Диплом: Углубленное ознакомление с расследованием преступления - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Углубленное ознакомление с расследованием преступления

Банк рефератов / Криминалистика и криминология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 318 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Введение

В настоящее время правоохранительная функция государства приобретает особую значимость. Непрерывный и значительный рост преступности, наблюдающийся на фоне радикальных изменений политических и социально-экономических условий жизни общества, обуславливает необходимость совершенствования правоохранительной деятельности по всем направлениям, основными из которых являются: правосудие, прокурорский надзор, охрана общественного порядка, расследование преступлений.

Каждое из указанных направлений правоохранительной деятельности реализуется специально уполномоченными субъектами, структура и компетенция которых претерпевают значительные изменения.

В условиях осложнения криминогенной обстановки требует новых подходов организация такого направления правоохранительной деятельности, как расследование преступлений. Именно на предварительное расследование возложены задачи быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и реабилитация невиновных, укрепление законности и правопорядка, предупреждения преступлений, охраны интересов общества в целом и каждой личности в отдельности.

Предварительное расследование как вид правоохранительной деятельности реализуется органами дознания и предварительного следствия, компетенция которых различается в зависимости от формы расследования.

Целью дипломной работы является более углубленное ознакомление с расследованием преступлением как одним из направлений правоохранительной деятельности, уяснение вопросов, касающихся форм расследования, их зависимости от категорий преступлений, а также задач, компетенций и структуры органов дознания и предварительного следствия. В работе будет освещена проблема взаимодействия органов расследования.

При подготовке работы автор использовал не только позитивный материал, точки зрения ученых на то или иное понятие, но и правовые нормативные акты, практику Верховного Суда Российской Федерации по освещенным вопросам.

1 Исторический очерк развития органов предварительного следствия и дознания в России

До 1860 г. расследование преступлений входило в круг обязанностей полиции. В роли следователей выступали в основном квартальные надзиратели, а в крупных городах существовали особые должности следственных приставов по гражданским и уголовным делам. Следствие производили также нижние земские суды, управы благочиния и различные присутствия, в которые входили полицейские чины (полицмейстер, частный пристав, следственный пристав). В так называемых важных случаях следствие поручалось особо выделенным чиновникам, командируемым на месте происшествий губернаторами, министром внутренних дел и даже царем.

Явная неудовлетворенность состояния следствия была очевидной. Медленность и взяточничество, процветавшие среди полицейских чиновников, парализовали его. Поэтому в 1860 г. следствие было отделено от полиции. Указом от 8 июня 1860 г. в 44 губерниях России были введены должности судебных следователей, числившихся по ведомству Министерства юстиции.

Одновременно с Указом были изданы Наказ судебным следователям и Наказ полиции о производстве дознания по делам о преступлениях и проступках, которыми устанавливалось производство предварительного следствия, определялись взаимоотношения следователя с полицией и судебными учреждениями, регламентировались другие вопросы.

Должность судебного следователя была приравнена к должности члена уездного суда. Назначение на нее и увольнение осуществлялись Министром юстиции по представлению губернатора и с согласия губернского прокурора. Условия работы судебных следователей осложнялись двойственностью их положения, поскольку, хотя формально они были подчинены Министерству юстиции, фактически в гораздо большей степени зависимы от губернаторов.

20 ноября 1864 г. был принят Устав уголовного судопроизводства, который установил, что предварительное следствие о преступлениях и проступках, подсудных окружным судам, производится судебными следователями при содействии полиции. При отсутствии следователя Устав обязывал полицию проводить дознание и затем передавать собранные материалы судебному следователю.

Таким образом, с принятием Устава уголовного судопроизводства 1864 г. в определенной степени конкретизируется деятельность как следователей, так и органов дознания, основным из которых являлась полиция. Вместе с тем, следует учитывать, что в это время все же отсутствовала стройная система органов дознания, что отрицательно сказывается на расследовании преступлений и проступков.

Принятие устава уголовного судопроизводства не приостановила поиска средств и мер по совершенствованию деятельности органов расследования. В 1867 г. были учреждены должности временных следователей по особо важным делам (они предназначались для расследования уголовных дел о подделках государственных кредитных билетов). В 1870 г. введены должности судебных следователей по важнейшим делам. В 1875 г. при окружных судах учреждаются постоянные должности следователей по особо важным делам. Помимо своей непосредственной работы по рассмотрению уголовных дел судебный следователь при нехватке судей привлекался к рассмотрению дел, по которым он не принимал участия в производстве предварительного расследования.

В последующем каких-либо преобразований органов, осуществляющих предварительное следствие и дознание, не отмечается несмотря на недостаточное правовое регулирование их деятельности, разработанный проект нормативного акта «О преобразовании полиции в Империи» (1913 г.) так и не был принят. Никаких изменений в структуру и деятельность следственного аппарата и органов дознания не принесла и февральская революция 1917 г.

Декретом о суде №1 в ноябре 1917 г. существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры были упразднены, производство предварительного следствия возлагалось на местных судей единолично. Однако они не справились с большим количеством уголовных дел, а потому были образованы следственные комиссии Военно-революционного комитета. Аналогичные комиссии для расследования дел о контрреволюционных преступлениях были созданы при местных органах власти. Затем для расследования дел об убийствах, тяжких телесных повреждениях, разбоях, бандитизм, изнасилованиях и других опасных преступлениях были учреждены следственные комиссии окружных судов. В это время наблюдается активный поиск новых форм организации и деятельности следственных органов.

Положением о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. производство расследования возлагалось на следственные комиссии и на милицию (в форме дознания), а в ряде случаев – на народного судью.

20 декабря 1917 г. была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК), на которую возлагалось, кроме других обязанностей, расследование уголовных дел о государственных преступлениях. В октябре 1920 г. ВЦИК принял Положение о суде РСФСР, которым были введены должности Народных следователей, избираемых губернскими исполнителями Советов и состоящих при советах народных судей. Одновременно учреждались должности следователей по важнейшим делам, которые состояли при губернских отделах юстиции и при Наркомате юстиции РСФСР. С принятием этого Положения получила нормативную базу организация взаимодействия следователей с органами дознания. При проведении предварительного следствия им (следователям) было обеспечено содействие милиции, в том числе уголовного розыска. Осуществлять свою деятельность сотрудники милиции должны были по указанию и под руководством следователя, требования которого при производстве следственных дел признавались общеобязательными.

Постановлением ВЦИК 25 мая 1922 г. был принят первый уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Этот кодекс не имел специальной статьи с перечнем органов предварительного следствия, но в п. 5 ст. 23 УПК говорилось, что под словом «следователь» разумеются народные следователи, следователи, состоящие при губернских судах, следователи военных трибуналов, и следователи по важнейшим делам при Наркомате юстиции.

Принятые в 1924 г. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик установили, что «органами, производящими предварительное рассмотрение преступлений, являются органы дознания, следователи и иные должностные лица, коим это предоставлено общесоюзными законами и законами союзных республик», вопросов ведомственной принадлежности следователей Основы не затрагивали.

Таким образом, в середине 20-х гг. была сформирована правовая основа предварительного следствия, определились организационные формы деятельности следственного аппарата, выделялись специальные следственные аппараты по делам о контрреволюционных и воинских (военные следователи) преступлениях.

Дальнейшее развитие организации предварительного следствия по делам об общеуголовных преступлениях в значительной степени связано с возникновением и развитием органов прокуратуры. 28 мая 1922 г. третья сессия ВЦИК ввела в систему органов юстиции новый орган – государственную прокуратуру – и приняла первое Положение в прокурорском надзоре. Наряду с другими функциями на прокуратуру были возложен надзор за расследованием уголовных дел. Эта сторона ее деятельности стала впоследствии развиваться достаточно интенсивно. Следственные же аппараты повсеместно оставались (до 1928 г.) в административном подчинении судов.

В сентябре 1928 г. были внесены изменения в Положение о судоустройстве РСФСР, в соответствии с которым следователи и подчинения судам передавались в ведение прокуроров. Однако это переподчинение было номинальным, поскольку подконтрольность следователей Наркомюсту и местным советам сохранялось, так как прокуратура оставалась в структуре Наркомата юстиции.

В 1933 г. в СССР была учреждена прокуратура как самостоятельный орган. В 1936 г. следственный аппарат был выделен из системы юстиции и передан в подчинение прокуратуре. В то же время в 30-е гг. наблюдается существенное расширение подследственности и полномочий органов дознания, в частности милиции, которая и производила дознание по основной массе общеуголовных преступлений. В 1940 г. приказом НКВД был образован следственный аппарат, входивший в структуру Главного управления милиции НКВД СССР. Основная масса общеуголовных преступлений в 40-50-е гг. расследовалась следователями НКВД и милицией как органом дознания.

В декабре 1958 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, в соответствии с которыми и принятыми затем уголовно-процессуальными кодексами союзных республик правом производства предварительного следствия были наделены следователи прокуратуры и органов государственной безопасности. Следственный аппарат МВД был упразднен (в системе МВД в это время функционировали специализированные подразделения дознания, которые расследовали значительное количество уголовных дел об общественных преступлениях). Как показал опыт, следователи прокуратуры не могли справиться с расследованием большого количества уголовных дел. Поэтому в апреле 1963 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ, которым наделил органы охраны общественного порядка (так тогда именовались органы внутренних дел) правом производства предварительного следствия.

В МООП (МВД) был создан следственный аппарат, к подследственности которого относилось большинство дел об общеуголовных преступлениях. В это же время за милицией было сохранено право производства дознания по значительному числу преступлений.

В последующем в уголовно-процессуальное законодательство вносятся изменения и дополнения, направленные на: расширение гарантий прав участников процесса (например, допуск защитника на более ранних этапах предварительного расследования); совершенствование организационных вопросов расследования (регламентирование полномочий начальника следственного отдела – в 1965 г.); изменение подследственности (например, передача в 1978 г. уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних следователям МВД) и т. д.

Определенные изменения в структуре органов расследования произошли в 90-е гг. В частности, в 1993 г. функции органов дознания получили учрежденные федеральные органы налоговой полиции и органы Государственного таможенного комитета; в 1995 г. следственный аппарат был создан в Федеральной службе Налоговой полиции и воссоздан в Федеральной службе безопасности. Таким образом, в настоящее время следственный аппарат функционирует в четырех ведомствах.

2. Формы предварительного расследования

2.1. Понятие, значение, принципы предварительного расследования

В подавляющем большинстве случаев рассмотрение уголовного дела в суде было бы невозможно без производства предварительного расследования. Для того чтобы рассмотреть и разрешить в судебном заседании дело по существу, необходимо предварительно всеми установленными законом средствами собрать доказательства, осуществить уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление, привлечь это лицо в качестве обвиняемого, принять меры, обеспечивающие его неуклонение от следствия и суда и т. п. Все эти действия составляют содержание второй стадии уголовного процесса - предварительного расследования, которая является обязательной в установленных законом случаях, закон не требует предварительного расследования по делам о преступлениях, разрешаемых в порядке частного обвинения (ст. 27 ч. 1 УПК), а также предусмотренных ст. 414 УПК.

Предварительное расследование представляет собой осуществленную под надзором прокурора деятельность дознания и следователя по собиранию, проверке и оценке доказательств, на основе которых устанавливаются имеющие значение для дела обстоятельства, в целях быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения и привлечения в качестве обвиняемого лица, его совершившего, принятие мер по пресечению преступления, выявлению и устранению причин и условий, способствовавших его совершению, а также мер по обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением.

Осуществление предварительного расследования должно основываться на следующих принципах:

• осуществление производства по делу в точном соответствии с законом;

• всесторонне, полное и объективное исследование обстоятельств дела, равенство граждан перед законом и судом;

• обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

• презумпция невиновности, гласность, неприкосновенность личности и жилища, охрана личной жизни и тайны переписки;

• публичность, то есть государственное начало в борьбе с преступностью.

Быстрое, полное и объективное расследование преступления обеспечивает не только правильное применение уголовного законна, но и предотвращает возможность привлечения в качестве обвиняемого лица, не совершившего преступление.

Расследование именуется предварительным потому, что предшествует производству в суде, где проводится судебное следствие. Сделанные органами дознания и следователем выводы о том, что преступление имело место, и о лице, его совершившим, являются для суда версией обвинения, которая подлежит всесторонней проверке в суде. Признать обвиняемого виновным в совершении преступления правомочен только суд. При этом суд основывает приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании (ч. 2 ст. 301 УПК). Однако очевидно, что предварительное расследование, проведенное в строгом соответствии с законом, служит фактором, обеспечивающим всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела в судебном заседании, постановление законного и обоснованного приговора.

Подобная характеристика предварительного расследования не дает основания рассматривать его как стадию, производство в которой осуществляется только для суда. В стадии предварительного расследованиядело может получить и окончательное разрешение путем прекращения производства по делу по основаниям, указанным в ст. 208 УПК. При этом надо иметь в виду, что прекращение дела производством не означает в каждом случае, что имело место незаконное возбуждение уголовного дела или привлечение лица в качестве обвиняемого. Объективность следствия и обеспечение прав обвиняемого могут выявить неосновательность подозрения в совершении преступления. Прекращение дела может иметь дело и по обстоятельствам, исключающим или освобождающим лицо от уголовной ответственности.

Гарантиями законности проведенного расследования служит прокурорский надзор (ст. 25, гл. 18, 19 УПК) и судебный контроль за решениями, принимаемыми органами дознания и следователем в установленных законом случаях (ст. 22, 23, 25, 46 Конституции РФ, ч. 5, 209, 2201, 2202 УПК).

В уголовно-процессуальной литературе достаточно подробно разработан вопрос о принципах предварительного расследования, то есть о руководящих положениях, определяющих специфические условия, характер и формы предварительного расследования в уголовном процессе. Правда, единой точки зрения по данному вопросу не существует. Более того, отдельные ученые наличие особых принципов предварительного расследования вообще отрицают. Например, М.А. Чельцов считает, что стадия предварительного расследования регулируется общими процессуальными принципами, положенными в основу уголовно-процессуального права. Законодатель, указывает он, не случайно употребил применительно к предварительному расследованию термин «общие условия», а не принципы, подчеркнув тем самым единство системы принципов уголовного процесса.

Исходя из содержания главы десятой УПК, Чельцов называет двенадцать общих условий, которые должны соблюдаться при производстве предварительного расследования. Условия эти следующие:

• весь ход предварительного расследования подчинен прокурорскому надзору;

• при производстве предварительного расследования следователь, орган дознания обязаны исходить из общего процессуального принципа всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела;

• быстрота расследования;

• привлечение общественности к участию в раскрытии преступлений;

• тайна следствия (недопустимость разглашения данных предварительного следствия);

• обязательное документирование каждого следственного действия;

• возможность производства расследования группой следователей;

• участие в процессе предварительного расследования потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика;

• индивидуализация предварительного расследования;

• обязательное участие понятых в производства ряда следственных действий;

• возможность привлечения следователем к участию в расследовании органов дознания;

• право следователя на дачу отдельных поручений о производстве определенных следственных или розыскных действий органами следствия или дознания.

Все перечисленные общие условия вытекают из содержания закона, и их число постоянно растет. Уже после введения в 1960 г. действующего ныне УПК глава десятая была дополнена нормами, предусматривающими новые условия, а именно:

А) осуществление контроля за деятельностью следователя со стороны начальника следственного отдела (ст. 1271 УПК);

Б) возможность привлечения специалиста к участию в производстве следственных действий (ст. 1331 УПК);

В) возможность применения при расследовании технических средств и звукозаписи (ст. ст. 141 и 1411 УПК) и др.

Общие условия предварительного расследования, содержащиеся в уголовно-процессуальном законе, не однородны по своему характеру. Одни из них являются не чем иным, как принципами предварительного расследования, ибо определяют его характер и задачи и составляют, по замечанию М.С. Строговича, специфическое выражение общих принципов уголовного процесса. Другие действительно определяют лишь условия производства предварительного расследования, например место его производства. Поэтому представляется, что нельзя отрицать наличие принципов, свойственных предварительному расследованию. Стадия предварительного расследования имеет свои, присущие именно ей принципы. Однако и среди тех, кто признает существование принципов предварительного расследования, нет единого мнения о том, какие из них являются принципами. Одни процессуалисты дают широкую их классификацию, близкую к той, какую М.А. Чельцов привел для общих условий, другие относят к принципам лишь те, которые выражают существо предварительного расследования в соответствии с общими и основными принципами уголовного процесса.

Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин в книге «Предварительное следствие» говорят о 10 принципах, которые одновременно называют и общими условиями:

• принцип законности;

• широкое участие в предварительном расследовании общественности и потерпевшего от преступления;

• полнота, всесторонность и объективность расследования;

• публичность ведения расследования по делу;

• планирования ведения расследования по делу;

• быстрота предварительного расследования;

• единоначалие в ведении расследования;

• индивидуализация предварительного расследования;

• недопустимость разглашения данных предварительного следствия;

• обеспечение обвиняемому права на защиту и участие в предварительном расследовании защитника.

Классификация принципов предварительного расследования, разработанная Н.В. Жогиным и Ф.Н. Фаткуллиным, содержит в основном те же положения, какие приводит М.А Чельцов, но в отличие от последнего авторы данной классификации признают за ними значение не только общих условий, но и принципов предварительного расследования. Известное основание к этому имеется, ибо как общие условия, так и принципы расследования проистекают из общих принципов уголовного процесса, призваны служить осуществлению последних в стадии предварительного расследования. Тем не менее едва ли можно ставить между ними знак равенства. Этого нельзя делать хотя бы потому, что общие условия как количественно, так и качественно могут меняться, в то время как принципы неизменны. О динамичности общих условий можно судить по тем изменениям в них, какие произошли со времени принятия первого УПК. В первом УПК РСФСР, принятом в 1922 г., содержалось 16 статей, определяющих общие условия предварительного расследования, в УПК РСФСР 1960 г. – уже 18 статей, в настоящее время содержится 21 статья.

Сторонником самостоятельности принципов предварительного расследования является видный процессуалист М.С. Строгович, который относит к ним те общие положения, какие определяют направление расследования. По классификации М.С. Строговича, принципами предварительного расследования являются:

• объективность;

• полнота;

• активность;

• быстрота.

Эти принципы, отмечает автор, характеризуют предварительное следствие, выражают его существо в соответствии с общими принципами уголовного процесса.

На основании всего вышеуказанного можно дать следующую классификацию принципов предварительного расследования:

1. Принцип законности является важнейшим общеправовым принципом. Применительно к предварительному расследованию он требует, чтобы оно велось только по надлежащим образом возбужденному уголовному делу и тем органом, которому оно подследственно с соблюдением всех процессуальных норм, определяющих условия и порядок соответствующих действий следователя и органа дознания.

2. Полнота, всесторонность и объективность предварительного расследования, будучи теснейшим образом переплетены между собой, выражают различные стороны этого принципа. Взятые вместе, они означают, что лицо, производящее рассмотрение должно тщательно проверять всевозможные общие и частные следственные версии, по каждой из них исследовать полностью все существенные для дела факты и обстоятельства, выявлять и анализировать как уличающие, так и оправдывающие обстоятельства и при всем этом быть беспристрастным, исходить только из интересов установление объективной истины.

3. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Статья 48 Конституции РФ подчеркивает, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Содержание обвиняемого под стражей не должно служить препятствием к реализации обвиняемым своего права на защиту. Для того, чтобы обеспечить право обвиняемого на защиту, лицо производящее расследование в этом случае обязано предоставить ему свидание с близкими или родственниками, которые смогут пригласить защитника для участия в процессе. Если у обвиняемого нет такой возможности, а защитник должен принять участие со стадии предъявления обвинения, выполнение этой функцией следователь должен принять на себя (ст. 49 УПК).

3. Презумпция невиновности. В ст. 49 Конституции РФ говорится: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Действие презумпции невиновности выражается в следующих важнейших правилах:

а) обязанность доказать виновность лица, то есть представить доказательства, убеждающие суд в виновности лица, лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен в преступлении, то есть на органы дознания, следователе, прокуроре;

б) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49 Конституции);

в) неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции).

4. Гласность. Особые условия предварительного расследования требуют значительного ограничения гласности. Преждевременное разглашение данных расследования может воспрепятствовать раскрытию преступления, а в ряде случаев причинить серьезный вред и обвиняемому. Поэтому данные расследования могут быть преданы гласности лишь в том объеме, в каком это признает возможным следователь или прокурор (ст. 139 УПК). Тем не менее предварительное расследование не лишено гласности. Данные, полученные в ходе расследования, доводятся в допустимых пределах до сведения общественности и средств массовой информации. Более того, производя расследование, следователь должен широко использовать помощь общественности для раскрытия преступлений и розыска лиц, их совершивших, а также для выявления и устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений (ст. 128 УПК).

5. Неприкосновенность личности и жилища. Конституция РФ (ст. 22), гарантируя гражданам неприкосновенность личности, указывает: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность». Уголовно-процессуальное законодательство весьма обстоятельно определяет условия, при которых гражданин может быть задержан (ст. 122, 1221 УПК) и арестован (ст. 96, 961 УПК). Подозреваемому и обвиняемому предоставлено право обжалования в суд ареста или продления срока содержания под стражей (ст. 220, 2201 УПК). Статья 25 Конституции говорит о праве проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц только в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения. Уголовно-процессуальный кодекс регламентирует основания и порядок производства обыска и фиксирования его результатов (ст. 168 – 171 УПК).

6. Охрана личной жизни и тайны переписки. Конституционное право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей части и доброго имени (ст. 23 Конституции) должно гарантироваться в уголовном процессе. При проведении освидетельствования, экспертиз, других процессуальных действий не подлежат разглашению сведения частной жизни граждан, а равно другие сведения личного характера, которые лицо считает необходимым сохранить в тайне. Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений гарантируется законом. Учитывая, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие, Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам принимать к своему рассмотрению и незамедлительно рассматривать материалы, подтверждающие необходимость, ограничения прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, если таковые представляются в суд. По результатам рассмотрения материалов судом выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или иные следственные действия, связанные с ограничением указанных выше прав, либо отказе в этом. Если судья не дал разрешения, соответствующие лица могут обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд.

7. Публичность предварительного расследования означает, что в уголовном процессе раскрытие преступлений и изобличение виновных составляет государственную задачу, расследование уголовных дел производится официальными лицами, и лицо, кроме них, вести предварительное расследование не может.

Из сказанного следует, что учение о принципах предварительного расследования носит дискуссионный характер. Тем не менее в основном существующие точки зрения едины: реализация общих условий предварительного расследования и его принципов подчинена осуществлению задач, указанных в ст. 2 УПК, - быстрому и полному раскрытию преступлений, изобличению виновных и обеспечению правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

2.2. Виды предварительного расследования

Предварительное расследование осуществляется в форме предварительного следствия или дознания. Название формы расследования соответствует названию органа, выполняющего определенные полномочия. Орган следствия – следователь (ст. 127 УПК); дознание ведет орган дознания, дознаватель (ст. 117 УПК). Предварительное расследование может осуществляться и путем совместной деятельности, во взаимодействии этих органов в пределах стадии расследования.

Доказательства, полученные органом дознания в пределах предоставленных полномочий, имеют для суда такое же значение, как и доказательства, собранные следователем. Вместе с тем имеются определенные различия между дознанием и следствием; по кругу дел, отнесенных к подследственности каждого из них, в сроках дознания и следствия и некоторых других процессуальных правилах, о чем будет сказано ниже.

Основным видом предварительного расследования является предварительное следствие, осуществляемое специально созданными для этого вида деятельности органами.

К ведению следователя закон относит подавляющее большинство уголовных дел, представляющих значительную сложность в расследовании и по преступлениям, где обвиняемому грозит строгое наказание.

Дознанию, как виду предварительного расследования, принадлежит существенная роль в выполнении задач данной стадии процесса.

Являясь процессуальной деятельностью, дознание осуществляется только по возбужденному уголовному делу и по правилам, установленным в УПК (ст. 118-120 УПК).

В обнаружении и расследовании преступлений, отнесенных к ведению органов следствия, значительная роль принадлежит дознанию, поскольку органы, его осуществляющие в силу основных его полномочий, первыми обнаруживают преступление, возбуждают дело, совершают неотложные следственные действия по закреплению следов преступления, задержанию подозреваемого, пресечению преступлению, а затем передают его по подследственности – следователю.

Взаимодействие органов следствия и дознания проявляется и в праве следователя давать поручение органу дознания проведение отдельных следственных действий, розыска обвиняемого тогда, когда дело находится в производстве следователя. По делам, отнесенным к подследственности органов дознания, они приводят все необходимые следственные действия и через прокурора передают дело в суд. При характеристике видов предварительного расследования необходимо обратить внимание на то, что для успешного выполнения процессуальных действий органами дознания и следствия используются возможности проведения оперативно-розыскных мероприятий (например, оперативно-розыскными подразделениями криминальной милиции и другими подразделениями органами МВД, органами пограничной службы, органами Федеральной службы безопасности – ст. 13 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 г. Так, оперативно-розыскные подразделения криминальной милиции могут проводить опрос граждан, наводить справки, вести наблюдение и др. (ст. 6 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Указание в уголовно-процессуальном законе на возможность проведения оперативно-розыскной деятельности (ч. 4 ст. 127 УПК) свидетельствует о ее роли в рассмотрении и раскрытии преступлений, но не придает ей процессуального характера. Данные, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, могут быть использованы как доказательства только после их поручения и проверки следователем по правилам УПК.

Дознание как процессуальная деятельность и оперативно-розыскная деятельность осуществляется разными подразделениями в составе криминальной милиции. Милиция общественной безопасности (местная милиция) оперативно-розыскную деятельность не осуществляет.

Взаимодействие органов дознания и следствия отражено в Законе «О милиции», где сказано, что «основными задачами криминальной милиции является предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, а также организация и осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия…» (ст. 8). Местная милиция проводит дознание по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно (ст. 9).

В законе речь идет о всех формах взаимодействия (процессуальных и оперативно-розыскных), которые обеспечивают выполнение задач предварительного расследования.

2.3. Дознание. Его виды

Как уже отмечалось, формами предварительного расследования принято именовать два вида уголовно-процессуальной деятельности: дознания и предварительное следствие. Что же такое дознание?

Дознание, как и предварительное следствие, начинается после возбуждения уголовного дела. В зависимости от того, о каком виде дознания идет речь, оно может завершаться направлением уголовного дела следователю либо также как предварительное следствие: направлением дела в суд с обвинительным заключением или прекращением уголовного дела. Закон и ту и другую деятельность, осуществляемую на этапе предварительного расследования, именуют дознанием.

Однако следует помнить, что «…дознанием при существующей его законодательной регламентации охватываются две разнородные процедуры, объединение которых в одном правовом институте является искусственным». Совершенно верно в этой связи утверждение Г.И. Мачковского, что дознание – это лишь производство неотложных следственных действий (и соответствующие решения), то есть, согласно А.К. Гаврилову, дознание всегда лишь первый этап расследования; а так называемое дознание в полном объеме – это проведение органом дознания предварительного следствия, с ограничением при этом прав граждан. Иными словами, если два, совершенно разной природы, задач, сроков и т. п., вида деятельности могут именоваться одинаково, и если такое положение считать оправданным, последовательно все виды уголовно-процессуальной практики органов дознания именовать дознанием.

Дознание по делам, по которым предварительное следствие не обязательно.

Согласно ст. 120 УПК по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, орган дознания возбуждает дело и принимают все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры для установления обязательств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. При производстве данного вида предварительного расследования орган дознания вправе производить любые следственные, а равно иные процессуальные действия, принимать необходимые процессуальные решения. При этом он руководствуется правилами, установленными условно-процессуальным законом для предварительного следствия, за некоторыми исключениями.

1. Потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители должны лицом, производящим дознание быть извещены об окончании дознания и направлении дела прокурору. Однако орган дознания не обязан предъявлять им материалы для ознакомления.

2. Следователь обладает процессуальной самостоятельностью, которая заключается в следующем. Прокурор согласно ст. 217 УПК уполномочен давать следователю (лицу, производящему дознание) обязательные для исполнения указания. Однако, когда следователь не согласен с указаниями прокурора:

• о привлечении в качестве обвиняемого;

• о квалификации преступления;

• объеме обвинения;

• о направлении дела для назначения судебного разбирательства или

• о прекращении дела,

• следователь вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. В этом случае прокурор или отменяет указание нижестоящего прокурора, или поручает производство следствия по этому делу другому следователю. На органы дознания это правило не распространяется. При несогласии с указаниями прокурора орган дознания вправе обжаловать их вышестоящему прокурору. Тем не менее сам факт такого обжалования не приостанавливает выполнения указаний прокурора.

По делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, материалы этого вида дознания являются основанием для рассмотрения дела в суде. Перед ним стоят такие же задачи, как и перед предварительным следствием. По сроку и средствам производства они тоже могут не различаться. Именно это обстоятельство позволяет ученым именовать данный вид дознания дознанием в полном объеме или особой формой «предварительного следствия».

Несомненно одно – дознание по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, - самостоятельная форма предварительного расследования, которую от предварительного следствия отличают:

• субъект, ее осуществляющий (лицо, производящее дознание, а не следователь);

• правовой статус данного субъекта (лицо, производящее дознание, не обладает процессуальной самостоятельностью);

• отсутствие у потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей права по окончанию расследования знакомиться с материалами дела;

• первоначальный срок дознания (до 1 месяца в обычном порядке и 20 дней при возбуждении уголовного дела о преступлении, по которому может быть осуществлена досудебная подготовка материалов в протокольной форме).

Деятельность органа дознание по делам, по которым предварительное следствие обязательно.

В соответствии с ч. 1 ст. 119 УПК при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления. К неотложным следственным действиям относятся действия по обнаружению и закреплению доказательств, которые совершаются по горячим следам, то есть незамедлительно, так как промедление с их производством может повлечь исчезновение, порчу, утрату, фальсификацию доказательств. Перечень неотложных следственных действий, которые законодатель доверяет произвести дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, является исчерпывающим; он не может быть расширен ни самим органом дознания, ни даже прокурорской властью. К ним относятся: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей.

Практика органов предварительного расследования показывает, что законодательство, регламентирующее полномочия органов дознания по производству неотложных следственных действий, нуждается в совершенствовании. В законе следовало бы закрепить общее правило, согласно которому органам дознания предоставлялось бы право производить следственные действия по установлению и закреплению следов преступления, которые окажутся неотложными в конкретном деле, так как нельзя заранее определить, какое действие является неотложным в том или ином случае. Разумеется, речь идет о тех следственных действиях, которые направлены на отыскание, собирание, закрепление доказательств по горячим следам.

В целях обеспечения прокурорского надзора за законностью орган дознания обязан немедленно уведомить прокурора об обнаружении преступления и начатом дознании (ст. 119 УПК). В соответствии со ст. 121 УПК дознание в этой форме должно быть закончено не позднее 10 суток со дня возбуждения уголовного дела. Продлению этот срок не подлежит. Прокурор может дать указание о направлении дела следователю и до истечения десятидневного срока. Если орган дознания выполнит неотложные следственные действия раннее этого срока, он обязан немедленно дело следователю, не ожидая указания прокурора или истечения 10 дневного срока. Дело направляется следователю непосредственно, минуя прокурора, который лишь уведомляется о движении дела копией постановления о его направлении по последовательности. И лишь в тех случаях, когда преступление (или преступления) квалифицируются по нескольким статьям. Особенной части УК и в силу этого дело относится к подследственности следователей различных ведомств (ст. 125, 126 УПК), оно направляется прокурору, осуществляющему надзор за расследованием, который, в свою очередь, должен решить, какому органу предварительного следствия следует поручить производство по уголовному делу.

После передачи дела следователю орган дознания, возбудивший его, продолжает работу по данному делу во взаимодействии с органом предварительного следствия. Форма такого взаимодействия зависит от того, удалось ли органу дознания раскрыть преступление до передачи дела следователю. Если удалось, то по собственной инициативе орган дознания по данному делу не вправе ни производить следственных действий по собиранию доказательств, ни осуществлять оперативно-розыскные мероприятия. Однако и то, и другое органу дознания может быть поручено следователем в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 127 УПК.

Если же преступление не раскрыто, иначе говоря, в деле нет ни обвиняемого, ни подозреваемого в смысле ст. 52 УПК, орган дознания обязан продолжить активную оперативно-розыскную деятельность, направленную на установление лица, совершившего преступление, а также обнаружения источников обвинительных доказательств в отношении данного лица, позволяющих изобличить его и привлечь к законной ответственности. В подобных случаях орган дознания обязан периодически информировать следователя, в производстве которого находится уголовное дело, о результатах оперативно-розыскных мероприятий, которые, по сложившейся практике, используются для совместного (орган дознания – следователь) планирования работы по раскрытия преступления.

Анализ закона, регламентирующего дознание по делам, по которым предварительное следствие обязательно, позволяет прийти к выводу о факультативном характере этой формы дознания. По данной категории дел орган дознания лишь в тех случаях возбуждает уголовное дело и производит дознание, когда преступление обнаруживается в ходе его деятельности и по нему требуется производство неотложных следственных действий по горячим следам, а следователь по объективным причинам не может приступить к расследованию дела с самого начала. Если же следователь сам возбудил уголовное дело и приступил к расследованию, дознание по этому делу не производится, а орган дознания может выполнять лишь поручения и указания следователя о производстве оперативно-розыскных и следственных действий (п. 4 ст. 119 УПК; п. 3 и 4 ст. 7 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»). Именно такая ситуация, как правило, складывается по делам, подследственных следователям органов прокуратуры.

Орган дознания не вправе приостановить или прекратить дело, по которому предварительное следствие обязательно, так как его компетенция по делам данной категории исчерпывается производством неотложных следственных действий и выполнением постановления о направлении дела следователю (ст. 124 УПК).

Таким образом, дознание по делам, по которым предварительное следствие обязательно состоит:

• в возбуждении уголовного дела и проведении неотложных следственных действий, когда в этом возникает необходимость, в целях установления и закрепления следов преступления;

• в выполнении поручений и указаний следователя о производстве следственных действий;

• в оказании содействия следователю при производстве им отдельных следственных действий.

Данный вид дознания не завершает стадию предварительного расследования и поэтому не может в отрыве от продолжающегося после него предварительного следствия называться формой предварительного расследования. Предварительное расследование в этом случае будет состоять из двух элементов:

дознания по делам, по которым предварительное следствие обязательно и

предварительного следствия, начавшегося после передачи органом дознания дела следователю. А.П. Рыжаков предлагает эту форму предварительного расследования – смешанным предварительным расследованием.

Дознание и этап дознания

Каждый из видов осуществляемой органами расследования уголовно-процессуальной деятельности должен иметь свое наименование. Между тем в истории дознанием назывались различные по своему содержанию явления. Более того и сейчас, когда, кажется, споры по поводу понятиеобразующих признаков дознания улеглись, в юридической литературе этим термином пользуются двояко: с одной стороны, характеризуя специфический вид деятельности, с другой, первоначальный этап стадии предварительного расследования. Как же так получилось?

В начале развития науки «советского» уголовного процесса учеными давались уточняющие определения дознания, чтобы всем было ясно, о чем они ведут речь, что понимают под этим термином. В первых работах по уголовному процессу данное слово означало специфическую деятельность органа дознания. С начала 30-х годов М.С. Строгович, а затем и И.А. Гельфанд стали употреблять указанное понятие в качестве этапа расследования, давая ему соответствующее определение.

М.С. Строгович для «Большой советской энциклопедии», выпущенной в 1931 г. дал следующее определение дознания: «Дознание, первоначальная стадия расследования, предшествующая предварительному следствию, имеющая целью зафиксировать следы преступления и создать базу для принятия неотложных мер к выявлению преступления и преступника».

«Этап – это промежуток времени, отмеченный каким-либо событием». Поэтому новое понятие дознания принципиально отличалось от общеупотребительного – «старого». Тем не менее, введя новый термин, авторы не ограничили его от ранее употребляемого. Данное обстоятельство привело к тому, что в ряде последующих публикаций значение этих понятий процессуалистами стали смешиваться и взаимоподменяться.

Вместе с тем, каждое понятие имеет свое содержание, то есть то есть определенный набор существенных признаков, отличающих его от других понятий.

Дознание как этап расследования характеризуется: определенным положением в уголовном процессе; моментом начала и окончания, а главное, спецификой осуществляемой в это время деятельности. Последняя, хотя и не может входить в содержание промежутка времени (этапа), безусловно характеризует его.

Дознание – вид деятельности, как производство неотложных следственных действий, осуществляется во временной промежуток между возбуждением уголовного дела и направлением его по подследственности. Однако его специфика обусловлена не моментом начала и окончания. Между возбуждением и направлением дела по подследственности наряду с процессуальной может производиться оперативно-розыскная и иная деятельность. Поэтому такой признак не может быть признан понятиеобразующим для деятельности, именуемой дознание.

Существенным для рассматриваемого понятия в первую очередь является то, что: регулируемая уголовно-процессуальным законом, преследующая свои цели деятельность, осуществляемая специальным субъектом – лицом, производящим дознание (органом дознания), в строго определенной процессуальной форме следственные действия и процессуальные решения.

Другие же признаки являются лишь отражением требований, предъявляемых к дознанию уголовно-процессуальным законом. К ним относятся: ограниченный круг действий и решений, образующих содержание дознания (ничтожные следственные действия и связанные с ними процессуальные решения); сроки производства; правовой статус субъектов, его осуществляющих.

Задачи дознания.

В характеристику любого из основных понятий института дознания входят задачи (цели), решение которых определяет специфику объекта исследования. Так, и дознание, и деятельность органов дознания, да и сам этап имеют свои задачи, выполняют строго определенную роль в системе уголовного процесса.

Для любого органа дознания задачи осуществляемой деятельности в общем виде закреплены в ст. 2 УПК и конкретизированы в ст. 118 и 119 УПК. В ст. 118 УПК говорится об обнаружении преступлений и лиц, их совершивших, предупреждении и пресечении преступлений. Статья 119 УПК хотя и не имеет прямого упоминания о задачах дознания, тем не менее предполагает наличие таковых. Изложенные в нормах права задачи органов дознания не в полной мере относятся к самому дознанию. Они лишь дают возможность из задач всего органа вычленить те, что характеризуют один из видов осуществляемой им деятельности.

Задачи дознания, описываемые процессуалистами, разнообразны. Среди них можно назвать следующие:

А) обнаружение преступлений;

Б) обнаружение (установление) следов преступления;

В) обнаружение (установление) лиц, совершивших преступление, раскрытие преступлений, и розыск виновных;

Г) предупреждение преступлений, и ликвидация причин их порождающих;

Д) пресечение преступлений, как правило, приводится наравне с предупреждением, но иногда и как самостоятельная задача. Некоторыми процессуалистами эта задача понимается более узко, лишь как задержание подозреваемых в совершении преступления;

Реже в литературе встречаются упоминания о таких задачах, как:

А) расследование в полном объеме;

Б) «изобличение виновных», а равно лиц, их совершивших;

В) «обеспечение успешного хода расследования» или же ведение по уголовному праву предварительного следствия;

Г) «собирание доказательств», закрепление следов преступления», «фиксирование первичных доказательств» и другие.

Понятие «обнаружение преступлений» и их «установление» в контексте большинства определений употребляются как равнозначные. Постановка этих задач перед дознанием на первый взгляд вытекает из ст. 118 УПК. Между тем в указанной статье УПК термин «дознание» не употребляется. Следуя логике изложения главы десятой уголовно-процессуального кодекса, вышеуказанной и последующих статей представляется возможным сделать вывод, что ст. 118 УПК хотя и конкретизирует задачи уголовного судопроизводства, однако не на уровне отдельного вида деятельности органа дознания, а на более высоком – уровне всей деятельности органа дознания, как процессуальной, так и иной, как на этапе дознания, так до и после него.

Поэтому механическое перенесение указанных в этой статье целей к специфической части деятельности органа дознания не всегда будет правильным. Так обстоит дело с задачей обнаружения преступлений и лиц, их совершивших.

Обнаружение преступлений более свойственно деятельности, осуществляемой органом дознания до возбуждения уголовного дела. Хотя при этом производстве расследования могут и должны наряду с известными выявляться и неизвестные факты преступлений.

Обнаружение лиц, совершивших преступление, присуще дознанию. Тем не менее можно ли утверждать, что именно эта задача, в указанной формулировке, всецело стоит перед этим видом деятельности?

Действительно, в процессе осуществления дознания может быть обнаружен преступник. Но само понятие «обнаружение лица, совершившего преступление», представляется слишком широким для характеристики непосредственной цели данного вида деятельности. Оно, кроме установления указанных лиц, то есть в общеупотребительном смысле слова раскрытия преступления, включает в себя и розыск преступника.

Розыск лица, совершившего преступление - это скорее задача последующих видов уголовно-процессуальной деятельности, а не дознания. Неотложная необходимость производства большого объема работы за короткий промежуток времени естественно предполагает отбор наиболее существенных задач. Раскрытие преступления, хотя и не всегда осуществимо за это время, тем не менее является неотложным. Поэтому установление лица, совершившего преступление, при производстве дознания стоит как ближайшая цель, к которой нужно стремиться. Розыск же установленного преступника возможен и на этапе предварительного следствия. Тем более, что это будет способствовать более продуманному и подготовленному задержанию преступника.

Представляется, нет необходимости выдвигать в качестве самостоятельной задачи дознания ликвидацию причин, порождающих преступления. Она охватывается содержанием задачи предупреждения преступления. Последняя же несомненно свойственна деятельности органа дознания на любом из этапов расследования. То же можно сказать и о таких задачах, как задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и пресечение преступлений. Пресечение преступлений по отношению к задержанию является родовым понятием.

Органы дознания первыми прибывают на место происшествия. Пресечение подобных фактов – их основная служебная обязанность. Поэтому задача пресечения преступлений присуща любому из осуществляемых ими видов деятельности.

Расследование в полном объеме свойственно другому виду дознания. Поэтому оно не может быть признано задачей дознания применительно к производству неотложных следственных действий.

Изобличение виновных более свойственно этапу предварительного следствия и осуществляемой на нем деятельности.

Задача обеспечения успешного ведения по уголовному делу предварительного следствия в определенной степени свойственна дознанию. Тем не менее представляется, ее формулировка требует некоторой корректировки.

Задачей уголовного судопроизводства, а значит, и предварительного следствия, является быстрое и полное раскрытие преступлений (ст. 2 УПК). На это же нацеливает ст. 20 УПК, требующая всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Целью дознания как раз и должно быть обеспечение выполнения указанных требований. Понятие же «успешное» ведение предварительного следствия, тем более «успешный ход расследования», довольно расплывчаты. Поэтому правоприменителем они могут пониматься неоднозначно.

Представляется правильным говорить не об успешности, а об обеспечении всесторонности, полноты и объективности предварительного следствия. Значение этой стадии будет более понятным. Законодатель, раскрывая содержание дознания, говорит о производстве не всех первоначальных следственных действий, а лишь тех из них, необходимость производства которых имеет неотложный характер. Несвоевременность их осуществления может повлечь утрату доказательств. А это будет препятствовать решению поставленных перед предварительным следствием задач.

Стоит еще остановиться на характеристике таких задач, как собирание доказательств, закреплении следов преступлений, фиксировании первичных доказательств. Органы дознания несомненно в процессе дознания осуществляют указанные действия. Но тем не менее выделять их как самостоятельные задачи дознания представляется нецелесообразным. И вот почему.

Задача- это то, на что направлена деятельность. Дознание – это в большинстве своем производство следственных действий. Следственные же действия без собирания, фиксации и закрепления сведений о преступлении просто невозможны. Значит, указанные задачи раскрывают содержание понятия «следственное действие», а не дознание.

Субъекты производства дознания.

Важным в определении понятия дознания является правильное уяснение субъекта, наделенного правом его производства. В уголовно-процессуальном законе, касаясь этого вопроса, говорится об органе дознания и лица, производящем дознание. Перечислены учреждения и должностные лица, являющиеся органами дознания. При этом законодателем органами дознания признаются:

• милиция;

• командиры воинских частей, соединений и начальники военных учреждений – по делам о всех преступлениях, совершенных подчиненными или военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими сборов; по делам о преступлениях, совершенных рабочими и служащими Вооруженных сил РФ в связи с исполнением служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения;

• органы Федеральной службы безопасности – по делам, отнесенным законом к их ведению;

• начальники исправительных учреждений, следственных изоляторов – по делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками этих учреждения, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений;

• органы государственного пожарного надзора – по делам о пожарах и о нарушениях противопожарных правил;

• органы Федеральной пограничной службы РФ – по делам о нарушении режима Государственной границы РФ, пограничного режима в пунктах пропуска через Государственную границу РФ, а также по делам о преступлениях, совершенных на континентальном шельфе РФ;

• капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании, и начальники зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой;

• федеральные органы налоговой полиции – по делам, отнесенным законом к их ведению;

• таможенные органы РФ – по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 188, 189, 190 и 194 УК РФ.

Из приведенного перечня следует, что функциями и правомочиями органа дознания наделены, во-первых, должностные лица (командиры воинских частей, соединений и военных учреждений, начальники исправительных учреждений и следственных изоляторов, капитаны морских судов и начальники зимовок), а во-вторых, государственные службы (милиция) и государственные органы (федеральные органы безопасности, государственного пожарного надзора, пограничной службы, налоговой полиции и таможенные органы). В первом случае эти полномочия персонифицированы; осуществлять их может только конкретный государственный служащий, который в данное время занимает соответствующую должность. Однако на практике начальники, обладающие правами органа дознания, обычно делегируют часть своих прав и обязанностей юридически подготовленным подчиненным, которые выполняют всю текущую работу по дознанию под их контролем. Это – лица, производящие дознание (дознаватели).

Главный смысл предоставления вышеперечисленным органам и должностным лицам прав органов дознания определяется следующими основными обстоятельствами:

А) с преступлениями, которые отнесены к их компетенции, они, как правило, сталкиваются первыми, по роду своей службы (деятельности);

Б) они лучше других знают общую обстановку, с которой связано преступление;

В) они располагают оперативно-розыскными, разведывательными возможностями добывания нужной информации;

Г) у них есть специально обученные люди, оружие, техника и специальные средства, необходимые для работы «по горячим следам».

2.4. Предварительное следствие

Предварительное следствие – это деятельность, содержание которой охватывает всю от начала до конца стадию предварительного расследования. Предварительное следствие направлено на досудебное установление всех обстоятельств, подлежащих доказанию (ст. 68 УПК). Именно предварительное следствие впитало в себя максимум предусмотренных законом гарантий соблюдения прав и законных интересов личности на судебных стадиях уголовного процесса.

В отличие от дознания предварительное следствие по уголовным делам производится следователями, которые, как будет ниже отмечено, обладают процессуальной самостоятельностью. Следственные подразделения в настоящее время имеются в прокуратурах, а также органах внутренних дел, органах федеральной службы безопасности и федеральных органах налоговой полиции.

Предварительное следствие согласно с ст. 126 и 404 УПК обязательно по наиболее сложным делам и по всем делам о преступлениях несовершеннолетних, лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществить свое право на защиту, а равно об общественно опасных деяния невменяемых. Предварительное следствие может имеет место и по преступлениям, по которым согласно закону производство такового не обязательно. Следователь в такой ситуации вправе приступить к уголовному процессу, только если это признают необходимым суд или прокурор.

Основное, различие, - отмечает М.С. Строгович, - между дознанием и предварительным следствием состоит в том, что предварительное следствие есть высшая и более сложная форма расследования, применяемая по делам. О более серьезных преступлениях. Дознание – это форма расследования, вспомогательная по отношению к предварительному следствию заключающая в закреплении следов преступления и совершения первоначальных следственных действий, с тем, чтобы полнее и всесторонне расследование дела было произведено на предварительном следствии.

В связи с определением понятия предварительного следствия, следует акцентировать внимание на одном сугубо историческом моменте. Как уже отмечалось, в свое время следователи состояли при судах, что давало возможность некоторым процессуалистам утверждать, что предварительное следствие - это деятельность следственный судей или судебных следователей, то есть судебная. Сегодня же сама структура уголовного процесса признает внесудебный характер предварительного следствия.

Зачем эта апелляция к историческим фактам? Она необходима потому, что исследование доказательств и сейчас вправе осуществлять суд. Часть судебного разбирательства так и называется – судебное следствие. Тем не менее следует различать это понятие и понятие, предварительное следствие, они отличаются не только по субъектам, осуществляющем деятельность, но и по средствам, цепям, месту и роли в уголовном процессе этих видов деятельности.

Предварительное следствие, как и любая другая форма предварительного расследования, состоит из процессуальных действий и процессуальных решений. Оно включает в себя производство следственных действий, применение мер принуждения, привлечение лица в качестве обвиняемого, допуск к участию в уголовном процессе защитника, законных представителей гражданских истцов и других субъектов уголовного процесса, ознакомление участников с материалами дела и многое другое.

Предварительное следствие осуществляется следователями прокуратуры, органов внутренних дел, Федеральной службы безопасности и Федеральной службы налоговой полиции. В этих ведомствах созданы следственные аппараты, то есть специализированные структурные подразделения, основной функцией которых является расследование преступлений. Независимо от ведомственной принадлежности все следователи имеют одинаковые задачи и направления.

Задачами органов предварительного следствия является: быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один виновный не был привлечен к уголовной ответственности, способствование укреплению законности и правопорядка.

Следователь – это должностное лицо соответствующего ведомства, специально назначенное для расследования преступлений, которое является единственной осуществленной им функцией. Для этого следователь наделяется полномочиями, определенными Уголовно-процессуальным кодексом.

Полномочия следователя включают в себя:

• право принимать решение о направлении расследования уголовного дела, путем вынесения постановлений о совершении определенных процессуальных действий;

• производство всех следственных действий, предусмотренных УПК, к числу которых относятся допросы любых лиц, имеющих отношение к делу, очные ставки, осмотры и т.д.,

• применение принудительных мер по отношению к различным субъектам, участвующим в деле,

• принятия решения о привлечении лица в качестве обвиняемого,

• принятие решения об окончании предварительного следствия;

• право поручать органам дознания производство следственных и розыскных действий;

• привлечение органов дознания к производству отдельных следственных действий.

Следователь является полностью самостоятельным при расследовании преступлений. Только в случаях, предусмотренных законом (при заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, производстве обыска и др.), он должен получить санкцию прокурора. Ниже будет раскрыто содержание института самостоятельности следователя.

В отличие от дознания для проведения предварительного следствия первоначальный его срок установлен в 2 месяца. Этот срок может быть продлен в порядке ст. 133 УПК.

2.5. Соотношение полномочий следователя и органа дознания

Рассматривая проблему соотношения правоспособности органа дознания с другими государственными органами, осуществляющими уголовный процесс, нельзя не затронуть и следующего вопроса.

Возбуждение уголовных дел и производство неотложных следственных действий по делам, отнесенным к ведению специализированного органа дознания, подведомственного как органу следствия, так и соответствующим органам дознания. Последние с начала 20-х годов являются российскими органами обеспечения расследования. Основное отличие их процессуального положения от того, которое было до принятия 1959-1960 годов, заключается в ограничении их компетенции. Теперь большинство из них не вправе производить расследование в полном объеме. Однако их подведомственность указанными нормативными актами изменена не была. Пока не выполнены все неотложные следственные действия, орган дознания обладает прежними правами, на него возложены те же обязанности, что и на любого следователя.

Различие компетентности следователей и органов дознания (любого органа дознания, по фактам, находящимся в пределах его компетентности) заключается также в том, что первые, в независимости от деятельности органа дознания, вправе в любой момент приступить к предварительному следствию. После этого орган дознания может осуществлять следственные и розыскные действия только по поручению следователя.

В обеспечении реализации данного полномочия орган дознания обязан уведомлять следователя о каждом обнаруженном преступлении, после чего он продолжает осуществлять уголовно-процессуальную функцию. По собственной инициативе орган дознания вправе передать дело (материал проверки) следователю, только после выполнения действий, предусмотренных ст. 119 УПК.

Уголовно-процессуальный закон предусмотрел три вида передачи (направления) от органа дознания следователю находящегося у него, в производстве дела (материала проверки) другому, это:

• направление заявления (сообщения) по подследственности (ст. ст. 109 и 114 УПК);

• передача дела следователю в связи с выполнением неотложных следственных действий или окончанием срока дознания (ст. ст. 19 и 124 УПК);

• передача дела (материала проверки) следователю в свзяи с тем, что последний приступил к производству предварительного следствия (ч. 3 ст. 127 УПК).

Две первые стороны могут осуществляться по инициативе органа дознания. Третья – только следователя.

В ч. 3 ст. 109 и ст. 114 УПК говорится о направлении по подследственности не материалов предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, а самого заявления или сообщения. Такая формулировка статьи исключает возможность передачи по подследственности материалов предварительной проверки. Как правильно отметил А.М. Ларин, «на практике… руководители органов дознания… произвольно избирают менее сложное, менее ответственное решение о передаче заявления (сообщения) по подследственности в порядке ст. 114 УПК и уклоняются от возбуждения уголовного дела о неподследственном преступлении, предусмотренном ст. 119 УПК».

Преступив к предварительной проверке орган дознания лишается возможности использовать названную ст. 114 УПК. В Приказе МВД сказано: «…следователем должны передаваться только материалы (вернее было бы сказать: «Заявления (сообщения)») (не совсем логично получается, предварительной проверки не требовалось, а материалы собирались), по которым и требуется проведение проверочных действий и имеются основания возбудить уголовное дело.

Рассматриваемые статьи (п. 3 ст. 109 и ст. 114 УПК) не могут быть применены в такой ситуации к отношениям между следователем и органом дознания и потому, что на момент получения заявления (сообщения) производство и предварительной проверки, и неотложных следственных действий находится в пределах процессуального статуса и органа дознания, и органа следствия одновременно. Такого рода направление заявления (сообщения) просто нарушило бы принцип публичности (ст. 3 УПК) задачи быстроты, полноты уголовного судопроизводства (ст.2 УПК).

Именно поэтому, представляется, законодатель не говорит о направлении дела по подследственности даже после того, как неотложные следственные действия выполнены. В законе речь идет о передаче дела следователю (ч.3 ст.119 и ч.1 ст.124 УПК).

Приступив к предварительной проверке заявления (сообщения) о преступлении и обнаружив основание к возбуждению уголовного дела, орган дознания по преступлениям отнесенным к его ведению, в соответствии со ст.3, 112 и 119 УПК обязан принять соответствующее решение. Закон наличие таких условий связывает лишь с возбуждением уголовного дела. Право передать дело следователю у органа дознания появляется только после производства всех необходимых, перечисленных в ст. 119 УПК, неотложных следственных действий. Указание ведомственных нормативных актов, поддержанное некоторыми авторами, о том, что возбуждать уголовные дела должны следователи, а не органы дознания, как представляется, касается следователей. Оно требует они них при каждом сообщении о подследственном или преступлении приступать к предварительному следствию, не дожидаясь сбора и предоставления им соответствующего материала органом дознания. От органа дознания это положение может требовать лишь немедленно уведомить следователя об обнаруженном преступлении. Не органы дознания не в праве возбуждать уголовные дела, а органы следствия должны приступят к осуществлению уголовно-процессуальной деятельности до того, как орган дознания возбудит уголовное дело. Иначе решение вопроса будет односторонним. Орган дознания отстранится от обеспечения расследования, а следователь к нему не приступит. Такое положение может привести лишь к негативным последствиям. Аналогичного мнения придерживаются многие процессуалисты.

Своевременное «возбуждение уголовных дел… и одновременно с этим проведение неотложных следственных действий, является надежным средством охраны прав граждан и соблюдения… законности». Напротив, волокита при возбуждении уголовного дела, связанная с затратами времени на передачи заявления, сообщения от органа дознания следователю, приводит часть процессуалистов к убеждению в необходимости принятия окончательного для этой стадии решения только тем органам, которые первыми получили заявление (сообщение) о преступлении. Правильно отмечает в этой связи А.Я. Дубинский: «Нельзя лишать орган дознания предоставленного им законом права возбуждать уголовные дела, отнесенные к подследственности следователя…».

Работниками специализированного органа дознания могут выявляться преступления, не только отнесенные к их ведению. Нельзя не согласиться с утверждением М.А. Петуховского, что «предварительную проверку заявлений или сообщений о преступлениях могут производить только те государственные органы и должностные лица, которые правомочны принимать по ним решения. Поэтому в случае получения сведений о совершении деяния, содержащего признаки этого (не подведомственного) преступления, орган дознания принимает заявление, сообщение о преступлении и направляет его «по подследственности» в порядке ст.ст.109, 114 УПК.

Нетрудно заметить, что употребленное в ст.114 УПК, а равно в п.3 ст.109 УПК понятие «подследственность» не идентично тому, которое приведено в ст.132 УПК. Это омонимы. «Подследственность» закрепленная в ст.ст. 126, 132 УПК приобретает уголовно-процессуальное значение на этапе, начинающемся после производства неотложных следственных действий (пусть даже и некоторых, предусмотренных ст.119 УПК из них). Она определяет, кто правомочен осуществлять по делу предварительное расследование в колном объеме.

«Подследственность» же, о которой речь идет в ст.114 УПК, совершенно не касается ст.126 УПК. Это скорее подведомстенность. Применительно к органам дознания, она разделяет происшествия на те заявления, сообщения о которых государственный орган вправе разрешать и на те, что выходят за пределы его компетенции.

Специализированный орган дознания не вправе отказывать в возбуждении, не в праве возбуждать уголовные дела по фактам не отнесенным ст.117 УПК к его ведению. Только такие органы смогут применять ст.114 УПК, не вступая при этом в противоречие с принципом публичности (ст.3 УПК). Необходимо дать анализ и самому наименованию решения, о котором идет речь в ст.114 УПК. Направление предполагает определенный промежуток времени, когда заявление (сообщение) не будет ни у кого в производстве. Орган дознания отошлет его по подследственности, а следователь еще не получит. Такое положение, думается, может быть оправдано, и это касается всех соответствующих решений, лишь в одном случае, когда заявление, сообщение (материалы проверки) истребуются у органа дознания следователем, приступившим к производству предварительного следствия, который в порядке ч.4 ст.127 УПК дал поручение органу дознания направить, а не передать ему заявление, сообщение (материал проверки).

Во всех остальных ситуациях заявление, сообщение (материал проверки) нужно предавать следователю (по подведомственности). Пусть даже не для осуществления расследования в полном объеме, а всего лишь для производства неотложных следственных действий и последующего направления дела по территориальной подследстввенности. Правда так может быть только, если преступление подследственно органу расследования другого района, области, республики и т.п. Иначе время будет потеряно впустую. Срок уголовно-процессуальной деятельности пройдет, а деятельности как таковой, осуществляться не будет.

Избежать названных негативных последствий можно, если изменить содержание ст.114 УПК. Так, Рыжаков А.П. предлагает следующую редакцию ст.114 УПК: «Статья 114. Передача заявления или сообщения по подведомственности. Неуполномоченный разрешать заявление или сообщение орган дознания передает его по подведомственности. В этом случае он обязан принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления».

Уголовно-процессуальная деятельность органов дознания не завешается производством неотложных следственных действий. В соответствии с ч.4 ст.127 УПК следователь по расследуемым им делам вправе давать органу дознания письменное поручение, указание о производстве розыскных и следственных действий, требовать от них содействия при производстве розыскных и следственных действий.

В этой связи хотелось бы высказаться в отношении позиции Р.А. Миусской. Последняя отмечает, что следователь вправе истребовать из органа дознания документы. Не ясно, в порядке какой статьи УПК будет в такой ситуации действовать следователь.

Представляется же, что истребовать материалы у органа дознания не вполне законно, так как. институт истребования не включает в число субъектов, у которых берется информация, органы обеспечения расследования. Последним следователь правомочен давать поручения, хотя, несомненно, ответы на таковые предполагают и получение от соответствующих учреждений определенных материалов.

Дословное толкование содержания ч.4 ст.127 УПК приводит к мысли о том, что у следователя рассматриваемое право возникает только по конкретному уголовному делу. Однако сложившаяся практика привлечения сотрудников органа дознания к производству осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела, а также то обстоятельство, что это следственное действие является элементом предварительного расследования, позволяет сделать вывод, что в исключительных случаях органу дознания могут даваться поручения и до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Право следователя давать поручения подкреплено обязанностью органа дознания его исполнять. Вместе с тем, не случайно в ч.4 ст.119 УПК говорится не об обязанности, а о праве органа дознания производить следственные и розыскные действия. Специализированный орган дознания имеет определенные пределы своей компетенции. Так, некоторые из них, не вправе применять такой вид розыскной деятельности, как оперативно розыскные меры. Круг следственных действий, которые по подследственным следователям преступлениям могут производиться самостоятельно сотрудниками органа дознания, ограничен ч.1 ст.119 УПК. Сюда не входят следственный эксперимент, очная ставка и некоторые другие. Органу дознания не может поручаться осуществление этих действий. А если даже такое поручение имело место, то последний вправе не выполнять его.

На такой вид уголовно-процессуальной деятельности, как исполнение поручений следователя, в определенной мере распространяется и признак территориальной подследственности.

Любое учреждение, перечисленное в ст.117 УПК по происшествиям, отнесенным к его ведению, является органом дознания. Поэтому следователь, независимо от места совершения преступления, по своему усмотрению имеет право выбрать орган, которому он даст поручение. Однако исходя из сложившейся практики, а также из особенностей специализированных органов дознания (например, обслуживающий объект, где обнаружено преступление), резонно сделать вывод, что в большинстве случаев только они и способны эффективно содействовать следователю в процессе расследования преступления. Вопрос о соотношении полномочии следователя и органа дознания нельзя рассматривать в отрыве от института процессуальной самостоятельности следователя. По большому счету именно это закрепленное в УПК положение о самостоятельности следователя является критерием соотношения полномочий следователя и органа дознания.

Процессуальная самостоятельность следователя.

Производство дознания и предварительного следствия является процессом сугубо творческим. От инициативы следователя многое зависит в деле быстрого и полного раскрытия преступления, а также полного, всестороннего и объективного его расследования. Предоставление следователям процессуальной самостоятельности, укрепление правовых гарантий их деятельности является одним из необходимых условий эффективности их работы. В то же время предоставление следователю процессуальной самостоятельности способствует повышению его ответственности за порученное дело.

При расследовании преступлений все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкций прокурора или постановления судьи, и несет полную ответственность за из законное и своевременное проведение (ст.127 УПК).

Процессуальная самостоятельность следователя обеспечивается тем, что закон предоставляет ему право не согласиться с указаниями прокурора, которые касаются существа расследования, - о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объеме обвинения, направлении дела в суд или прекращении производства по делу. Во всех этих случаях следователь может не выполнять указания прокурора и представить дело своими письменными возражениями вышестоящему прокурору, который либо отменяет эти указания, либо поручает производство следствия другому следователю. На органы дознания это правило не распространяется. При несогласии с указаниями прокурора орган дознания вправе обжаловать их вышестоящему прокурору. Тем не менее сам факт такого обжалования не приостанавливает выполнения указаний прокурора.

Процессуальные права следователя проявляются в его взаимоотношениях с органами дознания. Следователь вправе по рассматриваемым делам давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий (например, о розыске подозреваемого, его задержании, о розыске похищенного имущества).

Следователь привлекает работников органов дознания к участию в тех или иных действиях (осмотре, обыске, выемке и др.). Тесное взаимодействие следователя с органами дознания - необходимое условие успешного раскрытия и расследования преступлений, а также их предупреждения.

По общему правилу предварительное следствие производится одним следователем. По сложным или большим по объему делам следствие может производиться несколькими следователями (бригадные, или групповой, метод следствия). В таком случае один из них принимает дело к производству и руководит действиями других (ст. 129 УПК). Ему принадлежит окончательное решение по всем наиболее важным вопросам, возникающим в ходе расследования. От его имени составляются все важнейшие процессуальные акты: постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение. Это не лишает остальных участников группы процессуальной самостоятельности; в отношении каждого их них действует правило, установленное ч. 2 ст. 127 УПК. Предусмотренные законом полномочия следователя принадлежат всем следователям независимо от их ведомственной принадлежности.

Непосредственное руководство расследованием и контроль за работой следователей осуществляют начальник следственного управления, службы, отдела органов внутренних дел, органов Федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции и его заместителей, действующих в пределах своей компетенции.

Начальник следственного отдела (управления) вправе проверять уголовное дело, давать указания по делу следователю, передавать дело от одного следователя другому, принимать решение о производстве расследования несколькими следователями и др. (п. 6 ст. 34 УПК).

Указания начальника следственного отдела для следователя обязательны для исполнения. Обжалования этих указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, названных в ч. 2 ст. 127 УПК.

Постановления следователя могут быть изменены или отменены прокурором, а не начальником следственного отдела.

2.6 Подследственность уголовных дел

Подследственность – это совокупность признаков преступления (общественно опасного деяния), по которым его расследование в полном объеме относится к компетенции строго определенного органа предварительного расследования конкретной структурной единицы ведомства (допустим, не просто к компетенции следователя, а к компетенции следователя военной прокуратуры).

Иногда в учебной литературе понятие подследовательности дается через категорию компетенции или разграничения полномочий. Как видно из приведенного определения, понятие «подследственный» и «компетенция» взаимосвязаны, но не являются синонимами. Компетенция – это определенная совокупность прав и обязанностей субъекта. Подследственность – это признаки, позволяющие определить, распространяется ли право органа расследовать преступление в полном объеме на данный конкретный состав, а не на само это право.

Принято выделять следующие виды подследственности:

1. Предметная или родовая.

2.Альтернативная (смешанная).

3. Персональная (специальная).

4. Территориальная.

Предметная подследственность определяется признаками относящимися к квалификации преступления. Каждый состав преступления правомочен расследовать в полном объеме конкретный следователь или орган дознания.

Предметная подследственность закреплена в ст. 126 УПК. Здесь изложен перечень составов, по которым не обязательно производство предварительного следствия. Эта же норма определяет, по каким составам преступлений предварительное следствие производится следователя органов прокуратуры, а по каким – также следователями органов федеральной службы безопасности, федеральной службы налоговой инспекции, органов внутренних дел, разграничение производится в зависимости от объекта посягательства. Учитывая сложность расследования, разграничение подследственности производится между следователями прокуратуры и органов внутренних дел, между ними и органами дознания.

Дела, которые отнесены к подследственности органов дознания, не представляют собой сложности, для их расследования, как правило, не требуется применения сложных научно-технических средств, в большинстве случаев эти преступления выявляются при выполнении органами дознания возложенных на них обязанностей. Это преступления небольшой тяжести и ряд преступлений средней тяжести, указанные в ч. 1 ст. 126 УПК.

Расследование же дел о преступлениях, отнесенных законодателем к подследственности следователей прокуратуры, представляют, как правило, повышенную сложность. Для их расследования необходимо иметь не только специальную профессиональную подготовку, но и значительный практический опыт. Поэтому к их подследственности отнесены дела об убийствах, изнасилованиях и других указанных в ч. 3 ст. 126 УПК.

Исходя из тех задач, которые возложены на органы внутренних дел по охране общественного порядка (общественной безопасности) подавляющее большинство уголовных дел о преступлениях посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, отнесено, к подследственности следователей органов внутренних дел. Они же расследуют наиболее распространенные преступления против здоровья, против собственности, другие преступления в сфере экономики, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях и другие, указанные в ч. 5 ст. 126 УПК.

С учетом изложенного важно отметить, что неправильное определение предметной подследственности (как впрочем и других видов подследственности) является существенным нарушением уголовного закона. Так, в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.04.84 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел для дополнительного расследования» сказано, что дело во всех случаях подлежит возвращению для производства дополнительного расследования при решении вопроса о назначении судебного заседания, когда: имеет место нарушение требований ст. 126 УПК РСФСР, то есть вместо предварительного следствия проведено дознание.

Впрочем, таких примеров, ни в ходе прохождения практики, ни в ходе изучения практики Верховного Суда РФ мне не встречалось. Однако встречались примеры того, когда дело подследственное следователю прокуратуры, было расследовано следователем органа внутренних дел, далее направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения, а затем в суд (уголовное дело по обвинению Беляева, Иванова по ст. 285 ч. 1, 161 ч. 2). Судья настоящее уголовное дело направил на дополнительное расследование, указав, что предварительное следствие проведено следователем ненадлежащего органа. В ходе дополнительного расследования следователем прокуратуры Железнодорожного района г. Хабаровска было предъявлено обвинение Беляеву и Иванову, они были допрошены в качестве обвиняемых и с ними были выполнены требования ст. 201 УПК, после чего дело вновь было направлено в суд. Судья вновь возвратил данное уголовное дело на дополнительное расследование указав, что фактически предварительное следствие было проведено следователем органов внутренних дел, а следователь прокуратуры лишь закончил следствие, вместе с тем следователь органов внутренних дел в данном случае имеет право лишь на проведение неотложных следственных действий. Прокурором Железнодорожного района г. Хабаровска был принесен частный протест на последнее постановление судьи, в котором было указано, что следователем органов внутренних дел были проведены только неотложные следственные действия, за короткий период времени, после чего дело было принято следователем прокуратуры, который вел и закончил следствие. Протест был удовлетворен судебной коллегией по уголовным делам Хабаровского краевого суда.

Аналогичная позиция была занята и Верховным судом РФ, так в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1998 г. приводится пример, когда кассационная инстанция по частному протесту прокурора отменила определение суда о направленном деле на дополнительное расследование, указав, что не может служить основанием к этому то обстоятельство, что следователь органов внутренних дел, получив сообщение о совершенном преступлении, возбудил уголовное дело, провел неотложные следственные действия и в соответствии со ст. 126 УПК РСФСР передал это дело по подследственности в прокуратуру, после чего следователь прокуратуры вел и закончил следствие.

Альтернативная подследственность.

Альтернативный признак подследственности выражается в установлении закона, в силу которого предварительное следствие по одной и той же категории дел в зависимости от определенных обстоятельств производится следователями различных ведомств. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 126 УПК, если при расследовании уголовных дел о преступлениях, отнесенных к подследственности следователей федеральной службы безопасности, будут выявлены связанные с ними должностные преступления, а именно: злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК), получение взятки (ст. 290 УК), дача взятки (ст. 291), служебный подлог (ст. 292 УК) или халатность (ст. 293 УК), следствие по делам об этих преступлениях производится также следователями данного ведомства (ФСБ), хотя, по общему правилу, они относятся к компетенции следователей прокуратуры. Это один из примеров действия правила об альтернативной подследственности.

Возбудить уголовное дело по преступлениям, подследственным следователям, может и орган дознания, тем не менее, смешанная подследственность касается лишь органов предварительного следствия. То есть органы дознания не наделены правом вести предварительное следствие по преступлениям, предусмотренным ч. 5 ст. 126 УПК.

Персональная подследственность.

Персональный признак подследственности выражается в указании закона на специфику субъекта преступления, в зависимости от чего уголовное дело об этом преступлении относится к компетенции того или иного органа расследования. В соответствии с этим признаком дела, указанные в ч. 1 ст. 226 УПК и совершенные несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту относятся к подследственности следователей внутренних дел (ч. 2. ст. 126 УПК).

По персональному признаку к подследственности следователей прокуратуры относятся дела о преступлениях, совершенных судьями, прокурорами, следователями и должностными лицами органов внутренних дел, налоговой инспекции и таможенных органов, а также дела в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью. Предварительное следствие независимо от состава данного преступления проводится по этим делам следователями органов прокуратуры (ч. 3 ст. 126 УПК). Специфика персонального признака в данном случае заключается в том, что он относится в одних случаях к субъекту преступления, в других к личности потерпевшего.

По делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, предварительное следствие производится следователями военной прокуратуры. В основу данного правила также положено понятие персональной подследственности.

Но мне хочется все же вернуться к вопросу о том, кто должен расследовать, например, убийство (ст. 105 ч. 1 УК РФ), совершенное несовершеннолетним? Мой интерес вызван следующими обстоятельствами. Согласно сложившейся практике данное дело безусловно подлежало бы расследованию следователем органов внутренних дел. Такого же мнения придерживаются авторы комментария к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР под редакцией Савицкого В.М, А.П. Рыжаков и многие другие процессуалисты. Однако при внимательном изучении ч. 2 ст. 126 УПК можно, да и правильней было бы прийти к абсолютно диаметральному выводу. Так, в ч. 2 ст. 126 сказано: « предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в части первой настоящей статьи (а там перечислены лишь дела, по которым производится дознание) и совершенных несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществить свое право на защиту, производится следователями органов внутренних дел». Из буквального толкования данной нормы закона следует, что если несовершеннолетний совершил преступление, предусмотренное в ч. 1 ст. 126, то следствие производится следователями органов внутренних дел. На преступления, содержащиеся в других частях ст. 126 УПК, это правило не распространяется.

Из изложенного следует, что в данном случае предметная подследственность поглощает персональную и динаминирует. Следовательно, если несовершеннолетний совершил убийство, то предварительное следствие должен производить следователь прокуратуры (таким же образом необходимо поступать и в случае совершения несовершеннолетним любых других преступлений, указанных в ч.3 ст. 126 УПК).

Территориальная подследственность.

Признаки территориальной подследственности закреплены в ст. 132 УПК. Здесь сказано, что предварительное следствие производится в том районе, где совершено преступление. Оно может производиться по месту обнаружения преступления, а также по месту нахождения подозреваемого, обвиняемого или большинства свидетелей только в целях обеспечения наибольшей быстроты, объективности и полноты расследования. Установив, что данное дело ему не подследственно, следователь обязан произвести все неотложные следственные действия, после чего передать дело прокурору для направления по подследственности. Вопрос о подследственности дела решается прокурором по месту, где следственное дело начато. Споры о подследственности недопустимы.

В случае необходимости производства следственных действий в другом районе следователь вправе произвести их лично с выездом в командировку либо поручить производство этих действий следователю или органу дознания. Такое поручение должно быть выполнено в срок не превышающий 10 суток (ч. 3 ст. 132 УПК). Другим районом может быть любой район области, края или республики в составе Российской Федерации. На территории России любой следователь вправе беспрепятственно лично выполнить любое предусмотренное УПК следственное действие по уголовному делу, находящемуся в его производстве, или поручить его производство соответствующему следственному подразделению того ведомства, в котором он служит, а также производство розыскных действий тому органу дознания, к компетенции которого эти действия относятся.

На практике сложилось твердое правило, что в подобных случаях следователь, прибывший для производства следственных действий, уведомляет в общих чертах местного прокурора о цели своего прибытия и о характере предстоящей следственной деятельности. Это правило, не предусмотренное непосредственно в УПК, оправдано во всех отношениях, в том числе и в нравственном. Местный прокурор должен быть в курсе подобных событий в регионе, на который распространяется его юрисдикция.

Как уже отмечалось выше, несоблюдение подследственности является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства, влекущего самые серьезные последствия вплоть до признания собранных доказательств не имеющими юридического значения (недопустимыми), потому что они собраны ненадлежащим субъектом.

Четкое урегулирование вопросов о подследственности уголовных дел способствует повышению эффективности и укреплению законности при расследовании преступлений.

3. Взаимодействие органов предварительного расследования

Без эффективного взаимодействия органов следствия и дознания невозможно полное, объективное и всестороннее доказывание обстоятельств совершенного преступления.

В литературе под взаимодействием органов предварительного следствия и дознания понимается основанное на законе и общности задач в уголовном судопроизводстве «наиболее разумное сочетание и эффективное использование полномочий и методов работы, присущих каждому из указанных органов, обусловленное различием в их компетенций и формах деятельности, осуществляемое в одной стадии уголовного процесса и направленное на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений».

Анализ литературы и практики деятельности органов расследования позволяет говорить о существовании процессуальных и организационных форм их взаимодействия.

Процессуальные формы взаимодействия.

К таковым процессуалисты относят:

1. Выполнение поручений (указаний) следователя:

а) выполнение органом дознания следственных и розыскных действий по поручению следователя;

б) привлечение следователем представителей органа дознания для оказания содействия в производстве отдельных следственных действий;

в) принятие мер, призванных создавать необходимые условия для успешного производства отдельных следственных действий, как охрана места происшествия, оцепление здания и т. Д.;

г) выполнение постановлений следователя о приводе.

2. Содействие органа дознания следователю в стадии возбуждении уголовного дела.

3. Возбуждение уголовных дел, по которым обязательно предварительное следствие, производство по ним неотложных следственных действий и передача их следователю, который ведет дальнейшее расследование.

4. Использование следователем данных, полученных органом дознания с помощью оперативно-розыскных мер.

5. Совместная согласованная деятельность в период производства органами дознания неотложных следственных действий по делу, по которому производство предварительного следствия обязательно.

Организационными формами взаимодействия называют:

1. совместную согласованную деятельность в составе следственно-оперативных групп;

2. немедленное уведомление следователя органом дознания об обнаружении преступлений, требующих производства предварительного следствия;

3. организацию следственно-оперативных групп, в которые включаются следователи и работники дознания для расследования сложных и трудоемких дел об опасных преступлениях;

4. согласованное планирование следственных оперативно-розыскных и розыскных действий;

5. выступление перед населением и проведение профилактики мероприятий;

6. межведомственные оперативные совещания работников прокуратуры, следствия, дознания;

7. совместное проведение занятий.

Исполнение поручений и указаний следователя.

Рассмотрим подробно наиболее употребляемую из процессуальных форм сотрудничества органов расследования. Речь идет об исполнении органом дознания (другим следователем) поручений и указаний следователя (ст.ст. 119,127,132, УПК). Учеными понятие «поручение» и «указание» следователя трактуется не совсем одинаково, хотя большинство признает, что поручение касается перечня следственных и судебных действий, а указание определяет порядок и условия реализации поручения, тем не менее нельзя утверждать, что используемые в литературе понятия приведены к общему знаменателю.

Не во всех определениях отражен властный, обязательный характер поручения и указания. Их называют «предложения», разъяснения, а в отношении «указаний» часто вообще стороной обходят этот вопрос. Между тем в уголовно-процессуальном законе кроме права давать поручения (указания) закреплена обязанность их исполнения. Это важный понятиеобразующий признак как поручения, так и указания. Он должен быть отражен в определении таким образом, самой оптимальной проанализированной мной позицией авторов можно признать следующую: «… поручение – это требование о производстве следственных и розыскных действий». Исходя из этого определения, трудно согласиться с утверждением А.М. Чувилева, что при необходимости производства какого-либо следственного или розыскного действия по делу, расследуемому следователем, «орган дознания испрашивает у следователя разрешение, носящее форму поручения».

В ст. 119 УПК закреплено: «После передачи дела следователю орган дознания может производить по нему следственные и розыскные действия только по поручению следователя». Это правило распространяется и на те случаи, когда расследование начиналось не с дознания, а с предварительного следствия. В любой из ситуаций без поручения следователя орган дознания не вправе приступить к процессуальной деятельности. В приведенном примере отчетливо виден властный характер поручения.

Попробуем встать на позицию А.А. Чувилева. Придерживаясь ее, можно прийти к выводу, что получив разрешение предпринять следственные и розыскные действия по делу, орган дознания вправе их не выполнить. Ему не дано поручения, его не обязали осуществить действия. Ему разрешили это сделать. А это не одно и тоже.

Другое дело, что сама идея автора, несомненно, заслуживает использования. Инициатива органа дознания должна поощряться, хорошо иметь «рычаг» позитивного воздействия на ход предварительного следствия и со стороны органа дознания. Однако думается, он есть без наделения разрешения «характером поручения». Работник органа дознания, обслуживающий объект, на котором имело место происшествие, порой разбирается шире и глубже в обстоятельствах происшествия, в возможных мерах по предотвращению наступления последствий, закреплению следов преступления. Но ему никто и не запрещает обращаться к следователю, разъяснять ему результаты своих умозаключений, выводы и предложения. Дело следователя, как на них реагировать, когда доводы работника органа дознания убедительны, следователь не «разрешает», а поручает – и не работнику, а органу дознания – проведение необходимых следственных и розыскных мероприятий.

Одну и ту же деятельность можно осуществлять по-разному. Подвержены вариантности порядок, условия, время, место и т. д. Поэтому в «отдельном поручении» (так обычно называют документы, составленные в порядке ч. 4 ст. 127 УПК) кроме перечня следственных и розыскных действий – содержания поручения, отражаются и другие обязательные требования, именуемые «указания». «Указание следователя» дополняет его поручение и заключается в разъяснении, как провести его поручения. Оно «касается содержания данного поручения и порядка его выполнения»; «…это тактические условия проведения порученных следственных действий»; «…если поручение есть изложение сущности задания, то указание – предложение действовать определенным образом (в известной последовательности, при поручении такого-то результата поступить так-то и др.). Указанные определения не противоречат, а лишь взаимодополняют друг друга.

Пределы полномочий следователей и органов дознания.

Условием эффективности взаимодействия является четкое разграничение компетенции взаимодействующих органов при наиболее целесообразном сочетании присущих им средств и методов. Это требование в полной мере относится и к исполнению поручений следователя, как одной из форм взаимодействия. Более того в данном случае правоспособность должна быть разграничена не только между органами предварительного следствия дознания, но и между самими органами дознания, как то – между командиром воинской части и милицией, милицией и налоговой полицией, налоговой полицией и таможенными органами, начальником исправительного учреждения и органом Госпожнадзора и т. п. Отсутствие четко выраженных границ между правами и обязанностями последних влечет такие же негативные последствия, как и в случае отсутствия таковых между следователями и органом дознания.

Компетенция органа дознания по исполнению поручения следователя зависит от двух факторов: от собственной уголовно-процессуальной правоспособности учреждения и от того, что от него требует следователь. В юридической литературе отмечается: «Пределы деятельности органа дознания, средства и методы, выбранные им в целях выполнения поручения, зависят от того, какую помощь просит оказать следователь».

Зависимость компетенции конкретного органа дознания по исполнению поручения от его правоспособности и требовании самого документа (отдельного поручения) лучше всего демонстрируется схематически. На рисунке круг, разделенный на сектора, представляет собой правоспособность всех органов дознания вместе взятых. Каждый сектор – это правоспособность отдельного органа дознания.

 – это рамки отдельного поручения.

Иначе говоря, при правильной (соответствующей обязательным условиям взаимодействия) организации исполнения поручения следователя и в ситуации, изображенной на рассматриваемом рисунке, помощь должны оказать три органа дознания: орган Госпожнадзора, милиция и начальник исправительного учреждения. Задействование в расследовании сразу трех органов дознания не противоречит закону и имеет место при возникновении, к примеру, в расположении исправительного учреждения крупных пожаров.

Определенному органу дознания может поручаться намного больший объем мероприятий, чем какому-нибудь другому, но даже это обстоятельство не должно быть основанием подмены полномочий одного учреждения другим. Милиция не вправе выполнять действия, которые обязаны выполнять органы Госпожнадзора, федеральной службы безопасности и т. п. Иное дело, когда поручение, данное одному органу дознания, выходит за пределы его правоспособности. Так, если четырехугольник, изображенный на рисунке, это поручение, данное только органу Госпожнадзора, видно, что последний не в состоянии выполнить его полностью. Ему необходима помощь других органов дознания: милиции и начальника исправительного учреждения. Но и тогда поручение содержит в себе часть, которая выходит за рамки правоспособности какого-либо органа дознания.

Органам дознания иногда поручаются невыполнимые мероприятия: «отработать лиц, ранее судимых за кражи, на причастность к совершению преступления, отработать несовершеннолетних, склонных к совершению поджогов и т. п. Объем такого рода «аморфных» поручений не дает возможности выполнить их полностью. Не говоря уже о том, что понятие «отработать» несовершенно, невозможность ограничения круга лиц, подлежащих проверке, выводит поручение за пределы возможностей органа дознания.

Порой следователи перекладывают свои обязанности на орган дознания. Выполнение в этой части отдельного поручения также не входит в компетенцию органа дознания.

Согласно ст. 119 органы дознания по делам, подследственным следователям, самостоятельно вправе производить лишь: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей.

Поэтому следователь не вправе поручать органу дознания, например, «допрос обвиняемого, связанный с предъявлением обвинения!. «Поручения следователя распространяются лишь на такие следственные действия, которые орган дознания в соответствии со ст. 119 УПК может совершить по делам, по которым обязательно предварительное следствие… Поскольку ст. 119 УПК предусматривает исчерпывающий перечень этих действий, то поручать органу дознания… производство очной ставки и так далее следователь не вправе».

При существующей редакции закона с данными утверждениями трудно не согласиться. Однако, не будет им противоречить совместное со следователем производство работником других, не названных в ст. 119 УПК действий. Одним словом, самостоятельно орган дознания может производить лишь следственные действия, перечисленные в ст. 119 УПК. Во всех остальных следственных и иных процессуальных действиях он может лишь под руководством следователя принимать участие. Поэтому протокол составляется от имени следователя.

Условия взаимодействия.

Любая форма взаимодействия может быть эффективной, но лишь при соблюдении определенных условий взаимодействия. В правовой литературе приводится целый ряд таковых. Проследим их трансформацию применительно к расследованию преступлений.

Одним из общих условий взаимодействия называется «строгое соблюдение законности органами дознания и следователями». Законность – это конституционный принцип уголовного процесса. Правовая деятельность, любая ее форма без этой идеи – бессмыслица. Но вряд ли стоит каждый раз возвращаться к указанному принципу при вычленении условий существования на более низком уровне, всего лишь одного из действующих институтов процесса. К условиям взаимодействия часто относят «разграничение компетенции субъектов взаимодействия». Иначе: «Осуществление взаимодействия следователем и органом дознания в пределах предоставленных им законом полномочий». Соблюдение этого положения имеет важное значение. Оно обеспечивает номинальный психологический климат, оптимальное использование сил и средств в расследовании. Вот как об этом говорит В.М. Быков: «…следователь, по нашему мнению, не должен поручать органу дознания те следственные действия, которые… требуют от оперативного работника хорошего знания тактики следственных действий и достаточного опыта их производства, которыми оперативный работник может не располагать, поскольку они могут вызвать отрицательную реакцию исполнителя и сформировать негативную позицию в свою очередь, повлечь за собой недоброкачественное и несвоевременное его исполнение или вообще отказ от исполнения поручения. В указанных ситуациях у оперативного работника может сложиться мнение, что следователь без достаточных оснований перелагает на него производство тех следственных действий, который следователь должен производить непосредственно сам»,

Организующая «роль следователя» - еще одно условие взаимодействия, в поручении, указании, к примеру, предопределяется содержание и тактика всех последующих действий по его исполнению. Отклонение от требований следователя, несоответствие ему – суть нарушения закона.

Следующие условия – «неразглашение данных предварительного следствия без разрешения следователя или прокурора».

Его соблюдение во многом зависит от того, как будет организовано сотрудничество. В составленном следователе документе должен быть оговорен вопрос, какие данные не подлежат разглашению.

Этому следует уделять внимание и при обмене информацией. Важно помнить, что орган дознания без разрешения следователя не справе разглашать не только сведения, полученные от последнего, но и те, которые он установил сам, выполняя поручения (указания), осуществляя иную деятельность. Независимо от источника получение данных органом дознания, предварительное расследование ведет следователь, и все тактические вопросы, включая информирование лиц об обстоятельствах и фактах, имеющих отношение к делу должны замыкаться на нем. Среди условий взаимодействия некоторые авторы называют также быстроту, активность и широкое применение научно-технических средств. Это напрямую связано со спецификой деятельности органов дознания. Последние, имея в своем поручении базу ЭКО, ИПЛ, систему ведомственных научно-исследовательских учреждений технически оборудованы гораздо лучше, чем следователь. Специальные, а вернее профессиональные знания некоторых видов органов дознания – одна из основных причин их вовлечения в расследование. Использование указанных возможностей позволяет должным образом обеспечить расследование, а значит и ускорить установление истины.

Знания одних из таковых в основном ограничиваются областью применения оперативно-розыскных мер, других, кроме того, - налогового законодательства, третьих – научно-технических средств. Органы Госпожнадзора, к примеру, профессионалы пожарного дела, в отличии от сотрудников милиции – профессионалов в оперативной работе. Оперативный работник с помощью своих знаний, средств и методов обеспечивает расследование. Так и другой орган дознания, используя специфику своей деятельности, может принести существенную помощь на предварительном следствии. Иногда его участие способствует отпадению надобности в привлечении соответствующего специалиста. Сотрудник специализированного органа дознания в рамках своего правового статуса оказывает следователю содействие в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

Заключение

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что согласно уголовно-процессуальному кодексу существует две традиционные формы предварительного расследования дознания и предварительное следствие.

В ст. 126 УПК РСФСР разграничение подследственности происходит в том числе в зависимости от формы предварительного расследования. Расследование преступления в форме дознания имеет свои позитивные моменты как социального, так и экономического характера, дает возможность, с одной стороны, приблизить факт назначения наказания за преступления, не представляющие большой общественной опасности, к моменту совершения деяния, с другой стороны, за счет сокращения срока расследования в какой-то мере сократить затраты на его проведение. Данная мера явилась для органов внутренних дел дополнительным средством усиления борьбы с преступностью. Кроме того, она позволяет следователям и оперативным работникам сосредоточить усилия на раскрытии и расследовании тяжких дел.

Вместе с тем, ряд авторов высказывают мнение о необходимости устранения органов дознания от процессуальной деятельности, мотивируя это тем, что должностные лица, осуществляющие дознание, значительно хуже подготовлены к процессуальной деятельности (по сравнению со следователя), допускаю серьезные ошибки нарушения закона.

А.М. Ларин, например, пишет, что при расследовании в форме дознания систематически фальсифицируются показатели уголовной статистики путем скрытия от регистрации сообщений о преступлениях, практикуются необоснованные отказы в возбуждении уголовных дел или прекращение их под надуманными предлогами, особенно в случаях, когда сообщение о преступлении не содержит указания на виновного. Служебный статус лиц, производящих дознание обусловливает их зависимости от вышестоящих должностных лиц.

Более предпочтительней, на мой взгляд, в этом плане представляется позиция А.А. Чувилева, который считает, что более правильным является не устранение работников милиции и других органов дознания, а дальнейшее совершенствование их правовой подготовки и обучения.

В настоящей работе на основе действующего уголовно-процессуального Законодательства освещены общетеоретические положения, касающиеся понятия, задач, значения стадий, форм производства предварительного расследования.

Вывод: На основании изложенного можно сделать вывод о том, что предварительное расследование, осуществляемое в форме дознания и предварительного следствия – это одна из центральных тем курса «Уголовный процесс».

Библиографический список

1. Конституция РФ. – М., 1994.

2. Бюллетень ВС РСФСР. – 1987. - №7; 1998. - №12.

3. Комментарий к УПК РСФСР. – М., 1999.

4. Научно-практический комментарий Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». – Омск, 1996.

5. Сборник нормативных актов по деятельности органов дознания и предварительного следствия. – М., 1999.

6. Сборник постановлений Пленумов Верховных судов по уголовным делам. – М., 1999.

7. Алиев Э.Т. Некоторые процессуальные вопросы совершенствования дознания и предварительного следствия. – Киев, 1972.

8. Бастрыкин А.И., Крылов И.Ф. Розыск, дознание, следствие. – Л., 1984.

9. Белозеров Ю.Н. Дознание в органах милиции и его проблемы. – М.: Юридическая литература, 1972.

10. Белозеров Ю.Н. Органы дознания и предварительного следствия в МВД и их взаимодействия. – М., 1973.

11. Виленский Б.В. Российское законодательство Х-ХХ веков. – М., 1991.

12. Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. – Минск, 1983.

13. Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов дознания предварительного следствия при расследовании особо опасных преступлений. – Свердловск, 1966.

14. Григорян А.С. К вопросу об обеспечении соблюдения социалистической законности при расследовании уголовных дел. – Воронеж. – 1963.

15. Гуляев А.П., Краенский Е.А. Повышение эффективности дознания по делам, отнесенным к компетенции следователя. – М., 1985.

16. Гуляев А.П. Следователь в советском уголовном процессе. – М., 1981.

17. Гуценко К.Ф., Ковалев М.Н. Правоохранительные органы. – М., 1996.

18. Дознания в органах внутренних дел. – М., 1986.

19. Донцов А.М. Проблемы дознания в советском уголовном процессе. – М., 1970.

20. Донцов А.М. Проблемы соотношения дознания и предварительного следствия. – Л., 1971.

21. Дубинский А.Я. Правовые и организационные проблемы исполнения процессуальных решений следователя. – Киев, 1984.

22. Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие. – М., 1965.

23. Зинатуллин З.З., Салахов М.С., Чилюнин Л.Д. Подследственность уголовных дел. – М., 1986.

24. Иванов ВА. Дознание в советском уголовном процессе. – Л., 1966.

25. Кавалиерис А.К. Проблема дознания в органах внутренних дел. – М., 1979.

26. Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции. – Воронеж, 1964.

27. Краенский Е.А. О путях совершенствования правового регулирования деятельности органов дознания по производству неотложных следственных действий. – М., 1987.

28. Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, производящих дознание в советском уголовном процессе. – Волгоград, 1986.

29. Ларин А.М. Заметки о предварительном следствии в России // Государство и право. – 1993. - №3.

30. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. – М., 1986.

31. Ларин А.М. Структура возбуждения // Советское государство и право. – 1978. - №5.

32. Мачковский Г.И. О сущности дознания и органа дознания. – М., 1987.

33. Миусская Р.А. Проблемы предварительного следствия. – Рязань, 1975.

34. Павлов Н.В. Общие условия предварительного расследования. – М., 1989.

35. Павлухин Л.В. Расследования в форме дознания. – Томск, 1979.

36. Петренко В.М. Производство дознания. – М., 1965.

37. Похмелкин В.А. Понятие дознания в советском уголовном процессе. – Пермь, 1958.

38. Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборник научных трудов. – М., 1994.

39. Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. – М., 1999.

40. Рыжаков А.П. Предварительное расследование. – М., 1997.

41. Стремовский В.А. Участники предварительного следствия. – Ростов-на-Дону, 1966.

42. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. 1970.

43. Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием. – Ташкент, 1985.

44. Уголовно-процессуальное право РФ. – М., 1999.

45. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. – М., 1962.

46. Шимановский В. Разграничение подследственности уголовных дел // Российская юстиция. – 1997. - №7.

47. Ягодинский В.Н. Подследственность преступлений органами внутренних дел. – Киев, 1988.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Кремль предложил смягчить Уголовный кодекс для бизнесменов. Специально для представителей российского бизнеса будет издан Уголовный кодекс в мягкой обложке.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по криминалистике и криминологии "Углубленное ознакомление с расследованием преступления", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru