад - в Законах XII Таблиц, в которых за такими детьми (называемыми насцитурусами, т.е. еще не рожденными) признавалось право наследования в имуществе отца, умершего во время беременности матери1. Такой подход полностью сохранился в последующие века и получил свое развитие и закрепление в Дигестах Юстиниана: "Кто находится в чреве, охраняется, как если бы он находился среди людей, поскольку дело идет о выгоде самого плода"2.

Гуманная правовая регламентация данной коллизии отвечала широким общественным интересам: ситуации, когда ребенок появлялся на свет после гибели или смерти своего отца (в этом случае дети назывались постумы), встречались довольно часто, т.к. средняя продолжительность жизни в Древнем Риме была очень низкой. В интересах детей еще в древности была сформулирована правовая фикция: "Posthumus pro nato habetur" - "Ребенок, родившийся после смерти отца, считается родившимся до его смерти"3. При этом, однако, охраняя права зачатого, но еще не рожденного ребенка, римские юристы всегда рассматривали его в неразрывном единстве с личностью его матери. Такой подход нашел свое отражение в Дигестах Юстиниана, в которых, в частности, подчеркивалось: "Плод чрева до рождения является частью женщины или ее чрева", поэтому предписывалось, что, если сама беременная женщина не разрешает осмотра для выявления своей беременности, принудительные действия в отношении ее не допустимы...4.

Положение о том, что правоспособность ребенка как самостоятельного субъекта права возникает только с момента его появления на свет и только при условии, что он родится живым, неуклонно соблюдалось на всех этапах развития Римского государства. Это положение никем не оспаривалось, и споры между представителями сабинианской и прокулианской юридических школ велись только о моменте, с которого ребенка следует считать живым: с момента, когда он издал первый крик, или с момента, когда он подал любые другие признаки жизни.

Правило, в соответствии с которым правоспособность человека возникает в момент его рождения, закреплено в подавляющем большинстве современных правовых систем. Исключения весьма немногочисленны (например, в Венгрии, если ребенок рождается живым, он считается правоспособным с момента своего зачатия). Многовековой опыт законодательной регламентации требует особенно тщательного обсуждения вопроса о том, насколько обоснованны и целесообразны предложения о внесении соответствующих поправок в ст. 17 ГК РФ. В качестве главного аргумента А.В. Чуев утверждает, что эти поправки ограничат право матери на уничтожение зачатого ребенка - "убийство в виде аборта", станут первым шагом к тому, чтобы "впоследствии значительно ограничить аборты: запретить все основания, кроме медицинских"1. Проблема абортов относится к числу наиболее сложных, дискуссионных, социально значимых проблем, затрагивающих судьбы миллионов людей. Она многоаспектна, и ее обсуждение требует всестороннего анализа и учета не только юридических, но и медицинских, социологических, демографических, экономических и главное - морально-этических факторов. Абстрагируясь от вопроса о целесообразности ограничения и последующего запрещения абортов в нашем государстве, попробуем рассмотреть затронутую тему с чисто прагматических позиций. Предположение о том, что законодательное признание правоспособности за зачатым, но не родившимся ребенком станет гарантией охраны его прав и интересов и решит все вопросы, связанные с искусственным прерыванием беременности, вызывает целый ряд сомнений, т.к. прежде всего остается неясным, каким образом разработчики предлагают добиться реализации этой цели: путем установления контроля за каждой беременной женщиной на предмет систематического подтверждения ее состояния и установления ответственности в случае выявления прерывания ею беременности?

Во-вторых, непонятно, с какого именно момента будет определяться возникновение правоспособности зачатого ребенка. Момент зачатия, как признает А.В. Чуев, в большинстве случаев точно определен быть не может и, как правило, устанавливается только спустя несколько недель. Но такое определение осуществляется на разных стадиях беременности, т.к. в нашей стране довольно высок процент будущих рожениц, которые по тем или иным причинам обращаются в специализированные медицинские учреждения для обследования и постановки на учет уже на поздних ее стадиях, а иногда вообще не обращаются (беженцы, вынужденные переселенцы, женщины, не имеющие постоянного места жительства или проживающие в отдаленных местностях, где отсутствуют специальные клиники, и т.д.). Принятие предложения разработчиков законопроекта, утверждающих, что момент зачатия следует отнести к актам гражданского состояния, подлежащих обязательной государственной регистрации ("Момент возникновения правоспособности, безусловно, придется регистрировать"),1 и внесение соответствующих дополнений в ст. 47 ГК РФ на практике будет означать, что часть российских граждан будут регистрироваться в качестве правоспособных субъектов еще в утробе матери, причем на разных стадиях развития беременности, а часть - только после появления на свет, что создаст путаницу и породит множество трудноразрешимых вопросов.

В-третьих, как справедливо отмечалось в литературе, вопрос о том, что следует считать началом жизни человека, чрезвычайно сложный. Спектр мнений весьма широк: некоторые авторы древности полагали, что зародыш становится человеком с начала шевеления в утробе матери; ряд современных авторов связывают этот момент с формированием нервной системы зародыша или с первым проявлением его мозговой деятельности; для других - это момент появления ребенка на свет. Недавно были продемонстрированы снимки, сделанные ультразвуковым фотоаппаратом в Лондонском центре репродукции и современных технологий, которые позволили впервые получить наглядные данные о развитии плода на разных стадиях беременности1. Эти снимки произвели сенсацию, т.к. они неопровержимо доказали, что 12-недельный зародыш - уже практически сформировавшийся человек, а с 26-й недели, т.е. с 6-го месяца беременности, ребенок в утробе матери демонстрирует полный спектр человеческих реакций, выражая мимикой самые разнообразные чувства - радость, боль, испуг, ужас2. Это открытие, несомненно, будет иметь огромное значение для окончательного ответа на вопрос: с какого момента эмбрион становится человеком?

Вопрос о моменте возникновения правоспособности зачатого ребенка приобретает особую сложность в случаях применения искусственных методов репродукции человека, которые получают все более широкое распространение во всех странах мира, в том числе и в России, т.к., согласно мировой статистике, от 10 до 15% супружеских пар являются бездетными3. На сегодняшний день американские ученые выделяют шесть теоретически возможных способов воспроизведения человеческой жизни4, но Семейный кодекс Российской Федерации (далее - СК РФ) содержит указание на три метода: искусственное оплодотворение (ч. 1 п. 4 ст. 51), имплантация эмбриона (ч. 1 п. 4 ст. 51) и имплантация эмбриона в тело суррогатной матери (ч. 2 п. 4 ст. 51). При этом ни в СК РФ, ни в других федеральных законах не раскрывается значение этих медицинских терминов, что порождает целый ряд вопросов, в том числе и имеющих непосредственное отношение к рассматриваемой проблеме - определению момента зачатия ребенка и как следствие по обсуждаемому предложению - возникновения правоспособности гражданина.

Так, в частности, остается открытым вопрос, с какого момента правоспособность возникнет в случае применения метода, называемого в отечественной медицине "экстракорпоральное оплодотворение", при котором оплодотворение происходит вне организма матери, "в пробирке" (In Vitro). При применении этого метода зачатый "в пробирке" эмбрион после некоторого процесса развития помещается (имплантируется) либо обратно в организм матери, либо в организм другой женщины - суррогатной матери, где и будет происходить дальнейшее развитие плода1. Следует учитывать, что, согласно последним научным данным, в специально созданных лабораторных условиях эмбрионы в замороженном виде могут храниться в течение нескольких лет2, что еще более усложняет обсуждаемую проблему. Кроме того, имплантация далеко не во всех случаях заканчивается нормальным развитием беременности, процент случаев гибели или отторжения эмбрионов довольно высок, и, учитывая такую вероятность, в тело матери нередко имплантируют не один, а 2 - 3 эмбриона.

Кстати, гибель плода (выкидыш) нередко наступает и в случае естественного зарождения человеческой жизни. Если, как предполагает А.В. Чуев, в дальнейшем "можно будет вести речь" об установлении регистрации момента зачатия ребенка в качестве акта гражданского состояния, неизбежно возникнет вопрос о необходимости регистрации и его гибели в утробе матери. Такая регистрация, на мой взгляд, не только потребует нецелесообразных расходов и усилий, но, что еще более важно, станет фактором, болезненно травмирующим психику женщины, потерявшей ребенка, которая вынуждена будет не только сообщать о своей утрате посторонним лицам, но еще и фиксировать эту утрату в официальных документах.

Еще один аспект обсуждаемой проблемы: логическим следствием признания правоспособности зачатого, но не родившегося ребенка, как справедливо отмечалось в интервью, является необходимость решения вопроса о целесообразности внесения изменений в правила о наследственной трансмиссии, в соответствии с которыми, если наследник, призванный к наследованию после открытия наследства, умер, не успев его принять, право на принятие причитающегося ему наследства переходит к его наследникам по закону или завещанию (ст. 1156 ГК РФ). Данная правовая коллизия (когда зачатый ребенок, признаваемый наследником, погибает в утробе матери) обсуждалась еще в далекой древности, в частности в знаменитом "Causa Curiana" - "Деле Мания Курия" (90 г. до н.э.). Суть дела заключалась в следующем: некто умер и оставил завещание: "Если у меня родится сын и он умрет, то я желаю, чтобы Курий был моим наследником". Зачатый ребенок (сын, как полагал и надеялся завещатель), не родился (погиб в утробе матери), и между Курием, названным в завещании, и родственниками наследодателя возник спор о том, к кому должно перейти не реализованное зачатым, но не родившимся ребенком право на наследство1.

При ответе на вопрос о целесообразности внесения в ст. 1156 ГК РФ поправок, устанавливающих наследственную трансмиссию в случае гибели зачатого, но не рожденного ребенка, А.В. Чуев справедливо утверждает, что, если "неродившийся ребенок умер или был произведен аборт, то всякие разговоры о правоспособности прекращаются, потому что нет уже самого субъекта"2. Эта позиция не вызывает сомнения, но она еще раз заставляет усомниться в обоснованности предложения о признании правоспособности за нерожденными детьми, несмотря на его очевидную гуманную направленность, т.к. еще раз подтверждает бесспорность положения о том, что правоспособность может возникнуть только с момента рождения. Законодательное признание зачатых, но еще не рожденных детей правоспособными субъектами гражданского права не станет мерой, эффективно охраняющей их права и интересы, т.к. оно не может в полной мере защитить права уже родившихся детей, признаваемых действующим законодательством вполне правоспособными лицами, обладающими к тому же либо частичной (ст. 28 ГК РФ), либо относительной дееспособностью (ст. 26 ГК РФ). Тем не менее несомненно, что правовое положение зачатых, но еще не рожденных детей нуждается в дальнейшем глубоком анализе с учетом новых достижений во всех сферах медицинской деятельности и опыта законодательной регламентации их статуса за рубежом. Необходимо, в частности, как уже предлагалось в литературе, законодательно определить, с какого момента право на жизнь в полной мере распространяется на внутриутробный плод человека и ограничено ли данное право его физиологическими данными, в частности его жизнеспособностью или болевыми реакциями, т.к. от этих вопросов зависит законодательное разрешение проблем, связанных с распоряжением эмбрионами, их органами и тканями, использованием их в качестве трансплантатов и т.д.1. Разработка и принятие соответствующего федерального закона, несомненно, станут важным этапом дальнейшего совершенствования гражданского законодательства и важной гарантией охраны прав (в первую очередь - права на жизнь) зачатых, но еще не рожденных детей.

В обсуждаемом интервью предлагается изменить правила, определяющие момент не только возникновения, но и прекращения правоспособности физических лиц. К сожалению, А.В. Чуев не сформулировал конкретные изменения или дополнения, которые, по его мнению, должны быть внесены в соответствующие положения действующего законодательства. Утверждается только, что, "исходя из содержания правоспособности, мы начинаем понимать, что со смертью - с физической смертью человека - жизнь его в правовом смысле не прекращается", т.к. "могут наличествовать завещания, могут наличествовать договоры"2. Еще одним фактором, свидетельствующим, по мнению А.В. Чуева, о продолжении правовой жизни (и, следовательно, правоспособности) умершего лица, должны рассматриваться закрепленные законом авторские права на созданные им произведения науки, литературы и искусства (кстати, в соответствии с действующим законодательством авторское право действует не 25, как утверждается в интервью, а 50 лет после смерти автора1).

При этом, выдвигая предложение о сохранении правоспособности за умершим лицом, автор противоречит самому себе, т.к. чуть позже, рассматривая вопрос о правоспособности ребенка, погибшего в утробе матери, он утверждает, что после гибели плода "всякие разговоры о правоспособности прекращаются. Это действует автоматически, потому что нет уже самого субъекта"2. Следуя этой логике, необходимо признать, что точно так же, "автоматически", должны "прекращаться и всякие разговоры о правоспособности" и после смерти человека, т.к. "нет уже самого субъекта" - ни в физическом, ни в правовом смысле, поэтому предложения о признании правоспособными умерших лиц и об изменении соответствующих положений ГК РФ представляются необоснованными, а их реализация - нецелесообразной. Действующее российское законодательство содержит обширный комплекс норм, детально регламентирующих практически все вопросы, возникающие после смерти физических лиц ("mortis causa", как говорили римляне) и при наследовании их имущества, в том числе имущественных прав на результаты интеллектуальной деятельности. Принятие предложения о сохранении правоспособности за умершими гражданами не решит ни одной практической проблемы, а, напротив, значительно усложнит процедуру призвания к наследованию наследников по закону и завещанию и затруднит процесс реализации ими наследственных прав. Оно не сможет никоим образом способствовать защите прав умерших наследодателей, т.к. умерший, то есть несуществующий, субъект никакими правами обладать не может. Древние говорили: "Mortis momentum est ultimum vitae momentum" - "Момент смерти есть последний момент жизни"1, а обладать правами можно, только будучи живым.

Поэтому, на мой взгляд, в глубоком анализе и всестороннем обсуждении с учетом последних достижений медицинской науки нуждается правовое положение не умерших, а живых лиц, и в том числе лиц, находящихся на заключительной стадии своей жизни, т.е. умирающих.

Так, во-первых, в последние годы, в связи с бурным развитием трансплантации органов и тканей человека, особую актуальность и остроту приобрел вопрос об определении момента наступления смерти, т.к. даже опытный врач не всегда различает ее отдельные фазы (предагональное состояние, агонию, клиническую смерть) и может ошибочно констатировать наступление биологической смерти, приняв умирающего за умершего. В соответствии с Инструкцией по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения РФ от 20 декабря 2001 г., биологическая смерть может быть констатирована на основании прекращения сердечной деятельности (в течение 30 минут), дыхания и функций головного мозга2. Именно с этого момента в соответствии с действующим законодательством прекращается правоспособность умершего лица.

Во-вторых, современная медицина достигла весьма высокого уровня развития и располагает арсеналом средств, позволяющих продлевать, порой на довольно длительный срок, жизнь смертельно больных лиц (в международной медицинской практике их называют терминально больными) путем подключения соответствующего медицинского оборудования. В тех случаях, когда гражданин находится в бессознательном состоянии неопределенно длительный отрезок времени, может возникнуть целый ряд сложных правовых вопросов, к важнейшим из которых, несомненно, относится вопрос о продолжении искусственного поддержания жизни смертельно больного или о прекращении соответствующих медицинских мероприятий.

Эта проблема, имеющая глубокие нравственно-философские аспекты, в последние годы стала объектом пристального изучения и обсуждения юристов, медиков, широких слоев общественности, всего мирового сообщества. Так, в 1983 г. Всемирная медицинская ассамблея приняла Декларацию о терминальном состоянии, в которой было установлено, что врач обязан, по возможности, всемерно облегчать страдания пациента, всегда руководствуясь интересами последнего. При этом считается, что врач не продлевает мучения умирающего, находящегося в бессознательном состоянии, прекращая по просьбе его родственников лечение, способное лишь отсрочить наступление неизбежного конца1. Такая же позиция была закреплена в специальных Рекомендациях Совета Европы по защите прав и достоинства неизлечимо больных и умирающих, содержащих призыв к государствам признать "право пациентов на самоопределение в отношении дальнейшего лечения"2

Но такое "самоопределение" невозможно в случае бессознательного состояния терминально больного, а также в отношении новорожденных, малолетних и граждан, признанных недееспособными. В случае тяжелого состояния таких больных в соответствии со ст. 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья решение о продолжении медицинских мероприятий по их жизнеобеспечению принимают их родители или опекуны, и вполне возможны ситуации, когда они по тем или иным причинам (религиозным, нравственным либо корыстным) настаивают на прекращении лечения, хотя его бесперспективность еще не очевидна3. Это означает наличие сложной правовой коллизии: правоспособность, включающая в себя в числе других субъективных гражданских прав право на жизнь (в данном случае - на сохранение, а вернее, продление жизни), признается за любым, даже терминально больным гражданином до последних мгновений его жизни, но решение вопроса о продолжении или прекращении медицинских мероприятий, искусственно поддерживающих его жизнь, как правило, принимается не самим умирающим, а членами его семьи. Это порождает вопрос: не может ли такое прекращение рассматриваться в качестве так называемой пассивной эвтаназии, при которой оказание медицинской помощи по жизнеобеспечению терминально больного прекращается с целью ускорения наступления его естественной смерти?

Проблема разграничения пассивной эвтаназии с решением о прекращении мероприятий по жизнеобеспечению терминально больных в последние годы привлекает внимание многих представителей науки и практики - медиков, юристов, психологов, социологов, философов и религиозных деятелей1. Сложность, глубина и значение этой проблемы обусловливают необходимость ее дальнейшего изучения на базе всестороннего анализа практического опыта, накопленного в отечественных и зарубежных медицинских учреждениях, с целью совершенствования отечественного гражданского законодательства и внесения в него дополнений, направленных на обеспечение эффективной охраны и защиты прав терминально больных (умирающих) лиц.

Все сказанное позволяет подвести некоторые итоги, к сожалению, далеко не исчерпывающие всей глубины рассмотренных проблем, отличающихся большой сложностью и важным социальным значением. На мой взгляд, нельзя согласиться с прозвучавшим в литературе утверждением о том, что "определение момента рождения и смерти не составляет предмета юридической науки, поскольку речь идет о чисто физиологических понятиях"1. Поскольку эти моменты определяют начало и конец не только физиологической, но и правовой жизни каждого физического лица, его существования в качестве самостоятельного и полноправного субъекта права, все аспекты любой из множества проблем, связанных с рождением и смертью человека, нуждаются в самом тщательном анализе и всестороннем обсуждении. Высказанные А.В. Чуевым предложения, хотя и не являются бесспорными, заслуживают самого пристального внимания, т.к. они свидетельствуют о стремлении всестороннего совершенствования тех положений гражданского законодательства, которые регламентируют правовой статус физических лиц, и о наличии новых, интересных, нестандартных подходов к решению давних правовых проблем. Такой подход полностью соответствует конституционному положению о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью и что их признание, соблюдение и защита - обязанность государства (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Это положение, имеющее глубокий смысл, должно рассматриваться в качестве основы для дальнейшего совершенствования гражданского законодательства России и внесения в него дополнений, обеспечивающих эффективную охрану и защиту субъективных прав российских граждан на всех этапах человеческой жизни - с момента ее зарождения (в период внутриутробного развития) и на ее завершающей стадии (в терминальном состоянии умирающих лиц).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В названии гл. 3 законодатель в отличие от ранее действовавшего ГК 1964 г. использует два термина - "граждане" и в скобках "физические лица" - как синонимы. Эти понятия довольно близки по содержанию, но не равнозначны. Под гражданством понимается постоянная политико-правовая связь человека с конкретным государством. Понятие "физическое лицо" имеет более широкое содержание и включает всех людей как участников гражданских и других правоотношений на территории той или иной страны. Этот термин используется, как правило, в международных соглашениях и в законодательстве ряда зарубежных стран. Действующий ГК, используя понятие "физическое лицо", имеет в виду, что кроме российских граждан - лиц, состоящих в гражданстве РФ, на территории России могут находиться также и не граждане РФ - иностранцы и лица без гражданства, что позволяет при регулировании имущественных и личных неимущественных отношений учитывать некоторую специфику правового положения указанных лиц.

Правовое положение гражданина как участника гражданских правоотношений определяется такими социально-правовыми свойствами, как правоспособность и дееспособность.

Гражданская правоспособность - способность иметь гражданские права и нести обязанности - признается в равной мере за всеми гражданами. Права и свободы человека и гражданина, согласно ст. 2 Конституции РФ, являются высшей ценностью. Их признание, соблюдение и защита - обязанность государства, которое гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 19 Конституции РФ).

Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью. Она сопутствует гражданину на протяжении всей жизни и не зависит от возраста, состояния здоровья, возможности осуществления прав и обязанностей, жизнеспособности. При этом продолжительность его жизни не имеет значения. Поэтому правовые последствия, например возникновение наследственных правоотношений, закон связывает даже с непродолжительной жизнеспособностью ребенка, признавая его субъектом права. Смерть гражданина определяется в соответствии с Инструкцией по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, которая утверждена Приказом Министерства здравоохранения РФ от 20 декабря 2001 г. N 460 (регистрационный N 3170). Хотя правоспособность возникает в момент рождения, она представляет собой не биологическое, а социально-правовое свойство, т.е. возникает не в силу природы, а приобретается в силу закона и означает юридическую возможность иметь права и обязанности. Смертью гражданина признается не только прекращение его физиологического существования, но и объявление его умершим по основаниям и в порядке, предусмотренных законом (см. ст. 45 ГК).

Правоспособность - общая, абстрактная возможность быть субъектом гражданских правоотношений, необходимая предпосылка возникновения и реализации гражданских прав и обязанностей. Конкретные же права и обязанности участников гражданских правоотношений возникают на основании юридических фактов - фактов реальной действительности, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение таких правоотношений (ст. 8 ГК). Исходя из этого, объем субъективных, наличных гражданских прав при равной для всех граждан правоспособности существенно различается у разных участников гражданских правоотношений в связи с различного рода факторами, такими как возраст, имущественное положение, творческие способности и др. Он, как правило, уже объема правоспособности, которую гражданин может иметь. Так, любой гражданин имеет право заниматься предпринимательской деятельностью, иметь права автора произведений науки, литературы, искусства и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности, которые входят в содержание правоспособности, но отнюдь не каждый гражданин реализует такую правовую возможность.

Согласно ст. 1196 ГК и ст. 4 Федерального закона от 25 июля 2002 г. "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами. Им предоставляется национальный режим, что означает: 1) иностранные граждане и лица без гражданства могут иметь те же имущественные и личные неимущественные права, что и российские граждане; 2) указанные лица не вправе претендовать и иметь какие-либо иные гражданские права, чем те, которые предоставлены гражданам России. Отдельные ограничения правоспособности иностранцев и лиц без гражданства могут быть установлены законом или Правительством РФ. Так, согласно п. 4 ст. 52 ВК в состав летного экипажа гражданского воздушного судна РФ могут входить только граждане Российской Федерации, а в соответствии с п. п. 1, 2 ст. 56 КТМ в состав экипажа судна, плавающего под Государственным флагом РФ, кроме граждан Российской Федерации могут входить иностранные граждане и лица без гражданства, однако они не могут занимать должности капитана судна, старшего помощника капитана судна, старшего механика и радиоспециалиста. Условия, на которых иностранцы и лица без гражданства могут входить в состав экипажа судна, определяются федеральным органом исполнительной власти в области транспорта, а в состав экипажа судна рыбопромыслового флота - федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства в соответствии с законодательством РФ о привлечении и об использовании в РФ труда иностранных граждан и лиц без гражданства.

Правоспособность признается за гражданином законом. При этом согласно закону гражданин не вправе отказаться от правоспособности или ограничить ее. Следовательно, для правоспособности характерна неотчуждаемость. Пункт 3 ст. 22 ГК устанавливает, что сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны. Гражданин вправе с соблюдением установленных законом требований распоряжаться субъективными правами (продать или подарить принадлежащую ему вещь и т.д.), но не может уменьшить свою правоспособность.

Однако допускается ограничение правоспособности в случаях и в порядке, установленных законом (ч. 1 ст. 22 ГК). Ограничение правоспособности возможно, в частности, в качестве наказания за совершенное преступление, причем гражданин по приговору суда может быть лишен не правоспособности в целом, а только способности иметь отдельные права - занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью. Ограничение правоспособности возможно и при отсутствии противоправных действий лица. Так, абз. 5 п. 4 ст. 66 ГК устанавливает, что законом может быть запрещено или ограничено участие отдельных категорий граждан в хозяйственных товариществах и обществах, за исключением открытых акционерных обществ. В частности, лицо может быть полным товарищем только в одном товариществе на вере (абз. 1 п. 3 ст. 82 ГК), т.е. его правоспособность в какой-то мере ограничена. Ограничение правоспособности в указанных случаях допускается при условии соблюдения установленных законом условий и порядка. Если это условие не соблюдается, акт государственного или иного органа, установивший соответствующее ограничение, признается недействительным (п. 2 ст. 22 ГК) в порядке, предусмотренном ст. 13 ГК.

Принудительное ограничение правоспособности нельзя смешивать с лишением гражданина отдельных субъективных прав. Так, конфискация имущества по приговору суда означает лишение гражданина права собственности на определенные вещи и ценности, но не связана с ограничением правоспособности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993)

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ//СЗ РФ 1994. с. 2880.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ//СЗ РФ 1994 с. 2880.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ//СЗ РФ 2001 с. 2880.

2. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М., 2002. С. 141

Акопов В.И., Маслов Е.Н. Право в медицине. М., 2002. С. 117

Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 6

Братусь С.Н. Предмет и система гражданского права. С. 2002. С. 140.

Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. Рига, 1976. С. 51

Веберс Я.Р. Основные проблемы правосубъектности граждан в советском гражданском и семейном праве: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2004. С. 15

Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 2002. С. 18.

Дмитриев Ю.А., Шленева Е.В. Право человека в Российской Федерации на осуществление эвтаназии // Государство и право. 2000. N 11

3. Крылова Н.Е. Эвтаназия: уголовно-правовой аспект // Вестник Московского университета. Серия 2. Право. 2002. N 2.

4. Латинские юридические изречения / Сост. Е.И. Темнов. М.: Юристъ, 1996. С. 313.

Лялин К. Право на смерть и эвтаназия в зарубежных странах: практические аспекты // Кодекс. 2002. N 9 - 10

Лаговский В. Дети в утробе зевают, улыбаются и плачут // Комсомольская правда. 2 июля 2004 г

Малеина М.Н. Правовое регулирование отношений, возникающих при искусственном зарождении детей // Правоведение. 1983. N 5. С. 73.

Майфат А.В. Суррогатное материнство и иные формы репродуктивной деятельности в новом Семейном кодексе РФ // Юридический мир. 2000. N 2. С. 20.

Михеев Р.И. Пути научного сотрудничества юристов и медиков на рубеже столетия. Материалы конференции "Медицина и право". М., 1999

Островская И.В. Медицинская этика: Сборник документов. М., 2001. С. 48

Предложение о внесении поправок в ГК Российской Федерации в части, касающейся возникновения и прекращения правоспособности физических лиц (интервью с депутатом Государственной Думы, заместителем председателя Комитета по общественным объединениям и религиозным организациям А.В. Чуевым) // Нотариус. 2004. N 2. С. 45 - 48.

Памятники римского права: Законы XII Таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. М.: Зерцало, 1997. С. 18

Туршук Л.Д. Право на защиту жизни и эвтаназия // Кодекс. Правовой научно-практический журнал. 2004. Январь - февраль

Шевчук С.С. Некоторые проблемы правового регулирования применения искусственных методов репродукции // Юрист. 2002. N 9. С. 62

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Русская сборная на ЧМ-2014 так хорошо и быстро передвигалась по льду, что американцы не успевали двигать ворота!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по гражданскому праву "Правоспособность", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru