Реферат: Привлечение иностранных инвесторов в экономику России - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Привлечение иностранных инвесторов в экономику России

Банк рефератов / Экономика и финансы

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 264 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

 

Содержание

 

ГЛАВА II. Политика в отношении иностранных инвестиций

1. Риск иностранных инвестиций в России (на примере энергосырьевых отраслей)

1.1 Ограничения и риски для иностранных инвестиций.

1.2. Оценки рискованности инвестиций на территории России

2. Региональные инвестиционные риски

2.1 Социально-политические риски

2.2 Инвестиционный климат и региональные проблемы

Заключение

Список литературы

 

 

ГЛАВА II. Политика в отношении иностранных инвестиций


1. Риск иностранных инвестиций в России (на примере энергосырьевых отраслей)


1.1 Ограничения и риски для иностранных инвестиций

На мировых финансовых рынках существует избыток спроса на инвестиции. В свою очередь, структура международных финансовых потоков для России неблагоприятна. Поэтому, несмотря на притягательность российского рынка для иностранных инвесторов, в частности нефтегазового сектора, реальный объем инвестиционного предложения из внешних источников является незначительным. Основная причина - высокие инвестиционные риски, существенно превышающие аналогичные показатели в других регионах мира, являющихся традиционными зонами вложений иностранных инвесторов. Предпринимательские риски в России связаны с отсутствием сформированной и стабильной экономико-правовой среды, стимулирующей инвесторов к хозяйственной деятельности. Операции иностранных компаний в России осуществляются во многом вопреки действию государственных структур и национальных предприятий-монополистов. Тем самым среди объективно существующих во всех странах рисков предпринимательской деятельности возникают дополнительные повышенные риски. присущие только России. Отсутствие развитого экономического законодательства усиливает значимость факторов риска, связанных с позицией отдельных официальных лиц, ответственных за принятие решений. Поэтому кривая деловой привлекательности российского нефтегазового комплекса имеет синусоидальный характер, отражая, в частности, персональные изменения в системе органов исполнительной власти.

В 90-х годах на мировых финансовых рынках сложился избыток спроса на инвестиции. Структура международных финансовых потоков для России и ее топливно-энергетического комплекса неблагоприятна. Объем предложения внешнего финансирования в добывающую промышленность развивающихся стран имеет объективно обусловленную тенденцию к снижению. Именно в этой, сужающейся группе потенциального инвестиционного предложения энергосырьевой комплекс России, нуждающийся в структурной и технологической перестройке и крупномасштабном ее финансировании, будет вести конкурентную борьбу за иностранные инвестиции.

Очевидно, что большинство ориентированных на энергетику фирм и финансовых институтов, в первую очередь нефтяной бизнес, будучи заинтересованными в стабильных внешних условиях для хозяйственной деятельности, предпочитают осуществлять свои зарубежные капиталовложения в странах традиционной нефтегазодобычи с устоявшейся экономико-правовой средой. Поэтому основные финансовые потоки в этой сфере продолжают идти в такие регионы, как Ближний и Средний Восток, Юго-Восточная Азия, Американский континент. Западные инвесторы предпочитают не подвергаться тому дополнительному риску, который связан для них с вхождением на совершенно новый, до недавних пор практически полностью закрытый для иностранных инвесторов российский нефтяной рынок, институциональная среда на котором далеко не всегда формируется в соответствии с тенденциями развития мирового рынка.

Энергетический сектор России в силу ряда причин крайне привлекателен для иностранных инвесторов.

В первую очередь - это огромная ресурсная база наших недр. Далее, издержки добычи углеводородов в нашей стране являются далеко не худшими по мировым стандартам. Квалификация и опыт работников в энергетике очень высоки, при сравнительно небольшой, по мировым меркам, зарплате. Безусловно, мощной притягательной силой обладает конверсионный потенциал военно-промышленного комплекса страны для производства нефтепромыслового оборудования. Таким образом, действует целая система противоположно направленных факторов, которая, с одной стороны, обусловливает заинтересованность потенциальных инвесторов в осуществлении капиталовложений в российскую энергетику. С другой стороны, существует столь же объективная группа факторов, которые удерживают инвесторов от крупных вложений.

Перераспределения финансовых потоков в пользу России можно было бы ожидать только после того, как в стране будет создан не менее благоприятный инвестиционный климат, чем в странах традиционной добычи нефти и газа. При "выравнивании" характеристик инвестиционной среды в России и других местах традиционной нефтегазодобычи определяющим для потенциальных инвесторов при выборе страны приложения капитала могут стать два основных фактора производства - труд и земля. Это может сыграть решающую роль для России, где сохраняются благоприятные природные условия в виде перспективной нефтегаз сносности российских недр и относительно высокой конкурентоспособности российских трудовых ресурсов. Однако, учитывая инерционность финансовых потоков на рынке долгосрочных инвестиционных проектов, выравнивание институциональных условий функционирования капитала в России и других странах окажется недостаточным для перераспределения финансовых потоков. Для этого, вероятно, потребуется создание в России не равных, а существенно более привлекательных условий в сравнении с основными конкурентами на мировом рынке инвестиций.

Пока же существует много неясных вопросов для иностранных инвесторов в отношении возможности капиталовложений в российский нефтегазовый сектор. Опросы, проведенные среди представителей американского и канадского бизнеса в первой половине 1993г., дали следующие результаты.

По мнению канадских экспертов, заметным тормозом на пути реальной инвестиционной активности и потенциального интереса к России является чрезвычайно высокий уровень налогообложения субъектов предпринимательской деятельности. Инвесторов, как правило, беспокоят три аспекта этой проблемы:

множественность налогов и других обязательных платежей, общее число которых, увеличиваясь, год от года, достигло в настоящее время как минимум 47 видов, взимаемых на федеральном, региональном и местном уровнях, плюс местные налоги;

. высокие налоговые ставки индивидуальных платежей и совокупных изъятий. Так, доля налогов в цене сырой нефти в конце 1993г. составляла, по расчетам специалистов Минэнерго, 59%, 2/3 которых приходилось на долю "специальных" налогов, т.е. взимаемых с предприятий только энергосырьевых отраслей;

"антиэкономический" характер налогообложения, когда в большинстве случаев его объектом является не чистая прибыль, а валовая выручка предприятий, или же когда предприятию устанавливаются платежи в виде фиксированных денежных отчислений с единицы натуральной продукции, что зачастую приводит к ситуациям, когда сумма издержек и налоговых изъятий превышает 100%.

Наибольшее беспокойство вызывает у инвесторов порядок применения экспортного тарифа, введенного 1 января 1992г., величина которого, устанавливаемая как фиксированная ставка и составляющая сегодня 30 экю/т нефти, находится на уровне 1/3 от мировой цены. Особые проблемы введение экспортного тарифа вызвало у совместных предприятий, зарегистрированных до января 1992г., в период отсутствия в России экспортных квот. До принятия в первом чтении в июне 1994г. Закона "О нефти и газе" понятие "стабильность лицензионных соглашений" в общепринятом на Западе смысле в российском законодательстве отсутствовало. Поэтому введение экспортного тарифа не освободило от его уплаты предприятия, созданные до этого момента, что автоматически означало для них увеличение затратной сметы на 1/3 от мировой цены.

Инвесторы не удовлетворены состоянием российского правового режима. Они считают, что затянулась работа над законом, регулирующим деятельность в нефтегазовом комплексе. Требует также корректировки Закон "О недрах", в котором, в частности. необходимо легализовать прямые переговоры в дополнение к тендерам и аукционам, а также предусмотреть урегулирование споров в международном арбитраже, а не только в соответствующих российских инстанциях.

Канадские эксперты полагают, что процесс проведения переговоров по новым нефтяным проектам с участием иностранного капитала по-прежнему чрезмерно забюрократизирован. Самое главное, что отсутствует четкое разделение полномочий между центром, региональными и местными властями, а также руководством самих нефтедобывающих предприятий и объединений. Серьезное беспокойство вызывает проблема функционирования нефте- и газотранспортной системы, которая требует урегулирования на межгосударственном уровне.

Представители американских деловых кругов также указывают на широкий круг вопросов, остающихся неясными для иностранных предпринимателей в связи с возможностями инвестиций в российскую нефтегазовую промышленность.

Действующее в России правовое регулирование иностранных инвестиций разработано явно недостаточно. Во многих отношениях остается неясным распределение полномочий между центральными и местными органами государственной власти и управления. Отсутствует четкая информация о том, кто правомочен заключать контракты, а кто нет. Закон "О недрах" и Положение "О порядке лицензирования пользования недрами" хотя и упоминают в общей форме о концессиях, контрактах о разделе продукции и других общепринятых в мировой практике производственных соглашениях, не регламентируют их условий и порядка заключения. Это несоответствие в отношении «production sharing», устраняется сейчас подготовкой соответствующего пакета законов и нормативных документов.

Особенно актуальна в связи с долгосрочным характером инвестиций в разработку месторождений нефти и газа проблема правовых и финансовых гарантий. В этой связи дополнительную и весьма типичную для американских экспертов озабоченность вызывал тот факт, что членство России в Международном агентстве гарантирования инвестиций не утверждено парламентом, а также то, что Россия до сих пор не является членом Международной финансовой корпорации. Все это, по мнению экспертов, сужает возможности для предоставления гарантий.

В целом инвестиционный климат в России характеризуется неопределенностью и нестабильностью таких важных факторов, как налоговая система, режим внешнеторговых операций, валютное регулирование. При этом, так же как и канадские эксперты. американские специалисты отметили дестабилизирующую роль для инвестиционной деятельности американских фирм в России порядка введения и применения экспортного тарифа. Неожиданное его принятие в январе 1992г. поставило на грань банкротства несколько СП с участием американского капитала, а принятое в июле 1992г. распоряжение правительства об освобождении от уплаты этого тарифа СП. зарегистрированных до 1 января 1992г., "не выполняется, что создает у компаний неуверенность в завтрашнем дне".

На активность американских фирм отрицательно влияли и выходившие в свет акты исполнительной власти, которые содержали в себе различные "существенные нарушения российских законов". Список такого рода актов, приводимых американскими экспертами, достаточно широк.

 

1.2. Оценки рискованности инвестиций на территории России

Устранение перечисленных проблем, список которых, безусловно, не является исчерпывающим, послужил бы мощным фактором стабилизации и уменьшения рискованности инвестиционного климата в России, который пока характеризуется как западными, так и отечественными экспертами повышенной степенью риска для потенциальных инвесторов.

В подготовленном американской исследовательской группой "Business Risk International" списке из 132 государств, "опасных" для инвестиций, СССР накануне своего распада в 1991г. занимал 58-е место. В рейтинг-листе стран, привлекательных для инвестиций, публикуемом журналом "Euromoney", в 1992г. Россия занимала 129-е место из 169, а в 1993г. - уже 149-е место. По мнению экспертов Торгово-промышленной палаты, Россия по сумме рисков (политический, финансовый и др.) располагается в интервале между 120-м и 140-м местом в мире. По оценке агентства "Economist Intelligence Unit", в первом квартале 1994г. коэффициент инвестиционного риска России был очень высок и составлял 90. По этому показателю из обследованных стран Россия уступала только Ираку с наивысшим коэффициентом 100. Таким образом, налицо не только низкий уровень привлекательности России как места вложения капиталов, но и устойчивое ухудшение инвестиционного рейтинга России в мировой "табели о рангах".

Опрос британских директоров, проведенный службой Гэллапа для консультантов по безопасности "Control Risks Group", показал, что Россия считается самым трудным местом для создания и ведения бизнеса. "Трудным регионом" ее назвали 55% опрошенных по сравнению с 47% сказавших то же самое об Африке и 46% - о Южной Америке. В отчете, опубликованном по результатам опроса, говорится, что политическая нестабильность в России сохранится на протяжении всего 1994г., а наибольшая угроза безопасности иностранного бизнеса исходит от растущей преступности. Таким образом, Россия попала в одну группу с такими зонами высокого риска, как Ангола, Южная Африка, Заир, Колумбия, Гаити, Папуа Новая Гвинея, Турция, Западный берег реки Иордан и Сектор Газа.

Независимое отечественное информационное агентство ЮНИВЕРС проводит поквартальный мониторинг рискованности предпринимательского климата в России. По данным этого агентства, количественная оценка факторов риска лежит в зоне между средними и худшими возможными его значениями по каждой из трех оцениваемых категорий рисков (социально-политический, внутриэкономический и внешнеэкономический). Наметившееся в последние полгода некоторое улучшение предпринимательского климата, во-первых , не дает оснований пока говорить об этом как об устойчивой тенденции. Во-вторых, такое улучшение происходит в зоне худших количественных оценок привлекательности предпринимательского климата по сравнению со значениями, зафиксированными в ходе первого обследования агентства в середине 1992г.

В настоящее время Россия считается относительно рискованной областью для инвестиций как с точки зрения общего риска (вне связи с конкретной сферой приложения капитала), так и риска, связанного с реализацией конкретных проектов в отдельных отраслях. В силу этого компании рассчитывают получить дополнительную премию за риск. При принятии фирмами решений об инвестициях обычно осуществляется расчет rate of return для каждой из инвестиций, который сравнивается с альтернативными вариантами. Проекты с высокой степенью риска требуют соответствующего rate of return на вложения.

Инвестиционная привлекательность российского ТЖ.Несмотря на низкий инвестиционный рейтинг России в целом и повышенную рискованность инвестиционных проектов в энергосырьевых отраслях, потенциальная притягательность нефтегазового сектора остается чрезвычайно высокой для иностранных инвесторов. По результатам регулярно проводимого английской группой Simon-Robert son опроса западных нефтяных компаний, Советский Союз, занявший 10-е место в обзоре 1990г. в списке стран с потенциально привлекательным для инвестиционной деятельности нефтегазовым сектором (в опросе приняли участие 58 компаний), переместился в этом списке на 2-е место в 1991г. (66 компаний) и удержался на нем (уже как СНГ) в обзоре 1992г. (72 компании), уступив в обоих последних случаях первую строчку списка только Индонезии.

В свою очередь, при анализе реальной ситуации необходимо определить минимально приемлемую для иностранных компаний норму прибыли на вложенные ими инвестиции в освоение российских месторождений. Основой прогнозных расчетов служит общая оценка степени благоприятности инвестиционного климата в принимающей стране. В данном случае фирма принимает во внимание как факторы объективного свойства, характерные для принимающей страны (размеры месторождении, продуктивность скважин, геологический риск, необходимые инвестиции и эксплуатационные расходы), так и субъективные факторы, зависящие от политических и экономических особенностей страны в рассматриваемый период (политический риск. финансовый риск, потребности в доходах, уровень технологии, стимулы для инвестиций, налоговая политика, отношение к инвестициям и разработкам, осуществляемым инофирмой).

По мнению фирмы "Shevron", большинство западных финансовых профессионалов сегодня рекомендовали бы rate of return на любые инвестиции в России/СНГ, значительно превышающую 25% вследствие следующих повышенных рисков:

- политический риск;

- экономический риск;

- законодательный риск;

- риск деловой обстановки;

- риск инфляции;

- риск обменного курса.

Комплексная оценка риска вложений в российскую экономику оказывается заметно более высокой, чем, например, в западноевропейскую и/или американскую. С точки зрения американского инвестора, минимальные нормы прибыли должны быть при работе в России на 25-40% выше, чем в Западной Европе и на 2/3-3/4 выше, чем в США, отражая тем самым представление ряда американских компаний о сравнительной рискованности капиталовложений в указанных трех регионах.

Приход к власти "правительства реформ" в конце 1991г. породил на Западе надежды на быстрое формирование в стране ориентированной на интересы инвесторов экономико-правовой среды, стимулирующей предпринимательскую активность. Ожидалось, что многочисленные заявления о необходимости построения экономики открытого типа, о либерализации внешнеэкономических связей будут подкреплены столь же быстрым созданием условий для интенсивного притока западного капитала в российскую экономику, в первую очередь в основные экспортные отрасли, для накопления необходимых валютных средств.

В значительной степени эти ожидания подкреплялись реальными действиями правительства по реформированию экономики. Однако намеченные им меры практически сразу стали подвергаться корректировке как со стороны Верховного Совета, так и со стороны протекционистски настроенного крыла в правительстве. К середине 1992г. темп наращивания инвестиционной привлекательности российской экономико-правовой среды прошел свою высшую точку.

Верхнего экстремума кривая деловой привлекательности достигла в конце ноября - начале декабря 1992г. К этому времени относятся такие события, как подписание Президентом РФ Указа о выдаче лицензии на разработку Штокмановского газоконденсатного и Приразломного нефтяного месторождений на шельфе Баренцева моря акционерному обществу "Росшельф", образованному 19 российскими предприятиями и учреждениями ВПК, 51% акций которого принадлежит Газпрому. Выдача лицензии "Росшельфу" перечеркнуло установленный Законом "О недрах" конкурсный порядок выдачи лицензии. Эта акция также серьезно ущемила интересы консорциума иностранных фирм, работавших над подготовкой ТЭО разработки Штокмановского месторождения по продолжавшему действовать в тот момент соответствующему соглашению с российской стороной.

После этих событий кривая "деловой привлекательности" пошла вниз, несмотря на нормативные акты первой половины 1993г., регулирующие деятельность предприятии с иностранными инвестициями, положительно оцененные западными деловыми кругами. Однако выход в свет этих документов отражал не столько позитивное отношение правительства к иностранным инвестициям, сколько инерцию законодательного процесса. Большинство указанных документов (например, постановления правительства о восстановлении бездействующих скважин на базе сервисных контрактов с инофирмами, о расширении применения "дедушкиной оговорки" в отношении экспортных тарифов на нефтегазовые СП, зарегистрированные после 1 января 1992г.) были согласованы и запущены в производство еще при прежнем составе правительства.

Вплоть до осени 1993г. движение кривой вниз не только неуклонно продолжалось, но и ускорялось, подталкиваемое регулярными, хотя и малозаметными на первый взгляд, решениями органов исполнительной власти, серьезно затрудняющими функционирование предприятий с иностранными инвестициями. К числу таких решений относился июньский (1993г.) приказ Минтопэнерго, впоследствии отмененный, об исключении СП из графика прокачки нефти. Логика такого рода действий по отношению к предприятиям с иностранными инвестициями в российской энергетике связана не только с неразвитостью российского законодательства. В значительной мере она объясняется произошедшими в первой половине 1993г. изменениями в правительстве и Минтопэнерго, куда пришли руководители, настроенные протекционистски по отношению к национальному бизнесу и не поддерживающие идею широкого привлечения иностранных инвестиций в российскую экономику.

В итоге сформировалась группа руководителей, близких по своему отношению к иностранным инвестициям в российскую энергетику. Однородность этой группы заключается в том, что каждый из представленных в ней правительственных чиновников не является специалистом в области экономики/финансов/права, знание которых необходимо для формирования в России рыночной среды. Подобным чиновникам гораздо ближе и понятнее старые административные методы регулирования разрешительно-запретительного характера, нежели инструменты косвенного регулирования, требующие создания соответствующей экономико-правовой среды. Приверженность этим методам госрегулирования может привести к усилению прямого государственного вмешательства в экономику, переориентировав процесс интеграции отечественных и иностранных хозяйствующих субъектов на медленный путь индивидуальных правительственных постановлений. В нынешних условиях децентрализации хозяйственных решений подобное развитие событий может способствовать еще большему расширению номенклатуры и повышению уровней рисков при реализации инвестиционных проектов.

Анализ и сопоставление данных, характеризующих персональные изменения в правительстве и динамику деловой привлекательности нефтегазового сектора, дают наглядное представление о развитии событий в 1991-1994гг. Ряд последних решений Президента и правительства дали определенную надежду на улучшение инвестиционного климата в стране, стабилизацию российского законодательства. Однако реальная оценка подобных изменений должна быть достаточно сдержанной, пока мы не увидим коренного поворота в политике привлечения иностранных инвестиций. С этой точки зрения следует оценивать и создание Консультативного совета по иностранным инвестициям под руководством Председателя правительства России, первое заседание которого состоялось 27-28 июня 1994г. в Москве.

Новой в данном случае является не сама идея постоянных рабочих контактов между российским правительством и представителями деловых кругов Запада по вопросам формирования в России благоприятного инвестиционного климата. Вместе с тем не исключена вероятность, что Совет может стать лоббистом в основном крупных западных компаний и связанных с ними единичных проектов. Это может вылиться в "пробивание" индивидуальных льгот для инвестиционных проектов с иностранным участием в противоположность мерам по повышению уровня деловой привлекательности российской экономики в целом.

В 1994г. ожидания значительной части иностранных инвесторов в отношении привлекательности предпринимательского климата в России во многом не оправдались. Во-первых, появление отдельных законодательных документов в отношении иностранных инвестиций, как правило, не носит пока системного характера. В большинстве своем они не являются нормами прямого действия (часть их вообще остается декларациями) и не могут компенсировать некоторыми улучшениями экономико-правовой среды наметившегося усиления ее протекционистского характера. Во-вторых, итоги декабрьских (1993г.) выборов в новый российский парламент и последовавшие за этим политические перемены в высших эшелонах власти вновь подтолкнули движение кривой деловой привлекательности вниз, в сторону дальнейшего ухудшения.

Можно ли ожидать в обозримом будущем повышательной динамики этой кривой и, соответственно, снижения рискованности инвестиционного климата в России? Ответ на этот вопрос позволяет более корректно оценить перспективы иностранных инвестиций в России.

Оценки различных экспертов не дают оснований прогнозировать улучшение управленческих решений в отношении иностранных инвестиций как фактора снижения риска. Для этого необходимы кардинальные изменения подходов целого ряда официальных лиц, ответственных за принятие решений. Однако эта задача является наиболее инерционной и вряд ли поддается быстрым изменениям.

 

2. Региональные инвестиционные риски

Проведение политических и экономических реформ в России сопряжено с ростом социально-политической и экономической нестабильности. Данное обстоятельство является тормозом развития экономики и внешнеэкономических связей страны в силу значительного риска потери вложенных средств. В первую очередь это относится к инвестиционной деятельности, поскольку между началом операций и первыми результатами проходит немалое время. Резкий инвестиционный спад, наблюдающийся в России после начала экономических реформ, во многом обусловлен неуверенностью потенциальных инвесторов, как отечественных, так и зарубежных, в сохранности вложений. Основные опасения связаны с тем, что капиталы могут быть национализированы при резком изменении политического курса или уничтожены в случае возникновения вооруженного конфликта, обесценены инфляцией или использованы на расширение неэффективного производства.

Учитывая это, особую важность приобретает проведение регулярных исследований с целью оценки предпринимательского климата в стране и ее регионах - интегрального показателя социально-экономической и политической ситуации, уровня развития экономики и инфраструктуры. Количественным выражением состояния предпринимательского климата являются инвестиционные риски, отражающие вероятность потери средств, вложенных в экономику, вследствие различных социальных. политических, экономических причин.

Такие оценки призваны помочь потенциальным и фактическим инвесторам разобраться в складывающейся ситуации, предвидеть вероятные направления ее развития, провести всестороннее сравнение предлагаемых инвестиционных проектов. Более того. для столь большой и разнообразной страны, как Россия, находящейся в стадии перехода от одной экономической и социально-политической системы к другой, оценка региональных инвестиционных рисков представляется необходимым предварительным этапом отбора инвестиционных проектов, без которого вероятность рискованного и неэффективного размещения средств значительно увеличивается. Например, рекомендации по реализации коммерческих инвестиционных проектов в районах межнациональных конфликтов и социально-политической напряженности (к примеру, в ряде территорий Северного Кавказа) могут быть охарактеризованы как безответственные. Потенциально прибыльные инвестиционные проекты, которые предполагается осуществлять в регионах массовой безработицы (например, в Ивановской области), должны непременно учитывать необходимость создания новых рабочих мест или иных способов нейтрализации социальной напряженности. Существенно, что потенциальные иностранные инвесторы неохотно вкладывают средства в неизвестную экономику, не представляя себе ее состояния и перспектив, не взвесив риска возможных потерь.

За рубежом накоплен значительный опыт в деле оценки предпринимательского климата. К настоящему времени методы подобных оценок, разработанные фирмами "Rundt", ICRG, BERI, "Frost " Sullivan", во многих отношениях стали уже общепринятым стандартом. Так, результаты исследований представляются в виде оценок риска потери вложенных средств по различным причинам, из числа которых фирма "Rundt" выделяет следующие группы факторов риска:

- социально-политические;

- внутриэкономические;

- внешних платежных балансов.

В нашей стране положение затрудняется тем, что учитывая огромные размеры России и разнообразие положения в ее регионах, необходимо проводить оценки инвестиционных рисков в отдельных регионах страны. Вместе с тем анализ инвестиционных рисков во всех субъектах Российской Федерации практически невозможен из-за очень большого числа последних (субъектами Федерации являются 89 регионов страны). Необходима агрегация регионов страны в меньшее число групп. Поэтому оценки инвестиционных рисков реально осуществляются по экономическим районам - несколько условным, однако уже общепринятым образованиям, учитываемым при сборе статистической отчетности.

При отборе факторов инвестиционных рисков должны учитываться объективно существующие информационные ограничения. Данные ограничения особенно ощутимы при анализе ситуации в регионах России.

Уровень инвестиционного риска - синтетического показателя предпринимательского климата - значительно варьируется по экономическим районам России. С одной стороны, территориальные различия интегрального показателя рисков объективно отражают специфику отдельных регионов, имея в виду их политические. национальные, социальные и экономические различия. С другой стороны, масштаб этих различий свидетельствует об очень значительном "расслоении" регионов страны по уровню социально-экономического развития. Среди экономических районов достаточно четко прослеживается разделение на относительно благополучные и неблагополучные. Такое положение во многом является следствием прежней директивной политики по размещению производства. Регионы, в прошлом сосредоточившие на своей территории большой производственный потенциал, находятся в более выгодных условиях с точки зрения обеспечения дальнейшего социально-экономического развития, а потому, как правило, более стабильны и в политическом отношении. Напротив, "бедные" районы имеют ограниченные возможности для формирования благоприятного предпринимательского климата по всему спектру рискообразующих факторов. Характерно, что разрыв между благополучными и неблагополучными регионами со временем увеличивается.

В целом по стране уровень предпринимательского риска достаточно высок. На начало 1995г. только в одном экономическом районе - Центральном - интегральный показатель риска оценивался менее чем в 5 баллов (при максимальном значении риска 10 баллов, что соответствует 100%-ной вероятности потери инвестированного капитала) и равнялся 4,78. Среднероссийское значение данного показателя составило 5,76, что означает более чем 50%-ную вероятность потери инвестированных средств. Говоря о потере средств, мы имеем в виду и вероятность неэффективного их использования, потери прибыли вследствие действия факторов риска и т.п. При этом разница между регионами с минимальным и максимальным уровнями риска достигала 2,32 балла. Для сравнения: по данным на конец первого квартала 1993г. аналогичная разница составляла всего 1,83 балла.

На общем фоне неблагоприятного предпринимательского климата могут быть выделены несколько районов с относительно низким уровнем риска: уже упомянутый

Центральный район, Поволжский (по данным на конец 1995г, интегральный показатель риска составил 5,23 балла), Западно-Сибирский (5,29) и Северо-Западный (5,32) экономические районы.

Наиболее близким к стабильности является Центральный экономический район. Во втором квартале прошлого года показатель риска остался на уровне первого квартала, а начиная с третьего квартала отмечается увеличение риска. Однако масштаб этого увеличения очень незначителен (0,05 в квартал), поэтому социально-политическую и экономическую обстановку в регионе условно можно оценить как стабильную (при том. что уровень риска является минимальным среди всех экономических районов России). Таким образом, Центральный район в целом может быть назван "стабильно благополучным". В значительной мере это положение является следствием "имперского" характера развития экономики в бывшем СССР, в котором традиционно существовал разрыв между центром и провинцией. На протяжении многих лет центральный регион, включающий столицу страны, пользовался приоритетом в обеспечении техническими, финансовыми, инвестиционными ресурсами, что обусловило относительно высокий уровень его социально-экономического развития. Дополнительная привлекательность района объясняется тем, что в российской экономике, по-прежнему высокоцентрализованной, предпринимательство активней развивается в непосредственной близости от "разрешающих" органов управления сосредоточенных в столице.

В то же время на примере данного экономического района особенно наглядно проявляется условность оценки инвестиционных рисков по таким аморфным агрегатам. каковыми являются экономические районы. Тот же Центральный район помимо столичного региона (Москва и Московская область) включает в свой состав, например, Ивановскую и Ярославскую области - территории сильной социальной напряженности. порожденной массовой безработицей. Рекомендации инвесторам о вложении средств в проекты на территории данных областей должны сопровождаться множеством "но", и уж никак названные области сами по себе не являются "стабильно благополучными". Однако необходимость агрегации регионов России и определения средних оценок для таких агрегатов ведет к тому, что "плюсы" столичного региона, по мнению экспертов, перевешивают "минусы" неблагоприятных областей района. В целом Центральный район выглядит вполне благополучным и инвестиционно привлекательным.

Существенно, что оговорки должны сопровождать оценки всех экономических районов. Где-то они принципиально важны (как, например, в случае уже упомянутого Центрального района или Северо-Кавказского экономического района, включающего наряду с Чечней, Ингушетией, Осетией вполне благоприятные Краснодарский и Ставропольский края, Ростовскую область), в других имеют меньшее значение. Вместе с тем оценка инвестиционных рисков по экономическим районам России должна рассматриваться в качестве только одной из составляющих анализа, необходимого для принятия решений потенциальным инвестором. Очевидно, что при достаточной привлекательности инвестиционного проекта и относительно благоприятной ситуации в конкретном регионе имеет смысл заказать подробное исследование предпринимательского климата на всей территории области, края, автономной республики, и лишь тогда принимать окончательное решение. Возможный выигрыш при таком подходе может во много раз перекрыть расходы на проведение заказного исследования.

В отличие от Центрального района, в других регионах России стабильность уровня предпринимательского риска отмечается в единичных случаях. Например, в Дальневосточном экономическом районе показатель риска оставался неизменным на протяжении второго квартала 1995г. Однако уже в третьем квартале уровень риска вырос на 0,21 пункта, а в четвертом квартале упал на 0,14 пункта.

В ряде российских территорий в 1993-1994гг, прослеживалась устойчивая тенденция к повышению или снижению интегрального показателя риска.

Постоянный рост уровня предпринимательского риска отмечался в первую очередь в Северо-Кавказском экономическом районе, при том что предпринимательский климат здесь и так является самым неблагоприятным в России. Этот регион представляет собой другую крайность "имперской" модели развития экономики - национальную окраину, обойденную вниманием центра (естественно, с учетом отмеченной ранее внутрирегиональной дифференциации). Положение усугубляется ставшими традиционными для региона межнациональными конфликтами.

Интегральный показатель риска в Северо-Кавказском районе климат для инвестиций резко ухудшился в результате событий в Чечне.

Помимо Центрального и Северо-Кавказского экономических районов показатель предпринимательского риска стабильно рос в Поволжском районе. За 1995г. его уровень повысился на 0,21 пункта. Однако, несмотря на ухудшения, Поволжский район продолжает оставаться одним из регионов с наиболее благоприятным предпринимательским климатом. В Северо-Западном районе показатель риска стабильно снижался от квартала к кварталу. В результате уровень риска сократился на 0,4 пункта, и это позволило региону войти в группу районов с наименьшим уровнем предпринимательского риска.

Наибольшее изменение интегрального показателя предпринимательского риска суммарно за год отмечается в следующих экономических районах: в Калининградской области уровень риска сократился на 0,52 пункта; в Северо-кавказском районе уровень риска вырос на 0,59 пункта (увеличение приходилось в основном на второй квартал -0,55).

Полный анализ причин изменения предпринимательского климата в тех или иных экономических районах предполагает также подробное рассмотрение всех групп рисков, учитываемых при формировании интегрального показателя.


2.1 Социально-политические риски

Характерным для всех районов России является очень высокий уровень данного вида риска. Среднероссийский уровень социально-политического риска на начало 1995г. оценивался в 6,12 балла, что на 0,36 пункта выше интегрального показателя. Ни в одном из районов значение показателя не опускалось ниже 5 баллов. Минимальное значение отмечается в Центрально-Черноземном районе - 5,49, максимальное - в Северо-кавказском районе - 7,05.

По этой группе рисков изменения характерны практически для всех экономических районов. Так, в 1995г действовала общая тенденция к снижению уровня социально-политического риска. Это изменение отчасти может быть объяснено сезонными колебаниями, в частности летним затишьем в противостоянии представительной и исполнительной ветвей власти.

Из общей тенденции выпадали Центральный экономический район (показатель риска вырос на 0,22 пункта), Северо-Кавказский район (рост на 0,07 пункта) и Калининградская область (рост на 0,05 пункта).

В Центральном районе дестабилизация объяснялась действием социальных факторов, главным образом ростом безработицы (в основном в ее латентной форме, в виде неполного рабочего дня или неоплаченных отпусков, особенно распространившихся в летний период). Безработица сказалась в первую очередь на тех территориях, где сконцентрированы однопрофильные производства, переживающие в настоящее время значительный спад (например, Ивановская область, специализированная на производстве текстиля). Помимо этого в оценке социально-политического риска сказалось действие такого фактора, как углубление расслоения населения по уровню доходов.

В Северо-кавказском регионе ситуация обострилась в основном по политическим причинам вследствие развития вооруженных конфликтов на пограничных территориях (грузино-абхазского и осетинского), военных действий в Чечне, а также усиления угрозы стабильности местных администраций.

В Калининградской области увеличение риска отмечалось только по одной позиции: внешней угрозы стабильности региона, что отражало обострение в тот период отношений со странами Балтии (географически "отрезающими" Калининградскую область от остальной территории России) и потенциально могло привести к еще большей автономизации данной территории.

Оценка третьего квартала помимо нарастания напряженности между различными ветвями власти включала в себя и разрешивший это противостояние октябрьский кризис. В результате значение показателя социально-политического риска выросло практически во всех районах (за исключением Калининградской области). Максимальный рост показателя отмечался в Дальневосточном экономическом районе - на 0,56 пункта. Высоким был также рост социально-политического риска в Поволжском районе - на 0,53 пункта.

В Дальневосточном экономическом районе рост уровня социально-политического риска был обусловлен действием факторов увеличения безработицы (2 балла), усиления вмешательства местной администрации в экономику региона, а также низкими темпами приватизации и сохранением монополий составили два района - Поволжский, в котором уровень риска незначительно вырос (на 0,05 пункта), и Северо-Кавказский, в котором социально-политический риск остался на том же уровне. В результате максимальный рост социально-политического риска суммарно за 1995 г. имел место в Северо-Кавказском и Поволжском районах (увеличение на 0,54 и 0,4 пункта соответственно). Максимальное снижение уровня риска достигнуто в Северо-Западном экономическом районе - на 0,28 пункта. В результате максимальный рост социально-политического риска суммарно за 1995г. имел место в Северо-кавказском и Поволжском районах (увеличение на 0,54 и 0,4 пункта соответственно). Максимальное снижение уровня риска достигнуто в Северо-западном экономическом районе - на 0,28 пункта.

Внутриэкономичвские риски.В целом по регионам России ситуация может быть охарактеризована как неблагополучная: показатель уровня риска превысил 5 баллов во всех 12 экономических районах. Среднее значение данного показателя по российским регионам составило 5,78 балла. При этом уровень внутриэкономических рисков практически совпадает с интегральным показателем риска, среднее значение которого равно 5,76. В восьми районах риск ниже среднероссийского, а высокий среднероссийский уровень во многом формируют неблагополучные регионы - Северо-кавказский (7,35 балла) и Восточно-Сибирский (6,5 балла).

Относительно благоприятным по факторам внутриэкономического риска может считаться предпринимательский климат в Центральном (5,2), Поволжском (5,3) и Уральском (5,35) экономических районах.

По группе внутриэкономических факторов практически отсутствуют общие тенденции изменения уровня риска. Устойчивая динамика к снижению или росту показателя внутриэкономическога риска отмечается в шести экономических районах. В четырех из них в течение года показатель стабильно снижался (Северо-Западный, Центральный, Уральский районы, Калининградская область), а в двух - стабильно рос (Восточно-Сибирский и Дальневосточный экономические районы). В прочих регионах уровень риска колебался под действием тех или иных рискообразующих факторов.

В 1995г. в половине российских регионов риск по группе внутриэкономических факторов снизился, в половине - вырос. Максимальный рост уровня риска отмечался в Северо-кавказском (на 0,55 пункта), Восточно-Сибирском (на 0,4 пункта) и Дальневосточном (на 0,25 пункта) экономических районах.

В Северо-кавказском регионе существенное изменение уровня риска было вызвано одновременным ухудшением положения по всем рискообразующим факторам:

дальнейшее падение производства и ухудшение возможностей преодоления этой тенденции, свертывание потребительского спроса, перспективы ускорения темпов инфляции и др.

Восточно-Сибирский район, как уже отмечалось, может быть отнесен к регионам с неблагоприятным предпринимательским климатом. Это обстоятельство объясняется относительно низким уровнем социально-экономического развития региона в целом, и в первую очередь входящих в его состав национальных автономий: республик Тува, Хакасия и Бурятия. Дальнейшее резкое ухудшение предпринимательского климата было вызвано ускоренным развитием инфляционных процессов в регионе по сравнению с общероссийскими (оценка влияния этого фактора выросла на 4 балла).

Максимальное улучшение предпринимательского климата по внутриэкономическим факторам отмечалось в Центральном (на 0,45 пункта), Северном и Уральском районах (по 0,2 пункта).

Улучшение ситуации в Центральном районе обеспечено действием целого ряда факторов, и в первую очередь замедлением темпов падения инвестиций и роста инфляции по сравнению со среднероссийским уровнем (оценки риска по этим позициям снизились на 2 балла). Сыграл свою роль также ряд других факторов, включая общее улучшение состояния экономики, замедление темпов падения производства.

В Уральском районе показатель внутриэкономического риска изменился за счет разнонаправленного влияния (факторов: с одной стороны, продолжалось дальнейшее падение производства, с другой - повысилась инвестиционная активность, выявились перспективы расширения потребительского спроса, воз никли условия для зарубежного финансирования за счет широкой приватизации предприятий региона (по этому фактору оценка риска снизилась на 2 балла).

Усиление рисков в Западно-Сибирском районе - регионе с высоким промышленным и ресурсным потенциалом - было вызвано ухудшением инвестиционной ситуации (за счет резкого сокращения капиталовложений государственных предприятий в процессе приватизации), опоком квалифицированной рабочей силы (в основном на родину - в государства СНГ).

Среди регионов с позитивными тенденциями развития предпринимательского климата по группе внутриэкономических рисков следует отметить Северо-Западный и Центральный районы, Калининградскую область (уровень риска снизился в этих регионах на 0,2 пункта).

Таким образом, суммарно за 1995г. в большинстве экономических районов (8 из 12) предпринимательский климат улучшился. Динамика показателя внутриэкономических рисков в целом соответствует тенденциям развития экономической ситуации в России. 1993г. характеризовался тем, что темпы негативных изменений замедлились и экономическая нестабильность несколько снизилась. Лидирующее положение по масштабам снижения внутриэкономического риска занимают Центральный и Уральский экономические районы (за 1993г. уровень риска сократился на 0,7 пункта).

В то же время в четырех регионах предпринимательский климат в течение 1993г. ухудшился. Это Восточно-Сибирский (рост показателя внутриэкономических рисков на 0,65 пункта), Северо-Кавказский (на 0,5 пункта), Дальневосточный (на 0,3 пункта) и Западно-Сибирский (на 0,15 пункта) экономические районы.

Внешнеэкономические риски.Характерно, что внешнеэкономический риск является минимальным среди всех видов рисков учитываемых при расчете интегрального показателя. Его оценка на начало 1995г. составила 5 баллов, что на несколько десятых пункта меньше значения интегрального показателя. Это обстоятельство объясняется тем, что Россия обладает значительным экспортным потенциалом является крупным экспортером сырьевых ресурсов и имеет положительное сальдо торгового баланса.

Однако уровень внешнеэкономического риска значительно варьируется по экономическим районам. Так, по данным на конец года всего в четырех регионах показатель внешнеэкономического риска составляет менее 5 баллов. Это Центральный (3.5 балла) ; Поволжский ( 3.9); Западно-сибирский (3 балла) и Дальневосточный (4.5 балла).

Максимальный внешнеэкономический риск отмечается в Волго-Вятском районе -показатель риска равен 7,4 балла, что превышает даже уровень наиболее рискованного для инвестиций Северо-Кавказского района (6,9 балла). При этом даже наличие в составе Волго-Вятского района такого региона активного предпринимательства, как Нижегородская область,не сдает положение и не компенсирует крайне неблагоприятной экспортно-импортной ситуации национальных автономий - республик Марий Эл, Мордовии и Чувашии.

В 1995г. отмечалось улучшение предпринимательского климата по внешнеэкономическим рискообразующим факторам в большинстве регионов России. Из 12 экономических районов в 9 показатель риска снизился ( максимальное снижение - в Западно-Сибирском районе). Это изменение было обусловлено притоком валютных кредитов впоследствии приватизации в ТПК, ростом числа СП и расширением участия региона в импортных операциях.

В двух районах - Северо-Кавказском и Центрально-Черноземном внешнеэкономический риск увеличился.

Наиболее ощутимое снижение риска наблюдалось в Калининградской области и это было вызвано резким увеличением валютных поступлений в регион. На 3 балла снизилась оценка риска по фактору поступления валютных кредитов. Все это свидетельствует о повышении доступности для иностранных предпринимателей ранее закрытого региона.

В трех районах (Волго-Вятском, Центральном и Центрально-Черноземном) произошло ухудшение предпринимательского климата по факторам внешнеэкономического риска.

В настоящее время, базируясь на имеющемся опыте мониторинга предпринимательского климата, представляется возможным сделать ряд выводов как о регионах, благоприятных для инвестиций и развития предпринимательства, так и об общих принципах российской региональной политики.


2.2 Инвестиционный климат и региональные проблемы

Наиболее привлекательными для потенциальных инвесторов являются в настонщее время территории России, которые обеспечивают относительную социальную стабильность, обладают богатым ресурсным и/или конкурентоспособным производственным потенциалом.

Как правило, указанные условия действуют одновременно: ресурсный и производственный потенциал обеспечивает относительную стабильность экономики, а значит, и социальную стабильность. Именно поэтому к числу благоприятных регионов могут быть отнесены территории, хотя и не все, Центрального, Поволжского, Западносибирского экономических районов, с оговорками - Северо-Западного района. Промежуточное положение занимает Уральский экономический район, в котором значительный промыш ленный потенциал сочетается со множеством острых социалььно-экономических проблем, связанных, в частности, с конверсией предприятий ВПК. Ситуация в других регионах страны сложнее, практически в каждом из оставшихся экономических районов присутствуют территории с ощутимым негативным по тенциалом (вероятность межнациональных конфликтов, резкого роста базработицы, значительные финансовые проблемы и т.п.). близкое же соседство потенциально взрывоопасных территорий ведет к росту инвестиционного риска и в экономическом районе в целом.

Опыт мониторинга предпринимательского климата в регионах России свидетельствует, что приведенная дифференциация экономических районов весьма стабильна и в течение 1993-1995гг. не менялась. Без кардинальных изменений в региональной политике России трудно ожидать каких-либо перемен и в дальнейшем. Пересмотр региональной политики должен происходить в направлении расширения хозяйственных полномочий региональных властей, в первую очередь в области налогово-бюджетной политики.

Действующая налоговая система формально включает в себя три типа налогов:
федеральные, региональные (областные, республиканские и т.д.) и муниципальные. Однако муниципальные сборы мало влияют на развитие ситуации, а большинство платежей федеральных налогов поступает как в федеральный, так и в региональные бюджеты в заранее оговоренных пропорциях (налог на прибыль, НДС), а некоторые -только в региональкые бюджеты (подоходный налог). Такая схема вполне логична, но нынешние ставки налогообложения чрезмерно велики. В этих условинх региональные бюджеты связаны по рукам и ногам: доходов они получают ровно столько, сколько запланировано центром (т.е. запланированные, доли от федеральных налогов), снижение налогового бремени для своих предприятий не входит в компетенцию региональных властей, а от введения собственных, дополнительных налогов их удерживает вполне обо снованное опасение "задушить" свои предприятия. В итоге в доходах "среднероссийского" регионального бюджета поступления от собственно налоговой системы составляли всего 7%. Другими словами, определяющую роль на всей территории страны играют именно федеральные налоги.

В то же время федеральный бюджет, забирая в виде различных налогов львиную долю доходов, не все тратит сам, а значительную часть средств возвращает в регионы в форме субвенций, кредитов, финансирования различных программ (социальных, инвестиционных). При таком подходе учесть специфические условия и потребности огромного числа регионов (в России, вместе с автономными округами, выделяется 89 территориальных образований), которые существенно разнятся между собой, практически невозможно. В результате действующая налоговая система оказывается тяжела одновременно для всех, и ни о каком учете специфики конкретных производств речь не идет. Многочисленных исключений, предусмотренных в налоговом законодательстве. оказывается явно недостаточно для селективного воздействия на предприятия, поскольку принимались они также на федеральном уровне. Все было бы логично, если бы за счет ужесточения налогового прессинга решалась задача отсева нежизнеспособных предприятий, которых в избытке в российской экономике. Однако закон о банкротстве не действует, реального отбора эффективных предприятий не происходит и налоговая система становится только дополнительным фактором падения производства. В итоге действует незамысловатая цепочка, ведущая к ускорению инфляции и деградации производства: высокие налоги - сокращение производства - сокращение налоговых поступлений - дефицит федерального бюджета - дополнительная эмиссия - ускорение темпов — дальнейшее сокращение производства ...

В этих условиях региональные власти оказываются не в состоянии "подкорректировать" федеральную политику на местах, ибо важнейший регулятор -региональный бюджет- сейчас является просто фикцией, он живет в расчете на субвенции и кредиты из федерального бюджета. В качестве наиболее наглядного примера такого рода может быть приведена Тюменская область. В 1993г. бюджет области, в которой добывается значительная доля российской нефти, был сведен с дефицитом, область жила за счет субвенций федерального бюджета.

Действующая налогово-бюджетная политика связана с целым рядом негативных последствий.

1) Усиление противоречий регионов и центра. Недовольны как регионы-"доноры" (много изымают), так и территории-"реципиенты" (мало дают). В то же время в горизонтальных, межрегиональных отношениях слабо проявляются экономические противоречия в силу корпоративности региональных администраций и общего негативного отношения к центру.

2) Ускорение темпов инфляции. Параллельно приведенной выше схеме действует и другая - субсидии экономически отсталым регионам ведут к росту дефицита госбюджета, необходимость его сокращения обусловливает рост налогового бремени, для компенсации налоговых изъятий находящиеся на плаву предприятия увеличивают цены.

3) Продолжение спада производства. При столь высоком налоговом бремени и темпах инфляции просто не имеет смысла стараться производить больше.

4) Консервация иждивенческих настроений в обществе. Действующая система налогообложения не дает возможности региональным администрациям даже попытаться проявить инициативу. Декларированная свобода в отношении региональных бюджетов касается только расходных статей, а потому ставит регионы в полнейшую зависимость от федеральных органов власти. Вместе с тем высокий уровень налогообложения -важнейший фактор сепаратизма регионов, в первую очередь богатых природными ресурсами (Татарстан, Башкортостан, Якутия, Карелия и т.п.).

5) Единообразие налоговой системы препятствует изменению структуры экокомики. Структурные сдвиги требуют перелива капитала, возможности же стимулирования такого перелива ограничены, в распоряжении региональных властей остаются только неформальные методы.


Заключение

Сопоставление мирового опыта импорта капитала и практики России показывает. что политика привлечени зарубежных ресурсов, выработанная нашей страной за годы реформ, несмотря на многие недостатки, в основном соответствует общепринятому подходу большинства государств. Эта политика смягчила трудности переходного периода, помогла вхождению России в мировую торговую и финансовую систему. Вместе с тем существуют и отличия. Одно из них - гораздо большая ориентация на привлечение средств из официальных источников, особенно многосторонних. Это может стать препятствием для более широкого привлечения ресурсов из-за рубежа в будущем, ибо Россия уже почти исчерпала возможности получения ресурсов на этой основе. В то же время меньше внимания уделяется использованию иностранного частного капитала, особенно прямых инвестиций. Затянулось размещение государственных облигаций на мировых финансовых рынках.

В настоящее время страна имеет реальную возможность перейти от спада к росту производства. Иностранные инвестиции в Россию в 2007 году поступили на сумму 120,9 млрд долларов, что в 2,2 раза больше их притока в предыдущем году. Об этом свидетельствуют данные Федеральной службы государственной статистики (Росстата). Прямые инвестиции за 2007 год поступили в страну на сумму 27,8 млрд долларов, что в 2 раза больше по сравнению с 2006 годом. Объем портфельных инвестиций за прошлый год составил 4,2 млрд долларов, что на 31,8% больше их прироста в позапрошлом году. Прочие инвестиции поступили на сумму 88,95 млрд долларов — в 2,3 раза больше по сравнению с притоком годом ранее. Таким образом, в общей структуре притока иностранных инвестиций в Россию в 2007 году 73,5% составляли так называемые "прочие инвестиции", 23% — прямые инвестиции и 3,5% — портфельные инвестиции. Общая сумма накопленных инвестиций в экономике России на конец декабря 2007 года равнялась 220,6 млрд долларов, что на 54,3% больше по сравнению с суммой на конец 2006 года. Из общей суммы 103,06 млрд долларов (46,7%) составляли прямые инвестиции, 6,7 млрд долларов (3,1%) — портфельные и 110,8 млрд долларов (50,2%) — прочие.           Крупнейшими иностранными инвесторами России являются Кипр, Нидерланды и Великобритания, на долю которых приходится соответственно 22,5%, 17,7% и 13,3% всех накопленных инвестиций в страну. В первую десятку крупнейших инвесторов входят далее Люксембург (13,2%), Германия (5,3%), США (3,9%), Ирландия (3,2%), Франция (2,7%), Виргинские острова и Швейцария (по 2,2%).
По видам экономической деятельности накопленные иностранные инвестиции в РФ на конец декабря 2007 года распределялись следующим образом. На обрабатывающие производства приходилось 66,6 млрд долларов; на сферу оптовой и розничной торговли, а также ремонта транспортных средств и бытовой техники — 58,15 млрд долларов; на добычу полезных ископаемых — 41,3 млрд долларов; операции с недвижимостью, аренду и предоставление услуг — 20,6 млрд долларов; транспорт и связь — 16,1 млрд долларов; финансовую деятельность — 9,1 млрд долларов, строительство — 3,6 млрд долларов; сельское хозяйство, охоту и лесное хозяйство — 1,4 млрд долларов.
Общая сумма накопленных инвестиций из России за рубежом на конец декабря 2007 года составляла 32,1 млрд долларов. В структуре накопленных российских инвестиций за рубежом 13,9 млрд долларов составляли прямые инвестиции, 2,4 млрд долларов — портфельные и 15,7 млрд долларов — прочие. Крупнейшими получателями российских инвестиций являются Кипр, Нидерланды и Виргинские острова, на долю которых приходится соответственно 31,1%, 23,1% и 14,6% всех накопленных инвестиций из РФ за рубежом. Объем направленных в 2007 году инвестиций из России за рубеж составил 74,6 млрд долларов, что на 43,6% больше по сравнению с 2006 годом. Объем погашенных в отчетный период инвестиций, направленных ранее из России за рубеж, равнялся 58,5 млрд долларов — на 29,4% больше, чем годом ранее.

Все это говорит о том, что более широкое привлечение иностранного капитала, особенно в форме прямых инвестиций, устранение припятствий для их привлечения и их использование в соответствии с национальными приоритетами и интересами, полный учет мирового опыта должны войти в число ключевых задач экономической политики России на новом этапе ее развития.


Список литературы

 

1.  В.Пресняков, В.Соколов "Иностранные инвестиции и национальный технический потенциал России", "Внешняя торговля" №2, 1994г.

2.  Закон "Об инвестиционной деятельности в РФ" от 26.06.1991г.

3.  Закон "Об иностранных инвестициях в РСФСР" от 04.07.1991г.

4.  Закон "О концессионных и других договорах".

5.  Закон "О соглашении о разделе продукции".

6.  Закон "О недрах" от 21.02.1992г.

7.  Закон "О предприятиях и предпринимательской деятельности" от 21.01.1991г.

8.  Закон "Об основах налоговой системы РФ" от 12.01.1991г.

9.  В.Караваев "Зарубежные инвестиции в экономике России", "Внешняя торговля", № 9, 1996г.

10.  С.Локоткова, А.Клименко "Реальный рынок для фиктивного капитала", " Коммерсанта " № 11,1995г.

11.  И.Черняев "Приближается вторая волна иностранных инвестиций", "Коммерсанть", № 10, 1995г.

12.  S.Kikery, J. Nellis "Privatization. The Lessons of Experience", "Economist" N 2, 1995г.

13.  А.Губский, С.Рыбак "Инвестиционный климат важнее имени президента", "Капитал", №069,1996

14.  А.Клименко, А.Галиев "Бегство капитала в Россию", "Коммерсанть" № 37, 1995г.

15.  С.Аспин "Американский взаимный фонд выбрал Россию объектом для инвестиций". "Коммерсантъ"№ 8, 1996г.

16.  О.Изряднова "Инвестиционная пассивность субъектов Российской Федерации", № 6, 1995г.

17.  А.Чичкин "Похоже, приток иностранных инвестиций в Россию приостанавливается", "Инвестиции в РФ", № 8, 1995г.

18.  И.Ройзман "Климатические колебания - региональные различия", " Инвестиционная политика - проблемы и перспективы" , "Инвестиции вРФ", № 3,1996г.

19.  А.Чичкин "Интерес к РФ - взгляд отечественных и зарубежных инвесторов", "Инвестиционный бюллетень", № 3, 1996г.

20.  Http://invest.rin.ru

21.  Http://www.ress.ru/rubikator/invest1.htm

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Готов к очень серьёзным непродолжительным отношениям.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по экономике и финансам "Привлечение иностранных инвесторов в экономику России", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru