Реферат: Битва на Курской дуге - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Битва на Курской дуге

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Rar, 2772 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание.

I. Введение.

II. Основная часть:

 1. Обстановка на Курском направлении к началу июля 1943 г.

 а) Численность советских и немецких войск на направлении.

б) Строительство и устройство советской обороны, планы Советского командования.

 в) Военная и идеологическая подготовка личного состава Советской Армии.

 г) Планы и подготовка немцев.

 2. Срыв Советской Армией наступления войск Вермахта.

 а) Первый день сражения

 б) Подвиг старшего лейтенанта Маресьева.

 в) 6 – 11 июля.

 г) Подвиг Горовца Александра Константиновича.

 д) Сражение под Прохоровкой.

 е) Итоги оборонительной операции.

 3. Контрнаступление советских войск.

III. Заключение.

IV. Приложение.

V. Использованная литература.

 Введение.

 Вторая мировая война – самая масштабная и жестокая война в истории человечества. В этой войне решалась судьба всего мира. На этой войне всё было рекордным: количество стран участниц, количество солдат, участвовавших и погибших в боях, впервые применялась новая тактика и техника. Во время этой войны произошло и крупнейшее танковое сражение в мире – Курская битва. С каждой стороны участвовало более 1 миллиона человек, огромное количество танков и самолётов. Курская битва – стала завершение коренного перелома в войне. Советский союз закрепил своё преимущество и продолжил наступление по всем фронтам. Битва на Курской дуге – стала решающим сражением Великой Отечественной, да и всей Второй мировой войны.

 К лету 1943 г. вермахт по прежнему представлял собой большую силу. Он насчитывал (без войск СС) 6.600 тыс. человек, в том числе и действующей армии - 5300 тыс. Из них на советско-германском фронте находилось 4800 тыс. человек, то есть почти 72 %. Кроме того, в действующих здесь армиях сателлитов было 525 тыс. человек. Следовательно, всего на советско-германском фронте гитлеровское командование держало 5325 тыс. человек. Однако соотношение сил на фронте складывалось уже не в пользу Германии. К июлю 1943 г. в советской действующей армии превосходство над противником составляло в 1,2 раза. Еще большее преимущество советские войска имели в боевой технике. Надо, однако, иметь в виду, что свыше половины находившихся тогда на вооружении Красной Армии орудий более 76 млн. и столько же - 82 млн. минометов, почти одну треть бронетанковой техники составляли легкие танки.

 Линия фронта к началу летне-осенней компании 1943 г. проходила от Баренцева моря к Ладожскому озеру, далее по реке Свирь к Ленинграду и далее на юг; у Великих Лук она поворачивала на юго-восток и в районе Курска образовывала огромный выступ, глубоко вдававшийся в расположение вражеских войск; далее от района Белграда пролегала восточнее Харькова и по рекам Северский Донец и Миус тянулась к восточному побережью Азовского моря; на Таманском полуострове она проходила восточнее Тимрюка и Новороссийска.

 Наиболее крупные силы были сосредоточенны на юго-западном направлении, на участке от Новороссийска до Таганрога. На морских театрах соотношение сил также начало складываться в пользу Советского Союза, в первую очередь благодаря количественному и качественному росту флотской авиации.

 Немецко-фашистское командование пришло к выводу, что самым удобным участком для нанесения решительного удара является выступ в районе Курска, получивший название Курской дуги. С севера над ним нависали войска группы армии "Центр" создавшие здесь сильно укрепленный орловский плацдарм. С, юга выступ охватывали войска группы армии "Юг". Противник рассчитывал срезать выступ под основание и разгромить действовавшие там соединения Центрального и Воронежского фронтов. Немецко-фашистское командование учитывало также исключительно большое стратегическое значение выступа для Красной Армии. Занимая его, советские войска могли наносить удары по тылами флагам, как орловской, так и белградско-харьковской группировкам противника.

1. Обстановка на Курском направлении к началу июля 1943 г.

 А) Численность советских и немецких войск.

 К началу июля советское командование завершило подготовку к битве на Курской дуге. Войска, действовавшие в районе Курского выступа, получили усиление. В состав Центрального и Воронежского фронтов с апреля по июль поступило 10 стрелковых дивизий, 10 истребительно-противотанковых артиллерийских бригад, 13 отдельных истребительно-противотанковых артиллерийских полков, 14 артиллерийских полков, 8 гвардейских минометных полков, 7 отдельных танковых и самоходно-артиллерийских полков и другие части. С марта по июль в распоряжение этих фронтов было передано 5635 орудий и 3522 миномета, а также 1294 самолета. Значительное пополнение получили Степной военный округ, части и соединения Брянского и левого крыла Западного фронтов. Сосредоточенные на орловском и белгородско-харьковском направлениях войска были приведены в готовность отразить мощные удары отборных дивизий вермахта и перейти в решительное контрнаступление.

 Войска Центрального фронта под командованием генерала армии К. К. Рокоссовского обороняли северный фас Курского выступа протяженностью до 306 км — от Александровки до Коренево. Командование фронта считало, что вражеский удар, вероятнее всего, последует через Поныри на Курск, и развернуло на правом крыле фронта основные силы. Здесь на 95-километровом участке, составлявшем 31 процент общей протяженности фронта, было сосредоточено 58 процентов стрелковых дивизий, 87 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок и 70 процентов артиллерии. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский отмечал: «Наступление немецко-фашистской ударной группировки на любом другом направлении не создавало особой угрозы, так как войска и средства усиления фронта, располагавшиеся против основания орловского выступа, могли быть в любое время направлены для усиления опасного участка. В худшем случае это наступление могло привести только к вытеснению наших войск, оборонявшихся на Курской дуге, а не к их окружению и разгрому» .

 К началу июля в состав Центрального фронта входили 48, 13, 70, 65, 60-я общевойсковые, 2-я танковая и 16-я воздушная армии, а также 9-й и 19-й отдельные танковые корпуса. Предвидя ожесточенный характер предстоящих боев, командование фронта создало сильные вторые эшелоны и резервы. Во втором эшелоне находилась 2-я танковая армия, в резерве — 9-й и 19-й танковые корпуса и артиллерийские соединения и части. Фронтовые резервы располагались на направлении ожидаемого удара врага. Войска Центрального фронта с учетом ВВС и Войск ПВО страны насчитывали свыше 710 тыс. человек, 5282 орудия всех калибров, 5637 минометов (82-мм и 120-мм), 1783 танка и самоходно-артиллерийские установки, 1092 самолета.

 Против Центрального фронта командование группы армий «Центр» сосредоточило 22 дивизии (15 пехотных, 6 танковых, 1 моторизованную) 9-й армии и 4 пехотные дивизии 2-й армии, отдельный батальон тяжелых танков, 7 дивизионов штурмовых орудий. Немецко-фашистская группировка севернее Курска имела 460 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов и до 1200 танков и штурмовых орудий.

 Общее соотношение сил на северном фасе складывалось в пользу советской стороны. Советские войска превосходили противника по людям, танкам и самоходно-артиллерийским установкам в 1,5 и по артиллерии в 1,8 раза. Вместе с тем на направлении главного удара — в полосе обороны 13-й и правого фланга 70-й армий — гитлеровское командование создало перевес в людях в 1,2 раза и добилось равенства в танках; лишь в артиллерии небольшое превосходство сохраняли советские войска.

 Южный фас Курского выступа протяженностью 244 км — от Коренево до Волчанска — оборонял Воронежский фронт. Его командование считало возможным наступление противника в трех направлениях: из района Белгорода на Обоянь, из района Белгорода на Корочу, из района Муром, Терновая на Волчанок, Новый Оскол. Два первых направления командующий фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин рассматривал как наиболее вероятные и поэтому сосредоточил основные силы на левом крыле фронта. На участке в 164 км, составлявшем около 68 процентов общей протяженности фронта, находилось 83 процента всех стрелковых дивизий, до 90 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок и свыше 86 процентов артиллерии.

 В состав Воронежского фронта входили 38, 40, 69, 6-я гвардейская, 7-я гвардейская, 1-я танковая и 2-я воздушная армии, а также 35-й гвардейский стрелковый, 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса. В первом эшелоне фронта были развернуты 38, 40, 6-я гвардейская, 7-я гвардейская армии. Во втором эшелоне находились 1-я танковая и 69-я армии, в резерве — 35-й гвардейский стрелковый, 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса и артиллерийские части и соединения. Вторые эшелоны и резервы располагались в центре и на левом крыле фронта.

 Командующий фронтом, готовясь к отражению наступления на двух вероятных направлениях, развернул главные силы в более широкой по сравнению с Центральным фронтом полосе. При одинаковой средней оперативной плотности войск (около 7 км на дивизию) в полосе Воронежского фронта на направлении предполагаемых ударов тактическая плотность была меньше. Это объяснялось очень глубоким оперативным построением войск на левом крыле, доходившим до 70 км.

 Войска Воронежского фронта с учетом ВВС и Войск ПВО страны насчитывали 626 тыс. человек, 4029 орудий всех калибров, 4150 минометов(82-мм и 120-мм), 1661 танк и самоходно-артиллерийскую установку, 1080 самолетов.

 Против Воронежского фронта было развернуто пять пехотных дивизий 2-й армии группы армий «Центр», 4-я танковая армия и основные силы оперативной группы «Кемпф» группы армий «Юг», насчитывавшие 24 дивизии (15 пехотных, 8 танковых, 1 моторизованная), 2 отдельных батальона тяжелых танков, дивизион штурмовых орудий. Общая численность группировки составляла 440 тыс. человек. Она имела до 4 тыс. орудий и минометов и до 1500 танков и штурмовых орудий.

 На южном фасе Курского выступа советские войска превосходили противника в людях в 1,4 раза, в артиллерии в 2, в танках и самоходно-артиллерийских установках в 1,1 раза. Однако на направлении готовящегося удара немецко-фашистское командование и здесь добилось временного перевеса в силах и средствах. Сосредоточение превосходящих сил на направлениях главных ударов севернее и южнее Курского выступа позволяло врагу нанести мощные первоначальные удары по войскам Центрального и Воронежского фронтов.

 К началу июля в Степной военный округ входили 4-я гвардейская, 5-я гвардейская, 27, 47, 53-я общевойсковые армии, 5-я гвардейская танковая армия, 5-я воздушная армия, а также один стрелковый, три танковых, три механизированных и три кавалерийских корпуса. Всего в его составе с учетом ВВС насчитывалось 573 тыс. человек. Округ имел 3397 орудий, 4004 миномета (82-мм и 120-мм) * и 1551 танк и самоходно-артиллерийскую установку. Ставка Верховного Главнокомандования поставила округу задачу не допустить возможного прорыва крупных группировок противника в восточном направлении, как со стороны Орла, так и со стороны Белгорода, для чего подготовить контрудары в направлениях Мало-архангельск, Щигры, Курск, Обоянь, Белгород. В то же время войскам округа ставилась задача быть в готовности к переходу в наступление. Таким образом, Степной военный округ как заранее подготовленное формирование резерва Ставки не только увеличивал глубину обороны, но и предназначался для решения наступательных задач стратегического значения.

 Воздушные армии, сосредоточенные на курском направлении, были усилены авиационными корпусами и дивизиями РВГК. Советская авиация имела численное превосходство над немецкой. Против 6-го и 4-го немецких воздушных флотов действовали 16-я (Центральный фронт), 2-я (Воронежский фронт) и 17-я (Юго-Западный фронт) воздушные армии, а также авиация дальнего действия. Кроме того, в составе Степного округа находилась 5-я воздушная армия.

 Б) Строительство и устройство советской обороны, планы Советского командования.

 К началу битвы Центральный и Воронежский фронты, а также Степной военный округ в основном выполнили поставленную перед ними задачу по подготовке глубоко эшелонированной обороны. В сравнительно короткий срок в районе Курского выступа было оборудовано восемь оборонительных полос и рубежей общей глубиной до 300 км. Каждая армия первого эшелона построила три полосы обороны. Все они на вероятных направлениях главных ударов противника были заняты войсками. Помимо этого Центральный и Воронежский фронты возвели три фронтовых оборонительных рубежа. Восточнее Курского выступа войска Степного военного округа. оборудовали оборонительный рубеж по линии Россошное, Белый Колодезь. По левому берегу Дона был построен государственный рубеж обороны. Тактическая зона обороны состояла из двух полос — главной и второй — и достигала глубины 15—20 км. Она имела наибольшее количество инженерных сооружений.

 Вместе с воинами сооружало оборону население освобожденных прифронтовых районов Курской, Орловской, Воронежской и Харьковской областей. В начале апреля состоялся пленум Курского обкома партии, рассмотревший вопрос об организации помощи фронту. В работе пленума приняло участие командование Центрального и Воронежского фронтов. Горкомы, райкомы партии и первичные парторганизации мобилизовали население на строительство оборонительных сооружений, аэродромов и авиационных посадочных площадок. Трудящиеся привлекались для ремонта шоссейных и грунтовых дорог, восстанавливали железнодорожные магистрали, оказывали помощь госпиталям. В апреле на Курском выступе в создании оборонительных сооружений участвовало 105 тыс. рабочих и колхозников Курской области, в июне — 300 тыс. человек. Сотни тысяч жителей Орловской и Воронежской областей возводили оборонительные рубежи по левому берегу Дона и по реке Оскол.

 Объем выполненных инженерных работ был огромен. Только в полосе Воронежского фронта было отрыто 83 912 стрелковых и пулеметных окопов и окопов для противотанковых ружей, построено 5322 командных и наблюдательных пункта, 17 505 убежищ и землянок, установлено 637 500 противотанковых и противопехотных мин, 593 км проволочных заграждений. Длина траншей и ходов сообщения достигала 4240 км. Примерно такой же объем инженерных работ был выполнен и на Центральном фронте.

 Основой инженерного оборудования позиций под Курском явилась широко развитая система траншей и ходов сообщения, впервые за время Великой Отечественной войны применявшаяся в таких больших масштабах. Так, в полосе Центрального и Воронежского фронтов было отрыто до 10 тыс. км траншей и ходов сообщения. Опыт войны подтвердил, что такая система давала обороняющимся немало преимуществ. Она повышала устойчивость и активность обороны, а также позволяла маневрировать живой силой и огневыми средствами, обеспечивала укрытие людей и боевой техники от огня и налетов вражеской авиации.

 Оборона строилась, прежде всего, как противотанковая, основу которой составляли противотанковые опорные пункты, возводимые, как правило, в батальонных (ротных) районах обороны, и противотанковые районы, создаваемые самостоятельно или в пределах полковых участков обороны. Она усиливалась за счет маневра артиллерийскими противотанковыми резервами. Система огня противотанковых опорных пунктов и районов увязывалась с огнем артиллерии, расположенной на открытых и закрытых огневых позициях, и артиллерии противотанковых резервов. Важными элементами противотанковой обороны, глубина которой достигала 30—35 км, стали подвижные отряды заграждений и сильно развитая система инженерных препятствий. Все огневые средства предполагалось применять массированно с учетом вероятных направлений ударов противника.

 Для отражения ударов крупных сил авиации врага в районе Курского выступа была создана сильная противовоздушная оборона фронтов. Группировка сил ПВО фронтов включала 9 зенитных артиллерийских дивизий, 26 отдельных полков малокалиберной зенитной артиллерии. 1387 отдельных дивизионов среднекалиберной зенитной артиллерии. В их составе насчитывалось 1026 зенитных орудий. Это позволило прикрыть боевые порядки войск двух- и трехслойным огнем зенитной артиллерии. Для борьбы с авиацией противника планировалось использовать кроме фронтовой авиации авиацию и зенитную артиллерию Войск ПВО страны.

 Для противовоздушной обороны железных дорог, обслуживавших курский плацдарм, советское командование весной 1943 г. сосредоточило значительные силы Войск ПВО страны: более 200 самолетов-истребителей, свыше 760 зенитных орудий, около 560 крупнокалиберных зенитных пулеметов, 125 зенитных прожекторов ^. Это обеспечивало достаточно высокую плотность противовоздушных средств. При организации противовоздушной обороны особое внимание обращалось на массирование сил и средств с целью надежной защиты наиболее важных объектов — железнодорожных узлов и мостов. Для их прикрытия использовалось до 67 процентов зенитных орудий среднего калибра и 52 процента орудий малого калибра.

 В) Военная и идеологическая подготовка личного состава Советской Армии.

 После того как Ставка Верховного Главнокомандования приняла окончательное решение о переходе войск к преднамеренной обороне, важнейшей задачей военных советов фронтов и армий стало повышение боевой и оперативной подготовки объединений, соединений и частей. При этом войска должны были одновременно с созданием прочной и непреодолимой обороны учиться тому, что потребуется от них в боях. Формы обучения были самые разнообразные. В частях и соединениях особое внимание обращалось на освоение опыта организации и осуществления взаимодействия в бою. С этой целью проводились встречи воинов стрелковых частей с воинами приданных и поддерживающих подразделений. Большое внимание уделялось организации огня всех видов в обороне, маневра огневыми Средствами, вторыми эшелонами и резервами. В штабах частей и соединений отрабатывались функциональные обязанности офицеров штаба, проводились занятия по составлению боевых документов и привитию навыков по скрытному управлению войсками. В подразделениях стрелковых войск отрабатывались темы: «Отражение танковой атаки противника», «Уничтожение пехоты противника, вклинившейся в передний край обороны», «Отход и занятие подразделениями промежуточного рубежа обороны», «Бой в окружении». Значительное время отводилось на отработку приемов борьбы с новыми танками и штурмовыми орудиями врага. В артиллерийских частях проводились занятия по организации смены огневых позиций в ходе боя. Для совершенствования навыков управления огнем были организованы сборы офицеров-артиллеристов в масштабе армий. Артиллеристы-зенитчики тренировались в ведении огня по воздушным целям и совершенствовали навыки в переносе огня с воздушных целей на наземные.

 Командиры и штабы танковых соединений совместно с командирами других родов войск отрабатывали на картах, а затем и на местности возможные варианты нанесения ударов по вклинившейся группировке врага. Экипажи танков тренировались вести меткий огонь из укрытий, с ходу, с коротких остановок, а также быстро и скрытно менять огневые позиции. Личный состав инженерных войск обучался устанавливать противотанковые и противопехотные мины, применять в качестве мин трофейные снаряды, пользоваться миноискателями и щупами. Вновь сформированные подвижные отряды заграждений и саперные подразделения обучались постановке минных заграждений на путях движения танков противника. В авиационных соединениях и частях проводились учебно-боевые полеты, на которых отрабатывались вопросы осуществления взаимодействия между истребителями, бомбардировщиками и штурмовиками, а также с наземными войсками.

Основное внимание в оперативной подготовке штабов фронтов и армий уделялось отработке вопросов управления войсками и организации взаимодействия между видами вооруженных сил и родами войск. Широко практиковалось проигрывание вариантов оборонительных сражений исходя из возможных действий противника. Там, где позволяла обстановка, штабы армий организовывали учения стрелковых соединений совместно с приданными и поддерживающими частями.

 При обучении войск и штабов наряду с отработкой тем по организации и ведению оборонительного боя и операции проводились занятия, на которых отрабатывались действия в ходе наступления.

 Повышению качества боевой и оперативной подготовки войск к решительным сражениям способствовала широко развернувшаяся партийно-политическая работа, которую возглавили члены военных советов, начальники политуправлений фронтов и политотделов армий.

 Успешная подготовка войск к решающим боям во многом зависела от идейной закалки воинов. С апреля по июль во всех частях и подразделениях проводились политические занятия с солдатами и сержантами по разработанной Главным политическим управлением тематике, лекции и семинары для офицеров, на которых изучались ленинские идеи о защите социалистического Отечества, документы ЦК ВКП(б).

 В предвидении массированного применения противником новых типов танков в частях и соединениях проводилась морально-психологическая подготовка воинов к борьбе с ними. В апрельском номере журнала «Агитатор и пропагандист Красной Армии» был помещен рисунок танка «тигр» и показаны его наиболее уязвимые места. Политуправление Центрального фронта выпустило большими тиражами «Памятку бронебойщику», «Памятку артиллеристу — истребителю вражеских танков», «Памятку пехотинцу по борьбе с вражескими танками» и множество листовок с рисунками новых танков врага и советами, как с ними успешно бороться. Такие листовки выпускались и на других фронтах.

 По указанию Военного совета Воронежского фронта во всех подразделениях, включая тыловые, было проведено несколько занятий по изучению методов борьбы с танками противника. В войсках получило широкое "распространение движение истребителей танков, проводились их слеты, активно осуществлялся обмен опытом борьбы с вражеской техникой.

 Накануне решающих боев новый размах приобрела политическая работа в разведывательных подразделениях. Выполняя приказ народного комиссара обороны от 19 апреля 1943 г. «О состоянии органов войсковой разведки и мерах по улучшению ее боевой деятельности», военные советы, командиры и политорганы приняли меры к совершенствованию боевой подготовки разведподразделений, укрепили их коммунистами и комсомольцами. В ряде армий партийная и комсомольская прослойка в разведывательных подразделениях доходила до 90—95 процентов личного состава. В дивизиях и армиях проводились совещания разведчиков по обмену опытом.

 В результате напряженной деятельности военных советов фронтов и армий, политорганов и партийных организаций, воспитательной работы командиров и политработников был обеспечен дальнейший подъем морального духа советских войск.

 Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб, используя своих представителей, оказывали всестороннюю помощь командованию и войскам, сочетая ее с проверкой готовности объединений и соединений к оборонительным сражениям. Особое внимание было уделено организации четкого взаимодействия между фронтами и заблаговременному сосредоточению стратегических резервов. Все мероприятия проводились в обстановке высокой бдительности и готовности войск в любое время отразить наступление врага. В конце июня И. В. Сталин поручил А. М. Василевскому вплотную заняться подготовкой войск Воронежского фронта, а Г. К. Жукову координировать действия Центрального, Брянского и Западного фронтов. Координация действий авиации была поручена командующему ВВС маршалу авиации А. А. Новикову и его заместителям генералам Г. А. Ворожейкину и С. А. Худякову, которые с небольшими оперативными группами находились в районе командных пунктов фронтов.

 Большую роль в обеспечении мероприятий, проводившихся в этот период, сыграли штабы фронтов и армий. Они готовили командующим данные для выработки решений, разрабатывали планы операций, осуществляли контроль за действиями войск и нижестоящих штабов, планировали боевую подготовку войск и руководили ею, следили за развертыванием сил и средств противника, организовывали взаимодействие, связь и управление войсками. Был установлен жесткий контроль за соблюдением правил скрытого управления войсками. Ограничивались переговоры по проводным средствам связи. Радиосвязь осуществлялась только по ранее действующим радиостанциям. Переговоры о подготовке войск к операциям категорически запрещались. Командующие войсками доводили боевые задачи до подчиненных им командиров лично. Перегруппировки войск осуществлялись только в ночное время. Скрытно проводилось инженерное оборудование местности, соблюдался ранее установленный режим ведения огня артиллерией и действий войск.

 По указанию Ставки органы советской контрразведки в тесном контакте с Генеральным штабом, используя различные оперативные возможности, проводили активные мероприятия по дезинформации командования вермахта и его разведывательных органов относительно планов советского командования и оперативной обстановки. Так, в мае — июне 1943 г. передавались дезинформационные сведения, имевшие цель скрыть подготовку к обороне и контрнаступлению Советской Армии в районе Курской дуги.

 К началу июля советские войска всесторонне подготовились к предстоявшим сражениям как в боевом, так и морально-психологическом отношении. В подготовку битвы на Курской дуге был вложен напряженный труд миллионов тружеников тыла, советских воинов, командиров и штабов всех степеней. Это была поистине титаническая работа. Она, в частности, включала в себя такие мероприятия, как возведение многополосной обороны, создание в районе восточнее Курска мощного стратегического резерва Ставки — Степного военного округа, осуществление крупнейшего за все время войны сосредоточения у Курска материальных средств и войск, организация специальных воздушных операций по нарушению вражеских коммуникаций и завоеванию господства в воздухе, активизация действий партизан с целью осуществления массовых диверсий в тылу врага и получения важнейших разведывательных данных, проведение большого комплекса мероприятий по политическому обеспечению предстоявших действий Советской Армии.

 Г) Планы и подготовка немцев.

 Завершало подготовку к наступлению и гитлеровское командование. 9-я армия группы армий «Центр», оперативная группа «Кемпф», 4-я танковая армия группы армий «Юг» получили значительные маршевые пополнения, большое количество боевой техники и вооружения. Все войска, предназначенные для проведения операции «Цитадель», были полностью укомплектованы. В район предстоявших боев из Германии прибывали новые танки «тигр», «пантера» и штурмовые орудия «фердинанд» (см. приложение). Под Курск перебрасывались с других участков фронта танки и штурмовые орудия, а также авиационные части.

 Большое внимание немецко-фашистское командование уделило боевой подготовке войск. Все танковые дивизии и ряд пехотных соединений отводились с переднего края для обучения по специальному плану. Тренировки войск и штабов проводились в обстановке, приближенной к боевой. Тщательно отрабатывалось взаимодействие пехоты, артиллерии и авиации. Исключительное значение придавалось достижению внезапности наступления. Оперативным приказом № 6 предусматривалось проведение мероприятий с целью создания ложного представления о подготовке наступления южнее Харькова. В полосе группы армий «Центр» намечалось отвести войска в тыл и распространять ложные слухи о том, что немецкая армия наступать не собирается. Осуществлялись мероприятия по маскировке: запрещались всякие передвижения в дневное время и строго регулировалось передвижение войск ночью, запрещалась связь с соединениями по радио и телефонная связь с прибывающими войсками.

 В районе Курского выступа сосредоточилась мощная воздушная группировка. Из 2980 самолетов, которыми располагали вермахт и его союзники на советско-германском фронте, более 2 тыс. предназначалось для участия в наступательной операции. Из них почти 1 тыс. самолетов 6-го воздушного флота базировалась на аэродромах орловского выступа, а более 1 тыс. самолетов 4-го воздушного флота заняли аэродромы в районе Харькова и Полтавы. Обе авиационные группировки противника имели в своем составе более 1 тыс. бомбардировщиков. Авиационные части были пополнены модернизированными бомбардировщиками «Хейнкель-111», новыми истребителями «Фокке-Вульф-190А» и штурмовиками «Хейнкель-129»(см. приложение). Используя крупные силы бомбардировщиков и истребителей в районах севернее и южнее Курска, немецко-фашистское командование предполагало сковать в воздушных боях советскую авиацию, массированными ударами подавить советские войска и тем самым обеспечить быстрый прорыв танковых соединений к Курску. Командование военно-воздушных сил (генерал Беринг) заверяло Гитлера, что потеря господства в воздухе под Москвой и Сталинградом объяснялась только сложными метеорологическими условиями русской зимы и что в летнее время инициатива будет вновь захвачена немецкой авиацией.

 Гитлер в обращении к офицерскому составу накануне битвы под Курском писал: «Наша авиация, сосредоточив все свои силы, разгромит воздушную мощь противника, она поможет уничтожить огневые позиции артиллерии врага и путем непрерывной активности окажет помощь бойцам пехоты, облегчив их действия» . Однако проведенные советским командованием крупные воздушные операции по уничтожению немецких самолетов на аэродромах и в воздухе в значительной степени препятствовали воплощению этих замыслов.

 Для осуществления операции «Цитадель» были привлечены отборные войска вермахта и наиболее опытные генералы. На курском направлении сосредоточились огромные силы: 50 дивизий (в том числе 16 танковых и моторизованных), 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий. Это составляло около 70 процентов танковых, до 30 процентов моторизованных и более 20 процентов пехотных дивизий от общего количества пехотных соединений на советско-германском фронте. Здесь действовало свыше 65 процентов всех боевых самолетов, находившихся на Востоке. Однако, несмотря на решительную концентрацию сил, командованию вермахта не удалось достичь общего превосходства в силах и средствах над советскими войсками (таблица 1).

Таким образом, обороняющаяся сторона превосходила наступающую в силах и средствах. К началу июля командование вермахта пришло к выводу, что подготовка войск завершена, ударные группировки насыщены новыми тяжелыми танками и штурмовыми орудиями, личный состав готов к решительному наступлению, процесс укомплектования и сколачивания танковых войск закончен. После неоднократных переносов срока наступления Гитлер объявил свое окончательное решение — начать наступление 5 июля.

 В ночь перед наступлением во всех подразделениях ударных группировок было оглашено обращение Гитлера к солдатам, подписанное им 4 июля: «Сегодня вы начинаете великое наступательное сражение, которое может оказать решающее влияние на исход войны в целом. С вашей победой сильнее, чем прежде, во всем мире укрепится убеждение в тщетности любого сопротивления немецким вооруженным, силам... Могучий удар, который поразит сегодняшним утром советские армии, должен потрясти их до основания. И вы должны знать, что от исхода этой битвы может зависеть все» . Однако враг и на этот раз роковым для себя образом переоценил свои силы и недооценил рост боевой мощи Советской Армии.

2. Срыв Советской Армией наступления войск Вермахта

 А) Первый день сражения.

 Почти сто дней длилось предгрозовое затишье на полях предстоящей гигантской битвы. На рассвете 5 июля 1943 г. мощные группировки немецко-фашистских войск перешли в наступление на северном и южном фасах Курской дуги и сразу же встретили стойкую оборону армий Центрального и Воронежского фронтов.

В конце июня и в начале июля советская разведка — войсковая, оперативная и агентурная — продолжала пристально следить за действиями врага, особенно за перемещением его танковых соединений. Это позволило Ставке Верховного Главнокомандования своевременно предупредить командующих фронтами о том, что противник может начать наступление 3—6 июля. Вскоре удалось установить не только день, но и час атаки — 5 июля, 3 часа утра. Этот срок указали захваченный в плен разведчиками 13-й армии Центрального фронта сапер и перебежчик на Воронежском фронте. Их показания были подтверждены другими разведданными. Советское командование получило необходимые сведения для проведения заранее спланированной контрподготовки, которая началась на рассвете 5 июля в войсках Центрального и Воронежского фронтов.

 На изготовившиеся к атаке пехотные и танковые соединения врага, на его артиллерийские батареи, наблюдательные пункты, штабы, склады боеприпасов и горючего обрушился шквал артиллерийского огня. В войсках 13-й армии, 6-й и 7-й гвардейских армий в контрподготовке участвовало 2460 орудий, минометов и боевых машин реактивной артиллерии, средняя плотность которых на километр фронта достигала 30—35, а на важнейших участках — до 60 — 70 единиц. Чтобы преждевременно не обнаружить расположение противотанковых районов, находившаяся в них артиллерия участия в контрподготовке не принимала. Одновременно 132 штурмовика и 285 истребителей 2-й и 17-й воздушных армий нанесли удар по восьми вражеским аэродромам и уничтожили 60 самолетов.

 Немецко-фашистские соединения понесли значительные потери в исходном положении. Система огня их артиллерии была дезорганизована, управление войсками нарушено. Приказ Гитлера о том, чтобы широко использовать момент внезапности и держать противника в неведении прежде всего относительно времени начала наступления, выполнить не удалось. В дневнике верховного главнокомандования вермахта 6 июля появилась запись: «Противнику стал известен срок начала наступления, поэтому выпал элемент оперативной внезапности».

 В результате осуществленной артиллерийской контрподготовки наступление немецко-фашистских соединений против Центрального фронта задержалось на 2,5 часа, а против Воронежского фронта — на 3 часа.

 В 5 часов 30 минут после артиллерийской подготовки и ударов авиации немецко-фашистские войска атаковали на 40-километровом фронте всю полосу обороны 13-й армии генерала Н.П.Пухова и примыкавшие к ней фланги 48-й и 70-й армий генералов П.Л.Романенко и И.В.Галанина. Уже в первый день неприятель ввел в сражение девять дивизий, в том числе две танковые, а также семь дивизионов штурмовых орудий и отдельный танковый батальон. Главный удар гитлеровцы наносили на Ольховатку, вспомогательные — на Малоархангельск и Гнилец.

 На ольховатском направлении действовало до 500 танков и штурмовых орудий. Основные силы танков, авиации, артиллерии и пехоты противник обрушил против 13-й армии. Гитлеровцы не сомневались в успехе. По их расчетам, новая боевая техника должна была сломить оборону советских войск. Но советские воины не дрогнули. Они расстреливали танки врага огнем артиллерии и противотанковых ружей, поджигали их бутылками с горючей смесью. Танки и штурмовые орудия противника подрывались на минных полях; советские стрелковые подразделения отсекали пехоту от танков и уничтожали ее всеми видами огня, а прорвавшихся в траншеи и ходы сообщения гитлеровцев истребляли в рукопашном бою. Советские воины сражались отважно. Невиданная стойкость, массовый героизм были законом для советских патриотов.

 Вместе с 13-й и 48-й армиями героически сражалась 70-я армия, сформированная из пограничников Дальнего Востока, Забайкалья, Средней Азии и личного состава внутренних войск НКВД. Соединения армии оказали упорное сопротивление врагу, мужественно отражали его атаки, нанесли ему большие потери.

 Советских воинов не запугали новые танки противника. Артиллерия и танки цементировали оборону на земле, авиация поддерживала обороняющихся с воздуха. Отдельные танковые бригады, танковые и самоходно-артиллерийские полки были приданы стрелковым соединениям для усиления тактической зоны обороны. Они, как правило, находились на танкоопасных направлениях в боевых порядках пехоты.

Четыре ожесточенные атаки отбили советские воины в первый день наступления. Все попытки гитлеровского командования вбить танковые клинья между 48, 13 и 70-й армиями окончились провалом. Лишь в результате пятой атаки враг сумел ворваться на передний край обороны 13-й армии и потеснить ее части. Прилагая огромные усилия, противник продвинулся на сравнительно узком участке в полосе 13-й армии не более чем на 6—8 км.

 Упорные бои вели летчики 16-й воздушной армии, которой командовал генерал С. И. Руденко. Удары по атакующим танкам, пехоте и артиллерии наносили штурмовики и бомбардировщики. Летчики впервые широко применили противотанковые авиационные бомбы кумулятивного действия, которые пробивали броню фашистских танков, уничтожали артиллерию и другую боевую технику. В бомбоотсеки самолета Ил-2 загружались 144 такие бомбы.

 Напряженные бои шли в воздухе. 5 июля в полосе Центрального фронта было зарегистрировано около 2300 пролетов немецких самолетов. Были моменты, когда над полем боя одновременно находилось до 300 бомбардировщиков и не менее 100 истребителей врага.

 Развернувшаяся борьба в воздухе над Курской дугой носила ожесточенный характер. Воздушные бои шли непрерывно, перерастая в воздушные сражения, в которых участвовали сотни самолетов с каждой стороны. В воздухе постоянно патрулировали группы советских истребителей, которые перехватывали вражеские бомбардировщики на маршрутах их полета. Наращивание сил производилось за счет дежурных подразделений, сосредоточенных на специально построенных в 10—15 км от переднего края аэродромах.

 В действиях советских истребителей в ходе боев выявились недостатки. Некоторые летчики увлекались воздушными боями с истребителями противника и подчас оставляли без воздействия вражеские бомбардировщики. Иногда несвоевременно осуществлялось оповещение о приближении воздушного противника, в результате немецко-фашистская авиация прорывалась через заслоны советских истребителей и наносила удары по войскам.

 Б) Подвиг старшего лейтенанта Маресьева.

 Родился 20 мая 1916 г. в городе Камышин. Русский. Член КПСС с 1944 г. окончил 8 классов, школу ФЗУ, три курса рабфака. Работал механиком-дизелистом в городе Комсомольск-на-Амуре. Окончил аэроклуб. В Красной Армии с 1937 года. Окончил Батайскую военную авиационную школу пилотов в 1940г. С августа 1941 г. на фронтах Великой Отечественной войны. Заместителю командира эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиационного полка (3-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 1-й гвардейский истребительный авиационный корпус, 15-я воздушная армия, Брянский фронт) гвардии старшему лейтенанту Маресьеву А.П. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа присвоено звание Героя Советского Союза. В 1946 г. демобилизован. В 1952 г. окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Кандидат исторических наук. В 1956-1983 гг. -ответственный секретарь, с 1983 г. -первый заместитель председателя Советского Комитета ветеранов войны. Полковник в отставке А.П. Маресьев награжден двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской революции, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Трудового Касного Знамени, орденами Дружбы народов, Красной Звезды.

 Курскую битву заместитель начальника истребительной авиационной эскадрильи встретил уже опытным воином. Его боевая биография началась на Северо-Западном фронте. Здесь он, летчик-истребитель, отличился своей тактической грамотностью, отвагой: в воздушных боях сбил четыре самолета противника. В одном из боев самолет Алексея Мересьева был подбит и упал в лес в тылу врага. 18 суток пробивался он к своим, отморозил голени обеих ног, которые впоследствии были ампутированы. После выздоровления настоятельно просился на фронт на должность летчика-истребителя. Получив разрешение, Маресьев освоил скоростной истребитель Ла-5, на котором с успехом выполнял боевые задания командования …

 В следующем бою Маресьев встретился с асами воздушной дивизии «Рихтгофен», вооруженной новейшими истребителями «Фокке-Вульф-190». Один из вражеских самолетов ринулся на Маресьева, и Алексей пошел ему на встречу. Они мчались друг на друга на полном газу -вот-вот столкнутся! Но гитлеровец не выдержал, скользнул вверх и Алексей нажал все гашетки «Фокке-Вульф-190» запылал и рухнул вниз. В небе над Курской дугой Алексей Маресьев сбил 3 вражеских самолета.

 В) 6-11 июля.

 Первый же день наступления показал, что сломить сопротивление советских войск и «одним ударом пробить оборону» не удалось. Генеральный штаб сухопутных войск вынужден был торопить командующего группой армий «Центр» Клюге с вводом в бой вторых эшелонов и резервов.

 Командование Центрального фронта усилило оборону в полосе 13-й армии, которая получила 1-ю и 13-ю истребительно-противотанковые артиллерийские бригады и 21-ю минометную бригаду — всего 10 полков. Вечером 5 июля командующий Центральным фронтом, установив направление главного удара противника, принял решение с утра следующего дня нанести контрудар по главной группировке врага и восстановить положение. Для контрудара выделялись 17-й гвардейский стрелковый корпус 13-й армии, 16-й танковый корпус 2-й танковой армии и 19-й отдельный танковый корпус из резерва фронта.

 Второй день операции немецко-фашистское командование начало опять мощными авиационными и артиллерийскими ударами, а затем в атаку устремились десятки танков и штурмовых орудий. Снова разгорелись бои на главном — ольховатском направлении, а также севернее Малоархангельска и Гнильца.

 В период подготовки и осуществления контрудара на всем фронте шли ожесточенные бои. Из-за крайне ограниченного времени трудно было организовать взаимодействие между пехотой, танками и артиллерией. Поэтому контрудар не достиг цели, которая ставилась командованием. Однако советские войска потеснили врага на 1,5 —2 км и сковали его действия. Командование фронта выиграло время для сосредоточения новых сил на угрожаемом направлении.

 За два дня боев противник продвинулся в глубь обороны всего на 6—10 км, понеся значительные потери — более 25 тыс. солдат и огромное количество боевой техники. Командование 9-й немецкой армии было вынуждено отказаться от продолжения наступления на широком фронте одновременно на Малоархангельск, Ольховатку и Гнилец.

 Большие потери и низкие темпы продвижения вызвали беспокойство в ставке Гитлера, поколебали уверенность немецко-фашистского командования в победоносном завершении операции «Цитадель». 6 июля немецкое радио сообщило, что в районе Курского выступа наступление начала не немецкая, а Советская Армия. В сообщении указывалось: «Советское командование беспрерывно вводило в действие танковые части, однако главные позиции германской обороны на всех участках находятся прочно в наших руках и ни на одном участке фронта не введены еще в бой сколько-нибудь значительные германские танковые силы». В сообщении говорилось о якобы колоссальных потерях советских войск, о высоких боевых качествах «тигров».

 7 июля гитлеровское командование перенесло главный удар на Поныри, продолжая наступление и на Ольховатку. Развернулись ожесточеннейшие бои за вторую полосу обороны. В районе Понырей героически отражали натиск врага воины 307-й стрелковой дивизии генерала М. А. Еншина. Командование фронта усилило сражавшиеся в этом районе части противотанковой и реактивной артиллерией, подвижными отрядами заграждений. Неувядаемой славой покрыли себя в этих боях минеры 1-й гвардейской бригады специального назначения. Они создавали заграждения из минноподрывных средств и преграждали пути наступления танков противника. Продвижение гитлеровцев было остановлено.

 Напряженные бои проходили в воздухе. Советские истребители большими группами вторгались в воздушное пространство над занятой врагом территорией и навязывали фашистским летчикам бои, в которых они терпели поражение. Большинство немецких бомбардировщиков перехватывалось еще до их подхода к полю боя. Активность фашистской авиации заметно снизилась.

 К 9 июля командование группы армий «Центр» ввело в сражение почти всю ударную группировку 9-й армии — семь пехотных и пять танковых дивизий. У командующего 9-й армией в резерве осталась только 10-я моторизованная дивизия. В резерве группы армий находились 12-я танковая и 36-я пехотная дивизии.

 Героическое сопротивление войск Центрального фронта подорвало наступательные возможности немецко-фашистских соединений. Гитлеровскому командованию пришлось отдать приказ о прекращении наступления и приступить к перегруппировке частей для организации удара на Фатеж — в стык 13-й и 70-й армий. Становилось очевидным, что вермахт терял инициативу.

 Наступление возобновилось 10 июля. Для наращивания удара Гитлер приказал передать группе армий «Центр» почти треть авиации группы армий «Юг». Но и новые попытки врага развить наступление окончились неудачей. Ни 10, ни 2 июля ударная группировка 9-й армии не смогла продвинуться в глубь обороны советских войск.

 Тем временем назревали события, которым предстояло коренным образом изменить характер борьбы. По приказу Ставки Верховного Главнокомандования заканчивались последние приготовления к переходу в наступление войск Брянского и левого крыла Западного фронтов. 2 июля начали боевые действия передовые батальоны, а 12 июля перешли в наступление против 2-й немецкой танковой армии главные силы этих фронтов. Боевые действия передовых батальонов на орловском направлении немецко-фашистское командование расценило как отвлекающие удары, поэтому они не вызывали у него беспокойства.

 12 июля командование группы армий «Центр» рассчитывало снова возобновить наступление. Однако мощные удары войск Западного и Брянского фронтов сорвали эти планы. Гитлеровское руководство вынуждено было принять решение о переходе 9-й армии к обороне.

 Всего неделя потребовалась армиям Центрального фронта для срыва наступления немецко-фашистских войск на орловско-курском направлении. Окружить советские соединения на четвертый день сражения. как это предусматривалось планом «Цитадель», гитлеровцам не удалось. В бесплодных атаках были обескровлены лучшие дивизии 9-й армии, потеряно огромное количество боевой техники.

 Командование Центрального фронта докладывало в Ставку Верховного Главнокомандования: «Встретив противника стеной разящего металла, русской стойкостью и упорством, войска Центрального фронта измотали в непрерывных ожесточенных восьмидневных боях врага и остановили его натиск. Первый этап сражения закончился».

 Напряженный характер носила борьба на южном фасе Курского выступа — в полосе Воронежского фронта. Здесь еще 4 июля, во второй: половине дня, передовые отряды 4-й немецкой танковой армии после 10-минутного огневого налета артиллерии и ударов авиации перешли в наступление и завязали бои с боевым охранением 6-й гвардейской армии. Стало очевидным, что ночью или на рассвете 5 июля начнется генеральное наступление. Поэтому командующий фронтом принял решение о проведении в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий артиллерийской контрподготовки с привлечением орудий и минометов 40-й армии. Как и на северном фасе, контрподготовка нанесла врагу значительный урон.

 5 июля в 6 часов после артиллерийской подготовки и массированных налетов авиации гитлеровские войска перешли в наступление. Главный удар наносился в направлении Обояни по 6-й гвардейской армии генерала И. М. Чистякова пятью танковыми, одной моторизованной, двумя пехотными дивизиями, двумя отдельными батальонами тяжелых танков и дивизионом штурмовых орудий. Второй удар — в направлении Корочи — против 7-й гвардейской армии генерала М. С. Шумилова предприняли три танковые и три пехотные дивизии. Таким образом, командование группы армий «Юг» уже в первый день наступления ввело в сражение пять пехотных, восемь танковых и одну моторизованную дивизии.

 С величайшей стойкостью оборонялись советские воины, проявляя массовый героизм и отвагу. Артиллеристы уничтожали танки противника огнем прямой наводки, пехотинцы забрасывали их противотанковыми гранатами; многие танки подрывались на минах.

 В бои с вражеской авиацией вступили летчики 2-й и 17-й воздушных армий, которыми командовали генералы С. А. Красовский и В. А. Судец, а также летчики-истребители Войск ПВО страны. Командование Воронежского фронта сосредоточило на обоянском направлении почти все соединения 2-й воздушной армии. На корочанском направлении действия войск фронта поддерживала 17-я воздушная армия. О накале борьбы свидетельствуют такие данные: над районом площадью 20 на 60 км действовало с обеих сторон более 2 тыс. самолетов, в воздушных боях нередко одновременно участвовало 100—150 самолетов. Основные усилия штурмовой и бомбардировочной авиации направлялись на уничтожение фашистских танков.

 В первый день ни на одном из направлений немецко-фашистским войскам не удалось прорвать оборону. Они лишь вклинились в нее на 8—10 км. Однако обстановка в полосе фронта оставалась сложной, так как противник все время наращивал силу ударов. Для срыва его наступления необходимо было вводить новые силы. Командующий Воронежским фронтом поставил войскам задачу на 6 июля: упорной обороной изматывать наступающего противника и не допустить расширения прорыва в сторону флангов. Он отдал распоряжение командующему 1-й танковой армией генералу М. Е. Катукову выдвинуть два корпуса на второй оборонительный рубеж 6-й гвардейской армии и прочно занять оборону на рубеже Меловое, Яковлеве. В районы Тетеревино и Гостищево направлялись 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса в готовности с рассветом 6 июли нанести контрудар в направлении Белгорода. Чтобы не допустить развития наступления врага в северо-восточном направлении, из второго эшелона фронта в район боев были выдвинуты 69-я армия генерала В. Д. Крюченкина и 35-й гвардейский стрелковый корпус генерала С. Г. Горячева. Для предотвращения прорыва противника в северо-западном направлении генерал Н. Ф. Ватутин усилил оборону 40-й армии.

 В ночь на 6 июля 1-я танковая армия и два отдельных танковых корпуса вышли ко второй полосе обороны. Так как она была заранее подготовлена в инженерном отношении, советские танковые соединения в короткий срок заняли позиции для отражения вражеских атак.

 Утром 6 июля гитлеровцы предприняли массированные танковые удары. На отдельных направлениях плотность танков и штурмовых орудий на километр фронта достигала 100 машин. В борьбу вступили основные силы 1-й танковой армии. На обоянском направлении завязались крупнейшие танковые сражения. «В течение нескольких часов сотни танков превратились в металлический лом. Земля стонала от разрывов снарядов, авиационных бомб и грохота танков. В небе непрерывно находились сотни самолетов, шли ожесточенные воздушные бои. От черных туч пыли, поднятой танками, взрывами артиллерийских снарядов, авиационных бомб, и копоти горевших машин земля и небо стали серыми и мрачными. Исчезла линия горизонта, скрылось солнце, его раскаленный диск еле пробивался сквозь мглу».

 Наиболее ожесточенный характер носили бои за вторую полосу обороны 6-й гвардейской армии в районе Яковлеве. Не добившись успеха в лобовых атаках, фашисты попытались вклиниться на стыках дивизий, но и здесь натолкнулись на упорное сопротивление частей 1-й танковой и 6-й гвардейской армий. Удар огромной силы приняла на себя прославившаяся еще в боях под Москвой 1-я гвардейская танковая бригада, Ей было приказано остановить продвижение танков противника вдоль шоссе, ведущего на Обоянь, и гвардейцы-танкисты стояли насмерть. В этих боях особенно отличились комсорг танковой роты лейтенант Ю. М. Соколов, лейтенанты В. С. Шаландин и Б. А. Можаров, которые показали пример мужества и беспредельной преданности Родине. В борьбе с превосходящими силами противника они погибли, но не отступили ни на шаг. За высокое воинское мастерство и проявленный героизм бригада была награждена орденом Ленина.

 Одновременно с напряженными танковыми сражениями развернулись ожесточенные бои в воздухе. 6 июля соединения 2-й воздушной армии совершили 892 самолето-вылета, провели 64 воздушных боя и сбили около 100 самолетов врага. Противник за этот день сделал лишь 899 самолето-пролетов, в то время как за 5 июля было совершено 1958 самолето-пролетов. Советская авиация завоевывала господство в воздухе и на южном фасе Курского выступа.

 Двухдневное сражение на обоянском и корочанском направлениях не принесло гитлеровцам желаемого успеха. Правда, за эти дни они продвинулись на 10—18 км, но понесли при этом огромные потери и были остановлены перед второй полосой обороны. И лишь на участке Яковлеве, Лучки в полосе 6-й гвардейской армии части танкового корпуса СС вклинились во вторую полосу. На корочанском направлении немецко-фашистские войска захватили плацдарм на восточном берегу Сев. Донца и на узком участке фронта вышли ко второй полосе обороны.

 Советское командование учитывало, что противник наращивает удары, привлекая дивизии с других участков советско-германского фронта. 6 июля Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин приказал: «Изматывать противника на подготовленных рубежах и не допустить его прорыва до тех пор, пока не начнутся наши активные действия на Западном, Брянском и других фронтах». Для усиления Воронежского фронта Ставка отдала распоряжение выдвинуть из состава Степного военного округа на западный берег реки Оскол 5-ю гвардейскую танковую армию. Ей предстояло форсированным маршем преодолеть значительное расстояние. Выполнение этой задачи потребовало больших усилий от войск и командования. Стояли жаркие дни. Части двигались по проселочным дорогам. Тяжелее всех от духоты и пыли приходилось механикам-водителям танков, самоходно-артиллерийских установок и бронетранспортеров. Утром 8 июля после тяжелого перехода главные силы армии в точно назначенное время сосредоточились юго-западнее Старого Оскола. Менее чем за трое суток армия прошла 250—300 км.

 На усиление фронта были переданы также два танковых корпуса — 10-й из 5-й гвардейской армии и 2-й из состава Юго-Западного фронта. Предпринимались все меры к тому, чтобы остановить врага и не допустить прорыва второй полосы обороны.

 Несмотря на большие потери, ударные группировки 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» продолжали отчаянные атаки. 7 и 8 июля ожесточенные бои снова вспыхнули на обоянском и корочанском направлениях. Немецко-фашистские соединения стремились прорвать вторую полосу обороны, но продвигались медленно и лишь на узком участке фронта.

 Гитлеровское командование продолжало наращивать усилия на обоянском направлении. В течение ночи на 9 июля дивизии были пополнены маршевыми командами, подвезены боеприпасы, восстановлено управление. Утром 9 июля на 10-километровом участке фронта наступление развернула крупная группировка, насчитывавшая до 500 танков. Сюда же немецко-фашистское командование бросило значительные силы авиации, которая в течение дня сделала до 1500 самолето-пролетов. Бои приняли крайне ожесточенный характер. За этот день гитлеровские войска продвинулись на 6—8 км. Добились они продвижения и на корочанском направлении.

 Напряжение боев на южном фасе Курской дуги нарастало. За пять дней немецкие танковые дивизии на узком участке вышли к тыловой полосе 6-й гвардейской армии. К этому времени все резервы Воронежского фронта были введены в сражение.

 9 июля командование вермахта приняло решение перебросить в район Курска еще несколько дивизий и добиться перелома в ходе битвы.

 В связи со сложной обстановкой Ставка Верховного Главнокомандования 9 июля приказала командующему Степным округом выдвинуть на курско-белгородское направление 4-ю гвардейскую, 27-ю и 53-ю армии;

 5-я гвардейская и 5-я гвардейская танковая армии поступили в подчинение командующего Воронежским фронтом.

 Активную боевую деятельность в эти дни развернули советские партизаны. Они наносили сильные удары по железнодорожным коммуникациям в тылу групп армий «Центр» и «Юг».

 Г) Подвиг Горовца Александра Константиновича.

 9 июля в 19 часов 40 минут эскадрилья самолетов Ла-5 после патрулирования возвращалась на свой аэродром. Замыкающим, как было заранее договорено, шел заместитель командира эскадрильи Александр Горовец. Вскоре он заметил до 20 вражеских бомбардировщиков «Юнкерс-88», следовавших курсом к нашему переднему краю. Горовец попытался доложить об этом своему ведущему капитану А.И. Машустину, но его рация вышла из строя. И тогда Александр один ринулся навстречу врагу. Он был уверен в успехе, так как видел, что противник шел без прикрытия истребителей. Уже в первой лобовой атаке гвардеец очередью поджег ведущего группы, и тот рухнул на землю. Строй «юнкерсов» нарушился, сброшенные бомбы полетели мимо цели.

 Искусно маневрируя, Горовец прошивал вражеские машины снайперскими очередями, заходя то сбоку, то сверху, то снизу. После каждой стремительной атаки один за другим отваливали горящие вражеские самолеты. Прошли считанные минуты - и четыре «юнкерса» пылали на земле. А Горовец уже поджег пятый, затем шестой…

 - Молодец! Молодец! - с восхищением говорили пехотинцы, артиллеристы и танкисты, наблюдавшие за воздушным боем. Когда загорелся девятый вражеский бомбардировщик, в баках истребителя остались считанные литры горючего, кончились боеприпасы. Горовец уже взял курс на свой аэродром, как на него набросились четыре истребителя «Фокке-Вульф-190», вызванные на помощь бомбардировщикам. Александр решил принять и этот бой. Он провел свой Ла-5 на таран. Всего несколько десятков метров не дотянул он до вражеского истребителя: его самолет остановился на мгновение, а затем вошел в штопор и врезался в землю…

 Весть о героическом бое коммуниста Горовца облетела 2-ю воздушную армию. Ее газета «За Родину» сообщила о беспримерном подвиге гвардейца. 13 июля о нем узнала вся страна из сводки Совинформбюро. Подвиг Горовца не имеет аналогов в истории мировой авиации. Это единственный летчик в мире, сбивший такое количество самолетов в одном бою. Его наградной лист, подписанный командиром 88-го гвардейского истребительного авиаполка капитаном Клепиковым, свидетельствует: «В этом воздушном бою товарищ Горовец проявил исключительное летное мастерство, отвагу и героизм, лично сбил 9 самолетов противника и сам погиб смертью храбрых».

 Д) Сражение под Прохоровкой.

 По оценке советского командования, внимательно следившего за действиями противника, вражеские соединения были в значительной степени измотаны, но еще не потеряли ударной силы. Причем данные разведки показывали, что немецкое командование, встретив упорное сопротивление на обоянском направлении, перенесло главные усилия на прохоровское, рассчитывая выйти к Курску кружным путем. И действительно, соединения 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» 10 и 11 июля предприняли наступление в направлении Прохоровки. Часть их пробивалась на север вдоль обоянского шоссе. Враг упорно пытался добиться успеха. Предпринятая в эти дни высадка англо-американских войск на побережье Сицилии не повлияла на планы немецко-фашистского командования. 10 июля из ставки вермахта последовал приказ: «Операция «Цитадель» будет продолжаться».

 За два дня боев немецко-фашистским войскам не удалось сколько-нибудь изменить положение. Танковые дивизии не прорвались ни к Прохоровке, ни к Короче. Между тем немецко-фашистское командование продолжало усиливать группировку, наступавшую на Прохоровку. Оно стянуло сюда лучшие соединения: танковые дивизии «Рейх», «Мертвая голова», «Адольф Гитлер» и основные силы 3-го танкового корпуса. В составе этой танковой группировки имелось значительное количество тяжелых танков «тигр» и самоходных орудий «фердинанд». Поддержку ударной группировки осуществляла вся авиация, действовавшая на южном фасе Курского выступа.

 Враг все еще рвался вперед, наращивая силу ударов. Но это были уже последние отчаянные попытки выиграть третье наступление на Востоке. В наступлении гитлеровских войск назревал кризис, своевременно вскрытый советским командованием. Воронежский фронт, усиленный стратегическими резервами, получил задачу нанести мощный контрудар и разгромить вклинившуюся группировку гитлеровцев. В контрударе предстояло принять участие 6-й гвардейской и 1-й танковой армиям, которые действовали с рубежа севернее Меловое, Круглик в направлении на Яковлеве. Главный удар из района Прохоровки на этом направлении наносили 5-я гвардейская танковая армия генерала П. А. Ротмистрова и часть сил 5-й гвардейской армии генерала А. С. Жадова. Восточнее Белгорода в наступление переходили три стрелковые дивизии 7-й гвардейской армии.

 Советское командование усилило войска, оборонявшиеся на прохоровском направлении, артиллерией. В предвидении ожесточенной борьбы с крупной танковой группировкой врага оно распорядилось использовать всю пушечную артиллерию для стрельбы по танкам прямой наводкой.

 Учитывая задачи, возложенные на 5-ю гвардейскую танковую армию, ее командующий решил развернуть армию в два эшелона — в первом эшелоне должны были наступать три танковых корпуса, во втором — механизированный корпус и сильный резерв.

 12 июля в 8 часов 30 минут, то есть тогда, когда перешли в наступление войска Брянского и левого крыла Западного фронтов, после 15-минутной артиллерийской подготовки соединения 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий нанесли контрудар.

 Советские танкисты знали: немецкие тяжелые танки несколько превосходят танки Т-34 по дальности прямого выстрела. Поэтому они, умело используя высокую маневренность танка Т-34, смело шли на сближение с танками противника. В самом начале сражения навстречу друг другу двинулись бронированные лавины. Первый эшелон 5-й гвардейской танковой армии на полном ходу врезался в боевые порядки немецко-фашистских войск. Для врага оказалось полной неожиданностью то, что в сражение было введено такое большое количество советских танков (см. приложение).

 Танковое сражение развернулось в двух районах. Западнее Прохоровки действовали основные силы 5-й гвардейской танковой армии. Другие силы этой армии в составе трех бригад (две механизированные и танковая) и танкового полка под общим командованием заместителя командующего армией генерала К. Г. Труфанова столкнулись с танковой группировкой фашистов южнее Прохоровки, к северо-западу от Корочи. Всего в сражении в районе Прохоровки участвовало с обеих сторон одновременно 1200 танков и самоходных орудий. Это было самое большое встречное танковое сражение второй мировой войны.

 Над полем боя шли ожесточенные воздушные бои. В борьбу с вражеской авиацией и танками вступили 2-я воздушная армия и часть 17-й, а также авиация дальнего действия. Еще в ночь на 12 июля они нанесли удары по железнодорожным станциям, вражеским эшелонам, громили гитлеровские колонны на шоссейных и грунтовых дорогах. Советская авиация произвела 1299 самолето-вылетов.

 Прохоровское танковое сражение выиграли советские войска. Оно стоило вермахту больших потерь в личном составе и до 400 танков. 12 июля стало днем крушения немецкого наступления на Курск с юга. Попытки немецко-фашистских войск продолжать наступление в полосе 69-й армии носили уже локальный характер. Не достигнув цели — выйти к Курску, войска Манштейна стали отходить. Соединения Воронежского фронта начали преследование противника. В ночь на 19 июля по указанию Ставки Верховного Главнокомандования в сражение был введен Степной фронт. К исходу 23 июля советские войска своими главными силами вышли на рубеж, который они занимали до начала оборонительного сражения, и по указанию Ставки начали подготовку к контрнаступлению.

 Е) Итоги оборонительной операции.

 На южном фасе Курского выступа ценой огромных потерь соединения 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» вклинились в советскую оборону на глубину до 35 км. Но продвинуться дальше или удержать узкую полосу вклинения они не смогли. Ударные возможности мщной группировки врага, нацеленной на Курск с юга, были исчерпаны. Наступление вермахта и на этом направлении не принесло успеха.

 В ходе Курской оборонительной операции войска Центрального и Воронежского фронтов сорвали все попытки гитлеровского командования окружить и уничтожить более чем миллионную группировку советских войск. Сражения носили исключительно упорный характер. По своему размаху и напряженности они стоят в ряду крупнейших сражений второй мировой войны. С обеих сторон в операцию в целом было вовлечено до 2 582 тыс. человек, 37,8 тыс. орудий и минометов, 8 тыс. танков и самоходно-артиллерийских (штурмовых) установок, 6 тыс. боевых самолетов.

 В летнем сражении 1943 г. Советская Армия сорвала наступление гитлеровцев в самом его начале, буквально за несколько дней. Никогда еще немецко-фашистская наступательная стратегия не терпела такого краха в столь короткие сроки. Немецкие танковые корпуса сумели вклиниться в оборону Центрального фронта лишь на 10—12 км, в оборону Воронежского фронта — до 35 км.

 Советское командование своевременно разгадало планы противника. Войска тщательно готовились к отражению ударов и к контрнаступлению. Уже к началу битвы Центральный, Воронежский и Степной фронты по численности войск и количеству боевой техники превосходили противостоявшие им группировки врага.

 В битве на Курской дуге снова сказалась ложная концепция германского генерального штаба, стремившегося всю мощь сосредоточить для нанесения первоначального удара. Когда же создалась кризисная ситуация, командование вермахта не могло обеспечить достаточное наращивание сил наступающих группировок.

 Более глубокое вклинение противника в оборону советских войск на южном фасе Курской дуги, чем на северном, объяснялось тем, что против Центрального фронта гитлеровцы сосредоточили до 1200 танков и самоходно-артиллерийских установок, а против Воронежского — 1500. В полосе Центрального фронта вражеские войска наносили один удар, а на Воронежском фронте — два удара. Кроме того, в ходе операции немецкое командование перебросило на южный фас подкрепления из Донбасса. На северном фасе оно ввело в сражение не все дивизии, находившиеся в его распоряжении, так как опасалось наступления Западного и Брянского фронтов на орловском направлении.

 В оперативном построении войск фронтов имелись существенные особенности. Командующий Центральным фронтом ожидал наступления фашистских войск на одном направлении, и это подтвердилось ходом оборонительного сражения. Поэтому он имел возможность, обеспечить высокие оперативные и тактические плотности войск на 95-километровом участке фронта, где ожидался удар врага, а также держать в глубине сильные резервы. Командующий Воронежским фронтом учитывал возможность наступления противника на двух направлениях на участке протяженностью 164 км. Обоснованность этого предположения тоже полностью подтвердилась. Поэтому командующий фронтом создал глубокое оперативное построение войск за счет уменьшения их плотности в тактической зоне обороны.

 При оценке обстановки предполагалось, что наиболее мощный удар противника последует против войск Центрального фронта. Поэтому при распределении сил и средств этому фронту был придан артиллерийский корпус, с помощью которого создавался трудно пробиваемый огневой щит. Воронежский фронт такого корпуса не имел. По сравнению с Центральным в войсках Воронежского фронта орудий и минометов было на 2740 стволов меньше.

 Центральный фронт остановил врага своими силами. Для срыва наступления и восстановления положения на южном фасе Курской дуги Воронежский фронт получил из резерва Ставки ВГК значительное усиление. Это позволило не только отразить наступление гитлеровских дивизий в районе Прохоровки, но и без значительной паузы развернуть решительное контрнаступление.

3. Контрнаступление советских войск

 А) Создание условий для контрнаступления.

 Контрнаступление Советской Армии, открывшее новый этап Курской битвы, началось в то время, когда на белгородско-харьковском направлении еще шло оборонительное сражение, а на орловском продвижение противника было только что остановлено.

 Войска левого крыла Западного и Брянского фронтов, не связанные отражением вражеского натиска, нанесли удар на орловском направлении 12 июля. Армии правого крыла Центрального фронта перешли в контрнаступление 15 июля после трехдневной подготовки. Воронежский и Степной фронты во взаимодействии с Юго-Западным начали его 3 августа на белгородско-харьковском направлении.

 Масштаб боевых действий на советско-германском фронте все больше расширялся. В них теперь участвовали не только войска Воронежского и Центрального фронтов, но и войска Западного, Брянского, Степного фронтов, находившиеся на значительном удалении от северного и южного фасов Курского выступа.

 План наступления Советской Армии на орловском направлении (операция «Кутузов») был разработан еще до начала Курской битвы. В основу плана операции была положена идея расчленения группировки врага ударами по сходящимся направлениям с последующим ее уничтожением. Сосредоточение войск и боевой техники и другие подготовительные мероприятия осуществлялись заблаговременно.

 Войска Западного фронта под командованием генерала В. Д. Соколовского наносили удар на левом крыле, в полосе 11-й гвардейской армии. На первом этапе операции планировалось встречными ударами 11-й гвардейской армии генерала И. X. Баграмяна из района Козельска и 61-й армии генерала П. А. Белова Брянского фронта из района северо-восточнее Волхова при поддержке 1-й воздушной армии генерала М. М. Громова окружить и уничтожить болховскую группировку противника, прикрывавшую с севера главные силы гитлеровцев на орловском плацдарме, а затем развернуть наступление в южном направлении, на Хотынец, во фланг и тыл орловской группировки. Обеспечение наступления 11-й гвардейской армии с запада возлагалось на 50-ю армию генерала И. В. Болдина, наносившую вспомогательный удар в юго-западном направлении на Зикеево.

 Брянский фронт, которым командовал генерал М. М. Попов, наносил главный удар на левом крыле из района Новосиля смежными флангами 3-й армии генерала А. В. Горбатова и 63-й армии генерала В. Я. Колпакчи в общем направлении на Орел. Их поддерживала 15-я воздушная армия генерала Н. Ф. Науменко.

 После неудачных попыток уничтожить советские войска на Курском выступе командование вермахта приняло решение перейти к обороне на всем советско-германском фронте и любой ценой удержаться на занимаемых рубежах.

 На орловском плацдарме оборонялось до 37 дивизий, из них 8 танковых и 2 моторизованные. В них насчитывалось до 600 тыс. солдат и офицеров, более 7 тыс. орудий и минометов, около 1,2 тыс. танков и штурмовых орудий и свыше 1,1 тыс. боевых самолетов. Гитлеровцы укрепили плацдарм развитой системой полевых сооружений, прикрытых инженерными заграждениями и минными полями. Большинство населенных пунктов было подготовлено к круговой обороне.

 Советские войска впервые встретились со столь мощной системой оборонительных сооружений. Командирам и штабам пришлось во многом по-новому решать вопросы эшелонирования войск, применения танков, артиллерии и авиации. Особое внимание уделялось глубокому построению боевых порядков соединений и созданию высоких оперативных плотностей. В 11-й гвардейской армии плотность артиллерии на направлении главного удара превышала 200 орудий и минометов на километр фронта, а в полосе наступления 8-го гвардейского стрелкового корпуса она достигла 260 единиц. Армия получила на усиление два танковых корпуса. Танков непосредственной поддержки пехоты насчитывалось до 250. Они придавались лишь дивизиям, действовавшим на главном направлении.

 Массирование сил и средств на направлении главного удара осуществлялось и на Брянском фронте, 61-я и 63-я армии, наступавшие на главном направлении, усиливались танковыми корпусами. Оперативное построение ударных группировок 3-й и 63-й армий было двухэшелонным. Плотность артиллерии составляла 150 орудий и минометов на километр фронта. При подготовке операции разведка, организация взаимодействия, мероприятия по оперативной маскировке и инженерному обеспечению проводились с большим искусством.

 Советское Верховное Главнокомандование привлекло для участия в контрнаступлении пять воздушных армий и значительные силы авиации дальнего действия — всего более 5 тыс. самолетов. Гитлеровское командование также наращивало силы авиации с целью вернуть утраченную инициативу в воздухе на орловском и белгородско-харьковском направлениях. Сюда были переброшены новые авиационные части из Германии и с других участков советско-германского фронта и создана мощная группировка, насчитывавшая около 2,2 тыс. самолетов.

 Органы тыла обеспечили войска всем необходимым для боя. К началу наступления было накоплено 3 боекомплекта боеприпасов, 15—20 суточных дач продовольствия и фуража, 4 заправки горючего.

 Прорыв сильной обороны на орловском направлении и разгром отборной группировки немецко-фашистских соединений требовал от наступающих войск предельного напряжения сил и высокого воинского мастерства.

 К началу наступления на орловском направлении в составе левого крыла Западного, Брянского и Центрального фронтов насчитывалось 1 286 тыс. человек, более 21 тыс. орудий и минометов, 2400 танков и самоходно-артиллерийских установок и более 3 тыс. боевых самолетов. Таким образом, обеспечивалось общее превосходство над врагом в личном составе в 2 раза, в артиллерии и минометах в 3, в танках более чем в 2 и в авиации почти в 3 раза. Это было минимальное превосходство в силах и средствах для стороны, наступающей на сильную оборону противника.

 Б) Начало контрнаступления.

 Контрнаступление советских войск началось в обстановке, когда германские войска еще продолжали наступление южнее Курска.

 В ночь перед атакой 1-я и 15-я воздушные армии провели авиационную подготовку с бомбовой плотностью 100—150 тонн на 1 кв. км. Фронтовая авиация подавляла артиллерию и минометы врага, разрушала узлы сопротивления, уничтожала его живую силу. В это же время авиация дальнего действия наносила удары по ближайшим железнодорожным станциям и скоплениям гитлеровских войск.

 Незадолго до наступления была проведена мощная артиллерийская и авиационная подготовка. Соединения 11-й гвардейской армии в первый день наступления вели ожесточенные бои за главную полосу обороны. К исходу второго дня они прорвали тактическую зону обороны и продвинулись на глубину до 25 км. В операции эффективно использовались 1-й и 5-й танковые корпуса, приданные 11-й гвардейской армии. Решительными ударами 1-й танковый корпус разгромил 5-ю танковую дивизию вермахта.

В боях с врагом советские воины проявили массовый героизм и отвагу. Бессмертный подвиг совершил пулеметчик 40-го гвардейского стрелкового полка 11-й. гвардейской стрелковой дивизии гвардии рядовой С. А. Кукунин. 12 июля подразделения дивизии вели бои за крупный опорный пункт противника деревню Старица. Кукунин находился в первых рядах наступающих. Вскоре цепи бойцов были прижаты к земле сильным огнем вражеского пулемета. Атака могла сорваться. В эту критическую минуту коммунист Кукунин поднялся и с гранатой в руке пошел на пулеметный дзот. Он метнул гранату в огневую точку, но пулемет продолжал вести губительный огонь. Тогда Кукунин бросился к амбразуре дзота и закрыл ее своим телом. Пулемет замолчал. Бойцы батальона стремительной атакой выбили врага из деревни. Гвардии рядовой С. А. Кукунин посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

 В трудной обстановке развивалось наступление в полосе Брянского фронта. Гитлеровцы стремились удержать Волхов — важный узел обороны, прикрывавший пути в тыл орловской группировки с севера. Отбивая непрерывные контратаки, войска 61-й армии за два дня наступления вклинились во вражескую оборону на глубину 5—8 км. Фашисты спешно подтягивали резервы, главным образом из состава 9-й армии, и вводили их в сражение. Бои были настолько ожесточенными, что населенные пункты и высоты не раз переходили из рук в руки.

 В первый день наступления войска 3-й и 63-й армий не смогли прорвать главную полосу обороны. Лишь соединения, действовавшие на стыке армий, продвинулись на 6—7 км. Темп наступления увеличился после ввода в сражение в полосе 63-й армии 1-го гвардейского танкового корпуса. К исходу 13 июля глубина прорыва 3-й и 63-й армий составила 14-15 км.

 В эти дни происходили напряженные бои в воздухе. Особенно активно действовала авиация противника в полосе 61-й армии. Через час после начала наступления над полем боя появились группы бомбардировщиков, пытавшихся нанести удары по соединениям этой армии. Однако летчики 1-го гвардейского истребительного авиационного .корпуса 15-й воздушной армии смелыми атаками расстраивали боевые порядки бомбардировщиков, сбивали их и не давали возможности прицельно бомбить советские части. Всего за 12 июля авиация трех воздушных армий провела 72 воздушных боя и уничтожила 86 вражеских самолетов, потеряв 59 своих.

 Удары, нанесенные Западным и Брянским фронтами, ослабили оборону гитлеровцев на орловском плацдарме. Однако советским войскам пришлось вести тяжелую борьбу по овладению многочисленными опорными пунктами, оборудованными в глубине. В боевом отчете 9-й и 2-й танковой немецких армий за 13 июля указывалось: «Уже в этот день по масштабу наступления против 2-й танковой армии можно было заключить, что противник поставил своей целью полностью овладеть орловским плацдармом... На широком участке восточного фронта в течение 48 часов произошли коренные изменения. Центр тяжести боевых операций переместился в район 2-й танковой армии. Здесь кризис продолжал развиваться с неимоверной быстротой».

 13 июля Гитлер, встревоженный неблагоприятным развитием событий, срочно вызвал в ставку фельдмаршалов Клюге, Манштейна и других представителей высшего -командования. На состоявшемся совещании Клюге заявил, что группа армий «Центр» вынуждена изымать все подвижные части из 9-й армии, чтобы ликвидировать глубокие прорывы на трех участках фронта 2-й танковой армии. В заключение доклада он сделал вывод: «Наступление 9-й армии не может продолжаться и не может быть потом возобновлено». Однако командующий группой армий «Юг» Манштейн продолжал отстаивать прежний план наступления. Он утверждал: «Остановить сейчас битву, вероятно, означало бы упустить победу. Если 9-я армия будет хотя бы сковывать противостоящие ей силы врага и, мажет быть, потом возобновит наступление, то мы попытаемся окончательно разбить силами наших армий действующие против нас и уже сильно потрепанные части противника» .

 Под влиянием заверений Манштейна Гитлер изменил высказанное в начале совещания мнение, что операция «Цитадель» не может продолжаться. Было принято решение развивать наступление на Курск ударной группировкой группы армий «Юг». Группе армий «Центр» разрешалось перейти к обороне и на занимаемых позициях отразить атаки советских войск. Гитлер отстранил от командования 2-й танковой армией генерала Р. Шмидта и подчинил ее командующему 9-й армией генералу В. Моделю, пользовавшемуся особым доверием фюрера и слывшему в германской армии «львом обороны». Предпринимались срочные меры по усилению 2-й танковой армии.

 15 июля после короткой артиллерийской и авиационной подготовки перешли в контрнаступление армии правого крыла Центрального фронта (48, 13, 70-я и 2-я танковая). Главный удар наносился в северо-западном направлении, на Кромы. Значительно ослабленные в тяжелых оборонительных боях, армии продвигались медленно. В напряженных сражениях им пришлось отвоевывать недавно захваченную врагом территорию. С 15 по 17 июля Центральный фронт оттеснил гитлеровские войска на позиции, которые они занимали до начала битвы.

 Напряженные бои продолжали вести войска Брянского фронта, наступавшие на Орел с востока. Остановить продвижение 3-й и 63-й армий противнику не удалось, но наступление проходило медленно. К 16 июля советские войска вклинились в оборону противника на глубину от 17 до 22 км, и вышли к промежуточному оборонительному рубежу на реке Олешня. Попытка прорвать этот рубеж с ходу не принесла успеха. Для развития наступления требовался ввод в сражение новых сил.

 Немецко-фашистское командование пыталось, во что бы то ни стало отразить натиск Советской Армии и перевести борьбу на советско-германском фронте в позиционные формы. Стремясь любой ценой удержать орловский плацдарм, оно требовало от войск стоять насмерть и направляло в район Орла новые подкрепления. За семь дней, с 12 по 18 июля, на усиление 2-й танковой армии из 9-й армий и с других участков советско-германского фронта было переброшено семь танковых, моторизованная и четыре пехотные дивизии. Но эти меры оказались недостаточными.

 Для развития наступления Ставка Верховного Главнокомандования решила ввести в сражение стратегические резервы. Это вызывалось еще и тем, что к исходу седьмого дня боев общий фронт наступления советских войск значительно расширился. Так, протяженность полосы наступления 11-й гвардейской армии достигла почти 150 км. Все ее резервы втянулись в бои, между соединениями начали появляться разрывы. По мере продвижения в глубь вражеской обороны оголялся правый фланг армии.

 Ввод в сражение стратегических резервов был сопряжен с большими трудностями. Они находились на значительном удалении от линии фронта, и их выдвижение задерживалось из-за бездорожья, вызванного непрерывными дождями. Между тем обстановка требовала введения в сражение свежих сил как можно быстрее. Вследствие этого войска зачастую вступали в бои с ходу, по частям, не закончив полного сосредоточения и подготовки к наступлению. Так случилось с 11-й армией. В течение трех месяцев она находилась в резерве Ставки. Ее соединения были укомплектованы личным составом и вооружением полностью, автотранспортом — на 75—80 процентов, из которого около трети требовало ремонта. Армии пришлось за шесть дней совершить пешим порядком 160-километровый марш.

 По решению командующего Западным фронтом 11-я армия прямо с марша была введена в сражение 20 июля на стыке 50-й и 11-й гвардейской армий с задачей наступать в направлении Хвастовичей. К этому времени в район сосредоточения прибыли только четыре дивизии армии из восьми. Растянулись и ее тылы. Часть артиллерии находилась на марше, войска имели боеприпасов только на первые дни боев. Не подготовленные для нанесения глубокого удара, соединения армии за шесть дней наступления продвинулись незначительно.

 С вводом в сражение такого мощного танкового объединения, каким являлась 4-я танковая армия, положение на болховском направлении резко изменилось в пользу советских войск. Оборона противника была прорвана, 4-я танковая армия оттянула на себя танковые и механизированные дивизии врага и тем самым облегчила другим объединениям фронта выполнение боевых задач. 29 июля 61-я армия Брянского фронта, 11-я гвардейская и 4-я танковая армии Западного фронта разгромили болховскую группировку и освободили Волхов.

 Для развития наступления Брянского фронта 19 июля была введена в сражение 3-я гвардейская танковая армия генерала П. С. Рыбалко. Ударом в направлении на Протасова, Отрада (северо-восточнее Орла) ей предстояло перерезать шоссейную и железную дороги Орел — Мценск и, развивая наступление на Мценск с юга, совместно с 3-й армией завершить уничтожение мценской группировки противника и освободить Мценск.

 Наступление войск правого крыла Центрального фронта встречало упорное сопротивление. В сложившейся обстановке Ставка решила передать 3-ю гвардейскую танковую армию в состав Центрального фронта для ускорения продвижения войск. Ввод в сражение 3-й гвардейской танковой армии на правом крыле Центрального фронта в полосе 48-й армии принес успех. К исходу 27 июля ее соединения, прорвав промежуточные оборонительные рубежи, продвинулись в северо-западном направлении на 35—40 км.

 Заканчивался июль 1943 г. Наступление шло на фронте протяженностью более 400 км. На орловском выступе враг потерял десятки тысяч солдат, сотни танков. Немецко-фашистским соединениям удавалось сохранять целостность фронта лишь за счет предельного напряжения сил. Угрожающее положение, в котором оказалась орловская группировка, тревожило немецко-фашистское командование.

 Неблагоприятно складывалась обстановка для фашистских войск и на других участках советско-германского фронта. На южном фасе Курской дуги под ударами Воронежского и Степного фронтов отступали основные силы группы армий «Юг». 17 июля развернулось наступление Юго-Западного и Южного фронтов в Донбассе. На Юго-Западном фронте начали наступление 1-я и 8-я гвардейские армии, которыми командовали генералы В. И. Кузнецов и В. И. Чуйков. В ходе напряженных боев на правом берегу Сев. Донца был захвачен плацдарм по фронту около 30 и глубиной 10—12 км. Войска Южного фронта захватили плацдарм на западном берегу реки Миус. Своими действиями войска двух фронтов не дали возможности гитлеровскому командованию произвести переброску сил из Донбасса в район Белгорода и Орла. Более того, оно было вынуждено направить в Донбасс из-под Харькова пять танковых и из-под Орла одну моторизованную дивизии, а это облегчило переход в контрнаступление Воронежского и Степного фронтов. Как отмечал Манштейн, после того как операция «Цитадель» была окончательно прекращена группой армий «Юг», командование группы решило временно снять с этого фланга крупные танковые силы, чтобы с их помощью восстановить положение в Донбассе.

 Таким образом, на важнейших стратегических направлениях советско-германского фронта немецко-фашистские войска испытывали все нарастающее давление Советской Армии. Их положение осложнялось тем, что гитлеровское командование не имело достаточных резервов для сдерживания наступления на огромных пространствах.

 Рост могущества Советского Союза и его Вооруженных Сил, мощные удары, обрушившиеся на германскую военную машину на восточном фронте, кризис, начавшийся в гитлеровской коалиции,— все это заставляло фашистских стратегов пересматривать свои планы. 26 июля на совещании в ставке Гитлера речь шла уже об оставлении в возможно короткие сроки всего орловского плацдарма и об отходе на так называемую позицию «Хаген». Отвод войск предполагалось провести последовательно, от рубежа к рубежу, на глубину до 100 км.

 Западный, Брянский и Центральный фронты наращивали удары по отходившим немецко-фашистским войскам, которые, оставаясь еще сильными, оказывали упорное сопротивление на промежуточных рубежах, чисто предпринимали контратаки. Командование вермахта прилагало все усилия, чтобы обеспечить планомерный отвод войск, но это ему не удавалось. 31 июля командующий группой армий «Центр» Клюге писал: «Штаб группы армий ясно представляет себе, что прежние намерения, при отходе нанести противнику возможно больше ударов, теперь невыполнимы, принимая во внимание снизившуюся боеспособность и переутомление войск. Теперь дело в том, чтобы поскорее оставить орловскую дугу. Темп отхода, однако, нельзя ускорять сверх установленного главным образом потому, что в противном случае войска будут вынуждены занимать совершенно неподготовленные позиции».

 В) Освобождение Орла.

 Начало августа ознаменовалось ожесточенной борьбой на подступах к Орлу — одному из важнейших железнодорожных узлов, мощному опорному пункту противника. Войска Брянского фронта теснили врага восточнее и севернее Орла. Соединения правого крыла Центрального фронта продвигались к Орлу с юга. Ставка Верховного Главнокомандования поставила командующему Центральным фронтом задачу использовать танковые армии для нанесения удара в общем направлении на Кромы и в дальнейшем обойти Орел с запада, содействуя этим Брянскому фронту в разгроме орловской группировки и овладении Орлом . Положение немецко-фашистских войск все более ухудшалось. Сокращая линию фронта, командование вермахта лишь на короткое время выводило в резерв отдельные дивизии, а затем было вынуждено снова бросать их в бой.

 В ночь на 4 августа передовые части 3-й и 63-й армий подошли к городу. Перед решающими атаками Военный совет Брянского фронта обратился к солдатам и офицерам с воззванием: «Бойцы и командиры! На ваших глазах уничтожается гитлеровскими бандитами Орел... Вперед, на скорейшее его освобождение!».

 В боях за Орел в 3-й и 63-й армиях родилась новая форма мобилизации личного состава на самоотверженные боевые действия — вынос на поле боя Знамени части.

 Положение немецко-фашистких войск резко ухудшилось не только. в районе Орла. 3 августа Воронежский и Степной фронты перешли в контрнаступление на южном фасе Курской дуги и успешно развивали удар на белгородско-харьковском направлении.

 Между тем бои за Орел подходили к своему заключительному этапу. Первыми ворвались в город воины 5-й стрелковой дивизии полковника П. Т. Михалицына, 129-й стрелковой дивизии полковника И. В. Панчука, 380-й стрелковой дивизии полковника А. Ф. Кустова и танкисты 17-й гвардейской танковой бригады полковника Б. В. Шульгина. Жители Орла, оставшиеся в городе, сразу не пришли на помощь войскам. Они снабжали командование важными разведывательными данными о системе обороны в городе и помогали переправе частей через Оку. Сломив сопротивление гитлеровцев в восточной части города, советские войска вышли к Оке и на плечах отходящего врага приступили к ее форсированию. На рассвете 5 августа Орел был очищен от немецко-фашистских захватчиков. Население города с радостью приветствовало своих освободителей. В тот же день воинами Степного фронта был освобожден Белгород.

 Вечером 5 августа в столице Советского Союза Москве впервые прогремел артиллерийский салют в честь доблестных войск, освободивших Орел и Белгород. С этого времени московские салюты в ознаменование побед Советской Армии стали традицией.

 Г) Освобождение Харькова. Завершение битвы.

 6 августа Ставка Верховного Главнокомандования поставила Брянскому фронту задачу сосредоточить усилия на овладении Хотынцем и Карачевом. Командующий Центральным фронтом получил приказ, используя 2-ю и 3-ю гвардейскую танковые армии для удара в направлении Шаблыкино, во взаимодействии с войсками правого крыла Брянского фронта уничтожить противника, отходящего от Орла на запад. Авиация обоих фронтов должна была оказать активную помощь наступавшим войскам.

 Отходившие немецко-фашистские соединения, сократив линию фронта, уплотнили свои боевые порядки и оказывали сильное сопротивление. Однако положение группировки противника западнее Орла крайне осложнилось после того как 7 августа перешли в наступление войска Западного, а затем Калининского фронта. Теперь над орловской группировкой нависла еще угроза с севера. Командованию вермахта пришлось снять 13 дивизий с брянского направления и перебросить их на смоленско-рославльское.

 9 августа 11-я гвардейская и 4-я танковая армии развернули бои на подступах к Хотынцу. К концу дня они охватили город с трех сторон и перерезали дороги, связывающие Хотынец с Брянском. Утром 10 августа Хотынец был освобожден. Немецкие соединения несли тяжелые потери как от ударов сухопутных войск, так и от советской авиации, господствовавшей в воздухе.

 Вместе с советскими летчиками воевали летчики французской эскадрильи «Нормандия», отличавшиеся отвагой, высоким мастерством и решительностью в борьбе с врагом. Только в июльско-августовских боях они сбили 33 самолета врага. Но понесла потери и эскадрилья — погибли первый командир эскадрильи майор Жан Луи Тюлян, его заместитель капитан Альберт Литольф, лейтенанты Нозль Кастелэн, Андриэн Бернавон, Фирмин Вермей.

 Развивая наступление, войска Центрального фронта 12 августа освободили Дмитровск-Орловский. В боях за город массовый героизм проявили воины 18-го стрелкового корпуса 65-й армии генерала П. И. Батова. Их смелые и решительные действия определили успех на этом направлении. Продолжая наступление, соединения Брянского фронта вышли к городу Карачев — важному опорному пункту противника. Немецко-фашистские войска получили приказ во что бы то ни стало удержать этот последний крупный узел на пути к Брянску. Бои на подступах к городу носили ожесточенный характер. Однако гитлеровцы были блокированы с востока, севера и юга. Опасаясь окружения, они начали спешно отходить на запад. 15 августа в Карачев вошли советские войска. К 18 августа советские войска подошли к заранее подготовленному противником рубежу обороны «Хаген».

 Контрнаступление советских войск против орловской группировки продолжалось 37 дней. Преодолевая оборонительные рубежи, они продвинулись в западном направлении до 150 км и разгромили 15 вражеских дивизий.

 С ликвидацией орловского плацдарма резко изменилась обстановка на центральном участке советско-германского фронта. Открывались широкие возможности для развития наступления на брянском направлении и выхода Советской Армии в районы Восточной Белоруссии.

 В начале августа стратегическая обстановка, сложившаяся на юго-западном крыле советско-германского фронта, благоприятствовала переходу советских войск в контрнаступление на белгородско-харьковском направлении (операция «Полководец Румянцев»).

 Группировка немецких сил, оборонявшихся на этом направлении, была ослаблена, так как командование вермахта во второй половине июля вынуждено было изъять из нее часть войск для переброски в Донбасс и на орловское направление. Если в первой половине июля в нее входило в общей сложности около 21 дивизии, в том числе 9 танковых и моторизованных, то к началу августа было только 18, из них 4 танковые дивизии. Многие дивизии не восполнили потерь, понесенных при наступлении на Курск. К 3 августа белгородско-харьковская группировка насчитывала до 300 тыс. человек, свыше 3 тыс. орудий и минометов и до 600 танков и штурмовых орудий. С воздуха ее поддерживал 4-й воздушный флот, имевший в своем составе более 1 тыс. самолетов.

 Немецко-фашистские войска опирались на хорошо развитую, заблаговременно подготовленную оборону. Ее тактическая зона, состоявшая из двух полос, достигала глубины 15—18 км. В оперативной зоне были подготовлены промежуточные оборонительные рубежи, а населенные пункты превращены в мощные узлы сопротивления с круговой обороной. Особенно сильно гитлеровцы укрепили Харьков, Белгород, Сумы, Ахтырку, Лебедин, Богодухов, Чугуев. На подступах к Харькову было оборудовано пять последовательно расположенных полос обороны. Помимо этого город опоясывали два кольцевых обвода. Всего на белгородско-харьковском направлении находилось семь оборонительных рубежей, достигавших глубины до 90 км.

 Стремление гитлеровцев удержать белгородско-харьковский плацдарм объяснялось тем, что он прикрывал с севера донбасскую группировку и рассматривался нацистским руководством как ворота, запиравшие выход на Украину. Все это требовало от советских войск тщательной подготовки прорыва.

 В отличие от контрнаступления на орловском направлении Белгородско-Харьковская операция планировалась и готовилась в ходе оборонительного сражения. Советское командование считало, что после срыва немецко-фашистского наступления последует ответный удар Советской Армии, но, когда и где он будет нанесен, ставилось в зависимость от исхода оборонительного сражения. Войска Воронежского и Степного фронтов, выйдя 23 июля к переднему краю немецкой обороны, не могли сразу перейти в контрнаступление. Нужно было пополнить запасы горючего, снарядов и других видов материально-технического обеспечения, организовать взаимодействие всех родов войск, тщательную разведку, произвести некоторую перегруппировку войск.

 Замыслом операции предусматривалось наступление правофланговой 57-й армии Юго-Западного фронта для оказания содействия Степному фронту в боях за Харьков. Операцию планировалось провести в два этапа: нанести поражение немецко-фашистским войскам севернее, восточнее и южнее Харькова, затем освободить Харьков и, по существу, завершить Курскую битву. Таким образом, войска Воронежского и Степного фронтов изолировали белгородско-харьковскую группировку от притока резервов с запада, ее оборона дробилась на отдельные очаги, и создавались условия для разгрома войск по частям. В выборе формы оперативного маневра проявился творческий подход советского командования к планированию операции, его способность всесторонне учитывать особенности сложившейся обстановки.

 1 августа Ставка Верховного Главнокомандования рассмотрела и утвердила основные положения плана операции, после чего командующие фронтами поставили задачи армиям.

 Планом Белгородско-Харьковской операции предусматривалось наступление на фронте протяженностью 200 км и на глубину до 120 км. С воздуха наземные войска поддерживали 2-я и 5-я воздушные армии.

 В начале августа подготовка контрнаступления на белгородско-харьковском направлении была завершена. После перегруппировок и доукомплектования в составе Воронежского и Степного фронтов числилось 980,5 тыс. человек, более 12 тыс. орудий и минометов, 2400 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1300 самолетов. Советские войска имели превосходство над противником в людях более чем в 3 раза, в артиллерии и танках — в 4 и в авиации — 1,3 раза. На направлениях главных ударов, составлявших 14 процентов общей протяженности фронта, сосредоточивалось от 50 до 90 процентов стрелковых войск, 80—90 процентов танков и самоходно-артиллерийских установок, 56—57 процентов орудий и минометов и абсолютное большинство авиации. Благодаря массированию сил и средств на направлении главного удара Воронежского фронта на километр фронта приходилось до 70 танков и самоходно-артиллерийских установок, до 216 орудий и минометов, а на участках прорыва 5-й гвардейской армии Воронежского фронта и 53-й армии Степного фронта — до 230 орудий и минометов. Для развития успеха в качестве подвижной группы Воронежского фронта впервые использовались две танковые армии.

 В ночь перед наступлением советские войска скрытно выдвинулись на исходное положение. Контрнаступление на белгородско-харьковском направлении началось рано утром 3 августа после артиллерийской подготовки и ударов авиации.

 На участке прорыва Воронежского фронта 5-я гвардейская армия к 13 часам продвинулась на глубину 4—5 км. В середине дня командующий фронтом ввел в сражение подвижную группу — 1-ю и 5-ю гвардейскую танковые армии, передовые бригады которых завершили прорыв тактической зоны обороны и начали развивать успех в оперативной глубине. Наступая на одном операционном направлении, танковые армии представляли собой своеобразный бронированный меч, наносивший глубокий рассекающий удар. Массированное применение танков на узком участке фронта оказывало влияние на темп операции. К исходу дня 1-я танковая армия перерезала шоссейную дорогу Томаровка — Белгород, а 5-я гвардейская танковая армия вышла к Бессоновке. За день наступления армии продвинулись на 30 км.

 В более сложной обстановке наступали войска Степного фронта севернее Белгорода. Фронт не располагал такими мощными средствами прорыва, как Воронежский. До 15 часов его соединения вели бои в главной оборонительной полосе противника.

 С утра 5 августа соединения 69-й армии Степного фронта устремились к Белгороду и вышли на его северную окраину. Враг превратил город в сильный узел сопротивления. В его руках находились высоты Меловых гор. Вокруг города гитлеровцы создали мощный оборонительный обвод с разветвленной сетью долговременных оборонительных сооружений, использовав для этого каменные строения; кварталы города были приспособлены для ведения уличных боев. Однако удержать город противнику не удалось, 7-я гвардейская армия, форсировав Сев. Донец, создала угрозу вражескому гарнизону с востока. Части 1-го механизированного корпуса, стремительно наступая западнее города, перерезали железную и шоссейную дороги Белгород — Харьков. Фашистский гарнизон, опасаясь окружения, начал поспешный отход. К вечеру 5 августа город был освобожден. Одними из первых вступили в Белгород 89-я гвардейская стрелковая дивизия полковника М. П. Серюгина и 305-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Васильева. Эти соединения, а также 23-й гвардейский бомбардировочный авиационный полк получили почетное наименование Белгородских.

 Масштабы борьбы все возрастали. Утром 5 августа перешли в наступление 27-я армия и ударная группировка 40-й армии генералов С. Г. Трофименко и К. С. Москаленко. Прорвав оборону противника на 26-километровом участке фронта, они в течение дня продвинулись в глубь немецкой обороны от 8 до 20 км. Успех быстро развивавшегося наступления вынудил командование вермахта принять решение о срочной переброске войск из 1-й танковой и 6-й армий, находившихся в Донбассе, в район Харькова. Сюда подтягивались части танковых дивизий CС «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг», прибывали части 3-й танковой дивизии. Из-под Орла в район Харькова была возвращена моторизованная дивизия «Великая Германия». Немецко-фашистское командование прилагало все силы, чтобы остановить наступление Воронежского и Степного фронтов.

Советская воздушная разведка своевременно обнаружила выдвижение резервов противника. Ставка Верховного Главнокомандования поставила авиации задачу воспрепятствовать перегруппировке немецко-фашистских соединений в район Харькова.

 После освобождения Белгорода наступление советских войск продолжало успешно развиваться. Особенно упорные бои разгорелись на флангах прорыва. Враг сосредоточил усилия против 40-й и 27-й армий, а также против 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий. Однако все попытки остановить наступление советских войск оказались тщетными.

 1-я танковая армия и передовые части 6-й гвардейской армии за пять дней продвинулись более чем на 100 км и к исходу 7 августа овладели важным опорным пунктом вражеской обороны городом Богодухов. Соединения 27-й армии в этот же день освободили Грайворон. Между 4-й танковой армией и оперативной группой «Кемпф» образовалась 55-километровая брешь. Гитлеровские войска оказались в тяжелом положении.

 Разгром группировки западнее Грайворона еще больше ослабил фронт обороны 4-й немецкой танковой армии. Большим упорством и ожесточенностью отличались бои в полосе наступления 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армий. Но и здесь успех сопутствовал советским войскам. Соединения 5-й гвардейской танковой армии, настойчиво пробиваясь между реками Уда и Лопань, за пять дней прошли до 80 км и к исходу 7 августа овладели сильными опорными пунктами врага — Казачьей Лопанью и Золочевом. Таким образом, танковые объединения мощными ударами рассекли оборону противника.

 Советская авиация уверенно удерживала господство в воздухе. С 3 по 8 августа 2, 5 и 17-я воздушные армии произвели более 13 тыс. самолетовылетов, то есть свыше 2 тыс. в день. За это же время они приняли участие примерно в 300 воздушных боях и сбили около 400 немецких самолетов.

 К 2 августа Воронежский фронт значительно расширил прорыв в западном и юго-западном направлениях и вышел к железной дороге Харьков — Полтава. Успешно продолжали наступление войска Степного фронта южнее Белгорода.

 В планах гитлеровского командования особое значение придавалось обороне Харьковского промышленного района и самого города. В боях на подступах к городу и к западу от него для немецко-фашистского командования решался вопрос о возможности стабилизации фронта на более короткой линии после отступления с орловского и белгородско-харьковского плацдармов, о прикрытии с севера своей донбасской группировки и о переводе борьбы на восточном фронте в устойчивые позиционные формы. Фюрер потребовал от группы армий «Юг» при любых обстоятельствах удержать Харьков. Фашисты, широко используя танки «тигр» и штурмовые орудия «фердинанд», непрерывно предпринимали контратаки.

 11 августа командование группы армий «Юг», сосредоточив южнее Богодухова три танковые дивизии, предприняло контрудар по 1-й танковой армии и левому флангу 6-й гвардейской армии. С 2 по 17 августа в этом районе шли ожесточенные бои. Гитлеровцы стремились отрезать и разгромить 1-ю танковую армию и овладеть железной дорогой Харьков — Полтава.

 12 августа они ввели в сражение до 400 танков. Немецкая авиация, преодолевая сильное противодействие советских истребителей и зенитной артиллерии, группами по 20—50 самолетов поддерживала соединения, наносившие контрудар.

 Бои на богодуховском направлении носили исключительно ожесточенный и напряженный характер. За каждый километр продвижения враг расплачивался огромными потерями. Его отборным дивизиям к исходу дня удалось потеснить советские части всего на 3—4 км. Войска Степного фронта, преодолевая упорное сопротивление противника, 12 августа продвинулись на отдельных направлениях от 2 до 5 км.

 Накал борьбы все возрастал. С утра 13 августа 6-я гвардейская армия, развивая наступление, продвинулась к югу до 10 км и освободила 16 населенных пунктов, 1-я танковая армия продолжала удерживать Высокополье и контролировать железную дорогу Харьков — Полтава.

 14 августа 6-я гвардейская армия вновь добилась успеха — углубилась во вражескую оборону на 10—12 км и создала еще большую угрозу изоляции войск противника в районе Харькова с запада.

 После перегруппировки сил немецким танковым дивизиям 15 августа удалось развить удар на Богодухов и создать угрозу тылу 6-й гвардейской армии. В последующие два дня, 16 и 17 августа, немецко-фашистские войска прилагали настойчивые усилия прорваться к Богодухову.

 Ценой больших потерь танковым дивизиям противника удалось потеснить ослабленные в боях соединения 1-й танковой и 6-й гвардейской армий и вновь овладеть железной дорогой Харьков — Полтава. Однако их дальнейшее продвижение было остановлено. По указанию Ставки на угрожаемое направление была выдвинута 5-я гвардейская танковая армия и осуществлен широкий маневр артиллерией, переброшенной на это направление. Еще активнее стала действовать авиация.

 Контрудар немецко-фашистских войск был сорван. Им не удалось выйти в тыл главной группировки Воронежского фронта, продвижение в северном направлении составило лишь 20 км.

 Между тем командование вермахта готовило новый контрудар с запада, из района Ахтырки, в направлении на Богодухов, намереваясь отрезать и разгромить выдвинувшиеся вперед войска 27-й армии и двух танковых корпусов. Для этого предназначались моторизованная дивизия «Великая Германия», 10-я моторизованная дивизия, 51-й и 52-й отдельные батальоны тяжелых танков, части 7, И и 19-й танковых дивизий. Для удара к югу от Ахтырки выделялась танковая дивизия «Мертвая голова».

 Наступление на ахтырском направлении гитлеровские войска начали утром 18 августа после сильной артиллерийской подготовки и массированных налетов бомбардировочной авиации. Используя численное превосходство в танках, они в первый день сумели продвинуться в полосе 27-й армии на узком участке фронта на глубину до 24 км. В тот же день из района южнее Ахтырки в направлении на Колонтаев нанесла удар танковая дивизия «Мертвая голова». Однако развить контрудар противнику не удалось. Войска правого крыла Воронежского фронта — 38, 40 и 47-я армии — успешно развивали наступление, все больше нависая с севера над ахтырской группировкой врага. К исходу 20 августа 40-я и 47-я армии подошли к Ахтырке с севера и северо-запада, глубоко охватив левый фланг фашистских войск, наносивших контрудар. Вступила в сражение и 4-я гвардейская армия. Продвижение немецких танков было окончательно остановлено. Командование вермахта отдало приказ о переходе к обороне.

 В период с 22 по 25 августа войска правого крыла Воронежского фронта в упорных боях разгромили вражескую группировку в районе Ахтырки и освободили город. Под Богодуховом и Ахтыркой потерпели полный 1-я и 5-я гвардейская танковые армии в ходе предшествующих боев были значительно ослаблены. Так, в 1-й танковой армии имелось только 134 танка, а в 5-й гвардейской танковой армии — 155.

 13 августа войска Степного фронта, преодолев упорное сопротивление гитлеровцев, прорвали внешний оборонительный обвод, находившийся в 8—14 км от Харькова, и к исходу 17 августа завязали бои на северной окраине города.

 С каждым днем положение харьковской группировки противника все более осложнялось. Бесперспективность дальнейшей борьбы за город, опасность окружения были столь очевидными, что единственным спасением от полного разгрома могло стать лишь отступление врага на юг. 22 августа во второй половине дня наземная и воздушная разведка обнаружила начало отхода неприятеля из Харькова.

 К рассвету 23 августа грохот канонады стал затихать, а к полудню Харьков был полностью освобожден от захватчиков. В приказе Верховного Главнокомандующего отмечалось:

Вечером Москва салютовала освободителям Харькова 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

 Успешное контрнаступление Советской Армии на белгородско-харьковском направлении завершило Курскую битву. В ходе боев Воронежский и Степной фронты разгромили 15 дивизий противника, из них 4 танковые. За три недели наступления советские войска продвинулись в южном и юго-западном направлениях на 140 км и расширили фронт наступления до 300 км. На всех этапах операции большую помощь наземным войскам оказывала советская авиация. Воронежский и Степной фронты, разгромив мощную белгородско-харьковскую группировку и овладев Харьковом, нависли над донбасской группировкой противника. Победа под Харьковом открыла благоприятные возможности для освобождения всей Левобережной Украины.

 30 августа в городе состоялся торжественный митинг, харьковчане горячо благодарили воинов за избавление из фашистской неволи. Трудящиеся города и области начали восстановление разрушенного хозяйства.

 Заключение.

 Битва на Курской дуге стала одним из важнейших этапов на пути к победе Советского Союза над фашистской Германией. По размаху, напряженности и результатам она стоит в ряду крупнейших битв второй мировой войны. Битва продолжалась менее двух месяцев. За это время на сравнительно небольшой территории произошло ожесточенное столкновение громадных масс войск с привлечением самой современной по тому времени боевой техники. В сражения с обеих сторон было вовлечено более 4 млн. человек, свыше 69 тыс. орудий и минометов, более 13 тыс. танков и самоходных орудий и до 12 тыс. боевых самолетов. Со стороны вермахта в ней участвовало более 100 дивизий, что составляло свыше 43 процентов дивизий, находившихся на советско-германском фронте. Победоносные для Советской Армии танковые сражения явились величайшими во второй мировой войне.

 Не сбылись надежды военно-политического руководства «третьего рейха» на успех операции «Цитадель». Советские войска в ходе этой битвы разгромили 30 дивизий, вермахт потерял около 500 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и более 3,7 тыс. самолетов.

 В этой битве окончательно потерпела крах наступательная стратегия вермахта, провалилась его попытка вырвать стратегическую инициативу и повернуть ход войны в свою пользу. Советское командование полностью закрепило за собой стратегическую инициативу и не упускало ее до окончания войны. После Курской битвы соотношение сил и средств решительно изменилось в пользу Советской Армии. Вооруженные силы нацистской Германии и ее союзников были вынуждены перейти к обороне на всех театрах второй мировой войны.

 Планируя операцию «Цитадель», гитлеровцы возлагали большие надежды на новую технику — танки «тигр» и «пантера», штурмовые орудия «фердинанд», самолеты «Фокке-Вульф-190А». Они полагали, что поступившее в вермахт новое оружие превзойдет советскую боевую технику и обеспечит победу. Однако этого не случилось. Советские конструкторы создали новые образцы танков, самоходно-артиллерийских установок, самолетов, противотанковой артиллерии, которые по своим тактико-техническим данным не уступали, а часто и превосходили подобные системы противника.

 Возросшие потери на фронтах, особенно на Востоке, тяжелые последствия тотальной мобилизации и растущее освободительное движение в странах Европы сказались на внутренней обстановке в Германии, на моральном состоянии немецких солдат и всего населения. В стране усиливалось недоверие к правительству, участились критические высказывания в адрес фашистской партии и государственного руководства, росло сомнение в достижении победы. Гитлер пошел на дальнейшее усиление репрессий для укрепления «внутреннего фронта». Но ни кровавый террор гестапо, ни колоссальные усилия пропагандистской машины Геббельса не могли нейтрализовать то влияние, которое оказало поражение под Курском на моральный дух населения и солдат вермахта.

 Огромные потери боевой техники и вооружения предъявили новые требования к военной промышленности Германии и еще больше осложнили положение с людскими ресурсами. Привлечение в промышленность, сельское хозяйство и транспорт иностранных рабочих, которым гитлеровский «новый порядок» был глубоко враждебен, подрывало тыл фашистского государства.

 После поражения в Курской битве еще больше ослабло влияние Германии на государства фашистского блока, ухудшилось внутриполитическое положение стран-сателлитов, усилилась внешнеполитическая изоляция рейха. Катастрофический для фашистской верхушки итог Курской битвы предопределил дальнейшее охлаждение отношений между Германией и нейтральными странами. Эти страны сократили поставки сырья и материалов «третьему рейху».

 Победоносное завершение Курской битвы усилило борьбу народов порабощенной Европы за свободу и независимость, активизировало деятельность многочисленных групп движения Сопротивления, в том числе и в самой Германии. Под влиянием побед на Курской дуге народы стран антифашистской коалиции стали еще решительнее выступать с требованием о быстрейшем открытии второго фронта в Европе.

 В Курской битве советские танковые войска успешно решали самые сложные и разнообразные задачи, как в обороне, так и в наступлении. Если до лета 1943 г. танковые корпуса и армии применялись в оборонительных операциях преимущественно для нанесения контрударов, то в битве под Курском они, кроме того, использовались для удержания оборонительных рубежей. Этим достигалась большая глубина оперативной обороны и повышалась ее устойчивость.

 В ходе контрнаступления бронетанковые и механизированные войска использовались массированно, являясь основным средством командующих фронтами и армиями в завершении прорыва вражеской обороны и развитии тактического успеха в оперативный. Вместе с тем опыт боевых действий в Орловской операции показал нецелесообразность использования танковых корпусов и армий для прорыва позиционной обороны, так как при выполнении этих задач они несли большие потери.

 В сражении на Курской дуге советское командование продемонстрировало творческий, новаторский подход к решению важнейших задач стратегии, оперативного искусства и тактики, свое превосходство над военной школой гитлеровцев.

 Почему же последняя попытка немецко-фашистского командования осуществить крупное победоносное наступление на Востоке и вернуть утраченную стратегическую инициативу потерпела крах? Главными причинами провала операции «Цитадель» явились все более крепнущая экономическая, политическая и военная мощь Советского Союза, превосходство советского военного искусства, беспредельный героизм и мужество советских воинов. В 1943 г. советская военная экономика дала боевой техники и вооружения больше, чем промышленность фашистской Германии, использовавшей ресурсы порабощенных стран Европы. Но рост военного могущества Советского государства и его Вооруженных Сил игнорировали нацистские политические и военные руководители. Недооценка возможностей Советского Союза и переоценка собственных сил явились выражением авантюризма фашистской стратегии.

 С чисто военной точки зрения полный провал операции «Цитадель» в известной мере обусловливался тем, что вермахту не удалось достичь внезапности удара. Благодаря четкой работе всех видов разведки, в том числе и воздушной, советское командование знало о готовящемся наступлении и приняло необходимые меры. Военное руководство вермахта полагало, что мощным танковым таранам, поддержанным массированными действиями авиации, не способна противостоять никакая оборона. Но эти прогнозы оказались необоснованными, танки ценой огромных потерь лишь незначительно вклинились в советскую оборону к северу и югу от Курска и завязли в обороне.

 В сражениях под Курском советские воины проявили мужество, стойкость и массовый героизм. Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили величие их подвига. На знаменах многих соединений и частей засверкали боевые ордена, 132 соединения и части получили гвардейское звание, 26 соединений и частей удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских. Более 100 тыс. солдат, сержантов, офицеров и генералов были награждены орденами и медалями, свыше 180 человек удостоены звания Героя Советского Союза.

 Победа Советской Армии в битве под Курском открыла новые возможности для борьбы с немецким фашизмом и освобождения временно захваченных врагом советских земель. Прочно удерживая стратегическую инициативу. Советские Вооруженные Силы все шире развертывали общее наступление.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Штирлиц спрашивает резидента:
- Что меня ждет после возращения на Родину? 15 лет лагерей без права переписки?
- Что вы, Штирлиц, у нас в стране все изменилось. Сначала вас ждет встреча с Президентом, а дальше, как повезет: или вас пошлют топ-менеджером в “Газпром”, или ведущим ток-шоу на одном из центральных каналов.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru