Диплом: Меры уголовно-процессуального принуждения - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Меры уголовно-процессуального принуждения

Банк рефератов / Уголовное право и процесс

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 627 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

 

Содержание

 

Введение

Глава I. Понятие мер уголовно-процессуального принуждения

Глава II. Процессуальный порядок применения, изменения и отмены мер пресечения

Глава III. Виды мер уголовно-процессуального принуждения

§ 1. Задержание подозреваемого

§ 2. Срок задержания

§ 3. Порядок содержания подозреваемых под стражей

Глава IV. Понятие мер пресечения

Глава V. Виды мер пресечения

§ 1. Подписка о невыезде и надлежащем поведении

§ 2. Личное поручительство

§ 3. Наблюдение командования воинской части

§ 4. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым

§ 5. Залог

§ 6. Домашний арест

§ 7. Заключение под стражу

Глава VI. Иные меры уголовно-процессуального принуждения

§ 1. Привод

§ 2. Временное отстранение от должности

§ 3. Наложение ареста на имущество

§ 4. Денежное взыскание

Заключение

Список используемой литературы

Схема № 1 …………………………………………………   Приложение 1

Схема № 2 …………………………………………………   Приложение 2

Схема № 3 …………………………………………………   Приложение 3

 

Введение

 

Намеченная в стране задача построения правового государства, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, обусловила необходимость реформы всей правовой системы, в том числе деятельности правоохранительных и судебных органов. Она предполагает радикальные изменения, охватывающие весь правоохранительный механизм нашего государства.

Движение к правовому государству неразрывно связано и с кардинальным укреплением законности и правопорядка, усилением контроля над преступностью, обеспечением неотвратимости ответственности за правонарушения и полным использованием в этом деле всей силы законов, чтобы ни один преступник не ушел от заслуженного наказания. Для государства и общества одинаково важны как успешная борьба с преступными посягательствами, так и успешная защита прав и свобод человека. Здесь недопустимы противопоставление и конкуренция между публичным и личными интересами. В политико-правовых документах последних лет ставится задача именно по усилению, с одной стороны, борьбы с преступностью, а с другой, - защиты прав и свобод граждан. Уполномоченный по правам человека в РФ О. Миронов в своем докладе заявил: "Борьба с преступностью должна стать приоритетом государственной политики на современном этапе… Государство не должно само вступать на путь беззакония. Произвол со стороны работников правоохранительных органов в отношении граждан недопустим". Такой подход обозначен также в международных актах, связывающих социальный прогресс и развитие с достижением в равной мере их главных целей, в числе которых указывается проведение мероприятий в области социальной защиты и борьбы с преступностью. В Венской декларации и Программе действий, принятых 25 июня 1993г. Всемирной конференцией по правам человека, государствам предлагается искоренить все нарушения прав человека и вызывающие их причины, а также устранить препятствия на пути осуществления этих прав, поощрять исследования в этой области. Как подчеркивается в Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 17 дек. 1997г., для решения этих задач требуется выработка комплексной системы мер обеспечения эффективной правоохранительной деятельности, включающей создание надлежащей правовой базы и механизма ее применения. О том, что это важно и нужно, свидетельствуют кризисное состояние законности и правопорядка, острота проблемы противодействия преступности в стране. Сегодня она достигла уровня, реально угрожающего жизненно важным устоям общества, гарантированным законом правам и свободам граждан, национальной безопасности и стабильности государства. Достаточно отметить, что в 1999г. зарегистрированная преступность в России достигла    2 млн. 258 тыс., в 2000г. - свыше 2 млн. 295 тыс., из которых тяжкие и особо тяжкие преступления составили 58,8%. В 2001г. зафиксировано почти 3 млн. преступлений, за семь месяцев 2002г. - 1,6 млн. преступлений. Усиливаются ее организованность, профессионализм, дерзость и изощренность, появляются новые, все более тяжкие виды преступлений. Преступники чаще идут на активное сопротивление правоохранительным органам и противодействие разоблачительным действиям, создавая тем самым помехи законному и обоснованному разрешению уголовных дел и установлению истины по делу. К тому же от следствия, дознания и правосудия ежегодно скрываются десятки тысяч лиц, подлежащих уголовной ответственности. 

В такой ситуации эффективная организация уголовного преследования возможна лишь при наличии в распоряжении правоохранительных органов мер государственного принуждения. Иными словами, криминальному миру, организованной преступности нужно противопоставить такие действенные меры, которые позволяли бы своевременно предотвращать и быстро раскрывать преступления. При этом необходимым условием применения ограничительных мер являются законность и обоснованность их осуществления. В Постановлении Государственной Думы Федерального собрания РФ от 22 июня 1994 г. "О защите конституционных прав и свобод граждан при осуществлении мер по борьбе с преступностью" прямо указывается на то, что борьба с преступностью может вестись только законными мерами. Между тем, в практике работы органов уголовной юстиции допускается множество нарушений прав и свобод людей. Так, за истекший год более 1,3 тыс. граждан были незаконно арестованы по постановлению следователей прокуратуры. Президент РФ В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию указал на огромное количество жалоб на необоснованное насилие и произвол при возбуждении уголовных дел, при следствии и судебном разбирательстве. Неудовлетворительная обстановка в местах лишения свободы, отсутствие возможностей последующей социальной реабилитации приводит в итоге к разрушению семей, ухудшению здоровья населения и морального климата в обществе. Такое применение права создает огромное поле возможностей для злоупотребления в сфере обеспечения прав и свобод граждан. Президент РФ отметил, что "корень этих проблем - как в неэффективных инструментах правоприменения, так и в самой структуре нашего законодательства".

Однако эта тема остается актуальной и в настоящее время. Необходимость ее разработки и изучения обусловливается принятием нового УПК РФ, предусмотревшего целую систему мер процессуального принуждения.

 

Глава I. Понятие мер уголовно-процессуального принуждения

 

В процессе производства по уголовному делу органы предварительного расследования и суд вынуждены использовать меры уголовно-процессуального принуждения. В сфере уголовного судопроизводства меры уголовно-процессуального принуждения применяются лишь правоохранительными органами, Осуществляющими производство по уголовному делу. При этом в УПК определены виды мер уголовно-процессуального принуждения; порядок основания и условия их применения; субъекты, применяющие эти меры; круг лиц, к которым могут применяться меры уголовно-процессуального принуждения; гарантии прав этих лиц; порядок приведения в исполнение решений о применении мер уголовно-процессуального принуждения.

Меры уголовно-процессуального принуждения – это предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством процессуальные средства принудительного характера, которые применяются в сфере уголовного судопроизводства органами дознания, следователем, прокурором и судом (судьей) в порядке, установленном законом, к подозреваемому и другим лицам в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела в целях обеспечения успешного выполнения задач уголовного судопроизводства.

С учетом неодинакового характера уголовно-процессуальных мер принуждения их применение можно условно разделить на несколько групп. Одни из них призваны пресечь возможность продолжения обвиняемым (подозреваемым) преступной деятельности, его уклонения от следствия или суда либо воспрепятствование процессуальной деятельности (меры пресечения, задержание, отстранение от должности, удаление лиц из зала судебного заседания). Другие связанны с необходимостью доставления лиц в следственные и судебные органы (привод). Третьи направлены на обнаружение и процессуальное закрепление доказательств (обыск, выемка, освидетельствование, получение образцов для сравнительно исследования, помещение для экспертного исследования). Четвертые служат средством обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий (наложение ареста на имущество). Отсюда следует, что по своему назначению меры уголовно-процессуального принуждения можно разделить на средства пресечения противозаконных действий и средства обеспечения надлежащего поведения, предупреждения правонарушений и средства получения доказательств.

Все меры уголовно-процессуального принуждения принято разделять на две группы: Меры пресечения и иные меры уголовно-процессуального принуждения. Перечень мер пресечения, основания, условий и порядок их применения, изменения и отмены определены в законе (глава 13 УПК).

В систему иных мер уголовно-процессуального принуждения входит: обязательство о явке; привод; временное отстранение от должности; наложение ареста на имущество (ст. 111 УПК).

В конституции РФ (ч.1 ст.22) говорится, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

В Декларации прав и свобод человека и гражданина отмечается, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, законных прав и интересов других людей в демократическом правовом государстве. Поскольку все меры уголовно-процессуального принуждения в той или иной мере ограничивают права и свободы гражданина применяться они могут только в случаях, указанных в законе.

Практика свидетельствует, что незаконное применение мер пресечения нередко вызывается недостаточным уяснением их сущности и целевого назначения, незнанием условий и оснований, предусмотренных действующим уголовно-процессуальным законодательством для их избрания, изменения или отмены.

Меры процессуального принуждения подразделяются на виды:

1) Превентивно-предупредительные меры. Их ещё иногда называют предупредительно-обеспечительные. К ним относятся:

а) меры пресечения (ст. 102-108 УПК РФ)

б) меры обеспечения процесса доказывания (к примеру, принудительное производство обыска – ч.6 ст. 182, ч.3 ст. 177, ст. 179, 183 УПК РФ)

в) иные, предусмотренные законом меры (допустим, временное отстранение от должности – ст. 114 УПК РФ)

2) Меры защиты (ч.8 ст. 42, ч.8 ст. 56, ст. 237 УПК РФ)

3) Меры уголовно-процессуальной ответственности (ч.4 ст. 103, ч.3 ст. 105, ч.4 ст. 106, ст. 258 УПК РФ)

 

Глава II. Процессуальный порядок применения, изменения и отмены мер пресечения.

 

         По общему правилу, вопрос о применении меры пресечения решается после привлечения лица в качестве обвиняемого. Правильное избрание меры пресечения имеет важное значения для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого.

         При наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия и суда, воспрепятствует установлению истины по делу или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора, лицо, производящее дознание, следователь или судья выносит мотивированное постановление, а суд – мотивированное определение.

         Этот документ должен содержать указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется конкретное лицо, и основание для избрания примененной меры пресечения. Постановление или определение объявляются лицу, в отношении которого оно вынесено, под расписку и одновременно ему разъясняется порядок обжалования применения мер пресечения.

         Копия постановления или определения о применении меры пресечения немедленно вручается лицу, в отношении которого оно вынесено.

         В тех случаях, когда на применение меры пресечения требуется санкция прокурора, лицо, производящее дознание, или следователь обязаны получить соответствующую санкцию, которая оформляется в виде резолюции прокурора на постановлении, скрепляемой его подписью и печатью.

         Копия постановления о применении меры пресечения, подлежащей исполнению соответствующими органами или должностными лицами, направляется этим органам или лицам. Так, постановление о применении меры пресечения в виде заключения под стражу направляется для исполнения администрации места предварительного заключения.

         В случае необходимости продления срока содержания обвиняемого под стражей следователь или лицо, производящее дознание обязаны внести постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного заключения и заблаговременно представить его прокурору, правомочному продлевать срок содержания под стражей.

         В таком постановлении указывается даты возбуждения уголовного дела, предъявления обвинения,  заключения лица под стражу, подробные сведения о личности обвиняемого, сущность предъявленного обвинения, доказательства подтверждающие виновность обвиняемого в совершении преступления, положение с расследованием дела на момент возбуждения ходатайства, причины задержки с расследованием дела и меры, принятые для его быстрейшего окончания, следственные действия, которые необходимо провести, и время, требующееся для их производства.

         При наличии к тому достаточных оснований мера пресечения может быть изменена на более строгую или на более мягкую мотивированным постановлением (определением) лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

         В случае, когда основания для применения пресечений отсутствуют, она подлежит безусловной отмене мотивированным постановлением (определением). Так, при прекращении уголовного дела мера пресечения во всех случаях отменяется.

         Отмена или изменение лицом, производящим дознание, или следователем меры пресечения, избранной по указанию прокурора, допускается лишь с санкции прокурора.

         При отмене (изменении) меры пресечения, связанной с содержанием под стражей, копия соответствующего постановления (определения) направляется администрации места предварительного заключения для его немедленного исполнения и освобождения лица из-под стражи.

 

Глава III. Виды мер уголовно-процессуального принуждения.

 

§ 1. Задержание подозреваемого.

 

Задержание подозреваемого – это неотложная мера уголовно-процессуального принуждения, при которой лицо, подозреваемое в совершении преступления, помещается

 В ИВС сроком на 48 часов с целью проверить его причастность к содеянному и решить вопрос о его аресте.

Задержание следственным действием не является. Протокол задержания оформляется не в целях собирания доказательств, а поэтому имеет не большую доказательственную значимость, чем постановление о заключении под стражу, о приводе или любой иной мере процессуального принуждения.

Задачи задержания:

1. Выяснить причастность задержанного в преступлению.

2. Разрешить вопрос о заключении его (в качестве меры пресечения) под стражу.

Закон предусмотрел два основных условия задержания. Во-первых, оно возможно только после возбуждения уголовного дела. Во-вторых, следователь (орган дознания и др.) вправе задержать лицо, подозреваемое в совершении лишь такого преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

В ч.2 ст. 91 УПК РФ упоминается также о специальных условиях задержания. Они изложены применительно к одной строго определенной группе оснований задержания, которая именуется «иными данными, дающими основание подозревать лицо в совершении преступления». Речь идет о таких условиях, как:

а) лицо пыталось скрыться

б) либо не имеет постоянного места жительства

в) не установлена его личность

г) прокурор или следователь (дознаватель) с согласия прокурора направил в суд ходатайство об избрании указанному лицу меры пресечения в виде заключения под стражу.

Предстоит выяснить, что означают словосочетания «лицо пыталось скрыться», «не имеет постоянного места жительства» и «неустановленна его личность»? Например, следователь пришел к человеку домой, чтобы его допросить и заметил на столе билет на поезд. Человек, в отношении которого поступила оперативная информация, как на лицо, совершившее преступление, спокойно объяснил, что его отправляют в командировку. Есть ли у следователя право задержать данного гражданина, сославшись на то, что он пытался скрыться? Конечно же, нет. Другое дело, когда подозреваемый, увидев следователя, выпрыгнул в окно и попытался убежать дворами. Даже если сразу поймать его не удалось, данное условие будет иметь процессуальное значение при последующей поимке.

Для положительного ответа на вопрос, имеет ли человек постоянное место жительства, всегда было достаточно проверить, есть ли у него в паспорте прописка (а теперь – регистрации). Именно этому формальному признаку на практике придается значение отсутствия (наличия) у лица постоянного места жительства. Однако, и обладая пропиской, лицо может продолжительное время не жить по указанному адресу. В такой ситуации наличие постоянного места жительства будет подтверждено не выпиской из паспорта, а определенной совокупностью доказательств.

Из-за изменения места жительства, связанного с переводом на работу в другой город, учебой и т.п., у вполне добропорядочного человека определенное время может не быть прописки (регистрации). В этой связи всегда при констатации анализируемого специального условия задержания следует выяснить такое отсутствие постоянного места работы, учебы, службы. Нельзя считать человека лицом без постоянного места жительства, когда его ежедневно можно найти на работе.

 

§ 2. Срок задержания.

 

Согласно Конституции РФ (ч.2 ст.22) задержание лица по подозрению в совершении преступления без судебного решения не может превышать 48 часов. Суд вправе продлить этот срок еще на 72 часа для предоставления ему (суду) дополнительных доказательств обоснованности задержания (п.3 ч.6 ст.108 УПК РФ). Таким образом, максимальный срок задержания в ходе уголовного процесса может достигать 5 суток. Большое значение для определения фактического срока задержания имеет статья 5 УПК РФ. По смыслу п. 11 этой статьи, 48-ми часовой срок (установленный ч.2 ст.22 Конституции РФ и ч.2 ст.94 УПК РФ), начинает исчисляться с момента фактического задержания, т.е. (согласно п.15 этой же статьи) с момента фактического лишения свободы передвижения, лица, подозреваемого в совершении преступления. Такое же правило закреплено и в ч.3 ст.128 УПК РФ. Это положение в полной мере отвечает охране прав и свобод человека. Таким образом, промежуток времени между фактическим захватом лица и его доставлением в орган дознания, следователю или прокурору имеет уголовно-процессуальное значение и включается в общий срок задержания.

 

§ 3. Порядок содержания подозреваемых под стражей.

 

Порядок содержания подозреваемого под стражей определяется Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Согласно ст. 7 этого закона местами содержания под стражей подозреваемых является:

- следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы Министерства Юстиции РФ

- СИЗО органов ФСБ

- ИВС подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел

- ИВС подозреваемых и обвиняемых Пограничных войск РФ

В определенных законом случаях – учреждения уголовно-исполнительной системы Министерства Юстиции РФ, исполняющие лишение свободы, и гауптвахты.

Осужденные, отбывающие наказание в исправительных колониях и тюрьмах, заподозренные в совершении другого преступления, могут содержаться в этих учреждениях, но изолированно от отбывающих наказание.

Подозреваемые, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, могут содержаться в тюрьмах или на территориях учреждений, исполняющих наказания, в специально оборудованных для этих целей помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов. Подозреваемые, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, в случае назначения судебной экспертизы, а также в случае оказания им медицинской помощи помещаются в медицинские учреждения (ст. 10 ФЗ).

В случаях, когда задержание в соответствии с УПК РФ осуществляется капитанами морских судов, находящихся в плавании, или руководителями геолого-разведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения других органов предварительного расследования, а также главами дипломатических представительств и консульских учреждений РФ, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами и приспособлены для этих целей.

Условия содержания подозреваемых под стражей должны соответствовать международным стандартам.

Содержание под стражей не должно иметь характер кары, наказания, дополнительных лишений, в которых нет непосредственной необходимости с точки зрения целей задержания, или устранения помех для хода расследования, или поддержания безопасности и порядка в месте задержания (принцип 36 Свода принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению к какой бы то ни было форме, утвержденного Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 09.12.1988 г.). Прямо запрещены: пытки или жестокие, бесчеловечные  или унижающие виды обращения (принцип 6); понуждения к даче показаний против себя или любого другого лица; методы дознания, нарушающие способность принимать решения или выносить суждения (принцип 21). Условия содержания под стражей должны исключать угрозу жизни и здоровью подозреваемого.

 

Глава IV. Понятие мер пресечения.

 

Центральное место в системе мер уголовно-процессуального принуждения занимают меры пресечения: в отличие от других мер, именно им принадлежит рекорд по значительности правовых ограничений и предельной распространенности применения, приближающейся к полному охвату всех лиц, обвиняемых (подозреваемых) в совершении преступления.

На мой взгляд, природа мер пресечения может быть выяснена, прежде всего, при выявлении их связи со стоящими перед ними целями. Как известно, для успешного решения той или иной задачи выбираются не любые средства и способы, а только те, которые в принципе способны быть инструментом для ее решения, основные свойства которых таковы, что позволяют достичь желаемого результата (общие критерии). Цель всегда достаточно жестко задает общие критерии для отбора средств. Поясним это на простом примере: допустим, цель - вбить гвоздь в доску, эта цель ставит требования к инструменту - он должен быть жестким, твердым, с достаточно плотной структурой и т.д. Конечно, можно пытаться использовать и инструменты, не отвечающие требованиям, определяемым целью (в нашем примере - мягкими, хрупкими и т.п.), однако достижение цели при этом будет невозможным или крайне затруднительным. Понятно, что средств, отвечающих общим критериям, может быть довольно много. Поэтому алгоритм их подбора включает в себя еще и выбор тех средств и способов, которые соответствуют специальным критериям оптимальности и допустимости: по расходу сил, материальных затрат, времени и т.д. При этом приоритет может иметь какой-либо один (иногда несколько) критерий: в одном случае задача должна быть решена с использованием минимума материальных затрат, даже если это займет много времени, в другом - максимально быстро, невзирая на трату сил, средств и т.п.

Это в полной мере относится к уголовному судопроизводству, и, в частности, к мерам уголовно-процессуального пресечения. Последние вызваны к жизни только потому, что для успешного производства по делу существует объективная необходимость: 1) предотвратить уклонение обвиняемого (подозреваемого) от предварительного расследования и суда; 2) пресечь его дальнейшую преступную деятельность; 3) помешать его попыткам воспрепятствовать производству по уголовному делу; 4) обеспечить исполнение приговора. В свою очередь, лишь успешное судопроизводство гарантирует защиту прав и законных интересов потерпевших, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, т.е. соответствует назначению уголовного судопроизводства. Если для применения мер пресечения указанные обстоятельства являются целями, то для уголовного процесса в целом они являются производными от его назначения задачами. То есть в каждом случае производства по уголовному делу задачи по обеспечению надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого), выражающегося в его не уклонении, не совершении им преступлений и т.д., должны быть решены. Это, однако, не определяет тот факт, что каждый обвиняемый заведомо поведет себя не лучшим образом. Надлежащее поведение последнего может быть достигнуто: его собственными усилиями, путем убеждения его со стороны знакомых, близких, защитника и т.д., путем убеждения со стороны органов уголовного преследования и только в последнюю очередь путем принуждения со стороны правомочных должностных лиц. Поэтому меры пресечения - факультативный, вспомогательный институт уголовного судопроизводства. При этом отношение между фактическими данными и суровостью мер пресечения должно находиться в прямой зависимости: чем серьезнее противодействие, которое можно ожидать от обвиняемого (подозреваемого), тем сильнее должно быть сопротивление такому противодействию.

Итак, цели поставлены. Каким же общим требованиям должны удовлетворять средства (меры пресечения)? Какова должна быть природа, сущность мер, могущих достичь вышеуказанных целей? Прежде всего, как мы уже выяснили выше, они должны быть способны оказать влияние на обвиняемого (подозреваемого), при этом такое, которое является более действенным, чем просто убеждение. Таким влиянием обладают меры психического или физического принуждения. Принуждение же всегда связано с определенными правоограничениями. Наиболее близкой к убеждению мерой является простая угроза в адрес обвиняемого. Наиболее репрессивной - лишение свободы. Между ними находится целый спектр мер, способных вызвать дополнительную мотивацию правомерного поведения у обвиняемого. В него (спектр) входят и шантаж, и физическое насилие, и взятие близких лиц в заложники, а также всевозможные прочие меры (напомним, что сейчас речь идет лишь об общих требованиях, предъявляемых к средствам!), ибо они также способны направить поведение обвиняемого в нужное нам русло. Но для уголовного судопроизводства как деятельности, основанной на законе и осуществляемой от имени государства, пригодны не любые средства, а лишь те, которые отвечают специальным критериям оптимальности и допустимости, присущим для этого вида деятельности - охране и защите прав личности. В этом смысле мерами уголовного пресечения могут быть лишь такие меры, которые: 1) ограничивают лишь права самого обвиняемого (исключение составляют имущественные ограничения при залоге, вносимом иными лицами, но и это - только с их согласия); 2) не представляют опасности для его здоровья и жизнедеятельности; 3) отвечают нормам морали и нравственности. Сообразуясь с развитием нашего общества на данном этапе, законодатель считает, что общим требованиям и специальным критериям удовлетворяют на сегодняшний день лишь семь мер - подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым), залог, домашний арест и заключение под стражу (ст.98 УПК РФ). Поэтому только эти меры могут выступать в качестве мер уголовно-процессуального пресечения. Тем не менее, развитие науки и техники не стоит на месте, и мы с уверенностью можем ожидать, что если не в ближайшем, то хотя бы более отдаленном будущем будут изобретены новые меры пресечения, эффективность которых будет увеличиваться, а ограничиваемый при этом объем прав обвиняемого (подозреваемого) - уменьшатся.

Выше мы уже обращали внимание на несовпадение понятий мер уголовно-процессуального принуждения и мер уголовно-процессуальной ответственности. Признавая справедливость данного утверждения в отношении прочих мер уголовно-процессуального принуждения в правовой литературе и на практике, нередко оно отрицается по отношению к мерам пресечения. Чаще всего ответственностью признается: избрание меры пресечения после совершения лицом противоправных действий (обвиняемый скрылся, оказал давление на свидетеля и т.п.), изменение меры пресечения после указанных действий на более строгую в случае нарушения этой меры пресечения, обращение суммы залога в доход государства и взыскание с поручителя. Однако, по нашему мнению, ни один из этих случаев не является какой-либо ответственностью. Справедливо отмечено, что "поскольку нарушение норм - факт свершившийся, постольку ответственность в этом случае является ретроспективной (выделено нами - Е.В.), относящейся к событиям прошлого. Юридическая ответственность - основной вид ретроспективной ответственности". Мера пресечения же, в любом случае, применяется в отношении возможного совершения действий в будущем. Поэтому, формулируя основания для применения мер пресечения (ч.1 ст.97 УПК РФ), законодатель не случайно использует будущее время глаголов - "скроется" (а не скрывался), "может продолжать" (а не продолжал), "может угрожать" (а не угрожал). Если мера пресечения избирается во время указанных действий, то тоже не за то, что они совершались до этого момента, а только потому, что будут совершаться и дальше. Назначение (изменение) меры пресечения - корректировка дальнейших действий обвиняемого (подозреваемого), а не оценка его прошлого поведения, тогда как главной функцией ответственности является штрафная, карательная функция.

В деле по обвинению К. в мошенничестве по ст.159 УК РФ, к нему была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. После чего К. от следствия скрылся и был объявлен в розыск, мера пресечения изменена на заключение под стражу. В процессе следствия выяснилось, что к совершению данного преступления К. непричастен. Уголовное дело в отношении него было прекращено, а мера пресечения отменена. Если признать, что изменение меры пресечения на более строгую - мера ответственности за уголовно-процессуальное правонарушение, то логично было бы в данном случае, после розыска К., заключить его под стражу, т.е. лишить его свободы. Однако УК РФ не предусматривает в качестве преступления нарушение обвиняемым (подозреваемым) меры пресечения (в случае совершения им в этот период преступления вопрос о мере пресечения должен решаться в соответствии с данными о новом преступлении). Правонарушение же, как известно, обладает меньшей общественной опасностью, чем преступление. Поэтому нельзя признать, что правонарушение в виде неисполнения меры пресечения в ходе предварительного следствия представляет собой большую общественную опасность, чем совершение преступления, санкция которого не предусматривает лишение свободы. Если считать меру пресечения ответственностью, то отсюда должен следовать вывод о том, что заведомо за менее общественно опасное деяние - уголовно-процессуальное правонарушение может быть применена мера более жесткая, чем за совершение им более общественно опасного деяния - преступления, т.е. уголовно-процессуальная ответственность может быть строже уголовно-правовой. А это неприемлемо с точки зрения соблюдения принципов законности, справедливости и гуманизма.

Замена меры пресечения на более строгую - также не ответственность, а лишь мера реагирования на вновь возникшие препятствия для осуществления производства по делу. Это в полной мере относится как к случаям, когда лицо, избравшее меру пресечения, с самого начала неверно оценило ситуацию (мера пресечения была неэффективна изначально), либо изменились объективные обстоятельства, так и к случаям, когда обвиняемый (подозреваемый) нарушением первоначально избранной меры не оценил проявленного к нему доверия со стороны следствия. Причиной для усиления меры пресечения служит не нарушение (субъективный фактор по отношению к обвиняемому) первоначальной меры, как таковое (это нарушение может выступить лишь в качестве обстоятельства, свидетельствующего о большой степени вероятности дальнейшего негативного поведения обвиняемого и только в этом качестве явиться поводом для усиления меры пресечения), а неэффективность (объективный фактор по отношению к обвиняемому) в отношении него данной меры для достижения задач судопроизводства. Поэтому, если по материалам дела можно сделать вывод о том, что в дальнейшем первоначально избранная мера будет иметь действие, изменять ее нет необходимости. Более того, применение в этом случае более жесткой меры было бы незаконным, так как это противоречило бы условиям и целям применения указанных мер.

Что касается обращения залога в доход государства и денежного взыскания с поручителя (в ходе уголовного судопроизводства), то и эти меры, несмотря на значительную схожесть с мерами ответственности, на наш взгляд, таковыми не являются. И тот, и другой случай являются специфическими разновидностями договоров (сделок), а обращение залога в доход государства, так же, как и взыскание денежной суммы с поручителя, по сути, являются условиями этих договоров, о которых участники ставятся в известность заранее. Последние по своему усмотрению могут вступить в сделку или отказаться от нее (что вовсе не характерно для ответственности). При поручительстве не имеет значения - виновно ли (недобросовестно) поручилось лицо за обвиняемого (подозреваемого) или нет, при залоге не имеет значения, кто вносит его - сам обвиняемый или иное лицо. Кроме того, установление ответственности за нарушение одних мер пресечения и не установление за нарушение других, на наш взгляд, было бы непоследовательным и не соответствовало бы принципу справедливости.

 

Глава V. Виды мер пресечения.

 

§ 1. Подписка о невыезде и надлежащем поведении.

 

Данная мера пресечения состоит в письменном обязательстве обвиняемого выполнять определенные обязанности. При применении данной меры пресечения лицо в принудительном порядке лишается на определенный срок свободы передвижения, и в результате этого его законные интересы не могут быть полностью удовлетворены. Лившиц Ю.Д. отмечает, что, несмотря на сравнительную мягкость этой меры, сопутствующие ей ограничения все же весьма серьезны, и оставаться равнодушным к автоматическому применению подписки о невыезде нельзя. Конституционный Суд РФ в своем определении отметил, что "такая мера процессуального принуждения, как подписка о невыезде, ограничивает право свободно передвигаться, выбирать место жительства, выезжать за пределы Российской Федерации (ст. 27 Конституции РФ), т.е. порождает последствия, выходящие за режим уголовного процесса, при том, что эти последствия могут иметь длительный характер, поскольку предельный срок предварительного следствия, в ходе которого допускается действие этой меры пресечения, ограничен лишь сроками давности (ст.78 УК РФ)". Помимо ограничения свободы передвижения, у лиц, чья работа связана с длительными, частыми разъездами, ограничивается также и право на труд, выбор рода деятельности и профессию, закрепленное в ч.1 ст.37 Конституции РФ. Кроме того, данная мера пресечения может повлечь за собой ограничение права свободного выбора места отдыха, права свидания с родственниками и друзьями, проживающими за пределами данной местности. Подписка о невыезде оказывает психическое давление на обвиняемого (подозреваемого), вынужденного получать разрешение всякий раз, когда у него возникнет необходимость отъезда по тем или иным причинам. Психическое принуждение здесь выражается еще и в том, что при отобрании подписки о невыезде лицо предупреждается о возможном применении более строгой меры пресечения в случае нарушения условий подписки о невыезде.

Других, непосредственно не связанных с ограничением свободы передвижения, правоограничений для лиц, давших подписку о невыезде, закон не устанавливает. Эти лица пользуются всем комплексом конституционных и отраслевых прав и свобод. Иные ограничительные меры, нередко сопутствующие данной мере пресечения (привлечение отдела кадров, участкового инспектора милиции и др.), не предусмотрены законом, и более того, противозаконны, так как представляют собой серьезные и чувствительные ограничения личной свободы граждан. Такое утверждение соответствует международному законодательству, согласно которому в ходе применения не связанных с тюремным заключением мер права обвиняемого (подозреваемого) не ограничиваются в большей степени, чем это санкционировано компетентным органом, вынесшим первоначальное решение.

Никаких специальных оснований для применения данной меры пресечения закон не предусматривает. Между тем на практике нарушения закона в этой сфере связаны именно с основаниями: в большинстве случаев подписка о невыезде (и надлежащем поведении) применяется именно тогда, когда в наличии такие фактические данные, которые, наоборот, должны свидетельствовать о возможности неприменения к данному лицу какой бы то ни было меры пресечения. Среди прочих оснований встречаются также - удостоверение личности обвиняемого, инвалидность, болезнь, наличие возмещения ущерба, явка с повинной, незначительная роль в преступлении, ходатайство с места работы о неприменении заключения под стражу, откровенность на допросе и т.д. Более того, в 2,4% постановлений о назначении подписки о невыезде в качестве оснований значится отсутствие у обвиняемого намерений скрыться, мешать ходу расследования и продолжать преступную деятельность. Далее, в качестве оснований нередко выступают и процессуальные действия прокурора: в 5,4% подписка избирается вследствие отказа прокурора в санкции на арест. При этом фактические данные, свидетельствующие о необходимости применения мер пресечения, вообще не указываются.

 

§ 2. Личное поручительство.

 

Личное поручительство по своему содержанию является наиболее демократичной мерой пресечения. Однако и она заключает в себе определенные факторы морально-личностного воздействия. Выделяют следующие: а) совместное морально-принудительное влияние поручителей на обвиняемого (подозреваемого) с использованием различных способов воздействия с учетом личности, имущественного, общественного и семейного положения своего подопечного; б) осознание обвиняемым (подозреваемым) взаимной зависимости его и поручителей от проявленного им поведения после избрания меры пресечения: поручители могут быть подвергнуты мерам уголовно-процессуальной ответственности, а сам обвиняемый (подозреваемый) может подлежать изменению данной меры пресечения на более строгую.

Сущность такого поручительства состоит в письменном обязательстве лица, заслуживающего доверие, о том, что оно ручается (своим словом) за выполнение подозреваемым (обвиняемым) конкретных обязательств (в назначенный срок являться по вызовам и т.д.) - ч. 1 ст.103 УПК РФ. Авторы МУПК предполагают, что поручитель должен ручаться не только своим словом, но и вносимой денежной суммой (ч.1 ст.178). В этой связи хотелось бы обратить внимание на необходимость различать такие различные меры пресечения, как:

"личное поручительство" - состоит в письменном обязательстве заслуживающего доверия лица в том, что оно ручается своим словом за надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого). Последствия за невыполнение обязательства состоят в наложении на поручителя денежного взыскания, сумма которого заранее не оговаривается. Основа - доверие.

"личное имущественное поручительство" - состоит в письменном обязательстве заслуживающего доверия лица в том, что оно ручается своим словом и вносимой денежной суммой за надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого). Последствия - обращение в доход государства заранее внесенной денежной суммы. Основа - доверие и денежная сумма.

"имущественное поручительство" - состоит во взятии от достаточно состоятельного лица или организации подписки в том, что они обязуются уплатить известную сумму в случае ненадлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). Основа - денежная сумма.

При залоге, как и в имущественном поручительстве, также отсутствует вопрос о доверии, лицо или организация также отвечает за поведение обвиняемого (подозреваемого) своим имуществом, но денежная сумма вносится заранее.

Итак, основа "личного поручительства" - доверие. "Доверие" - это уверенность в чьей-нибудь добросовестности, искренности, в правильности чего-нибудь и основанное на этом отношение к кому-нибудь. Закон говорит только об одном лице, которое должно заслуживать доверия - поручителе (ч.1 ст.103 УПК РФ). Между тем, на эффективность указанной меры пресечения оказывают влияние также: доверие лица, избравшего эту меру пресечения обвиняемому (подозреваемому) и доверие поручителя к обвиняемому (подозреваемому). В основе последнего могут лежать: личностные характеристики обвиняемого (подозреваемого) и поручителя, родство, дружба, взаимные материальные интересы и т.д.

Чем большее количество заслуживающих доверия лиц может поручиться за обвиняемого (подозреваемого), тем больше уверенности, что цели данной меры пресечения будут достигнуты. Поэтому определять необходимое для конкретного случая число поручителей предоставляется следователю. Закон устанавливает лишь нижние пределы: один (ч.2 ст.103 УПК РФ). Установление максимального числа поручителей в законе не обязательно, но обвиняемому (подозреваемому) всегда должна быть предоставлена возможность обжалования в суд решения следователя (дознавателя и т.д.) о требовании слишком большого числа поручителей, когда имеются достаточные основания полагать, что делается это с целью препятствовать ему применение этой меры.

В качестве специальных условий для избрания меры пресечения в виде личного поручительства выступают требования закона о наличии письменного ходатайства со стороны поручителя и согласии лица, в отношении которого дается поручительство. Закрепление этих условий имеет важное значение не только для первоначального момента избрания данной меры, но и для последующей ее отмены. Постольку, поскольку закон исходит из инициативы (или согласия) лица при назначении его поручителем, его отказ в любой момент производства по делу есть безусловное основание для освобождения его от соответствующих обязательств. И это справедливо, ибо отличительной содержательной характеристикой данной меры является то обстоятельство, что при отсутствии желания поручителя выполнять свои обязанности она теряет всякий смысл. И не имеет значения, потерял ли обвиняемый доверие лица, ручавшегося за него, виновата ли в этом недобросовестность самого поручителя или свою роль сыграли другие обстоятельства, - в любом случае цели данной меры пресечения достигнуты быть не могут. Это, тем не менее, не должно лишать обвиняемого (если им не были нарушены соответствующие обязанности) возможности найти других поручителей. Отсутствие желания самого обвиняемого (подозреваемого) в избрании в отношении него личного поручительства также свидетельствует о заведомой неэффективности в отношении него данной меры.

Для того, чтобы добиться серьезного отношения поручителя к решению вопроса: сможет ли он действительно гарантировать выполнение обвиняемым (подозреваемым) своих обязанностей, закон устанавливает для него особую материальную зависимость: "денежное взыскание" (ч.4 ст.103 УПК РФ).

 

§3. Наблюдение командования воинской части.

 

Наблюдение командования воинской части избирается в отношении солдат, матросов, сержантов, старшин, прапорщиков и мичманов; реже – офицеров.

Значительным условием для избрания данной меры пресечения является особый статус обвиняемого: прохождение им военной службы (по призыву или по контракту) или призыв на военные сборы.

При прекращении статуса военнослужащего (демобилизация, увольнение) данная мера пресечения подлежит отмене или изменению.

Обязанности командования воинской части при наблюдении за обвиняемым устанавливается уставами Вооруженных Сил РФ: внутренней службы, дисциплинарным, гарнизонной и караульной службы, утвержденными Указом Президента РФ от 14.12.1993 г.

К военнослужащему обвиняемому (подозреваемому) могут быть применены такие меры, как лишение права ношения оружия, постоянное пребывание под наблюдением своих начальников или суточного наряда, запреты направления на работу вне части в одиночном порядке, на назначение в караул и другие ответственные наряды, на увольнение из части, на отпуск. До разрешения уголовного дела обвиняемый может быть отстранен от занимаемой воинской должности и передан в распоряжение командира 0 начальника (ч.4 ст.42 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе»).

Принятые к военнослужащему меры объявляются приказом командира части.

Для избрания этой меры пресечения требуется согласие обвиняемого (подозреваемого), так как главное в психолого-принудительных мерах пресечения – обязательство самого обвиняемого.

Наблюдение командования воинской части является должностным видом поручительства. Командир – поручитель в силу своего служебного (должностного) положения обязуется обеспечить надлежащее поведение подчиненного ему обвиняемого. При этом эта процессуальная обязанность соответствует его служебному долгу. Поэтому согласие командования на избрание данной меры пресечения не требуется.

При избрании данной меры пресечения постановление об этом направляется командованию воинской части, которому разъясняются существо уголовного дела и его права и обязанности. Факт разъяснения отражается в протоколе или подписке. На практике постановление объявляется соответствующему начальнику, который об установлении наблюдения докладывает рапортом командиру части. Справка (рапорт) начальника об установлении наблюдения приобщается к материалам уголовного дела.

Командование воинской части обязано немедленно сообщить органу, избравшему меру пресечения, о нарушении ее условий обвиняемым (подозреваемым).

Ненадлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого) взятого под наблюдение, может повлечь применение к нему более строгой меры пресечения.

 

§ 4. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым.

 

К лицам, не достигшим на момент производства по делу 18-ти лет, согласно действующему законодательству, помимо общих мер пресечения может быть применена специальная мера в виде присмотра за несовершеннолетним обвиняемым и подозреваемым.

Введение особой меры пресечения в отношении указанных лиц не случайно. Повышенное внимание, уделяемое правам несовершеннолетних, обусловливается важностью защиты ребенка, который в силу своей эмоциональной, духовной, интеллектуальной и физической незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту. Дифференциация мер воздействия позволяет не только более эффективно решать задачи уголовного судопроизводства, но и достигать цели гармоничного развития и воспитания подростков. Специальная мера пресечения вызвана сохраняемой еще возможностью оказать влияние на подростка, в отличие от совершеннолетнего лица, со стороны взрослых. Сущность данной меры пресечения состоит в обеспечении надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) несовершеннолетнего посредством присмотра за ним уполномоченных на то лиц.

Находясь под присмотром, несовершеннолетний должен обладать всем комплексом конституционных прав; лица, осуществляющие присмотр, в свою очередь, не вправе самостоятельно ограничивать несовершеннолетнего в его законных правах. Однако, при применении данной меры пресечения подросток, безусловно, попадает в более или менее строгую зависимость от присматривающего лица, которое может до некоторой степени ограничивать свободу его действий, оказывать на него психическое давление, ибо без этого эффективный присмотр просто невозможен. В этой связи большое значение играет вопрос определения круга лиц, на которых может быть возложена обязанность по присмотру.

Присмотр за несовершеннолетними может быть поручен: 1) родителям; 2) опекунам; 3) попечителям; 4) должностным лицам (руководителям) специализированного детского учреждения; 5) и другие, заслуживающие доверия лица.

Первая позиция основывается на том, что присматривающими могут быть признаны лишь лица, которые уже несут ответственность за несовершеннолетнего вне уголовно-процессуальных отношений. Конечно, верным является то, что именно родители, опекуны или попечители обычно оказывают воздействие на несовершеннолетнего. Но верно и другое - зачастую, в силу сложившихся обстоятельств, положительное воздействие на подростка в состоянии оказать как раз не родители, опекуны или попечители (ведь он уже предположительно совершил преступление, находясь в зоне их внимания), а другие лица. Проблема здесь состоит в следующем: не всегда "формальный" авторитет родителей, опекунов и попечителей, основанный на подчинении им подростка в силу брачно-семейных отношений, совпадает с "реальным" авторитетом, основанным на действительном уважении подростка морально-личностных качеств того или иного лица. Кроме того, "реальный" авторитет не всегда имеет положительную направленность. Таким образом, определение пригодности лица для присмотра за несовершеннолетним должен зависеть от двух критериев: "реальности" авторитета и его направленности. Возможны следующие сочетания в характеристике авторитета: 1) "формальный" отрицательный; 2) "формальный" положительный; 3) "реальный" положительный; 4) "реальный" отрицательный авторитет. Отсюда можно сформулировать следующее правило: присмотр может быть возложен только на лицо, являющееся "реальным" положительным авторитетом для несовершеннолетнего. Выяснение этих качеств у того или иного лица позволит избежать злоупотреблений в этой области и достичь максимального эффекта присмотра. Но это задача уже не закона, а правоприменителя. Закон не может заранее предопределить, какие лица будут отвечать указанным выше требованиям, а потому и не должен ограничивать круг лиц, которым может быть поручен присмотр за несовершеннолетним. Поэтому правильной представляется позиция УПК РФ.

Применение данной меры пресечения связано с наличием специальных условий: возложение обязанностей по уголовно-процессуальному присмотру может быть осуществлено только с согласия родителей, опекунов и попечителей и других заслуживающих доверия лиц. Правомерность рассматриваемого условия не вызывает сомнения - эффективность данной меры пресечения напрямую зависит от их заинтересованности в судьбе несовершеннолетнего и от их оценки возможности своего влияния на последнего.

Это, тем не менее, не должно относиться к должностным лицам детских специализированных учреждений. Предоставление им возможности отказаться от присмотра за находящимся в их учреждении несовершеннолетним ограничивает право последнего на применение к нему облегченной (по сравнению с заключением под стражу) меры пресечения. Функции уголовно-процессуального характера не совпадают с профессиональными функциями соответствующих должностных лиц, но это не может быть препятствием для возложения на них еще и определенных уголовно-процессуальных обязанностей. Конечно, при решении вопроса применять или не применять к обвиняемому эту меру пресечения, следователь (дознаватель и т.д.) должен учитывать мнение администрации детского учреждения, уже знакомой с личностью несовершеннолетнего, о неэффективности такого присмотра.

Между тем, отдача несовершеннолетнего под присмотр администрации закрытого детского учреждения - жесткая мера пресечения, значительно ограничивающая права несовершеннолетнего. При ее применении подросток лишен свободы передвижения, ограничено его право на уединение, личную жизнь в различных ее проявлениях, общение с другими людьми, а также право свободно располагать собой. Вследствие этого "несовершеннолетний обвиняемый должен помещаться в закрытое детское учреждение лишь тогда, когда применение к нему иной меры пресечения, кроме заключения под стражу, не может явиться надежной гарантией явки к следователю и в суд и его надлежащего поведения, а заключение под стражу применять нельзя или оно явилось бы для него слишком строгой мерой пресечения".

 

§ 5. Залог.

 

Залог - единственная, присущая современному российскому уголовно-процессуальному законодательству имущественная мера пресечения. Она воздействует на личность, ограничивая, прежде всего, ее независимость и экономические права. Однако сам факт нахождения лица под залогом, а также большая вероятность, в случае его нарушения, быть лишенным свободы, представляет собой серьезное психическое принуждение.

Среди ученых встречаются мнения как "против", так и "за" применение залога. Практика, между тем, свидетельствует: при его правильном применении он оказывается довольно эффективной мерой. Так, в США, только 2-4,7% случаев повторного ареста лиц, отпущенных под залог. В России число скрывшихся от органов следствия и суда при применении залога не превышает 2%. Несмотря на то, что залог как мера пресечения в настоящее время используется крайне редко, его роль в обеспечении надлежащего поведения обвиняемых в процессе ведения уголовного дела должна постепенно усиливаться. Если раньше, в период существования СССР, упор в основном делался на сознательность граждан, на их личную ответственность, то теперь, в соответствии с изменением экономической ситуации в стране, где имущественные отношения регулируются, в основном, нормами свободного рынка, эффективность имущественных рычагов, на наш взгляд, будет, несомненно, повышаться. Посвященная залогу ст.99 УПК (РСФСР - Е.В.) в условиях, когда легальное имущественное положение граждан определялось размером зарплаты (пенсии, пособия, стипендии), более тридцати лет применялась крайне редко и приобрела характер нормы, имеющей важное практическое значение, только в последние годы".

Преимущество залога в том, что при его применении не нарушается личная свобода обвиняемого, не ограничивается его право свободного передвижения, он не ограничивается в общении с другими членами общества, не прекращает трудовую деятельность. При уклонении от следствия лица, к которому была применена данная мера пресечения, залог обращается в доход государства, что в определенной степени компенсирует затраты по дальнейшему розыску обвиняемого в случае, если он скроется от следствия и суда. Кроме того, не связанные с лишением свободы меры пресечения избавляют государство от необходимости затрат на содержание лица, способствуют устранению переполненности в СИЗО. Тем более, что мировая практика показывает - достижение целей уголовного судопроизводства может быть обеспечено в большинстве случаев без применения заключения под стражу.

Характеристику содержания залога составляют: во-первых, круг лиц, могущих вносить залоговую ценность, во-вторых, определение мест для внесения залоговой ценности.

Согласно УПК РФ (ч.1 ст.106) залоговую ценность могут вносить любые физические или юридические лица. Основным критерием по установлению рассматриваемого круга лиц является, с одной стороны, степень ответственности обвиняемого (подозреваемого) перед залогодателем, с другой стороны, степень влияния залогодателя на самого обвиняемого (подозреваемого). Нельзя сказать, что этому критерию могут соответствуют лишь межличностные отношения, отношение "личность - юридическое лицо" также может характеризоваться устойчивыми социальными связями. Кроме того, нельзя забывать, что речь идет об имущественной мере пресечения, и зачастую именно юридические лица способны выделить, а тем более в короткие сроки, значительную сумму. Поэтому списывать со счетов юридические лица представляется нецелесообразным.

УПК РФ закрепляет, что местом для внесения залоговой суммы является депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения. В научной литературе существует мнение, согласно которому наиболее приветствуется внесение залоговой суммы в депозит суда, так как это гарантирует неприкосновенность залога до окончательного разрешения судом уголовного дела. В связи с этим возникает вопрос: можно ли сомневаться в сохранности ценностей, внесенных на счета иных органов, избравших данную меру пресечения, либо, например, в бюджет субъекта Российской Федерации? Очевидно, нельзя. С другой стороны, как нам представляется, норма, нашедшая свое место в УПК РФ, может увеличить частоту избрания данной меры пресечения, а также замены заключения под стражу на залог дознавателями, следователями (с согласия прокурора), и самими прокурорами.

Что касается предмета залога, то в качестве него называются, прежде всего, денежные средства. Кроме этого, в качестве залога могут выступать ценные бумаги и другие ценности.

Важное значение для характеристики залога имеют поставленные перед ним цели. УПК РФ (ч.1 ст.106) ставит перед залогом две цели: 1) обеспечение явки обвиняемого (подозреваемого) к следователю, прокурору или в суд; 2) предупреждение совершения им новых преступлений. Представляется, что нет оснований искусственно снижать пресекательные возможности данного вида мер пресечения. Правильно избранная (с учетом всех обстоятельств), она способна обеспечить все цели, поставленные перед подобными мерами - пресечь желание обвиняемого скрыться, помешать суду и следствию, продолжить преступную деятельность или уклониться от исполнения приговора.

В этом смысле большое значение имеет определение размера залоговой суммы. Согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству, она определяется исходя из: 1) характера совершенного преступления; 2) данных о личности обвиняемого (подозреваемого); 3) имущественного положения залогодателя. УПК РФ не ограничивает залоговые суммы ни минимальным, ни максимальным пределом.

Сумма залога должна быть определена таким образом, чтобы стать действительно серьезным препятствием для нарушения им процессуальных обязанностей. Априорно рекомендовать на данном этапе какие-либо конкретные пределы залога - занятие, на наш взгляд, несвоевременное, и подтверждением тому является разброс сумм, приведенный выше. Сделать это сможет со временем лишь практика активного применения данной меры пресечения. Во всяком случае, для обеспечения обвиняемому (подозреваемому) их прав и законных интересов представляется необходимым предусмотреть возможность обжалования им или его защитником суммы залога в суд, для ограждения его от назначения чрезмерно высоких сумм.

По замыслу законодателя, не должно даже вызывать сомнение, что вместо залога будет избрана более строгая мера пресечения. Поэтому он не установил подобные запреты к поручительству, подписке о невыезде и т.д. Таким образом, смысл этих условий состоит прежде всего в том, чтобы лишить лицо, обвиняемое в тяжком или особо тяжком преступлении, возможности избежать заключения под стражу или домашнего ареста.

 

§ 6. Домашний арест.

 

УПК РФ (ст.107) предусмотрел новую меру пресечения - домашний арест. Хотя новое в данном случае - это как раз хорошо забытое старое. Не известная УПК РСФСР 1960г., эта мера занимала достойное место и в Уставе уголовного судопроизводства 1864г., и в УПК РСФСР 1922 и 1923 годов. За ее возрождение уже давно высказывались некоторые ученые. Осуществившееся введение домашнего ареста в перечень мер пресечения нового УПК РФ, на наш взгляд, заслуживает всяческого одобрения, как, впрочем, и введение любой другой меры, способной быть альтернативой заключению под стражу. Тем не менее, нельзя не заметить, что, по сравнению с указанными периодами, произошел значительный технический прогресс, позволяющий на сегодняшнем уровне развития науки и техники использовать самые современные достижения в этой области для установления контроля за обвиняемым (подозреваемым), находящимся под домашним арестом. Более того, п.7 "Декларации об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества" прямо указывает, что все государства должны принимать "необходимые меры, включая законодательные, в целях обеспечения того, чтобы использование достижений науки и техники способствовало наиболее полному осуществлению прав человека и основных свобод…". Конечно, пока применение домашнего ареста несколько затруднено, так как на сегодняшний день отсутствует полноценная детальная правовая регламентация данного института, как и подзабыт опыт в практике его применения, однако это не повод отказываться от него вообще.

Согласно ч.1 ст.107 УПК РФ, домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения обвиняемого (подозреваемого), а также в запрете совершать определенные действия.

Таким образом, содержание данной меры пресечения, помимо изоляции лица, характеризуется тем, что обвиняемому (подозреваемому) всегда устанавливаются определенные правоограничения. Так, УПК РФ (ч.1 ст.107) определяет, что арестованному может быть запрещено общение с определенными лицами, получение и отправление корреспонденции, ведение переговоров с использованием любых средств связи.

Для применения домашнего ареста, помимо общих, необходимо также наличие специальных условий и оснований, которые закон (ч.2 ст.107 УПК РФ) отождествляет со специальными условиями и основаниями для применения заключения под стражу. Т.е. домашний арест может применяться лишь тогда, когда: во-первых, невозможно применение иной, более мягкой, меры пресечения (основание); во-вторых, совершеннолетнее лицо обвиняется (подозревается) в преступлении, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, а несовершеннолетнее - в тяжком или особо тяжком преступлении (условия). Аналогично с заключением под стражу принимаются во внимание и исключительные случаи.

Выше мы отмечали, что согласно стандартам правового государства недопустимо содержать под стражей лицо до предъявления ему обвинения, применение же домашнего ареста к подозреваемому следует оставить по двум причинам: во-первых, органы, ведущие уголовное преследование, должны иметь оперативную возможность эффективно предотвратить ненадлежащее поведение подозреваемого и оградить общество от опасного преступника; во-вторых, домашний арест - мера, хотя и влекущая за собой значительные правоограничения, но все же уступающая по строгости заключению под стражу.

Специальный порядок избрания меры пресечения в виде домашнего ареста, согласно ч.2 ст.107 УПК РФ, также идентичен специальному порядку применения заключения под стражу. При этом в постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый (обвиняемый), а также указываются орган или должностное лицо, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений (ч.3 ст.107 УПК РФ).

К существенным недостаткам УПК РФ можно отнести отсутствие в нем регламентации сроков домашнего ареста (в 107 нет ссылки на 109). Учитывая, что по характеру и объему ограничений и запретов домашний арест равнозначен лишению свободы, установление конкретных сроков его применения - важнейшая гарантия соблюдения прав обвиняемых (подозреваемых). Это тем более актуально при дифференциации преступлений по тяжести: при отсутствии определенных правил установления предельных сроков, под домашним арестом длительное время можно будет содержать не только лиц, совершивших тяжкие преступления, но и лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести.

 

§ 7. Заключение под стражу.

 

Самой строгой превентивной мерой, которая может быть применена к обвиняемому (подозреваемому) в качестве меры уголовно-процессуального пресечения, является заключение под стражу. Широко применяемое на практике (согласно статистическим данным, ежегодно в следственные изоляторы России поступает почти 500 тысяч арестованных), оно представляет собой непосредственное вторжение государства в сферу прав граждан.

Прежде чем перейти к рассмотрению сущности данной меры, необходимо определиться со значением терминов, употребляемых по отношению к данной уголовно-процессуальной категории. Исторически так сложилось, что досудебное превентивное лишение свободы в связи с совершением преступления имело и имеет различные наименования. В частности, использовались следующие названия: "взятие под стражу" (Устав уголовного судопроизводства 1864г. ст. 416, 416I, 430, 431), "заключение под стражу" (УПК РСФСР 1923 г. п.5 ст.144, ст.158-160, Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958г. и вновь принятые в соответствии с ними УПК всех союзных республик), "содержание под стражей" (Устав уголовного судопроизводства 1864г. ст. 419; УПК УССР п.6 ст.142, ст.156-158), "арест" (Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924г. ст.9-11, Конституция СССР 1977г., УПК РСФСР 1960г. п.13 ст.34 в ред. 1992г.), "предварительное заключение под стражу" (Положение о предварительном заключении под стражу 1969г.).

"Арест" - емкое понятие. Историческое значение ареста - судебное постановление, приговор. Со временем понятие ареста стало ассоциироваться не со всякими судебными постановлениями, а только с теми из них, которые налагали запрет, означали задержание либо приостановление чего-либо. Современная юридическая наука разделяет два типа ареста: личный и имущественный. Причем первый тип получил наибольшее значение и развитие.

Семантическое значение личного ареста - это законное лишение личной свободы, физическое изолирование конкретного лица от общества, ограничение его передвижения путем запрета добровольного оставления места содержания, постоянное наблюдение и контроль. Личный арест охватывает все виды законного помещения и содержания в неволе. Применение ареста может преследовать различные цели и занимать по времени неодинаковые промежутки: от нескольких часов до нескольких десятков лет. Первый фактор - цель определяет второй фактор - срок. Вместе они порождают виды личных арестов. Современное российское законодательство знает 4 таких вида: административный (ст.32.8 КОАП), дисциплинарный (п."д" ст.51, п."г" ст.52 Дисциплинарного Устава ВС РФ), уголовно-процессуальный (ст.91, 108 УПК РФ) и наказательный (п."и" ст.44, ст.54 УК РФ).

Имущественный арест, как правовое средство, имеют в своем арсенале лишь две отрасли права - уголовное и гражданское судопроизводство. Отсюда и 2 вида имущественного ареста: уголовно-процессуальный имущественный арест (ст.115 УПК РФ) и гражданско-процессуальный имущественный арест (ст.140 ГПК РФ).

Представляется, что наличие законодательно установленных различных равноправных (не поглощающих друг друга) видов, предъявляет особое требование к языку закона: ни одна из отраслей права не может монополизировать термин (слово) "арест" без употребления вместе с ним дополнительных (определительных, уточняющих) слов. Любое использование понятия "арест" без каких-либо определений автоматически дает понять, что речь идет о всех видах законных арестов или, по крайней мере, обо всех видах личного ареста, что, в принципе, допустимо, исходя из того, что основным значением "ареста" все-таки является "помещение и содержание в неволе". Качество же правовой регламентации, помимо прочего, предполагает четкость, конкретность и ясность правовых предписаний, их связь между собой и недопустимость использования неясных, многозначных и нечетких терминов.

С одной стороны, понятие ареста шире понятия мер пресечения, так как существуют и другие виды арестов, кроме уголовно-процессуального (административный, дисциплинарный и т.д.), с другой, понятие мер пресечения шире уголовно-процессуального ареста, так как помимо него существуют и другие подобные меры (залог, поручительство и т.д.). Поэтому применительно к уголовному процессу использование термина "арест" представляется нецелесообразным.

Конституция РФ своеобразным способом разграничила рассматриваемые понятия - в ч.2 ст.22 она закрепляет: арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Отсюда можно заключить, что заключение под стражу вообще к арестам не относится, что, как мы видели ранее, не совсем верно. Новый УПК РФ (изменив стереотип, существовавший в п.16 ст.34 УПК РСФСР), на наш взгляд, справедливо отказался от употребления термина "арест", используя более конкретизированный, указывающий на определенный вид ареста - "заключение под стражу".

От формы (названия) перейдем к содержанию (сущности) данной меры пресечения. УПК РФ не дает определения заключению под стражу. Сущность рассматриваемой меры пресечения заключается в том, что при заключении под стражу гражданин лишается свободы до окончательного решения вопроса судом о его виновности при условии, что эта мера не будет изменена или отменена. Таким образом, можно сказать, что рассматриваемое превентивное средство уголовно-процессуального принуждения заключается в физическом изолировании обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления лица и содержании его под охраной местах и условиях, определенных законом до окончательного решения вопроса судом о его виновности при условии, что эта мера не будет изменена или отменена.

При заключении под стражу обвиняемый (подозреваемый) терпит многочисленные ограничения личного и имущественного характера. Утрачивается возможность распоряжаться своим личным временем, действовать по своему усмотрению, ограничивается свобода передвижения, общения, переписки; заключенный ограничивается в праве заниматься трудовой деятельностью, а зачастую и вовсе лишается работы. Ограничивается возможность основательно подготовиться к защите, регулярно встречаться с родственниками. Заключенный, состоящий в общественной организации или религиозной конфессии, не может осуществлять ряд своих членских прав. Такие права, как свободный выбор лечащего врача и получение информации, также не могут быть реализованы в полном объеме. Нахождение под стражей оказывает определенное влияние и на избирательные, гражданские и социальные права. Имущественные лишения проявляются в ограничении права пользоваться и распоряжаться имуществом, потере прибыли из-за невозможности заниматься трудовой, предпринимательской деятельностью и т.д.

Строгость данной меры пресечения характеризуется не только обширным объемом ограничиваемых прав и длительными сроками своего действия. Человек, заключенный под стражу на время проведения следствия и суда, практически выпадает из общества, кардинально меняется его статус, условия быта, сфера деятельности, круг общения, он лишается целого ряда социальных благ. Негативные последствия заключения не исчезают полностью и после его возвращения на свободу.

Кроме того, не всегда лишение свободы, даже только на срок следствия и суда, действует "отрезвляюще" на лиц, совершивших преступление, вызывая у них решимость встать на путь исправления. Известны случаи, когда пребывание в СИЗО и общение с соответствующим контингентом, наоборот, формируют у них решимость мешать ходу расследования и продолжать преступную деятельность. Особенно пагубно сказываются аресты на несовершеннолетних. Попав в следственный изолятор и стремясь адаптироваться в экстремальной ситуации, несовершеннолетние очень быстро обучаются тюремным традициям и нравам, усваивают жаргон, стараются походить на "бывалых" преступников и линию поведения выбирают нередко под воздействием сокамерников. При этом, перенимая опыт преступного мира, они обучаются различным приемам противодействия не только администрации, но и расследованию. Так что из тюрем и СИЗО общество чаще всего получает озлобленных и готовых к новым преступлениям людей, у которых отнято самое главное - здоровье и вера в справедливость.

Острой остается проблема жестокого обращения с арестованными с целью добиться признаний. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. В подавляющем большинстве жалоб на приговоры судов имеются сведения о том, что на стадии дознания либо предварительного следствия с целью получения показаний о признании вины по отношению к задержанным применялось физическое или психологическое насилие, сотрудниками милиции допускались нарушения уголовно-процессуального законодательства. По-прежнему без достаточных оснований граждане помещаются в ИВС и СИЗО, где путем угроз, шантажа задержанных вынуждают к даче показаний, чаще всего к самооговору. Пытаясь решить эту проблему, Генеральный прокурор РФ в Приказе № 31 от 18 июня 1997г., указал на то, что ни в коем случае нельзя допускать использование задержания и ареста обвиняемого как средства получения от подозреваемого или обвиняемого признания вины в совершении преступления. Тем не менее пытки для добывания признательных показаний в органах внутренних дел становятся чуть ли не повседневной практикой.

Как отмечают процессуалисты, среди лиц, осужденных к лишению свободы за одинаковые преступления, значительно больше тех, кто до суда находился под стражей. Стремясь подтвердить содержание под стражей, номинально независимый судья назначает наказание в виде лишения свободы, хотя подсудимый не виновен или не столько виновен. Характерно также мнение начальника Информационно-аналитического управления Следственного комитета МВД РФ Б.Я. Гаврилова: "При рассмотрении уголовных дел в судах судьями учитывается, помимо других обстоятельств, и избранная на следствии мера пресечения. Если подследственный к моменту судебного разбирательства находился под стражей, то в отношении него, как правило, и приговор бывает более жестким, чем в отношении тех, у кого была отобрана подписка о невыезде".

Помимо прочего, содержание под стражей обеспечивает возможность помещения обвиняемого (подозреваемого) в медицинский и психиатрический стационар для производства экспертизы без специального на то решения суда (см. положения п.3 ч.2 ст.29 и ч.2 ст.203 УПК РФ).

В связи с тем, что заключение под стражу настолько серьезно ограничивает права личности, данная мера пресечения засчитывается в срок назначенного судом наказания (ст.72 УК РФ и п.2 ч.6 ст.302 УПК РФ). "Тюремное заключение, лишая человека свободы, уже само по себе является наказанием" (п.64 Европейских пенитенциарных правил).

Все вышесказанное свидетельствует о возможности применения заключения под стражу лишь в исключительных случаях. В общее понятие исключительности вкладывается смысл, согласно которому заключение под стражу используется в судопроизводстве как крайняя мера при условии должного учета интересов расследования предполагаемого преступления и защиты общества и жертвы.

Помимо этого, закон указывает на три конкретизированных вида исключительности применения заключения под стражу:

1) в отношении подозреваемого (ст.100 УПК РФ). Согласно п.6.2. ст.6 Стандартных минимальных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, на ранних стадиях уголовного судопроизводства по возможности должны использоваться альтернативы предварительному заключению под стражу. Подозреваемый же присутствует именно в такой стадии.

2) в отношении лиц, обвиняемых в преступлениях, за которые максимальное наказание, установленное законом, не превышает 2 лет лишения свободы (ч.1 ст.108 УПК РФ). Тем не менее, учитывая сроки возможного содержания под стражей, очевидно, что позиция УПК РФ лучшим образом удовлетворяет требованиям принципа общей исключительности применения рассматриваемой меры пресечения.

3) к сожалению, УПК РФ ослабил такую гарантию, как общую исключительность применения заключения под стражу к несовершеннолетнему (ст. 393 УПК РСФСР), оставив ее лишь в случае обвинения либо подозрения его (несовершеннолетнего) в совершении преступления средней тяжести, тогда как содержание под стражей подростка, обвиняемого (подозреваемого) в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, видимо, нужно считать нормой (ч. 2 ст. 108 УПК РФ). Согласно же Правилам ООН, касающимся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, следует всячески стремиться к применению альтернативных мер. В тех же случаях, когда такая мера, как превентивное содержание под стражей, все же применяется, суды по делам несовершеннолетних и следственные органы должны уделять первоочередное внимание максимально быстрому рассмотрению дел, с тем, чтобы период содержания под арестом был как можно менее продолжительным.

Помимо общих оснований, наличие которых обязательно для применения любой меры пресечения,  избрание меры пресечения в виде заключения под стражу требует наличия одного специального основания. Это основание находит официальную формулировку в ч.1 ст.108 УПК РФ. Нужно сказать, что оно имеет решающее значение для определения возможности заключения лица под стражу. Этим основанием является невозможность применения иной, более мягкой, меры пресечения. Понятие невозможности складывается из достаточной совокупности достоверных доказательств, свидетельствующих о высокой степени вероятности (приближающейся к достоверности) совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, для предотвращения которых созданы меры пресечения.

УПК РФ содержит и специальные условия, применяемые к этой мере пресечения: 1. Совершеннолетнее лицо должно обвиняться (подозреваться) в преступлении, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет (ч.1 ст.108). 2. Несовершеннолетнее лицо должно обвиняться (подозреваться) в тяжком или особо тяжком преступлении (ч.2 ст.108). Однако, как мы уже отмечали выше, в исключительных случаях эти условия могут быть проигнорированы.

Заключению под стражу соответствует специальный порядок применения. В настоящее время в соответствии с новым уголовно-процессуальным законодательством, ориентированным на Конституцию РФ (ч.2 ст.22), только суд правомочен принимать решения по применению заключения под стражу. Путь к практической реализации данного положения не был легким. Федеральным законом № 177 "О введении в действие УПК РФ" от 18.12.2001г. вступление в силу соответствующей нормы одновременно принятого УПК РФ было отложено на два года: ч.2 ст.29 УПК, предусматривающая судебные решения по упомянутым вопросам, должна была вступить в силу, начиная с 1 января 2004 года. Однако Конституционный Суд в своем Постановлении от 14.03.02г. предложил Федеральному Собранию незамедлительно внести в законодательство изменения с тем, чтобы обеспечить введение в действие норм, предусматривающих судебный порядок применения заключения под стражу, содержания под стражей, а также задержания подозреваемого на срок свыше 48 часов, с 1 июля 2002 года.

Такая постановка ситуации, когда суду делегировались функции по применению мер пресечения, ограничивающих индивидуальную свободу личности, а практическая реализация этого положения откладывалась на более или менее продолжительный срок, не нова. Начало было положено в 1992 году, когда в Конституцию РСФСР Верховным Советом РФ было внесено изменение, согласно которому заключение под стражу допускалось только на основании судебного решения. Реализация этого положения откладывалась до создания необходимых организационно-технических условий и принятия соответствующих законодательных актов. Следующим этапом стало принятие всенародным референдумом в 1993г. Конституции РФ (предусматривающей соответствующее положение в ч.2 ст.22), заключительные и переходные положения которой в ст. 6 сохраняли, тем не менее, прежний (прокурорский) порядок заключения под стражу впредь до приведения в соответствие уголовно-процессуального законодательства. Попытки привести уголовно-процессуальное законодательство в соответствие с Конституцией РФ предпринимались и до принятия в 2001 году УПК РФ. Так, 5 января 2001г. Президент РФ внес в Государственную Думу законопроект о поправках к УПК РСФСР, основная из которых сводилась к тому, чтобы арест лиц, подозреваемых в совершении преступлений, происходил только на основании судебного решения. 19 января 2001 г. данный законопроект Президентом был отозван. Основной причиной отзыва послужило отсутствие необходимого для реализации поправок финансового, технического и организационного обеспечения. Нельзя сказать, что отсрочки вступления в силу судебного порядка были случайными. Несмотря на демократичность данного института, он неоднозначно воспринят как учеными, так и практиками. Высказываются предположения, что это может привести к ослаблению гарантий законности и снижению эффективности уголовно-процессуальных мер в борьбе с преступностью. Об этом свидетельствует ряд факторов. Во-первых, как отмечается практиками, надзор должен носить постоянный характер, а в некоторых ситуациях требуется, чтобы эта деятельность была оперативной и конфиденциальной. Трудно себе представить, чтобы суд мог обеспечить эти требования. Во-вторых, на сегодняшний день в России почти 40% односоставные суды, значит, судья, давший санкцию на арест, через два месяца может рассматривать данное дело по существу, "давая санкции на арест, судебная система наделяется правом вершить всю судьбу процесса от подозрения до осуждения". В-третьих, судебная деятельность еще сама не избавилась от многочисленных нарушений в сфере применения мер пресечения, в том числе ареста, а, следовательно, не может выступать жестким гарантом обеспечения прав граждан, и в этом качестве в настоящее время немногим отличается от прокурорского надзора. По словам Президента РФ В.В. Путина, "отечественная судебная система отстает от жизни… Для многих людей, пытающихся законно отстоять свои права, суд так и не стал "ни скорым, ни правым, ни справедливым". А ведь "одно дело, когда национальная конституция изящно формулирует гарантии индивидуальной свободы. И совсем другое дело - когда правовая система решениями своих судов немедленно представляет эффективное средство правовой защиты от действий любого официального органа, лишившего кого-либо свободы". Тем не менее, если отвлечься от отмеченных выше проблем, то необходимо признать, что компромиссный (двухуровневый) порядок заключения под стражу, за который высказывались многие ученые и практики, является крупным достижением на пути совершенствования законодательства.

Индивидуальный порядок заключения под стражу при проведении предварительного следствия определяется п.п.3-11 ст.108 УПК РФ, особенности избрания этой меры пресечения при дознании отражены в ст. 224 УПК РФ. Кроме того, УПК РФ предусматривает особый порядок избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении отдельной категории лиц (ст. 450).

Важное значение имеет определение срока содержания под стражей, который, с одной стороны, должен позволять органам расследования без искусственных помех искать, находить и изобличать виновных, с другой - он должен разумно соизмеряться с тяжестью предусмотренного законом наказания. Общий срок превентивного содержания под стражей можно разделить на два периода.

Первый период - содержание под стражей до направления уголовного дела в суд (ст.109 УПК РФ).

По общему правилу, срок содержания под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца. Однако он может быть продлен. При этом основания (причины) продления срока не всегда одинаковы. Условно можно выделить первичные и вторичные основания: первичные - это необходимость принятия мер превенции негативного поведения обвиняемого на всем этапе предварительного следствия (если имеются соответствующие основания); вторичные основания - те обстоятельства, которые влияют на продолжительность срока предварительного следствия вплоть до направления прокурором уголовного дела в суд. Первичные основания всегда идентичны, в любом случае они служат интересам органов, осуществляющих уголовное преследование (и поэтому продление срока содержания под стражей всегда происходит по ходатайству этих органов), а вот вторичные могут иметь различную природу:

А. Если вторичное основание - невозможность окончания предварительного следствия в связи с тем, что этого требуют интересы стороны обвинения - органы уголовного преследования не выполнили всех следственных действий, а собранные доказательства недостаточны для составления обвинительного заключения (конечно, здесь могут играть роль и интересы стороны защиты, например, производство длительных экспертиз по ее ходатайству и т.п., но эти интересы проявляют себя в данном случае не напрямую, а опосредовано):

1. в случае невозможности закончить предварительное следствие в два месяца - до 6 месяцев (судьей районного суда или судьей военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, вынесенному с согласия прокурора)

2. в случае особой сложности уголовного дела только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений - до 12 месяцев (верховным судом республики, краевым или областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или автономного округа или военным судом соответствующего уровня по ходатайству следователя, вынесенному с согласия прокурора субъекта РФ или приравненного к нему военного прокурора)

3. в исключительных случаях только в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений - до 18 месяцев (судьей суда субъекта РФ или военного суда соответствующего уровня) по ходатайству следователя, вынесенному с согласия Генерального прокурора РФ или его заместителя)

Б. Если вторичное основание - невозможность составления обвинительного заключения и направления его прокурору в связи с тем, что этого требуют интересы стороны защиты - обвиняемый и его защитник не успели ознакомиться с материалами уголовного дела:

1. если материалы оконченного расследованием уголовного дела предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее, чем за 30 дней до окончания предельного срока содержания под стражей, однако 30 суток для ознакомления с указанными материалами им оказалось недостаточно, то срок содержания под стражей может быть продлен - до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела (верховным судом республики, краевым или областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или автономного округа или военным судом соответствующего уровня по ходатайству следователя с согласия прокурора субъекта РФ).

Такое деление продления сроков содержания под стражей по вторичным основаниям объясняет позицию законодателя, который в первом случае (А) устанавливает четкие временные границы продления сроков (6, 12, 18 мес.), а во втором случае (Б) - нет. Ибо если в первом случае существует опасность злоупотребления органами уголовного преследования продлением рассматриваемых сроков в своих интересах, то во втором случае такая опасность объективно отсутствует. Таким образом, отсутствие в законе общего предельного срока досудебного содержания под стражей в целом не противоречит принципам охраны и защиты прав личности и состязательности уголовного процесса.

Итак, максимальный срок досудебного заключения под стражу по вторичному А-основанию согласно российскому законодательству равен 18 месяцам.

Что касается вторичного Б-основания, то и здесь нет единой позиции. УПК РФ, как мы уже отмечали, время на ознакомление не ограничивает, но включает его в общий срок содержания под стражей, законность при этом обеспечивается наличием соответствующего судебного решения (ч.8 ст.109).

Часть 5 ст. 109 УПК РФ предписывает предъявить материалы оконченного расследованием уголовного дела обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного ч.2 и 3 ст. 109 УПК, т.е. продленного свыше 2-месяцев. Таким образом, с одной стороны, закон запрещает продлевать срок содержания под стражей, если материалы для ознакомления предъявлены менее чем за 30 дней (ч.6, п.1 ч.8), с другой - он не обязывает соблюдать 30-ти дневный срок ознакомления, если предварительное следствие закончено в два месяца (ч.5). Как же быть, если обвиняемый и его защитник не успели ознакомиться со всеми материалами дела? Положения ч.6 ст.108 УПК РФ фактически вынуждают органы уголовного преследования окончить предварительное следствие на месяц раньше, чем истечет предельный срок содержания под стражей. Однако эти требования мало подходят для общего срока предварительного следствия, установленного в 2 месяца (ч.1 ст.162 УПК РФ) который совпадает с общим сроком содержания под стражей (ч.1 ст.109 УПК РФ), так как провести следствие по делу в месячный срок во многих случаях - задача нереальная. Поэтому в случае, когда уголовное дело было окончено расследованием в 2-х месячный срок, органам уголовного преследования необходимо предоставить право обращаться в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей на время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела, независимо от того, когда эти материалы были предъявлены.

Согласно ч.10 ст.109, в срок содержания под стражей засчитывается время: 1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого; 2) домашнего ареста; 3) принудительного нахождения в медицинском стационаре по решению суда; 4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его России. Не вызывает сомнения социальная ценность данных норм, которые, кроме прочего, означают, что: Во-первых, срок предварительного содержания под стражей лица, которое до этого находилось под домашним арестом или принудительно в медицинском или психиатрическом стационаре, должен исчисляться с момента помещения его под домашний арест или в стационар. Во-вторых, заключение под стражу лица, которое до этого находилось под домашним арестом, в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда свыше 2-х месяцев,196 должно производиться в порядке, предусмотренном ст.109, а не ст.108 УПК РФ. В-третьих, зачтенные в срок содержания под стражей домашний арест и (или) принудительное пребывание в стационаре (в порядке ч.10 ст.109 УПК РФ), засчитываются, в свою очередь, в назначенное судом наказание (в порядке ч.3 ст.72 УК РФ). Таким образом, законодатель, исходя из значительной правоограниченности при домашнем аресте и принудительном пребывании в стационаре, выстраивает следующую цепочку: "домашний арест или принудительное пребывание в стационаре = заключение под стражу = наказание". Понятно, что это полностью соответствует принципам правового государства. Однако, следуя логическим законам, если верно, что x = y = z, то верно и x = z , то есть если верна приведенная нами выше цепочка, то верна и следующая: "домашний арест или принудительное пребывание в стационаре = наказание". Тем не менее, последнее, к сожалению, пока не свойственно нашему уголовному законодательству.

Второй период - содержание под стражей во время нахождения уголовного дела в суде.

УПК РФ в ч. 2 ст. 255 установил предельный срок содержания под стражей лица со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора - 6 месяцев. Однако ч. 3 этой статьи по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях позволяет продлевать этот срок на неопределенное время.

В конце хотелось бы остановиться на некоторых международных требованиях, предъявляемых к заключению под стражу. В своей Рекомендации № 1257 (1995) по вопросу об условиях содержания под стражей в государствах-членах Совета Европы, Парламентская Ассамблея подчеркнула необходимость сужать сферу применения тюремного заключения и сокращать его сроки с учетом явного ухудшения условий содержания в тюрьмах по причине их перенаселенности. Аналогичным образом, в Рекомендации № 1245 (1994), касающейся досудебного содержания под стражей, Ассамблея подчеркнула, что превентивное содержание под стражей должно применяться лишь в силу острой необходимости, что оно должно быть предметом ограничений и что лицам, содержащимся под стражей до суда, должны предоставляться гарантии". Статья 5 ч.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает возможность освобождения из-под стражи до суда в зависимости от предоставления гарантии явки в суд. Поскольку каждый считается невиновным, пока его вина не установлена, то в случаях, когда признается нужным арест лица, любые излишне суровые меры, не являющиеся необходимыми, должны строжайше пресекаться законом. Такое правило содержится, например, в ст.9 французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Согласно п.5 Основных принципов обращения с заключенными, за исключением тех ограничений, необходимость которых явно обусловлена фактом заключения в тюрьму, все заключенные пользуются правами человека и фундаментальными свободами, изложенными во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических правах и Факультативном протоколе к нему, а также такими другими правами, которые изложены в других пактах ООН. Подобная норма содержится и в Своде принципов (ч.2 пр.36). Нужно сказать, что в российский парламент внесен проект ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности", первое чтение которого планируется на февраль 2003г.

 

Глава VI. Иные меры уголовно-процессуального принуждения.

 

Сразу отметим, что УПК РСФСР вообще не употреблял такого понятия как "иные меры уголовно-процессуального принуждения". УПК РФ ввел главу 14 под таким названием, объединив в ней нормы, регламентирующие применение обязательства о явке, привода, временного отстранения от должности, наложения ареста на имущество и денежного взыскания.

Как нам представляется, основными признаками иных мер уголовно-процессуального принуждения являются: а) возможность их принудительного обеспечения; б) применение к различным участникам процесса (помимо обвиняемого, подозреваемого, и к свидетелю, потерпевшему и др.). В силу большого разнообразия мер, отвечающих данным признакам, имеет смысл выделить следующие группы:

- Принудительное производство следственных действий. Следственные действия не всегда сопровождаются принуждением, поэтому в разделе "Меры уголовно-процессуального принуждения" должны быть рассмотрены не сами следственные действия, а основания, условия и порядок их принудительного применения.

- Уголовно-процессуальная ответственность. УПК РФ к мерам уголовно-процессуального принуждения справедливо отнес такую меру, как денежное взыскание. Тем не менее, в силу принципиального отличия мер ответственности от других мер принуждения, следует выделить данный институт в отдельную группу.

- Непосредственно в группу "иные меры уголовно-процессуального принуждения" можно отнести, помимо приводов, также случаи предупреждения об ответственности и отобрание различного рода подписок (кроме меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении). Это объясняется тем обстоятельством, что в каждом из перечисленных случаев наблюдается корректировка последующих действий или поведения лица, а значит, возможно (а в случае привода - обязательно) психическое принуждение. УПК РФ предусматривает случаи предупреждения об ответственности потерпевшего, свидетеля, специалиста, эксперта, понятого, переводчика за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей (ст.42 ч.7, ч.8, 9 ст.56, ч.4 ст.58, ч.5, 6 ст.57, ч.4 ст.60, ч.5 ст.59), заявителя за заведомо ложный донос (ч.6 ст.141); собственника или владельца имущества или совершеннолетнего члена их семьи, у которого оставляется арестованное не изъятое имущество, за отчуждение или порчу этого имущества (ч.6 ст.115).

УПК РФ предусмотрел, среди прочих, и такую меру, как обязательство о явке. В этой связи возникает вопрос о соотношении данной меры с уже предусмотренной п.1 ч.5 ст.42 и п.1 ч.6 ст.56 УПК РФ обязанностью свидетеля и потерпевшего являться по вызову органов уголовного преследования, а, следовательно, и вопрос о применении привода: осуществляется ли он как следствие неисполнения процессуальной обязанности лица как участника процесса, либо он осуществляется как следствие нарушения ими данного обязательства о явке. По моему мнению, отобрание обязательства о явке у свидетеля и потерпевшего в значительной степени дублирует уже существующую процессуальную обязанность: несмотря на то, что ч.2 ст.112 УПК РФ обязывает разъяснять лицу последствия нарушения такого обязательства, он не указал, какие именно последствия имеются в виду. Отобрание обязательства не является и механизмом реализации норм, предусмотренных в п.1 ч.5 ст.42 и п.1 ч.6 ст.56 УПК РФ, так как существует ч.1 ст.11 УПК РФ, согласно которой участникам процесса должны быть разъяснены их обязанности. Поэтому наличие данной меры в УПК РФ в отношении свидетеля и потерпевшего представляется не совсем оправданным. В отношении обвиняемого (подозреваемого) вопрос должен быть урегулирован таким же образом: предусмотреть явку по вызову в качестве обязанности. Если же появляются основания полагать, что он может скрыться, то следует применить меру пресечения в виде подписки о невыезде.

В перечень мер пресечения необходимо включить и такую меру, как наложение ареста на имущество. Эту меру УПК РФ отнес к иным мерам уголовно-процессуального принуждения. Понятно, что отстранение от должности, как и наложение ареста на имущество, не могут способствовать достижению каждой из четырех целей, поставленных перед иными мерами пресечения (т.е. обладают сниженной пресекательной способностью), как не могут быть и нарушены обвиняемым, тем не менее, эти особенности не могут в целом изменить их сущности как мер пресечения. Ни одно из этих условий не выделено учеными-процессуалистами либо законодателем в качестве признаков меры пресечения. Отстранение от должности и наложение ареста на имущество, как и иные меры уголовно-процессуального пресечения, применяются только к обвиняемому и только для коррекции его поведения и создания надлежащих условий для осуществления судопроизводства. Исходя из указанных характеристик данных мер, представляется, что в системе уголовно-процессуального принуждения они должны занимать место дополнительных мер пресечения.

 

§ 1. Привод.

 

Привод - это восстановительная мера уголовно-процессуального принуждения, состоящая в принудительном доставлении в органы расследования или суд для участия в процессуальных действиях лиц - источников показаний, не явившихся по неуважительной причине. Данную меру уголовно-процессуального принуждения следует отличать от сходных мер, обеспечивающих производство по административному делу: доставления (ст. 27.2 КоАП РФ) и привода (ст. 27.15 КоАП РФ), меры ответственности в исполнительном производстве в виде привода (ст. 87 Закона РФ от 21 июля 1997 г. "Об исполнительном производстве")

Приводу подвергаются только те участники процесса, для которых это прямо предусмотрено законом. Он  применяется при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения. Основанием для привода являются доказательства о том, что:

а) участник процесса знал, что его вызывают (корешок повестки с его подписью, расписка в протоколе судебного заседания, уведомление почтового учреждения об отказе получить повестку, рапорт или протокол допроса нарочного (лица, доставлявшего повестку);

б) участник процесса не явился в назначенный срок (протокол процессуального действия, справка);

в) отсутствовали уважительные причины неявки.

Уважительными причинами неявки являются: несвоевременное получение повестки, стихийное бедствие, длительный непредвиденный перерыв в движении транспорта, болезнь члена семьи или наличие малолетних детей при невозможности поручить кому-либо уход за ними и др. О наличии причин, препятствующих явке, вызываемое лицо обязано заблаговременно уведомить тот орган, которым они вызывались (ч. 3 ст. 113 УПК). Поэтому отсутствие уважительных причин неявки предполагается, если есть доказательства о том, что лицо знало о вызове.

Действующий УПК, в отличие от прежнего законодательства (ст. 147 УПК РСФСР) не предусматривает привода без предварительного вызова. В то же время такой привод обвиняемого (подозреваемого) иногда может быть необходим. Например, для доставления не находящегося в розыске обвиняемого в судебное заседание, на котором принимается решение об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста.

О приводе следователь, дознаватель, прокурор или судья выносит мотивированное постановление, а суд - определение. Копия этого решения остается в деле, а подлинник направляется для исполнения в стадии предварительного расследования соответствующему органу дознания, указанному в ч. 1 ст. 40 УПК (ч. 7 ст. 113, ч. 4 ст. 38), в судебном производстве - судебному приставу по обеспечению установленного порядка деятельности судов (ч. 7 ст. 113).

Исполнение привода регулируется ведомственными нормативными актами: Инструкцией "О порядке осуществления привода", утвержденной Приказом МВД РФ от 21 июня 2003 г. № 438 (Российская газета. 2003. 11 июля); Инструкцией о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании", утвержденной приказом Минюста РФ от 3 августа 1999 г. № 226.

Привод исполняют органы внутренних дел и судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов как правило по месту фактического проживания лиц, уклоняющихся от явки. После установления личности лица, подлежащего приводу, ему объявляется постановление о приводе, что удостоверяется его подписью в постановлении. Об обстоятельствах, препятствующих исполнению привода, а также о фактах неповиновения сообщается органу, вынесшему постановление (определение) о приводе.

Применение физической силы или специальных средств допускается только для пресечения правонарушения (неповиновения, сопротивления законным требованиям сотрудника милиции или судебного пристава).

После исполнения постановления (определения) о приводе сотрудник милиции, его осуществивший, получает от инициатора привода расписку с указанием времени исполнения.

Исполнение привода запрещено в ночное время, т. е. в период с 22 часов до 6 часов по местному времени (п. 21 ст. 5 УПК), кроме случаев, не терпящих отлагательства. Не подлежат приводу несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, беременные женщины, а также больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания. Наличие и тяжесть болезни должны быть установлены путем доказывания (справка врача). Несовершеннолетние до 14 лет и беременные женщины не могут доставляться принудительно. При их согласии явится в органы расследования или суд они могут сопровождаться. При этом им должны быть разъяснены последствия неявки и невыполнения требований сотрудника милиции и судебного пристава.

Привод лица, от 14 до 16 лет, производится с уведомлением его законных представителей либо администрации по месту его работы или учебы. Иной порядок привода несовершеннолетних допускается лишь в случаях, когда это оговорено в постановлении (определении) о приводе на основании ч. 4 ст. 188 УПК.

Проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц допускается по судебному решению или в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 165 УПК.

Решение о приводе и действия по его исполнению могут быть обжалованы заинтересованными лицами прокурору или в суд (глава 16 УПК).

 

§ 2. Временное отстранение от должности.

 

Отстранение от должности - это превентивно-обеспечительная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит во временном недопущении обвиняемого или подозреваемого к выполнению своих трудовых обязанностей в целях предупреждения его попыток воспрепятствовать производству по делу или исполнению приговора. Оно применяется при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения.

Специальными условиями временного отстранения от должности являются:

а) наличие у лица процессуального статуса подозреваемого (ч. 1 ст. 46) или обвиняемого (ч. 1 ст. 47 УПК). Подозреваемый отстраняется от должности преимущественно при производстве дознания. Во время предварительного следствия представляется целесообразным применять данную меру принуждения к обвиняемому - лицу, чье участие в совершении преступления уже доказано для органов уголовного преследования;

б) обладание обвиняемым статусом должностного лица. Формально, понятие должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК. Однако это понятие относится к субъектам должностных преступлений и не полностью раскрывает термин "должностное лицо", используемый в комментируемой статье. Отстранение обвиняемого от должности преследует не только цель предотвращения его попыток воспрепятствовать выяснению истины, но и обеспечить исполнение приговора (ч. 1 ст. 111 УПК). Прежде всего, данная мера обеспечивает исполнение будущего наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 47 УК). Поэтому обвиняемый должен быть отстранен не только от государственной должности, но и от работы по специальности, если преступление вменяемое ему в вину связано с этой работой (особенно, если санкция соответствующей статьи особенной части УК предусматривает наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью). Например, может быть отстранен бухгалтер, обвиняемый в подделке финансовых документов; водитель, обвиняемый в преступном нарушении правил дорожного движения; программист, обвиняемый в нарушении правил эксплуатации ЭВМ;

в) в отношении обвиняемого не применены меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 108 УПК) или домашний арест (ст. 107 УПК). Применение данных мер пресечения обычно "автоматически" исключает выполнение обвиняемым трудовых обязанностей.

Основанием временного отстранения обвиняемого от должности является обоснованное предположение, что при исполнении им своих трудовых обязанностей он может совершить новое общественно-опасное деяние, воспрепятствовать выяснению истины по делу, также необходимость исполнения реально возможного наказания в виде лишения права заниматься определенным видом деятельности. Это предположение должно вытекать из конкретных фактов, установленных путем доказывания. Представляется, что в силу презумпции невиновности не может служить основанием отстранения от должности дискредитация организации, в которой работает обвиняемый, или должности, которую он занимает.

В досудебных стадиях для временного отстранения обвиняемого от должности (кроме высших должностных лиц) следователь (дознаватель) с согласия прокурора выносит мотивированное постановление (приложение 105 к ст. 476 УПК) о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства. Данная мера принуждения ограничивает конституционное право на распоряжение способностями к труду и выбор профессиональной деятельности (ч. 1 ст. 37 Конституции РФ), поэтому применяется только по судебному решению (п. 10 ч. 2 ст. 29 УПК).

Ходатайство рассматривается районным (или того же уровня военным) судьей (ч. 9 ст. 31 УПК) по месту производства предварительного следствия в порядке ч. 4, 6 ст. 108. Эта процедура в досудебном производстве более обеспечивает право обвиняемого на участие в рассмотрении ходатайства, чем другие (ст. 117, 165 УПК).

В течение 48 часов судья выносит постановление о временном отстранении от должности или об отказе в этом. Постановление об отстранении от должности направляется администрации по месту работы обвиняемого, которая обязана его исполнить. Ходатайство об отстранении от должности вправе возбудить и прокурор (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК).

Статья прямо не предусматривает временное отстранение от должности в судебных стадиях. Однако такая возможность существует исходя из смысла данной меры принуждения и содержания ч. 2 ст. 29 УПК. Суд, по делу, находящемуся в его производстве, должен иметь право по указанным в ст. 114 основаниям отстранить обвиняемого от должности как по инициативе стороны обвинения, так и по собственной инициативе (при отсутствии возражений со стороны обвинителя). При этом может использоваться по аналогии процедура избрания заключения под стражу.

Временное отстранение от должности отменяется по постановлению следователя, дознавателя, прокурора, судьи или определению суда, когда отпадают основания для его применения. Отстранение от должности отменяется во всяком случае при прекращении:

а) общих условий для применения мер принуждения: прекращении уголовного дела (ст. 213, 239 УПК); постановлении оправдательного приговора или приговора, не связанного с назначением наказания (ст. 306, 311 УПК); обращении обвинительного приговора к исполнению (ч. 4 ст. 390, ст. 393 УПК); приостановлении уголовного дела; наличии оснований для прекращения дела по нереабилитирующим основаниям (в связи с: актом амнистии или помилования, истечением срока давности, деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, применением принудительных мер воспитательного воздействия), когда обвиняемый возражает против прекращения дела и производство по нему продолжается;

б) специальных условий для этой меры принуждения: прекращении уголовного преследования в отношении этого обвиняемого, прекращения трудовых отношений обвиняемого (ст. 77 ТК РФ); заключение обвиняемого под стражу или под домашний арест.

Часть пятая ст. 114 УПК предусматривает специальную процедуру отстранения от должности руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ (губернатора края, председателя правительства республики). При условии обоснованного обвинения его в совершении умышленного преступления, за которое предусмотрено наказание свыше 5 лет лишения свободы (ч. 4 ст. 15 УК), Генеральный прокурор РФ направляет Президенту РФ мотивированное представление о временном отстранении от должности указанного лица. Президент РФ в течение 48 часов с момента поступления представления принимает решение об отстранении от должности или об отказе в этом. Данная процедура не соответствует принципу состязательности (ст. 15 УПК), решение принимает несудебный орган, без гарантий непосредственности, устности, без обеспечения права обвиняемому на защиту. В этом плане положение избранного губернатора является более худшим, чем положение депутата законодательного органа власти субъекта РФ.

Для отдельных категорий должностных лиц установлен особый порядок возбуждения уголовного дела и привлечения в качестве обвиняемых. При соблюдении этого порядка временное отстранение их от должности производится на общих основаниях. Решение об отстранении от должности может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке, как самим обвиняемым, так и администрацией по месту его работы (Постановление Конституционного Суда РФ от 23.03.99 г. № 5-П). В постановлении о временном отстранении от должности указывается решение судьи о назначении обвиняемому (подозреваемому) государственного пособия в размере 5 МРОТ. При этом следует учесть трудовое законодательство. Так, если отстраненный обвиняемый является государственным служащим, то в соответствие с ч. 2 ст. 14 Закона РФ от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ "Об основах государственной службы РФ" в течение месяца за ним может быть сохранено денежное содержание. Денежное содержание сохраняется за отстраненным от должности прокурором и следователем прокуратуры (ч. 1 ст. 42 Закона РФ от 17 января 1992 г. № 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации").

Кроме ст. 114 УПК РФ, процессуальный закон предусматривает и другую процедуру отстранения от трудовой деятельности. Если по делу будет установлено, что трудовая деятельность обвиняемого (подозреваемого или его руководителя) послужила условием совершения преступления, то соответствующей администрации следователь вправе направить представление (ч. 2 ст. 158 УПК), а суд частное определение (ч. 4 ст. 29 УПК) об устранении данного условия. При этом администрация обязана рассмотреть представление и частное определение, но не обязана отстранить от работы или уволить обвиняемого.

 

§ 3. Наложение ареста на имущество.

 

Наложение ареста на имущество – это превентивно-обеспечительная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит в ограничениях права собственности (иного вещного права) для предупреждения ее сокрытия или отчуждения с целью обеспечить исполнение приговора в части имущественных взысканий. К имущественным взысканиям относятся:

а) удовлетворение гражданского иска, заявленного в уголовном деле (ст. 44, 309 УПК;

б) назначение дополнительного уголовного наказания в виде конфискации имущества (ст. 52 УК РФ);

в) другие имущественные взыскания с обвиняемого или гражданского ответчика, связанные с данным уголовным делом (взыскание процессуальных издержек с осужденного – ч. 1 ст. 132 УПК, наложение денежного взыскания на законных представителей несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого за неисполнение обязанностей по присмотру – ст. 117 УПК).

При применении наложения ареста на имущество следует учитывать гражданское и гражданско-процессуальное законодательство, так как эта мера принуждения связана с их предметами регулирования – имущественными отношениями.

Арест на имущество накладывается при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения. Наложение ареста на имущество допускается только при наличии одного или нескольких специальных условий:

1) Установлено причинение имущественного или морального вреда преступлением, заявлен гражданский иск (ст. 44 УПК). При отсутствии гражданского иска его обеспечение не должно применяться, так как право предъявления иска диспозитивно.

2) Реально возможно назначение наказания в виде конфискации имущества, то есть лицо обоснованно обвиняется (подозревается) в совершении из корыстных побуждений умышленного преступления, за которое грозит наказание свыше 5 лет лишения свободы (ч. 4 ст. 15, ст. 52 УК РФ). При этом соответствующая статья особенной части УК РФ предусматривает дополнительное наказание в виде конфискации имущества

3) Установлен размер понесенных судебных издержек, которые реально могут быть возложены на обвиняемого (ст. 131-132 УПК). На законных представителей обвиняемого (подозреваемого) наложено денежное взыскание в порядке ст. 117-118 УПК.

Основанием наложения ареста на имущество является обоснованное предположение, что подлежащее взысканию имущество может быть сокрыто или отчуждено. Это предположение должно вытекать из конкретных фактов (попытки спрятать вещи, объявление о продаже недвижимости, отказ или уклонение от добровольного возмещения ущерба по иску, уклонение от явки, воспрепятствование выяснению истины и др.). В практике указанное основание часто презюмируется – следует только из того обстоятельства, что возможно наложение имущественного взыскания по приговору суда. Такая презумпция не способствует обоснованности применения меры принуждения, ограничивающей конституционные права граждан.

Арест накладывается на имущество, принадлежащее подозреваемому, обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность по закону за их действия. Этими лицами могут быть: работодатель обвиняемого или подозреваемого (ст. 1068 ГК РФ), финансовые органы соответствующей казны за действия должностных лиц (ст. 1069 – 1071 ГК РФ), законные представители не полностью дееспособных (ст. 1074, 1077 ГК РФ), владелец источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ). По гражданскому иску эти лица признаются гражданскими ответчиками (ст. 54 УПК).

Для обеспечения возможной конфискации имущества арест может быть наложен на имущество, принадлежащее исключительно обвиняемому (подозреваемому).

По гражданскому иску соучастники преступления несут солидарную ответственность, поэтому в обеспечение иска их имущество может быть арестовано в любых пропорциях, но общая его стоимость не должна превышать грозящего имущественного взыскания.

Наложение ареста на имущество производится только по решению суда (п. 9 ч. 2 ст. 29 УПК), так как «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда» (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). В стадии предварительного расследования прокурор, а также дознаватель или следователь с согласия прокурора в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК, выносят мотивированное постановление о возбуждении ходатайства о наложении ареста на имущество. Ходатайство рассматривается не позднее 24 часов с момента поступления единолично судьей уровня районного суда по месту производства предварительного расследования или нахождения имущества. По результатам разбирательства судья выносит соответствующее постановление. В неотложных случаях имущество может быть арестовано и без судебного разрешения. Постановление судьи исполняется органом, осуществляющим предварительное расследование. В судебных стадиях судья, принявший дело к производству, выносит постановление о наложении ареста на имущество по ходатайству стороны обвинения (п. 5 ст. 228; ст. 230 УПК РФ). Представляется, что при наличии указанных выше оснований и условий судья должен иметь право наложить арест на имущество и по своей инициативе, при отсутствии возражений со стороны обвинения.

Постановление о наложении ареста на имущество, вынесенное в судебном производстве, исполняется судебным приставом-исполнителем в соответствие с законами РФ от 21.07.97 N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» от 21.07.97 № 118-ФЗ «О судебных приставах». Копия постановления вручается гражданскому истцу по его просьбе об этом (п. 13 ч. 4 ст. 44 УПК). Для обжалования данного постановления с ним должен быть ознакомлен и гражданский ответчик.

Содержание меры принуждения в виде наложения ареста на имущество состоит в ограничении прав собственности (хозяйственного ведения или оперативного управления). При этом всегда ограничивается право распоряжения имуществом (запрет отчуждения), в некоторых случаях – право пользования имуществом (когда в результате использования утрачиваются полезные свойства вещи, например, если вещь – потребляемая). Если ограничения прав по распоряжению и пользованию не могут обеспечить цели наложения ареста на имущество, то ограничивается и право владения – имущество изымается и передается на хранение другим лицам. Конкретные ограничения должны быть указаны в постановлении суда.

По общему правилу до вынесения постановления о наложении ареста на имущество должны быть установлены: а) индивидуально-определенные признаки, стоимость и местонахождение имущества, подлежащего аресту; б) принадлежность этого имущества обвиняемому (подозреваемому) или другому гражданскому ответчику. Закон не запрещает налагать арест на имущество, указывая в постановлении лишь его принадлежность и стоимость. Тогда уже после вынесения судом постановления следователь (дознаватель) или судебный пристав-исполнитель должны установить и разыскать конкретное имущество, подлежащее аресту.

Возможность установления и розыска имущества уже после принятия решения о наложении ареста на имущество подтверждается соответствующими полномочиями судебного пристава-исполнителя и аналогией с конфискацией имущества, выявленного после исполнения приговора. В соответствие с п. 18 ст. 397 УПК и ст. 67 УИК РФ конфискация имущества производится и после исполнения приговора, но до истечения срока давности.

Подлежащее аресту имущество устанавливается и разыскивается путем производства следственных действий (обыска, выемки, осмотра, допроса), направления запросов, а также по соответствующему поручению – путем оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Законом РФ от 12.08.95 N 144-ФЗ «Об Оперативно-розыскной деятельности».

Часть 3 ст. 115 УПК предусматривает возможность ареста имущества, находящегося у других лиц, если оно получено в результате преступных действий обвиняемого (подозреваемого). Это означает, что:

1. Имущество принадлежит этим «другим лицам». Если установлено, что имущество принадлежит обвиняемому (подозреваемому) или иному гражданскому ответчику, то оно подлежит аресту в общем порядке вне зависимости от места нахождения.

2. «Другие лица» не знали, что имущество добыто преступным путем. Иначе они подлежат уголовной ответственности как пособники по данному преступлению (ч. 5 ст. 33 УК РФ) или как обвиняемые по другим преступлениям (ст. 174 УК РФ – легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, ст. 175 УК РФ – приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем). Таким образом, часть 3 ст. 115 УПК предусматривает возможность ареста имущества у «других лиц», которые являются добросовестными приобретателями (в смысле ст. 302 ГК РФ).

3. Имущество не является вещественным доказательством.

Имущество, которое обладает признаками вещественных доказательств (ст. 81 УПК), в том числе деньги и ценности, нажитые преступным путем (п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК), изымаются с помощью обыска, выемки, осмотра.

Арест может быть наложен по общим правилам на вещественное доказательство или иной изъятый предмет (ст. 81 УПК), на внесенный залог в порядке ст. 106 УПК, на задержанные в порядке ст. 185 УПК почтово-телеграфные отправления (посылки, денежные переводы), если они принадлежат гражданскому ответчику (в том числе обвиняемому или подозреваемому).

Конфискации не подлежат следующие имущество и предметы, принадлежащие осужденному на правах частной собственности или являющиеся его долей в общей собственности:

1. Жилой дом, квартира или отдельные их части, если осужденный и его семья постоянно в них проживают (не более одного дома или одной квартиры на семью).

2. Земельные участки, на которых расположены не подлежащие конфискации дом и хозяйственные постройки, а также земельные участки, необходимые для ведения сельского или подсобного хозяйства.

3. У осужденного, основным занятием которого является сельское хозяйство, - хозяйственные постройки и домашний скот в количестве, необходимом для удовлетворения минимальных потребностей его семьи, а также корм для скота.

4. Семена, необходимые для очередного посева сельскохозяйственных культур.

5. Предметы домашней обстановки, утвари, одежды:

а) одежда, обувь, белье, постельные принадлежности, кухонная и столовая утварь, находящиеся в употреблении;

б) мебель, минимально необходимая для осужденного и членов его семьи;

в) все детские принадлежности.

6. У осужденного, основным занятием которого является сельское хозяйство, - продукты питания в количестве, необходимом для осужденного и его семьи до нового урожая, а у остальных осужденных - продукты питания и деньги на общую сумму, равную трем минимальным размерам оплаты труда на осужденного и каждого из членов его семьи.

7. Топливо, предназначенное для приготовления пищи и отопления жилого помещения семьи осужденного.

8. Инвентарь (в том числе сельскохозяйственная техника), а также пособия и книги, необходимые для продолжения профессиональных занятий осужденного и членов его семьи, за исключением случаев, когда осужденный приговором суда лишен права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо когда инвентарь использовался им для совершения преступления.

9. Транспортные средства, специально предназначенные для передвижения инвалидов.

10. Международные и иные призы, которыми награжден осужденный.

Указанные в этом перечне предметы могут быть конфискованы, если они обнаружены в количестве, явно превышающем потребности осужденного и его семьи, либо изготовлены из драгоценных металлов, являются предметами роскоши или имеют историческую или художественную ценность. Поскольку решение об удовлетворении гражданского иска исполнятся по правилам гражданского процессуального права, постольку арест не налагается и на имущество, установленное в ст.446 ГПК РФ.

Порядок исполнения постановления о наложении ареста на имущества аналогичен порядку производства обыска. Такое правило прямо предусматривалось в ст. 175 УПК РСФСР. При исполнении наложения ареста на имущество должны соблюдаться общие правила производства следственных действий (ст. 164 УПК). При исполнении наложения ареста на имущество могут участвовать:

а) Специалист (товаровед – для оценки стоимости имущества; криминалист – для обнаружения тайных хранилищ, слесарь – для вскрытия запертых дверей).

б) Понятые. Действующий закон (ст. 170 УПК) не предусматривает обязательного участия понятых при наложении ареста на имущество в досудебном производстве. Понятые участвуют по ходатайству участников процесса или по инициативе органов расследования. Однако представляется, что участие понятых необходимо тогда, когда производятся принудительные поисковые действия, фиксация индивидуальных признаков имущества или принудительное его изъятие. Участие понятых обязательно при наложении ареста на имущество в судебном производстве в соответствие со ст. 39 Закона РФ от 21.07.97 N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» при вскрытии помещений, хранилищ, осмотре, аресте, изъятии и передаче имущества.  Участие понятых не требуется при исполнении постановления о наложении ареста на: денежные вклады, недвижимость, в также уже изъятое в ходе других следственных действий имущество.

в) Заинтересованные лица. Представляется, что должно обеспечиваться право представителей владельцев арестовываемого имущества (и объекта, в котором производится опись) на присутствие при принудительных поисковых действиях, фиксации признаков и изъятии имущества. Это право обеспечивается ст. 31 Закона РФ «Об исполнительном производстве».

г) Иные лица (переводчик, должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность – ст. 164 УПК).

Имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано на хранение определенным лицам по усмотрению лица, производившего арест. Это усмотрение ограничено постановлением судьи, в котором могут быть указаны конкретные ограничения права собственности. Денежные средства в рублях и иностранной валюте, драгоценные металлы и драгоценные камни, ювелирные и другие изделия из золота, серебра, платины и металлов платиновой группы, драгоценных камней и жемчуга, а также лом и отдельные части таких изделий, обнаруженные при описи имущества, на которое наложен арест, подлежат обязательному изъятию. Передача их на хранение осуществляется в соответствие с инструкциями Банка России от 02.10.97 N 67 и Минфина России от 30.12.97 N 95н «О порядке зачисления и выдачи средств с текущих счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение органов предварительного следствия и дознания (Минюст N 1536 04.06.98)». Вещи и иное имущество, подвергающиеся быстрой порче, изымаются и передаются для реализации немедленно (ст. 51 Закона РФ «Об исполнительном производстве»).

Лицам, которым арестованное имущество передается на хранение, разъясняются их права и обязанности (например, запрет пользования), а также ответственность за сохранность имущества, в том числе уголовная (ст. 312 УК РФ). О разъяснении делается запись в протоколе.

При исполнении ареста подлежат изъятию (копированию) правоустанавливающие документы (подтверждающие право собственности): технические паспорта на номерные вещи, гарантийные талоны на бытовую технику, товарные и кассовые чеки и др. Этим исключается неправомерный арест чужого имущества, а также опровергаются возможные ложные заявления (в том числе исковые) о том, что арестованное имущество принадлежит другим лицам.

В особом порядке исполняется наложение ареста на:

1) Денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях. Постановление о наложении ареста на ценности направляется кредитной организации, которая обязана незамедлительно по получении постановления его исполнить – прекратить расходные операции по данному счету полностью или частично в пределах средств, на которые наложен арест (ст. 27 Закона РФ от 2.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»). При этом арест налагается не на сам банковский счет, а на имеющиеся на нем средства в установленных в постановлении суда пределах. Поэтому наложение ареста не влечет приостановления приходных и расходных операций по данному счету в отношении средств, на которые не наложен арест. Считается, что арест не может быть наложен и на суммы, которые в будущем поступят на счет (Письмо Банка России от 17.10.98 N 293-Т). Если на счете не хватило средств для исполнения ареста, то руководители этих организаций обязаны предоставить информацию о поступлении и наличии средств по запросу суда, прокурора, а также следователя или дознавателя с согласия прокурора. На практике целесообразно направлять требование о предоставлении информации, если средства поступят на счет, вклад или хранение. Должностным лицам кредитной организации можно поручать хранение арестованных ценностей с предупреждением их об ответственности по ст. 312 УК РФ. Ценности из индивидуальных банковских хранилищ, арендованных гражданским ответчиком, могут быть изъяты и в обычном порядке.

2) Недвижимое имущество. Заверенная копия постановление суда о наложении ареста на недвижимое имущество направляется для исполнения в учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимость в трехдневный срок (Ст. 28 Закона РФ от 21.07.97 N 122-ФЗ «О Государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). Сведения об аресте недвижимости вносятся в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (приложение № 7 к Правилам ведения реестра, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 18.02.98 N 219).

3) Ценные бумаги.

При исполнении наложения ареста на имущество составляется протокол по правилам, предусмотренным ст. 166, 167 УПК. В протоколе отражаются индивидуально-определенные признаки арестовываемого имущества, его стоимость, факт отсутствия имущества, подлежащего аресту. В протоколе целесообразно указать, какое имущество, не подлежащее аресту, оставлено владельцу. Копия протокола вручается лицам, у которых производился арест имущества, а также лицу, которому имущество передано на ответственное хранение.

Наложение ареста отменяется на основании постановления ведущего процесс следователя, дознавателя, прокурора, судьи и определения суда, когда отпадают основания для применения ареста. Наложение ареста отменяется при отпадении:

А) Общих условий для применения мер процессуального принуждения: прекращении уголовного дела или преследования конкретного лица (ст. 213, 239 УПК); постановлении оправдательного приговора (ст. 306 УПК).

Б) Специальных условий, необходимых для применения ареста имущества: отказе истца от гражданского иска (ч. 5 ст. 44 УПК); добровольном возмещении ущерба; отказе судом в удовлетворении иска; оставлении иска без рассмотрения (ч. 3 ст. 250; ч. 2 ст. 306 УПК); уменьшении обвинения так, что назначение конфискации имущества невозможно; вынесении приговора без назначения конфискации имущества; недоказанности «преступного происхождения» имущества добросовестного приобретателя; доказанности, что имущество принадлежит не гражданскому ответчику.

Представляется, что в силу презумпции невиновности наложение ареста на имущество не может применяться по приостановленному делу (например, 15 лет, пока не истечет срок давности за отдельные виды преступлений).

При приостановлении дела, прекращении производства по гражданскому иску, оставлении его без рассмотрения уголовно-процессуальная мера принуждения в виде наложения ареста на имущества может быть заменена аналогичной гражданско-процессуальной мерой в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством. Для этого по ходатайству гражданского истца уголовно-процессуальный арест имущества целесообразно продлить на срок, достаточный для предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства (1 месяц).

По пути замены уголовно-процессуального ареста имущества гражданским процессуальным идет практика обеспечения обращения похищенных денежных средств в доход государства по приостановленным уголовным делам. Так, правоохранительным органам рекомендуется «в целях обеспечения возмещения ущерба государству в кратчайшие сроки по приостановленным уголовным делам предъявить иски в судебные органы о взыскании в интересах Центрального банка России денежных средств, полученных по поддельным банковским авизо, на которые наложен арест» (Указание Генеральной прокуратуры РФ от 18.04.97 N 21/7; Указание МВД России от 17.04.97 N б/н «Об организации работы по возмещению ущерба по уголовным  делам о хищениях государственных средств по фиктивным банковским авизо»).

Решение и действия по наложению ареста на имущество могут быть обжалованы заинтересованными участниками процесса в порядке, предусмотренном главой 16 УПК. Третьи лица вправе подать иск об исключении имущества из описи (освобождения от ареста) в порядке гражданского судопроизводства.

Удовлетворение иска влечет отмену ареста конкретного имущества, а решение гражданского суда о принадлежности имущества имеет преюдициальную силу для уголовного суда. Иск об освобождении имущества от ареста может быть подан в течение срока исковой давности (3 года) даже после исполнения имущественного взыскания.

 

§ 4. Денежное взыскание.

 

Денежное взыскание - это карательная мера процессуального принуждения, представляющая собой процессуальную санкцию за совершение уголовно-процессуального правонарушения. Уплата или принудительное взыскание денежных сумм является уголовно-процессуальной ответственностью.

Данную меру процессуального принуждения следует отличать от мер административной ответственности в виде штрафа за неисполнение: распоряжения судьи или судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила (ст. 17.3 КоАП РФ); умышленное невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя (ст. 17.7 КоАП РФ). Кроме цели наказания нарушителя, денежное взыскание имеет и предупредительное значение.

Наложение денежного взыскания производится при наличии общих условий для применения мер процессуального принуждения. Основанием наложения денежного взыскания является уголовно-процессуальное правонарушение, включающее в себя элементы:

а) действие или бездействие участника процесса, нарушающее его обязанность, предусмотренную УПК, в том числе обязанность соблюдать порядок в зале судебного заседания;

б) вина участника процесса. Он должен знать о своей обязанности и умышленно или по неосторожности ее не выполнить. При наличии уважительных причин неисполнения обязанности, денежное взыскание не накладывается;

в) участник уголовного процесса должен быть субъектом уголовно-процессуального нарушения, т. е. обладать процессуальной деликтоспособностью. Он должен быть вменяемым и достичь определенного возраста. Представляется, что этот возраст - 16 лет.

По общему правилу состав уголовно-процессуального правонарушения должен быть установлен с помощью уголовно-процессуальных доказательств. Однако неконкретность норм УПК и практика их применения иногда предусматривает презумпцию вины участника процесса. Так, поручитель освобождается от ответственности, если докажет, что он предпринял все реально возможные меры для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого. В остальных случаях при нарушении обвиняемым условий поручительства на поручителя может быть наложено денежное взыскание.

Специальным условием наложения денежного взыскания является определенный статус участника процесса.

Статья 117 УПК РФ не устанавливает перечень участников процесса, которые могут быть подвергнуты денежному взысканию. Представляется, что денежное взыскание не может быть наложено на любых лиц, указанных в разделе 2 УПК "Участники уголовного судопроизводства".

С учетом систематического, исторического толкования норм УПК и общих правил применения мер принуждения денежное взыскание не должно налагаться на:

а) должностных лиц, ведущих уголовный процесс: суд, судью, прокурора, следователя, начальника следственного отдела, начальника органа дознания, дознавателя. Они сами являются субъектами применения мер процессуального принуждения;

б) обвиняемого и подозреваемого. В системе иных мер процессуального принуждения денежное взыскание не указано среди мер, применяемых к обвиняемому и подозреваемому (ст. 111 УПК). Согласно части второй ст. 111 УПК, денежному взысканию могут быть подвергнуты потерпевший, свидетель, гражданский истец, гражданский ответчик, эксперт, специалист, переводчик и понятой.

УПК прямо или косвенно предусматривает также возложение денежного взыскания на: а) личного поручителя за не обеспечение им надлежащего поведения обвиняемого или подозреваемого (ч. 4 ст. 103 УПК); б) лицо, принявшее под присмотр и не обеспечившее надлежащее поведение несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого (ч. 3 ст. 105 УПК); в) лицо, присутствующее в зале судебного заседания, за нарушение порядка, неподчинение распоряжениям председательствующего или судебного пристава (ч. 1 ст. 258 УПК); г) присяжного заседателя, за неявку в суд без уважительной причины (ч. 3 ст. 333 УПК); д) педагога или психолога (ст. 191, 280, 425 УПК).

Эта статья устанавливает общий размер денежного взыскания - до 25 МРОТ. Эта норма составляет конкуренцию ч. 4 ст. 103 УПК, которая предусматривает размер взыскания, налагаемого на личного поручителя, до 100 МРОТ. Последнее правило как специальное имеет приоритет. На личного поручителя и лиц, взявших обязательства по присмотру (ч. 3 ст. 105 УПК), размер возлагаемого денежного взыскания может достигать 100 МРОТ.

 

Заключение

 

Характер и уровень развития права в ту или иную эпоху определяют не только содержание и объем прав человека и гражданина, но и его значение в шкале ценностей общества и государства. В процессе становления и развития мировой цивилизации, занявшем значительный по продолжительности период, постепенно сформировалась единая идея осознанной людьми необходимости свободы и независимости человека в разумных пределах. В настоящее время, когда большинством государств накоплен позитивный опыт и установлен мировой стандарт в области прав и свобод личности, необходимо стремиться к тому, чтобы реальная действительность была приведена в соответствие с этим стандартом. Отсюда важнейшей задачей нашего времени является закрепление, гарантирование и применение на практике передовых идей, определяющих приоритет личности и провозглашающих ее высшей ценностью.

В то же время сохранение преступности в нашей стране, ее масштабность, изощренность методов, в совокупности с отсутствием посылок на ее значительное снижение в ближайшей перспективе, вынуждают государство вести решительную борьбу со всякими преступными проявлениями методами, не исключающими принуждение. Институт уголовно-процессуального принуждения, таким образом, является необходимым и социально обусловленным средством выполнения государством функции защиты общества от преступных посягательств, выявления и наказания преступников, обеспечения надлежащего уголовно-процессуального производства, нейтрализации противодействия расследованию.

Правовые ограничения - довольно жесткий способ достижения целей, однако это вызывается крайней необходимостью. В демократическом государстве всякое ограничение прав личности - вынужденное действие, обусловленное необходимостью обеспечить равновесие между этим правом, презумпцией невиновности и интересами общества и государства. Неосуществимой идеей явилась бы попытка обойтись без таких ограничений в деле борьбы с преступностью, а вот запрет всякого излишнего принуждения - обязанность правового государства по отношению к гражданскому обществу.

Правильность ограничения прав личности достигается, если нормы принуждения применяются только при наличии веских оснований (доводов) - соразмерных по статусу с доказательствами - под которыми правоприменителем понимаются данные, отвечающие требованиям достаточности, относимости и допустимости, способные убедить разумного и осторожного человека в том, что принуждение необходимо. Для обеспечения правомерности и эффективности ограничения прав личности не меньшую роль играет и безукоризненное соблюдение законодательно установленной процедуры. Однако сами нормы должны соответствовать не только международным стандартам в этой области, но и отвечать требованиям морали и нравственности.

Социально вреден и опасен неоправданный отказ от мер уголовно-процессуального принуждения в тех случаях, когда неприменение ограничений создает опасность вреда более приоритетным ценностям.

Обновление уголовно-процессуального законодательства принесло много положительных моментов в сфере применения мер принуждения. Сюда относится установление двухуровнего (прокурорско-судебного) порядка принятия решения о заключении под стражу, сокращение сроков предварительного содержания под стражей, отмена принудительного производства экспертизы в отношении свидетеля. Установлены и другие гарантии. Однако УПК РФ все еще нуждается в доработке: отсутствует механизм реализации обжалования судебных решений, помещение в психиатрический стационар обвиняемого (подозреваемого), находящегося под стражей, для проведения судебно-психиатрической экспертизы не требует решения суда, отсутствует регламентация "гражданского" задержания. УПК РФ не лишен и других недостатков, что далеко не положительно сказывается на практике.

Итак, современная тенденция к переориентации ценностей, выдвижению на первый план прав человека обусловливает необходимость скорейшего создания механизма уравновешивания их с потребностями общества и государства. При этом задача стоит, прежде всего, не в отмене ограничений прав, а в разработке социально обусловленной, юридически оправданной системы таких ограничений. От решения этого вопроса зависят: общее состояние прав человека в России, объем мер принуждения в уголовном процессе, успешное решение задач уголовного судопроизводства по борьбе с преступностью.

Проблемы, связанные с принудительным ограничением прав личности, образуют одно из актуальных научных направлений в области уголовного судопроизводства.

 

Список используемой литературы

 

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г.

2. Уголовно-процессуальный кодекс (в ред. октябрь 2002 г.)

3. Гражданский кодекс Российской Федерации

4. Декларация прав и свобод гражданина и человека

5. ФЗ от 25.06.93 г. «О праве граждан РФ на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ»

6. ФЗ РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

7. ФКЗ РФ «О чрезвычайном положении»

8. Международный пакт о гражданских и политических правах

9. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод

10. ФЗ от 25.07.98 г. «О борьбе с терроризмом»

11. Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право РФ (3-е изд.),  Изд: М.: Юристъ, 2003 г.

12. Божьев В.П. Научно-практический комментарий к УПК РФ, Изд: М.: Спарк, 2004 г.

13. Победкин А.В. Уголовный процесс. Учебник. Изд: М.: Книжный Мир, 2004 г.

14. Вершина В.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. Изд: М.: Экзамен, 2004 г.

15. А. Смирнов, К. Калиновский Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ, Изд: С-П.: Питер, 2003 г.

 

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
В современной геополитике нет слова "скрымздили", есть слово "промайданили".
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по уголовному праву "Меры уголовно-процессуального принуждения", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru