Диплом: Участие прокуратуры в судебной деятельности - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Участие прокуратуры в судебной деятельности

Банк рефератов / Правоохранительные органы

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 293 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Введение

Участие прокуратуры в судебной деятельности в рассмотрении дел судами в условиях построения правового государства приобретает особо важное значение.

Реализуя определенные в Законе о прокуратуре (ч.2, ст.1) приоритетные цели обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а так же охраняемых законом интересов общества и государства, прокуратура самостоятельно или во взаимодействии с судом осуществляет свою важную правозащитную функцию.

Активное, профессионально правильное участие прокуроров в арбитражной деятельности – важная гарантия законности и эффективности судопроизводства.

Именно в связи с этим в приказе Генерального Прокурора РФ № 82 «Об участии прокуроров в рассмотрении судами уголовных дел» данное направление деятельности органов прокуратуры определено как приоритетное.

Желание проанализировать научные концепции и общее состояние разработки проблемы в теории и практике повлияло на выбор темы данной дипломной работы.

В работе раскрыты задачи прокурора, участвующего в рассмотрении судами уголовных дел и его процессуальное положение в суде.

Особое место уделено вопросам поддержания государственного обвинения, отказу от обвинения и последствиям такого отказа, с учетом положений постановления Конституционного суда РФ от 20.04.99 «По делу о конституционности положений части 1 статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросом Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород, положения п. 1 и 3 части 1 статьи 232 и части 1 статьи 258 УПК РСФСР».

С учетом положений постановления конституционного суда от 02.07.98 «О конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР» проанализирован вопрос об опротестовании судебных решений. Не смотря на то, что во многих субъектах РФ еще не действуют суды присяжных, автор коснулся особенностей участия прокурора в производстве по делам, рассматриваемых судом присяжных, хотя многие авторы лишь вскользь останавливаются на данном вопросе, упоминая об обязанности участия прокурора в данной категории дел.

В работе проведена практика поддержания государственного обвинения и опротестования незаконных судебных постановлений по уголовным делам за 1998 год в Хабаровском крае.

При подготовке изучались определения судебной коллегии Хабаровского краевого суда, а так же конкретные уголовные дела, находящиеся в производстве судей Железнодорожного арбитражного суда.

Задачи прокурора, участвующего в рассмотрении судами уголовных дел

В связи с проводимыми в стране преобразованиями, направленными на формирование правового государства и системы правосудия, основанной на общепризнанных демократических принципах, значительно возросла роль и усложнились задачи прокуроров, участвующих в судебном производстве по уголовным делам, и, прежде всего, при поддержании государственного обвинения.

Участие прокурора в судебных стадиях уголовного процесса не ограничивается уголовным преследованием. Государственный обвинитель должен быть гарантом соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу судопроизводства, в том числе жертв преступлений.

В условиях состязательного процесса объективность, профессиональная грамотность прокурора при осуществлении обвинительной функции, его объективность в предоставлении и исследовании доказательств становятся решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Выполняя обязанности государственного обвинителя, прокурор должен всемерно способствовать всестороннему исследованию обстоятельств дела, правильному его разрешению, поддерживать обвинение только в меру его доказанности.

Участвуя в судебных стадиях уголовного судопроизводства, прокурор руководствуется принципом верховенства закона. Это требует правовых предписаний прежде всего самим государственным обвинителем, а так же возлагает на него обязанность реагировать на любые нарушения закона, чьи бы интересы они не ущемляли, неправосудные судебные постановления должны быть своевременно опротестованы.

Уголовно-процессуальное законодательство не определяет категории уголовных дел, по которым участие прокуроров в судебном разбирательстве обязательно. Лишь в отдельных случаях закон предусматривает обязательное участие прокурора в судебном разбирательстве уголовных дел.

В суде первой инстанции по уголовным делам прокурор обязан участвовать в следующих случаях:

1. По делам, рассматриваемым судом присяжных (ст. 428 УПК);

2. Когда участие прокурора признано судьей необходимым при решении вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании (часть 2 ст. 288 УПК РФ);

3. В разбирательстве дел о применении принудительных мер медицинского характера (часть 1 ст. 408 УПК);

4. Кроме того, часть 3 статью 220 УПК предусмотрено участие прокурора при судебной проверке законности и обоснованности ареста при продлении срока содержания под стражей.

В последнем случае неявка без уважительных причин прокурора, своевременно извещенного о дне рассмотрения жалобы, не является препятствием для судебной проверки.

К сожалению, практика такова, что и в случаях, когда суд в силу ст. 228 ч.2 признает необходимым участие прокурора в судебном разбирательстве, последний не всегда может обеспечить свое участие в силу большой загруженности и нехватки кадрового состава. Так, в суде железнодорожного района примерно по 50% дел, по которым суд признает участие прокурора необходимым, государственное обвинение не поддерживается.

Статья 337 УПК предусматривает обязательное участие прокурора при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, а из части 3 статьи 388 УПК следует, что это относится так же к рассмотрению судом вопроса о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

В случае неявки прокурора в заседание суда надзорной инстанции рассмотрение дела должно быть отложено.

При решении вопроса об участии прокурора в судебном разбирательстве, следует так же руководствоваться приказом № 82 Генерального прокурора РФ.

Так, согласно п. 2 данного приказа, прокурор обязан обеспечить поддержание государственного обвинения помимо уже перечисленных категорий дел по всем делам о преступлениях несовершеннолетних, по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. По остальным делам обвинение необходимо поддерживать, исходя из сложности или общественной значимости и с учетом реальной возможности обеспечить качественное участие государственного обвинения в судебном процессе.

Так, в железнодорожный районный суд 21.04.99 поступило уголовное дело по обвинению руководителей «Хакобанка» по статье 199 ч. 1 УК РФ, объем которого составляет 62 тома. Согласно статье 15 УК РФ данное преступление относится к преступлениям средней тяжести. Однако, учитывая сложность и общественную значимость данного уголовного дела, прокурор Хабаровского края обязан помощника прокурора Железнодорожной районной прокуратуры поддержать в государственном обвинении.

Пункт седьмой приказа генерального прокурора РФ №87 обязывает обеспечить участие в суде, как правило, по всем делам, рассматриваемым в кассационном порядке.

Вопрос о том, кто именно из работников прокуратуры должен выступать в суде по тому или иному делу, решается руководителем прокуратуры. Как правило, в судебном разбирательстве уголовного дела участвует прокурор уровня, соответствующего суду (в районном суде – прокурор района, в краевом – прокурор края и так далее), либо их заместители, старшие помощники, помощники, старшие прокуроры и прокуроры отделов и управлений.

Вместе с тем не исключается возможность выступления в качестве государственного обвинителя как вышестоящего прокурора, если он считает это необходимым с учетом важности дела или иных обстоятельств, так и нижестоящего. Однако пункт 3 Приказа № 82 предлагает для участия в рассмотрении дел создание субъектов РФ и приравненными к ним военными судами назначать прокуроров, как правило, из числа работников республиканских, краевых, областных и приравненных к ним прокуратур, а где созданы отделы государственных обвинителей, – из работников этих отделов.

Прокуроры войсковых частей, транспортные, природоохранные прокуратуры и прокуратуры по надзоры за соблюдением законов в исправительных учреждениях обязаны поддерживать обвинение в воинских и территориальных судах по делам, за расследованием которых они осуществляли надзор.

При судебной проверке законности и обоснованности ареста при продлении срока содержания под стражей участвует обычно прокурор, осуществляющий надзор за расследованием преступлений или по его поручению – подчиненный прокурор.

В кассационной инстанции участвует прокурор областной, краевой, республиканской прокуратуры в составе Российской Федерации, либо генеральной прокуратуры РФ.

Что касается рассмотрения дел в порядке надзора, то прокуроры, участвующие в этой стадии процесса, названы в законе. Согласно статьи 377 УПК, в надзорных инстанциях участвуют: в президиуме Верховного Суда республики (в составе РФ, краевого, областного, городского суда, суда автономной области и суда автономного округа – соответственно прокурор республики, края, области, города, автономной области и автономного округа; в судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ – прокурор, уполномоченный территориальным прокурором РФ, в Президиуме Верховного Суда РФ – Генеральный прокурор РФ или его заместитель.

Наравне с обеспечением активного участия прокуроров в исследовании доказательств при судебном разбирательстве, Генеральный прокурор требует повысить их личную ответственность за правильность занимаемой позиции и соответствие ее результатам судебного следствия, обоснованность заключение по всем возникающим при рассмотрении дела вопросам, опротестование в кассационном порядке каждого необоснованного или незаконного судебного постановления.

Следуя принципу процессуальной самостоятельности, необходимо учитывать, что его позиция не связана с выводами обвинительного заключения и должна быть основана на результатах исследования обстоятельств дела в судебном заседании. Заключения и ходатайства прокурора должны основываться на нормах права и быть аргументированными.

В силу статьи 248 части 3 УПК РСФСР, при отсутствии убедительных доказательств вины подсудимого, прокурор обязан отказаться от обвинения. Однако в силу субъективных причин, которые автором будут освещены далее, прокурор чаще в данной ситуации ходатайствует о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование.

Государственный обвинитель при определении своей позиции по вопросу назначения наказания должен строго руководствоваться требованиями закона о его соразмерности и справедливости с учетом характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а так же влияния назначенного наказания на исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

Во всех необходимых случаях государственный обвинитель должен ставить перед судом вопрос о возмещении причиненного преступлением материального ущерба и компенсации причиненного вреда.

В целях неуклонного исполнения требований закона об опротестовании в кассационном порядке каждого незаконного или необоснованного приговора, определения или постановления суда, в задачи прокурора входит проверка каждого дела, рассмотренного без участия государственного обвинителя в кассационный срок, при этом следует исходить из того, что обязанность принесения в вышестоящий суд кассационного или частного протеста возлагается в первую очередь на государственного обвинителя, а так же на прокурора и его заместителя в пределах их компетенции.

Прокурор, принесший кассационный протест может лично поддержать его. Если в суде кассационной инстанции по поручению соответствующего прокурора участвует другой прокурорский работник, он не связан доводами протеста и дает заключение, руководствуясь требованиями закона и своими внутренними убеждениями, основанными на материалах дела.

При отсутствии оснований для поддержания протеста до его рассмотрения судом, прокурор, участвующий в кассационной инстанции, уведомляет об этом прокурора, принесшего протест.

Как известно, в законе о прокуратуре СССР, действовавшего до принятия соответствующего российского закона, задачи прокурора, участвующего в судебном разбирательстве уголовного дела, характеризовались как осуществление надзора за исполнением законов при рассмотрении дел в судах. С началом судебной реформы это положение подверглось острой критике, как равнозначное утверждению о поднадзорности суда прокуратуре, противоречащее принцип независимости суда.

Действующий ныне Закон о прокуратуре именует деятельность прокурора в судебных стадиях судопроизводства как «участие прокурора в рассмотрении дел судами», а его положение в суде первой инстанции – как государственного обвинителя.

Однако, вопреки мнению некоторых юристов, это не означает, что прокурор больше не выполняет правозащитной функции. Как уже указывалось ранее, функция правозащиты присуща прокурору как ее основная цель и определяет в конечном счете деятельность прокурора, в каком бы качестве он не выступал.

Исключение из закона требования к прокурору осуществлять надзор за исполнением закона непосредственно в судебном разбирательстве ни в коей мере не означает, что прокурор может безразлично относиться к допускаемым нарушениям.

В рамках состязательного процесса государственный обвинитель, оставаясь представителем органа, на который возложен надзор за законностью, обязан не только соблюдать закон, но и в пределах прав, предоставленных ему уголовно-процессуальным кодексом, реагировать на любое нарушение, а если оно не устранено, своевременно принести протест.

Согласно приказа № 82, прокурор должен делать это путем заявления, высказывания мнения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам. В соответствии с частью 3 статьи 243 УПК РФ, прокурор, как и любой другой участник процесса вправе высказать возражения против неправильных, с его точки зрения, действий председательствующего, которые подлежат занесению в протокол судебного заседания.

Вместе с тем, прокурор обязан придерживаться положений статьи 262 УПК, которая обязывает его, как и других участников процесса, беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего о соблюдении порядка в судебном заседании.

Положение суда, как органа правосудия, судебной власти, требует от сторон и от прокурора, как представителя государства, в первую очередь, безусловного уважения к суду, корректности, культуры поведения. От поведения прокурора в значительной степени зависит воспитательная роль судебного процесса, уважение к закону, нормам нравственности со стороны участвующих в суде лиц, и, конечном счете, авторитет суда, закона, прокуратуры.

2. Процессуальное положение прокурора в суде

Эффективность участия прокурора в рассмотрении уголовных дел в суде в существенной мере зависит от правильного определение и понимания самими прокурорами своего процессуального положения в суде.

Уголовно-процессуальный не предоставляет прокурору никаких преимуществ перед другими участниками судебного разбирательства по предоставлению доказательств, участию в их исследовании, заявлений ходатайства.

В то же время, закон ставит прокурора в процессуальное положение, отличное от процессуального положения других участников судебного разбирательства.

Причем, надо отметить, что это является не привилегией прокурора, а созданием необходимых условий им возложенных на него функций. Подсудимый, потерпевший, выступая от своего имени, а защитник – по поручению подсудимого, а так же по назначению следователя, прокурора и суда, могут реагировать на нарушение закона, допущенное в судебном заседании, но могут и не делать этого. Закон не обязывает их к этому.

Прокурор же, выступая от имени закона и государства, не только вправе, но и обязан принять меры к устранению нарушений закона, независимо от того, кем они допущены. Своим участием в судебном разбирательстве прокурор способствует устранению нарушения прав и законных интересов потерпевшего, гражданского истца и ответчика, обвиняемого и других участников процесса.

На любые нарушения закона, ущемляющие права участников процесса, прокурор должен реагировать путем заявлений, соответствующих ходатайств, высказывания мнений по возникающим вопросам.

Прокурор обязан устранять любые нарушения закона не только, когда поддерживает государственное обвинение, но и тогда, когда он не участвует в рассмотрении дела судом, однако проверяет законность и обоснованность приговоров, постановлений и определений, не вступивших в законную силу. Если нарушение закона не было устранено в процессе судебного разбирательства, прокурор обязан принести протест на незаконный или необоснованный приговор.

Процессуальное положение прокурора остается неизменным в любой стадии процесса: при поддержании государственного обвинения в суде первой инстанции, при даче заключения в кассационной или надзорной инстанции. При этом, разумеется, изменяются формы участия прокурора и средства прокурорского реагирования на обнаруженные нарушения закона.

Статья25 УПК РСФСР предусматривает обязанность прокурора во всех стадиях уголовного судопроизводства принимать меры по устранению всяких нарушений закона, от кого бы они не исходили. Свои полномочия в уголовном судопроизводстве прокурор осуществляет независимо от каких бы то ни было, органов и должностных лиц, подчиняясь закону и руководствуясь указаниями Генерального Прокурора РФ.

Указанное требование уголовно-процессуального закона применимо в одинаковой мере к выступлениям прокурора в суде первой кассационной и надзорной инстанции. Однако в кассационной инстанции прокурор не выступает в роли обвинителя, так как особенность его процессуального положения в кассационной инстанции состоит, прежде всего, в том, что здесь речь идет о законности и обоснованности уже постановленного судом приговора.

Другая особенность заключается в том, что участвуют в кассационной инстанции прокуроры вышестоящих прокуратур, то есть те, которые ранее не имели отношения к поддержанию обвинения в суде первой инстанции

Это одно из условий, обеспечивающих эффективность и процессуальную независимость этих прокуроров. Они уполномочены прокурором субъекта РФ проверить дело и дать свое самостоятельное заключение, причем характер заключения не зависит от того, по чьей инициативе рассматривается дело в кассационной инстанции.

Уголовно-процессуальный закон возлагает на прокурора обязанность проверки дела в полном объеме, в отношении всех осужденных, независимо от того, подана ли жалоба и принесен ли в отношении их кассационный протест. Кроме того, при рассмотрении дела в кассационном порядке прокурор не просто высказывает мнение по кассационной жалобе, но и дает заключение о законности и обоснованности приговора (статья 338 УПК).

При этом прокурор может и не соглашаться с кассационной жалобой осужденного или защитника, может внести предложение, не совпадающее с мнением государственного обвинителя. Выступая в кассационной инстанции, прокурор обладает всей полнотой процессуальной самостоятельности, процессуально независим от прокурора, уполномочившего его на участие в процессуальной инстанции.

Вышестоящий прокурор не только не в праве дать указания подчиненному прокурору о поддержании обвинения, вопреки его внутреннему убеждению, но и не может обязать прокурора, участвующего в кассационном разбирательстве уголовного дела дать заключение, с которым он не согласен.

Генеральный прокурор РФ, строго сохраняя принцип централизации органов прокуратуры, в то же время своими приказами и инструкциями всемерно укрепляет процессуальную самостоятельность прокурора, участвующего при рассмотрении судом уголовных дел.

Процессуальное положение прокурора в кассационной инстанции отлично от процессуального положения осужденного, защитника, потерпевшего, других участников уголовного процесса. Закон представляет всем участникам уголовного процесса право в течение установленного срока в кассационном порядке оспаривать приговор, определение или постановление суда.

Осужденный, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик данное право воплощают в кассационной жалобе, наличие которой обязывает вышестоящий суд проверить законность и обоснованность приговора, определения или постановления суда. При этом защитнику, потерпевшему, гражданскому истцу или ответчику не ставится в упрек обжалование любого, по их мнению, неправосудного приговора. В иные рамки поставлен прокурор.

Исходя из требований статьи 325 УПК, прокурор обязан опротестовать в кассационном порядке каждый необоснованный или незаконный приговор. Не опротестование прокурором незаконного или необоснованного приговора является нарушением служебного долга. В сопоставлении с жалобами других участников уголовного процесса, протест прокурора, как повод для рассмотрения дела в кассационном порядке или прядке надзора должен отвечать закону и материалам уголовного дела. К жалобам же указанных участников процесса таких требований не предъявляется.

Роль прокурора при пересмотре в порядке надзора приговоров, определений и постановлений судебных органов остается такой же, как и в предшествующих стадиях судебного разбирательства. Процессуальное положение прокурора в этой стадии процесса, как блюстителя законности подчеркивается и тем, что законодатель устанавливает в качестве непременного условия рассмотрение уголовных дел судами надзорных инстанций участие прокурора (статья 377 УПК РСФСР).

Как известно, и прокурор, и председатель соответствующего суда вправе принести протест в порядке надзора. Есть ли в таком случае разница в процессуальном положении прокурора и председателя суда? Автор считает, что есть, и весьма значительная.

Если поводом для принесения протеста в порядке надзора председателем является, как правило, жалоба осужденного или его защитника, или же в отдельных ситуациях представление нижестоящих судей, когда они в ревизионном порядке обнаруживают незаконный или необоснованный приговор, то прокурор, в силу своего служебного положения, как блюстителя законности, должен по своей инициативе выявлять и опротестовывать такие приговоры, а не ожидать, когда к нему поступят соответствующие сигналы.

Выступающий с заключением в надзорной инстанции прокурор, должностное положение которого строго определено законом (статья 371 УПК), не является представителем государственного воздействия. Он дает заключение независимо от позиции, занимаемой по тому же делу государственным обвинителем и прокурором, участвовавшем в судебном заседании кассационной инстанции.

Нельзя отдавать предпочтение процессуальному значению прокурора в одной стадии перед другой. Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел как в суде первой инстанции, так и при кассационной проверке уголовных дел, а так же при рассмотрении дел в порядке надзора. Здесь имеет значение лишь объем прокурорской деятельности.

Если в суде первой инстанции предметом прокурорского надзора является все, без исключения, уголовные дела (по части их них прокурор поддерживает государственное обвинение, остальные проверяются прокурором в кассационный срок), то в суде кассационной инстанции рассматривается лишь часть (около 30%) от рассмотренных в суде первой инстанции. В надзорном порядке проверяется небольшая часть от общего числа дел, рассмотренных судами первой инстанции, пересматриваются судами надзорной инстанции около 10%.

3. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами

3.1. Поддержание государственного обвинения

3.1.1. Подготовка государственного обвинения к судебному заседанию

Повышение качества поддержания государственного обвинения зависит от многих факторов, в числе которых и такой, как подготовка к судебному заседанию. Незнание или слабое знание материалов уголовного дела является причиной пассивной роли государственного обвинителя в судебном заседании, что исключает его реальное влияние на ход и результаты судебного процесса.

Представляется, что в первую очередь следует изучить обвинительное заключение. Оно позволяет определиться с пределами и предметом показывания по конкретному указанному делу, а также создает представление о том, что же в этом направлении сделал следователь и что он не смог сделать, в какой мере то, что не сделано следователем, может быть восполнено в судебном заседании и как этому может способствовать прокурор.

После изучения обвинительного заключения отдельные авторы рекомендуют изучать все остальные материалы дела в той последовательности, в какой их систематизировал следователь. Наряду с обвинительным заключением особое значение имеют процессуальные документы, содержащие ходатайства защиты. С их помощью можно уточнить позицию обвиняемого и очертить круг доказательств, на которые, возможно, будет ссылаться сторона защиты. Эти доказательства следует изучать с учетом данных обстоятельств.

Изучение материалов уголовного дела, поступившего после проведения дополнительного расследования, требует обращения особого внимания на определение суда о направлении дела на доследование и следующие за ним документы, чтобы установить выполнены ли следователем указания судебной инстанции.

Государственный обвинитель должен четко представлять себе, что следует анализировать, изучая материалы уголовного дела.

К предмету анализа относятся:

• предмет и пределы доказывания по конкретному уголовному делу;

• доказательства, изобличающие лицо в совершении преступления;

• доказательства, свидетельствующие не в пользу обвинения;

• данные о личности обвиняемого;

• нормативный материал и судебная практика по конкретной категории дел

Чрезвычайно важно в деятельности прокурора на стадии досудебной подготовки является прогнозирование возможных ситуаций. Прогнозирование позволяет активно влиять на ход процесса, адекватно воспринимать происходящее в нем, грамотно и своевременно в рамках уголовно-процессуального законодательства реагировать на поведение иных участников процесса.

К наиболее типичным ситуациям относятся:

• изменение допрашиваемым своих показаний;

• неявка в судебное заседание определенных лиц;

• выдвижение подсудимым защитной версии, не проверенной следствием;

• заявление ходатайств.

Данный перечень не является исчерпывающим. Могут прогнозироваться и более сложные ситуации, связанные с направлением дела для производства дополнительного расследования, и отказом прокурора от поддержания государственного обвинения.

Изменение показаний в суде может прогнозироваться, если по делу неоднократно допрашиваемый менял свои показания еще на стадии следствия, если по делу слабая доказательственная база, имеющая определенные ходатайства защиты на заключительном этапе следствия, некачественные протоколы допросов. Судебная практика свидетельствует о том, что более часто изменяют показания по следующей категории дел: связанных с наркотиками, изнасилованиях, вымогательствах, умышленных убийствах.

Неявка в судебное заседание определенных лиц – распространенное явление в современной судебной практике. Прогноз такой ситуации позволяет прокурору своевременно сориентироваться и дать правильное заключение о возможности рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, возможности заявления ходатайства об оглашении исследовании показаний при неявке по уважительной причине. Основание для такого прогноза могут служить данные о неоднократной неявке этих лиц к следователю, значительная удаленность места жительства свидетеля или потерпевшего, изменение ими показаний еще на стадии предварительного расследования, данные об угрозах в их адрес и иные факторы.

Выдвижение новой версии, которая не была проверена в ходе предварительного расследования, также встречается достаточно часто. О возможности такой ситуации в судебном заседании может свидетельствовать тот факт, что обвиняемый на стадии предварительного расследования не давал никаких конкретных показаний, ссылался на плохую память, нетрезвое состояние или заболевание. В таких случаях вполне может возникнуть неожиданная версия защиты.

Следующей ситуацией, которую может и должен прогнозировать государственный обвинитель, является заявление ходатайства различными участниками процесса. Важно, чтобы ходатайства не были для прокурора неожиданными. Чаще всего это касается ходатайств защитника и подсудимого. Если в ходе предварительного расследования адвокат и обвиняемый заявили ходатайство о вызове и допросе в качестве свидетелей определенных лиц, истребование доказательств, проведение определенных судебных действий для проверки своей версии, об изменении меры пресечения или объема обвинения, переквалификации действий обвиняемого или любые иные ходатайства, которые не были удовлетворены следователем, то вполне вероятно, что они заявят их на стадии судебного разбирательства, и прокурор должен заранее знать как на них реагировать, какое мнение высказывать.

В отдельных случаях, а стадии досудебной подготовки, можно прогнозировать даже отказ прокурора от обвинения. Чаще всего он возможен тогда, когда следствие проведено с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства, а собранные доказательства не свидетельствуют в достаточной степени о виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Государственный обвинитель, проанализировав заявление на стадии предварительного расследования ходатайства, может предложить возможную линию поведения различных участников судебного процесса, что поможет ему в выработке тактических приемов поддержания государственного обвинения.

Планирование государственным обвинителем своей деятельности по поддержанию обвинения – это прежде всего мыслительный процесс, помогающий построить программу своих действий в суде. Составление планов, схем, чертежей – является внешним выражением указанного процесса, позволяющим концентрировать наиболее важные моменты будущей деятельности.

Отдел по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Хабаровского края рекомендует использовать следующие виды планов:

1. Общий план участия обвинителя в судебном рассмотрении уголовного дела.

2. План участия обвинителя в отдельном судебном заседании.

3. План поддержания обвинения по многоэпизодным делам и делам на несколько лиц.

4. План-схема преступных связей.

5. План-расчет гражданских исков в уголовном процесса.

6. План, определяющий порядок исследования доказательств.

План должен помогать его составителю свободно ориентироваться в материалах уголовного дела, а в будущем стать основой для подготовки выступления в прениях сторон. План постоянно дополняется и корректируется в ходе судебного разбирательства.

Важным положением программы подготовки государственного обвинителя к судебному заседанию является изучение им специальной литературы, нормативных материалов и судебной практики применительно к конкретному уголовному делу. Появление новых составов преступлений, методика по которым еще не разработана, осложняет поддержание по ним государственного обвинения, а иногда делает его невозможным без соответствующей подготовки.

3.1.2. Задачи прокурора в подготовительной части судебного заседания

В подготовительной части судебного заседания прокурор дает заключение по возникающим вопросам, заявленным участниками процесса ходатайствам, сам заявляет различного рода ходатайства, высказывает свои соображения о возможности слушания дела в отсутствии кого-либо из лиц, вызванных в судебное заседание. Заключение прокурора является одним из процессуальных действий, логически связанным со всей его предшествующей и последующей деятельностью.

Заключение дается в устной форме, основное его содержимое заносится в протокол судебного заседания. В соответствии со ст. 277 УПК суд, как было сказано выше, в предварительной части судебного заседания заслушивает заключение прокурора о возможности слушания дела в отсутствие кого-либо их участвующих в деле лиц. При этом следует иметь в виду, что явка подсудимого, а также его защитника, если в деле участвует государственный обвинитель, обязательна во всех случаях, за исключением оговоренных в законе (подсудимый находится за границей или ходатайствует о слушании дела в его отсутствие при условии назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы).

Является целесообразным в случаях, когда дело будет необходимо слушанием отложить прокурору предложить допросить явившихся лиц, например, свидетелей, эксперта или специалиста, потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, чтобы не вызывать из вторично, если дело будет рассматриваться судом в прежнем составе.

Прокурору необходимо объективно относиться к ходатайствам, заявленным подсудимыми, его защитником о вызове и допросе новых свидетелей, назначении экспертизы (повторной, дополнительной, комиссионной), истребовании вещественных доказательств или документов.

Поспешное, не основанное на материалах дела, заключение прокурора об отказе удовлетворения заявленных ходатайств только подрывает авторитет прокурора, воспринимается как проявление им предвзятости и не способствует объективности в исследовании доказательств.

В своем заявлении прокурору надлежит учитывать соображения авторов заявляемых ходатайств и поддерживать те из них, которые имеют значение по делу, а в случае несогласия – привести убедительные аргументы, опровергающие их доводы. Для судей мнение прокурора особенно важно тогда, когда рассматриваются ходатайства, в удовлетворении которых было отказано следователем или прокурором на предварительном следствии. В стадии судебного рассмотрения подсудимый и защитник, как правило, повторяют эти ходатайства, поэтому для правильного их разрешения важно выслушать заключение прокурора.

Участие прокурора в судебном заседании и его заключения будут способствовать суду в принятии законного и обоснованного определения (постановления) лишь при том условии, если прокурор будет тщательно готовиться к участию в судебном процессе, проверять полноту, всесторонность и объективность производственного дознания или предварительного следствия, давать основанные на законе и материалах дела мотивированные заключения, вносить необходимые предложения по вопросам, связанным с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании. Каждое заключение прокурора, каких бы вопросов оно не касалось, должно быть:

Объективным и доказательным. Содержащиеся в нем выводы должны отражать истину по делу, никакие произвольные толкования и фактических обстоятельств не допустимы. В заключении следует приводить убедительные мотивы, логически безупречные доводы, которые будут определять те выводы, к которым пришел прокурор.

Всесторонними и полными. Прокурор в своем заключении не должен ограничиваться однозначным выражением своего мнения «согласен, не согласен»; оно во всех случаях должно в полном объеме раскрывать обстоятельства уголовного дела и позицию прокурора по обсужденным вопросам.

Юридически обоснованным, т.е. содержать ссылки на нормы материального и процессуального права. Если возникает необходимость дать юридическую оценку преступления или решить иные сложные правовые вопросы, целесообразно использовать судебную практику, сослаться на руководящие постановления Пленума Верховного Суда СССР или Пленума Верховного Суда РФ.

Определенным. Прокурор должен занять четкую позицию по обсуждаемому вопросу, высказаться положительно или отрицательно, а не альтернативно.

3.1.3. Участие прокурора в исследовании доказательств в судебном разбирательстве

В соответствии со ст. 277 УПК суд устанавливает порядок исследования доказательств, выслушав предварительно предложения участников процесса, начиная с обвинителя. Вопреки мнению некоторых практических работников, определение последовательности рассмотрения доказательств не носит формального характера и не сводится к решению вопроса, ставшего уже традиционным: допрашивать ли подсудимого первым или последним.

Продуманное, обоснованное установление порядка исследования доказательств имеет двоякое значение. Во-первых оно позволяет организовать судебное следствие, провести его наиболее рационально, целеустремленно, чтобы обеспечить исследование всех доказательств, необходимых для выявления возникающих по делу вопросов при наименьших затратах сил и времени судьи, сторон и вызванных в судебное разбирательство граждан.

Это особенно важно, например, по многим эпизодным групповым делам, где необходимо определить прежде всего последовательность допросов подсудимых, потерпевших, свидетелей: допрашивать ли их по эпизодам или исследовать доказательства в отношении отдельных подсудимых, или действовать как-то иначе. Во-вторых порядок исследования доказательств должен быть целесообразен тактически, в наибольшей мере способствовать установлению истины. С этой точки зрения важно, например, в каком порядке допрашивать подсудимых признающих и не признающих свою вину, главных и второстепенных участников преступления, не продолжить ли допрос подсудимого в отсутствие других подсудимых (ч. 3 ст.280 УПК), в какой момент судебного следствия предъявить документы, вещественные доказательства или иные доказательства, имеющие наибольшее значение и т.п.

Исследование доказательств, собранных предварительным следствием.

Наибольшее значение имеет участие прокурора в судебном следствии, в результате которого на основе исследования доказательств формируется в основном не только его, прокурора, позиция, но и в значительной мере выводы к которым может прийти в последствии суд. Именно на этом этапе должен быть создан фундамент в виде совокупности доказательств, однозначно подтверждающих обвинение (если оно действительно подтвердилось). Иначе прокурору не поможет никое красноречие в судебных прениях, а суд рискует принять ошибочное решение.

Статистика и изучение практики показывает, что именно невыполнение требований всесторонности предварительного и судебного следствия – одно из главных причин судебных ошибок и пересмотра приговоров вышестоящими судами.

В условиях осуществления правосудия в условиях состязательности и равноправия сторон именно на прокурора возлагается обязанность доказывать предъявленное подсудимому обвинение. Об активности и процессуальной подготовленности государственного обвинителя в решающей степени зависит полнота исследования представленных в суд доказательств, правильное разрешение дела.

Исходя из сказанного, государственный обвинитель прежде всего должен представить суду доказательства, собранные предварительным следствием. При этом необходимо соблюдать требования непосредственности судебного разбирательства (ст. 240 УПК), отступлением от этого требования (например, оглашение показаний свидетеля, отсутствующего в суде) допускается только в виде исключения, в соответствии с процессуальным законодательством (ст. 286 УПК).

Непосредственность исследования доказательств имеет особое значение при рассмотрении дела судом присяжных. В отличие от народных заседателей, присяжные не знакомятся с письменными материалами дела, и все, что не подвергается непосредственному рассмотрению в судебном заседании, остается для них неизвестным, не будет учтено при решении вопроса о виновности подсудимого. Более того, имеющиеся доказательства, особенно такие, как письменные документы, вещественные доказательства, заключения экспертов, должны быть продемонстрированы в суде наглядно, так, чтобы их содержание и значение для дела стало понятным не только профессиональным судьям, но и не специалистам.

Если собранные предварительным следствием и исследованные в судебном заседании доказательства дали ответ на вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора (ст. 303 УПК), прокурору остается толь проанализировать их в обвинительной речи. Задачи государственного обвинителя значительно усложняются, когда в суде выявляются те или иные пробелы предварительного следствия, существенные противоречия между различными доказательствами, или кода доказательства, в частности показания подсудимых, потерпевших и свидетелей, изменяются по сравнению с предварительным следствием. В подобных случаях, которые в практике весьма распространены, прокурор не может ограничивать себя рамками и выводами обвинительного заключения, нельзя забывать, что судебное разбирательство не сводится только к проверке материалов предварительного следствия. Оно должно быть самостоятельным, творческим исследованием доказательств в иных, по сравнению с предварительным следствием, процессуальных условиях, но и в рамках предъявленного обвинения. Участвуя в таком исследовании, обвинитель вынужден использовать все свое умение, чтобы помочь суду разобраться в деле и принять законное и обоснованное решение.

 Восполнение пробелов предварительного следствия.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством в судебном разбирательстве должны применяться меры к восполнению выявившихся пробелов предварительного следствия. В первую очередь такие меры должен принимать прокурор.

Восполнить пробелы расследования можно как за счет более тщательного исследования уже имеющихся доказательств (более подробного углубленного допроса потерпевшего, подсудимого, свидетеля прежде всего по поводу обстоятельств, недостаточно объяснимых, вызывающих сомнения, допроса эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения, назначения дополнительной или повторной экспертизы (ст. 289, 290 УПК), осмотра приобщенных к делу вещественных доказательств (ст.291 УПК), оглашения документов (ст.292 УПК), так и путем привлечения новых доказательств, необходимых для выяснения недостаточно исследованных или возникших вопросов).

Но прежде чем планировать свою деятельность по восполнению пробелов предварительного следствия, прокурору приходиться решать, можно не по данному делу в сложившихся конкретных условиях сделать это в судебном заседании.

Согласно разъяснениям высших судебных инстанций, в частности, Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.11.90 года «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование», неполнота следствия должна быть признана невосполнимой в суде, если для этого требуется проведение следственных и розыскных действий, связанных с отысканием новых доказательств, либо даже выяснения новых обстоятельств, нужно повести следственные действия в другой местности или в ином объекте, или, наконец, такие действия, производство которых в судебном разбирательстве затруднительно или невозможно. Этими положениями и должен руководствоваться государственный обвинитель.

Кроме того, необходимо учитывать то, что суд по собственной инициативе ни при назначении дела к слушанию, ни в судебном заседании не может направить дело на дополнительное расследование в связи с неполнотой предварительного следствия.

Вместе с тем, даже при наличии ходатайства со стороны обвинения о дополнении предварительного расследования в целях дальнейшего доказывания предварительного обвинения или расширения его объема, суд не обязан следовать этому ходатайству, во всяком случае, и возвращать дело для производства дополнительного расследования: он вправе вынести приговор, основываясь в том числе на конституциональном требовании о толковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого.

Думаю, с принятием этого постановления, будут повышены требования к качеству расследуемых дел.

Устранение противоречий между доказательствами

При наличии неустранимых ли необъяснимых противоречий между различными доказательствами может быть постановлен обвинительный приговор. В силу ст. 314 УПК в приговоре должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отвергает другие доказательства, невыполнением этого требования в соответствии со ст. 344 УПК, служит основание для отмены приговора. (Российская газета от 27.04.99 года). Разумеется и прокурор должен высказывать свое мнение по поводу приводимых доказательств.

Особое значение имеет исследование доказательств, не укладывающихся в версию обвинения, противоречащих, на первый взгляд, другим имеющимся в деле данным, которые по предварительной оценке уже представляются достоверными. Наличие таких доказательств (их можно называть потивоуликами), независимо от того, обнаружились они при ознакомлении с материалами предварительного следствия его защитником, или как-то иначе выявлены в судебном разбирательстве, обязывает прокурора тщательно их исследовать.

Игнорирование подобных сведений, в основе которого обычно лежит неосознанное, может быть, стремление избавиться от всего, что не вписывается в созданную уже картину преступления, в которую прокурор преждевременно уверовал, приводит иногда к тяжелейшим судебным ошибкам. Практика дает нам много примеров невинных из-за того, что не были надлежаще исследованы заявления об алиби подсудимого, об отсутствии у него существенных признаков, названных при опознании потерпевших или свидетелей, о несоответствии признания обвиняемого установленными по делу объективными данными и т.п.

Напротив, внимание к противоуликам, их поверка усугубляет процесс исследования обстоятельств дела, стимулирует активную деятельность суда и сторон, предохраняет от поверхностного подхода, предвзятости, односторонности. Своевременное выявление и исследование подлинного значения таких доказательств дает возможность проверить версию обвинения «на прочность», укрепляет в случае подтверждения убежденность в ее обоснованности, облегчает принятие решения судьями, создавая у них уверенность в том, что не было бы оставлено без внимания ни одно из обстоятельств, которые могли бы опровергнуть обвинение.

Практика выработала ряд способов, позволяющих устроить государственному обвинению в судебном разбирательстве противоречия в доказательствах или, по крайней мере, выяснить их причины. Решающее значение при этом имеет выяснение прокурором следующих вопросов:

Не выявлено ли обстоятельств, которые могли бы вызвать сомнения в достоверности доказательства:

а) соблюдены ли процессуальные формы и правила получения информации (например, исполнено ли требование об участии адвоката в определенных случаях при допросе подозреваемого или обвиняемого, при участии понятых в изъятии вещественных доказательств и т.д.);

б) каково отношение свидетеля к подсудимому, потерпевшему, нет ли оснований опасаться лжесвидетельства;

в) нет ли обстоятельств объективных и субъективных, которые могли бы помешать допрашиваемому воспринять наблюдаемые события и дать о них соответствующие действительности показания.

Какие имеются в показаниях потерпевшего, подсудимого, свидетеля, в заключении эксперта противоречия, неточности, пробелы, как изменить эти показания (заключение) на всем протяжении предварительного и судебного следствия.

В чем именно данное показание противоречит иным собранным по делу данным.

Основное средство выяснения этих вопросов – допрос потерпевшего, подсудимого, свидетелей, эксперта, составление между собой различных показаний одного и того же лица, в частности отношение в соответствии с законом, ранее данных показаний, сопоставление поверяемых показаний или иных доказательств со всеми другими.

По многим делам такое активное, тщательное, умелое исследование приводит к желаемым результатам. Но нередки случаи, когда традиционные способы проверки представленных следствием доказательств исчерпаны и дальнейшие многократные, иногда утомительные допросы свидетеля, становятся бесперспективны, а противоречие так и не удалось устранить.

В подобных случаях прокурору приходиться задумываться над тем, чтобы убедиться в достоверности или, напротив, ошибочности или ложности проверяемых сведений.

Прежде всего речь идет о применении при допросе методов, которые могут существенно помочь допрашиваемому (скажем, добросовестному свидетелю правильно описать события, очевидцем которых он был). В этих целях прокурор может заявить ходатайство об обозрении при допросе свидетеля схем, планов, фотографий, видеозаписи, отражающих обстановку мест происшествия; целесообразно будет в такой ситуации заявить ходатайство о допросе свидетеля на месте происшествия (ст. 293 УПК). Наиболее эффективен этот метод в случаях когда, допрашиваемому нужно сориентироваться в каком-либо помещении или на местности, в частности по делам о дорожно-транспортных происшествиях. По многим таким делам противоречия в показаниях очевидцев по поводу столь важных обстоятельств, как расстояние, на котором потерпевший выбежал на дорогу перед движущейся автомашиной, место наезда, условия видимости и т.д. – после их допроса на месте находят объяснения, поскольку удается выяснить причины неодинакового восприятия разными лицами и описание ими тех или иных событий и обстоятельств.

К числу следственных действий, помогающих устранить противоречия в доказательствах, принадлежит и следственный эксперимент. Ходатайства прокурора о его проведении целесообразны для выяснения реальности совершения тех или иных вмененных подсудимому действий (например, возможно ли через сделанный им в потолке магазина пролом извлечь определенные громоздкие предметы, кражу которых подсудимый в судебном разбирательстве стал отрицать, утверждая, что данные вещи через пролом вытащить невозможно, для проверки достоверности опознания, мог ли потерпевший в темное время суток, при описываемых им условиях рассмотреть лицо грабителя и т.п.)

Наконец эффективным средством устранения противоречий, к которому более часто прибегают государственные обвинители, является экспертиза. Если, например, потерпевший. Подсудимый или свидетель отстаивают свою версию события преступления, то перед экспертом может быть поставлен вопрос об оценке всех вариантов с точки зрения его специальных знаний о том, могли ли произойти события именно так, как утверждает каждый из них.

Исследование доказательств, изменившихся в судебном разбирательстве

Изменение в суде доказательств по сравнению с предварительным следствием весьма распространено в практике. Чаще всего таким изменениям подвергаются показания подсудимых, потерпевших, свидетелей. В большинстве случаев это связано с попыткой скомпрометировать доказательства обвинения, подорвать доверие к ним, чтобы помочь виновным уйти от ответственности. Но далеко не единичны такие факты, когда именно в суде допрашиваемые дают достоверные показания, чего не могли сделать ранее из-за неумелого, поверхностного допроса, предвзятости следователя, а порой применения им незаконных методов следствия. Выяснить причины изменения показаний, установить какие их них являются достоверными – одна из важнейших задач прокуратуры в суде.

Чтобы выполнить ее, нужно прежде всего избежать двух одинаково недопустимых и вредных для дела крайностей, в которые впадают иногда обвинители: либо некритически, без должной проверки и сопоставления с другими доказательствами воспринимают все, что говорит допрашиваемый в судебном заседании, и только на этих показаниях основывают свои выводы, либо безосновательно отвергают, а порой и просто игнорируют объяснения, данные суду и исходят, главным образом, из материального предварительного следствия.

Вероятность изменения показаний, как мной уже отмечалось выше, можно предвидеть ужи при ознакомлении с делом. Об этом могут свидетельствовать, например, поступившие в суд заявления обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, опровергающих сказанное ими на следствии. В таких случаях должен быть заранее назначен план поверки достоверности прежних и новых показаний, которые, судя по заявлению будут даны в суде. По групповым делам подсудимых, намеревающихся изменить показания, как правило не следует допрашивать первыми, чтобы не вызвать цепную реакцию. Иногда, в интересах истины, прокурору нужно заявить ходатайство о допросе подсудимого в отсутствие других подсудимых. Желательно также выяснить не содержаться ли вместе подсудимые, находящиеся под стражей, позаботиться. Чтобы были ограничены контакты между ними при доставлении в суд.

В судебном заседании, прежде всего необходимо, последовательное рассмотрение и анализ прежних и новых показаний. Одно из важнейших условий успеха в этом деле – отнестись к изменению показаний без предвзятости и раздражения, не торопясь с выводами, не прибегая к уговорам и угрозам ответственности за лжесвидетельство, чтобы вернуть допрашиваемого «на путь истины». Хотя бы прежние показания и показались прокурору условно достоверными. В подобных острых, порой конфликтных ситуациях, прокурор не должен забывать и о нравственных основах своей деятельности в процессе.

Оглашая и исследуя показания, данные на следствии, необходимо обратить внимание в первую очередь на то, насколько они полны и конкретны, нет ли в них самих существенных противоречий. Изучение ряда дел, по которым обвинение оказалось необоснованным, показывает, что лежащее в основе его признание было неоправданно кратким, фрагментарным, не содержало многих подробностей, которые обязательно знал бы обвиняемый, если бы действительно совершил преступление. Примерами могут служить некоторые дела, о таких преступлениях, как кража, грабеж, по которым в признании обвиняемого на следствии не было никаких сведений о судьбе похищенного или содержались явно надуманные объяснения. Такое умолчание, хотя казалось бы обвиняемый чистосердечно раскаялся, нередко свидетельствует о недостоверности признания.

Необходимый элемент проверки измененных показаний – сопоставление их с другими доказательствами. Что касается показаний подсудимого, то один из наиболее эффективных методов состоит в том, чтобы выяснить, есть ли в показаниях, от которых он отказывается, сведения о неизвестных до опроса обвиняемого и подтвердившихся при проверке фактах.

Однако при оценке подобных показаний, нужно убедиться, что указанные сведения действительно исходили от обвиняемого, а не были невольно подсказанные ему следователем или оперативными работниками. Для этого прокурор, во-первых должен исчерпывающе знать материалы дела, во-вторых научиться мыслить самостоятельно, творчески и нестандартно. М. был привлечен за изнасилование малолетней девочки, которая осталась одна в квартире, и кражу оттуда вещей. На следствии М. вину признал, рассказал об обстоятельствах преступления при выходе на место. Показания его о судьбе похищенных вещей были противоречивы, найти их не удалось. В суде М. отказался от признания, сославшись на давление следователя. В распоряжение суда была видеозапись выхода на место происшествия с участием обвиняемого. Часто такая видеозапись, используемая только для того, чтобы подтвердить добровольность и, следовательно, достоверность признания. В данном же случае прокурор и судья задались целью проверить, правильно ли М. ориентировался на месте происшествия. Видеозапись была произведена в присутствии отца потерпевшей, который на выходе на место происшествия, по объективным причинам, не участвовал. После осмотра он показал, что в рассказе подсудимого есть существенные неточности. (Тот в частности неправильно указал место, где хранились похищенные вещи). Наряду с сомнением в достоверности других доказательств это послужило основание для направление дела на дополнительное расследование.

Ссылка на принуждение к признанию, которая на практике встречается весьма часто, обязывает прокурора особенно внимательно, критически подойти к исследованию и оценке доказательств. Главное в конечном счете тщательная проверка обоснованности обвинения, достоверность и достаточность, положенных в его основу доказательств. Если обвинение однозначно, бесспорно подтверждается, это обычно означает и опровержение объяснений подсудимого о причинах изменения показаний. Что же касается возможностей непосредственной проверки в судебном заседании заявления подсудимого о применении недозволенных методах следствия, то они весьма ограничены. Для оценки такого заявления обычно используются данные, позволяющие в той или иной мере судить об обстановке допроса на предварительном следствии. Например: принимал ли участие в допросе прокурор, защитник, законный представитель; производилась ли звуко-, видеозапись допроса; допрашивались ли в суде понятые, присутствовавшие при выходе на место происшествия и т.п. Но абсолютной уверенности эти сведения все же не дают (если на самом допросе незаконного воздействия на обвиняемого не было, это еще не значит, что его не было вообще, показания, порой, оказываются подготовленными). Поэтому, обязательно учитывая названные дела, нельзя, как правило, только на их основании делать вывод о ложности обвинений подсудимого.

В последние годы получила распространение практика допроса в суде в качестве свидетелей следователя и оперативных работников милиции, на нарушение законов которыми ссылается подсудимый, причем, показания их потом приводятся в обвинительной речи прокурора и в приговоре в подтверждение того, что признание на следствии было достоверным.

В юридической литературе неоднократно отмечалось, что допрос указанных лиц в качестве свидетелей, не основан на законе и отрицательный их ответ на вопрос, допускали ли они незаконное давление на обвиняемого, не имеет доказательственного значения.

Практика показывает, что для подлинной, а не формальной проверки заявления подсудимого, необходимо по крайней мере следующее: подробный его допрос по поводу сообщаемых сведений; допросы и очные ставки с лицами, на чьи незаконные действия он ссылается; выяснение обстоятельств, объективно подтверждающих или, напротив, опровергающих заявление подсудимого, прежде всего допросы лиц, которым от него могло быть известно о причинах признания, в частности – содержавшихся вместе с ним под стражей; истребование данных из медицинских учреждений, где проверялось его состояние или куда он мог обращаться; истребование сведений о том, поступали ли от обвиняемого аналогичные жалобы в ходе следствия и т.д.

3.1.4. Участие государственного обвинителя в судебных прениях

После рассмотрения всех доказательств и при отсутствии ходатайства участников уголовного процесса о дополнении чем-либо судебного следствия, суд объявляет судосборное следствие оконченным и переходит к судебным прениям.

Судебные прения состоят из речи обвинителей, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, защитников и подсудимого, если защитник в судебном заседании не участвует. Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 15.01.99 года «По делу о проверке конституционности положений ч. 1, 2 ст. 295 УПК РСФСР в связи с жалобами гражданина Клюева» потерпевший наравне с указанными выше лицами принимал участие в судебных прениях.

Значение судебных прений состоят, прежде всего, в том, что они служат формированию внутренних убеждений судей на основе всестороннего и глубокого анализа всех обстоятельств дела. Кроме того они оказывают воспитательное воздействие на граждан, присутствующих в судебном заседании. Они помогают присутствующим уяснить суть дела, обстоятельства и опасность совершенного преступления, его последствия. Они оказывают воздействие и на самого подсудимого. Выслушав участников судебного разбирательства, он имеет возможность осмыслить свое поведение в судебном заседании, оценит свои действия при совершении преступления.

На прокурора возложена обязанность доказывания возложенного на подсудимого обвинения. Выступая в прениях, он должен высказать и обосновать свою позицию по вопросам, которые согласно ст. 303 УПК, подлежат разрешению судом при постановлении приговора.

Основными элементами речи прокурора в судебном заседании являются:

1. Оценка общественной опасности совершенного преступления.

2. Изложение фактических обстоятельств дела.

3. Анализ и оценка исследованных в суде доказательств и их источников.

4. Обоснование юридической формулировки и правовой квалификации содеянного.

5. Характеристика личности подсудимого.

Обоснование выводов и решения по делу.

Анализ причин и условий, способствующих совершению преступлений и предложений по их устранению.

Определение судьбы вещественных доказательств.

Последовательность данных элементов, а также их содержание и удельный вес могут быть различными – это тактическое решение государственного обвинения по каждому уголовному делу.

Речь прокурора должна быть мотивированной, убедительной, юридически точной и вместе с тем понятной для слушателей.

Отказ государственного обвинителя от поддержания обвинения, последствия такого отказа

Если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного обвинения, он обязан отказаться от обвинения и указать суду мотивы отказа. Это не личное его усмотрение, а обязанность представителя государственного органа по устранению нарушения закона. Данное положение, закрепленное в законе (ст. 248 УПК РФ), в приказе Генерального Прокурора № 82, обеспечивает прокурору гарантии его независимости и объективности в суде.

Однако при этом необходимо учитывать ту ответственность, которая ложиться на государственного обвинителя, отказавшегося от поддержания обвинения.

Правомерный отказ от поддержания государственного обвинения свидетельствует о неудовлетворительной работе органов предварительного следствия и прокурора, утвердившего обвинительное заключение по такому уголовному делу, а в его лице и самих органов прокуратуры. Положение указанных лиц будет еще более тяжелое, если оправданному в ходе предварительного следствия в качестве меры пресечения было избрано – заключение под стражу, т.о. последний имеет право требовать компенсацию морального вреда, в связи с незаконным содержанием под стражей. Понятно, что в таком случае, все виновные лица будут наказаны в дисциплинарном порядке. Но еще раньше сам государственный обвинитель будет написать не одно объяснение вышестоящим прокурорам, доказывая правильность своей позиции, при этом массу упреков по поводу неиспользованной возможности, заявить ходатайство о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование. И никто при этом не учел бы, что такая позиция прокурора могла создать возможность отказа гражданину в эффективном восстановлении его прав судом, не обеспечивая ни обвиняемым в совершении преступлений, ни потерпевшим от преступных действий доступ к правосудию в разумный срок. Более того, рассмотрение дела судом в таком случае, вероятно, уже не состоится, поскольку действующее уголовно-процессуальное урегулирование допускает прекращение уголовных дел в ходе дополнительного расследования. Т.о., возвращение гражданских дел на дополнительное расследование в таких случаях связано как с отказом от вынесения оправдательного приговора, т.е. от публичной реабилитации незаконно привлеченных к уголовной ответственности, так и с не предоставлением своевременной защиты потерпевшим, поскольку возвращение дела органам расследования может безосновательно отдалять для потерпевших перспективу судебного определения их прав.

Постановление Конституционного Суда РФ от 20.04.99 года, п. 6.

Кроме того, если в ходе дополнительного расследования дело прекращается, то невиновное лицо, в отношении которого велось уголовное преследование, а также потерпевший вообще лишается возможности получить защиту в суде от незаконного действия органов правосудия, поскольку такие действия подлежат проверке судом как правило лишь в процессе судебного разбирательства по делу после окончания расследования.

Решение о производстве дополнительного расследования позволяет так же осуществляющим его органом добиваться существенного дополнительного продолжения сроков действия и сроков применения процессуальных мер принудительного характера, в том числе содержания обвиняемых под стражей.

Так что обеспеченная законом процессуальная самостоятельность государственного обвинителя на практике очень слабо «приживается».

Теперь остановлюсь на вопросе последствия отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения. Так, в силу п. 3 Постановления Конституционного Суда от 20.04.99 года, о котором я уже неоднократно упоминала, если прокурор и потерпевший отказались от поддержания обвинения в суде, то это должно приводить – в системе действующих уголовно-процессуальных норм при их конституционном истолковании – к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии (иногда в тех случаях, когда прокурор просит переквалифицировать на менее тяжкое преступление действие подсудимого).

В связи с изложенным интересным представляется вопрос , а не будут ли нарушены права потерпевших, предусмотренные ст. 52 Конституции РФ, когда прокурор отказывается от обвинения или предлагает суду переквалифицировать действия подсудимого на более легкую статью, а потерпевший настаивает на первоначальном обвинении.

Или другая ситуация: государственный обвинитель не поддерживает обвинение в связи с занятостью в другом процессе. В действия подсудимого содержится, например, на состав грабежа, а разбоя. Для суда это очевидно, но он не может по собственной инициативе вернуть дело на дополнительное расследование по такому основанию. Защитнику подсудимого также сей факт очевиден, но он не будет, да и не имеет право заявлять подобное ходатайство, которое ухудшает положение подзащитного. Потерпевший просит суд назначить самое строгое наказание за совершенное в отношении него преступление (т.е. за разбой), но в силу незнания закона, не заявляет необходимого ходатайства, но ведь все таки просит наказать за разбой? Какой будет судебная практика нам только еще предстоит узнать. На сегодняшний день пока никаких разъяснений данного постановления Конституционного Суда нет.

Думаю, на практике более остро будет стоять другой вопрос. Государственный обвинитель, заблуждаясь в силу каких-либо обстоятельств, ошибочно отказывается от поддержания государственного обвинения вообще или усматривает, также ошибочно, в действиях подсудимого более тяжкий состав преступления.

Ответ на этот вопрос один – суд обязан следовать позиции государственного обвинителя, а также тогда опять с правами потерпевшего?

Кто-либо может возразить, сказав, когда это наши государственные обвинители отказывались о поддержания государственного обвинения, и упрекнут меня в искусственном создании проблемы. Однако приведу пример из практики.

В первой половине 1998 года помощник прокурора Железнодорожного района г. Хабаровска, участвуя в рассмотрении уголовного дела, по обвинению К. отказалась от поддержания государственного обвинения, попросив оправдать подсудимого. Суд согласился с позицией государственного обвинителя и вынес оправдательный приговор. Судебная коллегия по уголовным делам Хабаровского краевого суда приговор отклонила, в связи с тем, что в действиях К. был состав преступления, и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Таким образом, и такая проблема существует. Представляется, что ее нужно решать, повышая требования, предъявляемые к государственным обвинителям.

3.2. Опротестование судебных решений

Особенностью кассационного производства является то, что предмет его проверки составляют важнейшие акты правосудия – приговор, определение и постановление суда, которые должны быть законченными, обоснованными и справедливыми.

Следует учитывать, что не все определения и постановления суда могут быть обжалованы и опротестованы, а лишь те, которые указаны в части первой и второй статьи 331 и в постановлении Конституционного суда РФ от 02. 07. 98 г. «О конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР».

В последнем акте указано, что обжалованию и опротестованию подлежат следующие определения (постановления) суда первой инстанции:

• о назначении судебного заседания;

• о направлении дела для производства дополнительного расследования;

• о применении или изменении меры пресечения;

• о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы;

• об отложении разбирательства, приостановлении уголовного дела;

• о роспуске коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, постановлением Конституционного суда РФ от 06. 07. 98 г. «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 325 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В. В. Шаглия». Признано положение 25 статья 325 УПК РСФСР, лишающее осужденного пава на обжалование в конституционном порядке приговора Верховного Суда РФ, не соответствующим Конституции.

В развитии данного постановления принят закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР». ГПК РСФСР и УПК РСФСР» от 16. 12. 98 г. Таким образом, приговоры вынесенные в первой инстанции Судебной Коллегией по уголовным делам и Военной коллегии Верховного Суда РФ могут быть обжалованы и опротестованы в Кассационную Коллегию Верховного Суда РФ.

Уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязательного рассмотрения в кассационном порядке всех приговоров, постановленных судами первых инстанции. Круг уголовных дел, являющихся предметом проверки судом кассационной инстанции, ограничен теми уголовными делами, законность и обоснованность приговоров, по которым, оспаривает прокурор и указанные в законе лица. Только по этим уголовным делам кассационное рассмотрение является обязательной стадией уголовного процесса. В кассационном порядке ежегодно проверяется судами, в соответствии с жалобами и протестами, около 30 % приговоров, постановленных судом первой инстанции. Приговоры по остальным делам, то есть по большинству уголовных дел, вступает в законную силу по истечении кассационного срока.

Неправильно было бы рассчитывать на то, что осужденный в каждом случае, когда при решении его судьбы допущена ошибка, в особенности осужденный, не достигший совершеннолетия, может усмотреть эту ошибку и обжаловать неправосудный приговор. Поэтому, наступление предусмотренных процессуальных последствий в стадии кассационного производства в существенной мере определяется уровнем проверки прокурором дел в кассационный срок. Именно на прокуроре лежит обязанность выявлять все судебные решения, по которым допущены нарушения закона и норм уголовного процесса, и приносить по ним кассационные или частные протесты.

Кассационное опротестование неправосудных приговоров, определение и постановление суда является наиболее оперативной и эффективной формой устранения нарушения закона. Предотвратить вступление в законную силу незаконных и необоснованных судебных решений – одна из важнейших задач прокурора.

Генеральный прокурор РФ требует от всех прокуроров: обеспечить неуклонное исполнение требований закона об опротестовании в кассационном порядке каждого незаконного или необоснованного приговора, определение и постановление суда; повысить персональную ответственность прокуроров за своевременную и квалифицированную проверку законности и обоснованности приговоров, определений и постановлений, как по делам, по которым поддерживалось государственное обвинение, так и рассмотренных без участия прокурора; улучшить качество кассационных и частных протестов с тем, чтобы выдвигаемые в них требования строго соответствовали закону, материалам уголовного дела и были тщательно аргументированы; должным образом реагировать по каждому случаю отмены или существенного изменения незаконного и необоснованного приговора, который не был опротестован в кассационном порядке; усилить надзор за законностью рассмотрения судами уголовных дел в кассационном порядке; обеспечить своевременную и глубокую проверку дел, поступивших в суд кассационной инстанции, с учетом договоров, содержащихся в жалобах и протестах; незамедлительно опротестовывать в надзорном порядке незаконные и необоснованные определения выносимые кассационной инстанцией; наиболее существенные расхождения в позициях прокурора-кассатора с определением суда кассационной инстанции выносить на обсуждение прокуроров субъектов РФ, полномочных в силу Закона, принести протест в порядке надзора на предмет отмены или изменения определения вынесенного судом кассационной инстанции.

Право принесения кассационного или частного протеста по уголовному делу, принадлежит, прежде всего, прокурору, который поддерживал в суде обвинение по данному уголовному делу, независимо от занимаемой им должности (прокурор, помощник прокурора, прокурор управления или отдела). Как указано в приказе № 82, правом принесения кассационного или частного протеста обязан воспользоваться, в первую очередь, прокурор, поддерживающий государственной обвинение. Если обвинитель этого не сделал, либо дело было рассмотрено без участия прокурора, такой протест в пределах своей компетенции должен принести прокурор или его заместитель. Прокурор, возглавляющий прокуратуру и его заместитель, вправе принести протест независимо от того, участвовал он в рассмотрении дела или нет.

Протест приносится обычно прокурорам, соответствующим по уровню суду, постановившему приговор или иное судебное решение: районный, городской прокурор вправе опротестовать приговор районного, городского суда, прокурор края вправе опротестовать приговор краевого суда и так далее. Исходя из принципа централизации прокуратуры, протест может также принести вышестоящий прокурор или его заместитель.

В практике возникал вопрос о порядке опротестования судебных решений прокурорами специализированных прокуратур, когда направленные им дела рассматриваются территориальными судами. Согласно указаниям Генерального прокурора РФ, прокуроры транспортных, природоохранительных прокуратур, а также военные прокуроры (по делам, направленным для рассмотрения в территориальные суды), приносят кассационные и частные протесты только по делам, по которым они поддерживали государственное обвинение. В остальных случаях вопрос о принесении протеста решается соответствующим территориальном прокурором, которому они предоставляют необходимые для этого материалы.

В практике возникал и другой вопрос, так в мае 1999 года прокурору Железнодорожного района был возвращен кассационный протест принесенный по уголовному делу по обвинению С. и К., как принесенный не управомоченным субъектом. Ситуация была следующей, Транспортной прокуратурой было направлено в Железнодорожный суд уголовное дело по обвинению С. и К. Государственное обвинение по данному делу поддерживал помощник прокурора Транспортной прокуратуры. В ходе проверки дел в кассационный срок прокурор Железнодорожного района установил, что данный приговор вынесен с существенными нарушениями норм УПК РСФСР и внес протест. Как я уже упомянул, протест был возвращен прокурору Железнодорожного района. Однако, данное возвращение кассационного протеста противоречит приказу Генерального прокурора РФ № 24 «О разграничении компетенций территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур» от 09. 04. 96 г.

Основаниями к пересмотру приговора (а следовательно и к принесению протеста) является:

• односторонность и неполнота судебного следствия;

• несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела;

• существенные нарушения уголовно-процессуального закона;

• неправильное применение уголовного закона;

• несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного.

Протест прокурора должен отвечать требованиям законности, обоснованности и юридической правильности. Протест должен убеждать судей кассационной инстанции и вышестоящего прокурора в обоснованность позиций, занятой автором протеста. Рассматривая дело в кассационной инстанции, Состав суда прежде всего знакомится с протестом прокурора.

Прокурор может опротестовывать как в целом приговор, так и в отдельной его части. Это может касаться юридической оценки преступления или меры наказания. В протесте может быть поставлен вопрос о прекращении дела в отношении одного из осужденных, с оставлением без изменения приговора относительно других лиц.

Предложения прокурора могут сводиться к исключению из обвинению отдельных эпизодов, изменению суммы взысканного ущерба. В кассационном протесте прокурор указывает основание к отмене или изменению приговора и подтверждает их ссылкой на статью уголовно-процессуального кодекса.

При решении вопроса о принесении протеста прокурор исходит из полномочий кассационной инстанции, указанных в Законе. Если кассационная инстанция соглашается с протестом прокурора и признает приговор незаконным, она отменяет или изменяет его. Высказывая предложения об отмене приговора, прокурор может просить направить дело на новое расследование или новое судебное рассмотрение, а также может предлагать прекратить его по основаниям, изложенным в законе. Прокурор может просить кассационную инстанцию, не отменяя приговора, смягчить наказание, назначенное судом; или применить закон о менее тяжком преступлении.

Кассационный протест можно разделить на 4 части. Во вводной части указывается наименование судебной инстанции, в которую адресован протест, точное наименование суда, постановившего приговор или иное решение, фамилии и краткие анкетные данные осужденного (оправданного). В описательной части указывается Закон, по которому он осужден или оправдан, краткое содержание приговора (в чем признан виновным). В мотивировочной части приводится обоснование требований протеста, указывается, чем они подтверждаются (ссылки на закон те или иные разъяснения Пленума Верховного Суда, на имеющиеся в деле доказательства).

В резолютивной части четко, формулируются требования прокурора об отмене или изменении приговора со ссылкой на соответствующие нормы процессуального закона. Если прокурор просит приговор суда отменить, то в резолютивной части необходимо указать куда нужно направить дело: на новое судебное расследование в тот же суд, но в ином составе или для производства дополнительно расследования. Если приговор необходимо изменить – то обязательно указание на какую статью переквалифицировать действие осужденного и до какого предела снизить наказание. Протест должен быть подписан прокурором с указанием его должности.

В судебной практике, наиболее распространенной ошибкой является противоречие между мотивировочной и резолютивной частями кассационного района, между первым и дополнительным кассационными протестами.

Так, по делу О. прокурор Железнодорожного района приносит протест об отмене приговора без указания мотивов своего мнения, почему он считает приговор незаконным. Вскоре, по этому же делу, приносит дополнительный протест, противоречащий первому, в котором просит приговор изменить, и опять же выдвигая при этом основание, влекущее отмену приговора. В коллегии находятся два взаимоисключающих протеста, непонятно, какое из них прокурор полагает необходимым взять за основу кассационного рассмотрения.

На практике иногда возникает необходимость преставления в кассационную инстанцию дополнительного протеста. Действующий УПК такую возможность прокурору предоставляет и определяет, что дополнительный протест может быть подан в кассационную инстанцию до начала рассмотрения дела, чтобы осужденный и его защитник имели возможность ознакомиться с дополнительным протестом и представить на него свои возражения.

Закон «О прокуратуре РФ» лишил вышестоящих прокуроров права отзыва кассационных и частных протестов, приносимых нижестоящими прокурорами. Такое право сохранено лишь за прокурорами, являющимися авторами кассационных и частных протестов. Это не только обеспечивает процессуальную самостоятельность, но и значительно повышает их ответственность за законность, обоснованность и качество приносимых протестов. Прокурор, принесших кассационный или частный протест вправе сам поддержать его в суде кассационной инстанции. Если же в рассмотрении дела по протесту прокурора участвует прокурор отдела вышестоящей прокуратуры, он не связан в процессуальном плане с доводами, приведенными в протесте, и оценивается законность и обоснованность приговора, определение и постановление по материалам уголовного дела, руководствуясь законом и своим внутренним убеждением. Иначе говоря, он освобожден от обязанности поддерживать протест прокурора, как это было предусмотрено раннее действовавшим законодательством.

Если прокурор, участвующий в суде кассационной инстанции, усматривает, что кассационный или частный протест принесен необоснованно, вопреки материалам уголовного дела, он вправе обратить на это внимание автора протеста и предложить ему отозвать протест с рассмотрения кассационной инстанции. В случае, если автор протеста не согласен отозвать свой протест, прокурор-кассатор дает в суде кассационной инстанции заключение об отклонении этого протеста, а затем указывает автору протеста, в чем состояла ошибочность его позиции при принесении кассационного или частного протеста.

В то же время, отклонение процесса судебной коллегии при аналогичной позиции прокурора-кассатора не лишает лица, принесшего протест выйти с представлением к прокурору субъекта о принесении протеста в порядке надзора.

Отдел по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Хабаровского края указал на факты, когда прокуроры мирятся с необоснованными решениями кассационной коллегии. Так, в сентябре 1997 года, коллегия необоснованно отклонила частный протест прокурора Железнодорожного района г. Хабаровска по делу Б., кумыка по национальности, признать его не владеющим русским языком. Материалы дела опровергали данный вывод суда, однако ни прокурор района, ни прокурор-кассатор не приняли мер к опротестованию необоснованного решения в порядке надзора. Не найдя переводчика, орган следствия дело прекратил по надуманным основаниям. Только в январе 1999 г. незаконное определение суда было отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение. Соглашательская позиция прокуроров несовместима с требованиями наказания за содеянное.

Правовая регламентация деятельности суда кассационной инстанции позволяет ему в достаточно короткий срок проверить уголовное дело и принять решение по существу, отменив или изменив незаконный или необоснованный приговор, или оставить приговор без изменения, если он соответствует закону и обоснован материалами уголовного дела. Одно из существенных гарантий, успешного выполнения судом второй инстанции стоящих перед ним задач является участие прокурора в кассационном рассмотрении уголовных дел.

Генеральный прокурор РФ в приказе № 2 предлагает прокурорам участвовать, как правило, по всем делам рассматриваемым в кассационном порядке. Он предоставляет прокурорам, участвующим в кассационной инстанции, процессуальную самостоятельность при даче заключения и вместе с тем повышает их персональную ответственность за правильность даваемых заключений. Задача прокуроров-кассаторов состоит в том, чтобы каждый незаконный или необоснованный приговор был отменен или изменен. В своем заключении, он выражает позицию прокуратуры о законности или незаконности обжалованного или опротестованного приговора. Заключение дается в устной форме, основные положения его находят отражение в кассационном определении. Прокурор вправе по отдельным, крупным по объему делам, представить кассационной инстанции свое заключение в письменном виде, но только после того, как оно будет сообщено устно. Оно может быть приобщено к уголовному делу.

Если при ознакомлении с делом прокурор установит, что органом предварительного следствия и судом первой инстанции не выполнено требование закона по установлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступления, он, в своем заключении, ссылаясь на статью 355 УПК, высказывает просьбу о вынесении частного определения в адрес конкретных должностных лиц, на обязанности которых лежит установление этих причин и условий, но и, по возможности указать те пути и средства, применение которых может их устранить.

В тех случаях, когда будут установлены нарушения материального закона и норм уголовного процесса, прокурору следует высказать кассационной инстанции предложения о вынесении частного определения с направлением его соответствующему должностному лицу органов дознания, предварительного следствия и суда!

Основанием к пересмотру судебного решения, вступившего в законную силу, является протест прокурора, председателя суда или их заместителей, упомянутых в законе. В соответствии со статьей 371 УПК, протест в порядке надзора вправе приносить: Генеральный прокурор и его заместители – на приговоры, определения и постановления любого суда РФ, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда РФ; прокурор субъекта РФ – на приговоры, определения и постановления судебной коллегии по уголовным делам областного и соответствующего ему суда, рассматривающих дело в кассационном порядке.

Закон запрещает опротестовывать оправдательный приговор, определения или постановления суда о прекращении дела, а также обвинительный приговор по мотивам мягкости наказания или необходимости применить закон о более тяжком преступлении, если прошло более года после вступления их в законную силу. В этих случаях, законодатель исходит из того бесспорного положения, что подлежащий опротестования приговор, хотя не соответствует закону и является неправосудным и при иных условиях подлежал бы изменению или отмене, однако фактор времени в данной ситуации имеет решающее значение. Такие прокуроры не должны висеть до бесконечности «дамокловым мечом» над головой осужденного.

В связи с этим, Верховный Суд РФ разъяснил, что по основаниям, ухудшающим положение осужденного не могут быть пересмотрены и отменены в порядке надзора по истечении года со дня вступления в законную силу приговоры, определений и постановлений судов по вопросам, касающимися, в частности: применения к осужденному акта амнистии; исчисление срока отбывания наказания; освобождение осужденного от отбывания наказания по болезни или инвалидности; применения к осужденному условно-долгосрочного освобождения от наказания или замены неотбытой части наказания более мягким; сокращении испытательного срока лицу, условно освобожденному; снятие судимости.

Уголовно-процессуальный закон подробно регламентирует как порядок исследования дела и применения по нему решения, так и порядок рассмотрения дела судом надзорной инстанции. Пределы надзорного производства, как самостоятельной стадии уголовного процесса определяется моментом начала проверки жалобы и истребования уголовного дела и заканчиваются рассмотрения протеста в надзорной инстанции.

Учитывая важность проверки жалобы приговоров, вступивших в законную силу, Генеральный прокурор РФ требует от подчиненных прокуроров установить такой порядок, чтобы каждая поступившая в прокуратуру жалобы на приговор, определение и постановление суда были рассмотрены самым тщательным образом и разрешены правильно – только по закону.

По каждой жалобе должны быть приняты меры к устранению нарушений закона, а при отсутствии оснований к пересмотру приговора необходимо составлять заключения, а заявителю давать конкретный, мотивированный ответ. Лица, имеющие право принесения протеста в порядке надзора, вправе истребовать, в пределах своей компетенции, любое уголовное дело, для решения вопроса о принесении протеста на вступившие в законную силу приговор, определения, постановления суда. Право истребования дела из районных судов принадлежит также прокурорам районов, которые в необходимых случаях вносят вышестоящему прокурору представления о принесении протеста в порядке надзора.

Проверить жалобу может как тот прокурор, который по закону правомочен принести протест в порядке надзора, так и подчиненные ему прокуроры. В последнем случае окончательное решение по делу принимает прокурор, уполномоченный законом на принесение законного протеста.

Не допускается направление жалоб тем должностным лицам, действия которых обжалуются. Проверка дела в порядке надзора не может быть поручена и прокурору, который поддерживал в суде государственное обвинение.

Прежде чем принять окончательное решение – принести по делу протест или отказать в этом, прокурору следует ответить на следующие вопросы:

• соответствует ли приговор и последующее судебное решение имеющимся доказательствам по делу;

• правильно ли квалифицировано преступление;

• соответствует ли назначенная мера наказания тяжести содеянного и данным о личности осужденного;

• соблюдены ли требования законности об обеспечении права обвиняемого на защиту;

• исполнены ли предписания закона об обеспечении обвиняемого переводчиком, если судопроизводство проведено на языке, которым осужденный не владеет;

• не допущено ли нарушение уголовно-процессуального закона в ходе производства по делу с момента возбуждения уголовного дела до вынесения определения кассационной инстанцией;

• правильно ли разрешены следователем, судом, прокурором заявленные в ходе всего производства по делу ходатайства обвиняемого (подсудимого), его защитника, потерпевшего и других участников процесса;

• достаточно ли полно и эффективно проведено судебное разбирательство уголовного дела.

Прокурор не может ограничиваться пределами жалобы, в особенности тогда, когда речь идет о существенных нарушениях закона, допущенных в отношении лица, обратившегося с жалобами: осужденный не может знать о нарушениях закона в отношении других привлеченных лиц.

В соответствии с приказом Генерального прокурора РФ № 82 право принимать решения об отказе в опротестовании приговоров, определений и постановлений судов, вступивших в законную силу, в республиканских, краевых, областных и приравненных к ним прокуратурах предоставлено руководителям этих прокуратур.

Если при проверке обнаружится, что приговор, определение и постановление суда являются незаконными или необоснованными, то на это судебное решение выносится протест, который вместе с уголовным делом направляется для рассмотрения в соответствующую надзорную инстанцию. К содержанию протеста в порядке надзора не предъявляется каких-либо иных требований, кроме тех, которым должен отвечать кассационный протест.

К протесту приобщаются дополнительные материалы, представленные в обоснование жалобы или собранные прокурором при проверке жалобы, а в отдельных случаях и сама жалоба, послужившая основанием для принесения протеста. В протесте необходимо дать подробное описание в нарушении закона и их последствий. Недостаточно ограничиться указанием на те или иные нарушения закона, допущенные органом расследования или судом, надо доказать, что они являются существенными и повлекли за собой постановление незаконного, необоснованного, неправосудного приговора и привели к существенному ограничению прав и законных интересов участников процесса. В случае необходимости прокурор, принесший протест, в пределах своей компетенции вправе приостановить исполнение приговора. При наличии данных, свидетельствующих о явном нарушении закона, те же лица вправе одновременно с истребованием уголовного дела, приостановить исполнение приговора, определения и постановления до их опротестования на срок не выше трех месяцев. Прокурор, принесший протест вправе его отозвать до начала судебного заседания, в котором протест подлежит рассмотрению. Этого права лишены вышестоящие прокуроры. При отзыве протеста в порядке надзора наступают те же последствия, что и при отзыве кассационного протеста: прекращение надзорного производства по уголовному делу.

Уголовно-процессуальное законодательство подробно регламентирует порядок рассмотрения дела в суде надзорной инстанции. Протест подлежит рассмотрению судом надзорной инстанции не позднее 15 суток, а в Верховном Суде РФ – не позднее месяца с момента поступления дела с протестом. В рассмотрении уголовных дел судами надзорной инстанции участие прокурора является обязательным. В случае неявки прокурора слушание дела откладывается. О дате и времени рассмотрения перенесенного протеста надзорной инстанции заранее извещают прокурора. Участвующий в судебном заседании прокурор поддерживает принесенный им протест или дает заключение по делу, рассматриваемому по протесту председателя суда или его заместителю. Эффективность деятельности прокурора в суде надзорной инстанции во многом зависит от его подготовленности к участию в судебном заседании, от его способности занять правильную позицию по делу. Своим заключением прокуроры способствуют формированию состава судей внутреннего убеждения об обоснованности или необоснованности протеста.

Давая заключение об отклонении протеста прокурор приводит аргументы в подтверждении того, что доводы протеста являются несостоятельными или несущественными. При этом он ссылается на конкретные доказательства и на соответствующие нормы уголовного и уголовно-процессуального закона. Когда прокурор приходит к убеждению о необходимости отмены приговора, определений или постановления, он указывает с какой стадии подлежит возобновление процесса производства по делу.

В случае несогласия прокурора, участвовавшего в рассмотрении дела, с определением (постановлением) суда надзорной инстанции он вправе вновь начать надзорное производство, включив в предмет опротестования и определения (постановления) суда надзорной инстанции, если оно не соответствует закону и материалам уголовного дела. В ходе осуществления судебной реформы, подготовки нового Уголовно-процессуального кодекса были высказаны заслуживающие внимание соображения об упорядочении пересмотра приговоров и иных судебных решений, вступивших в законную силу, в частности, первого этапа надзорного производства рассмотрение ходатайств об истребовании дела и принесении протеста. Этот порядок почти не регламентирован в УПК и носит в значительной мере непроцессуальный характер. В результате остаются порой не защищены законные интересы лица, обратившегося с ходатайством. Решение об истребовании дела, о принесении протеста или об отказе и в том и в другом случаях порой зависит от субъективного мнения одного человека – судьи или прокурора и принимается в непроцессуальном порядке. Из-за множественности лиц, правомочных принести протест, и отсутствия в законе указания о том, какое же решение по ходатайству окончательное, переписка с заявителем становится бесконечной.

В новом УПК РФ предполагается регламентировать указанные вопросы. Учитывая, что предусматриваемая возможность обжалования и проверки приговоров в апелляционном, а затем в кассационном порядке усиливает гарантию своевременного исправления судебных ошибок, правильного разрешения дела, представляется необходимым оставить в новом УПК право пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу, только за Верховным Судом РФ, более четко сформулировать основания к пересмотру, предусмотрев в качестве таковых только наиболее серьезные нарушения закона; установить, что окончательное решение по поступившему в Верховный Суд ходатайству об истребовании дела принимает не один человек, а коллегия судей в процессуальном порядке. Дело, истребованное в Верховный Суд или поступившее с протестом Генерального прокурора РФ, рассматривается в судебном заседании.

3.3. Практика поддержания государственного обвинения и опротестования незаконных и необоснованных судебных постановлений по уголовным делам, рассмотренным в Хабаровском крае за 1998 год

В 1998 году прокуратурами Хабаровского края проделана значительная работа по укреплению законности в сфере правосудия.

Судами края по первой инстанции рассмотрено 20487 уголовных дел. Увеличение их на 11,1%, в сравнении с 1997 годом, создало определенные сложности, однако большинство горрайпрокуратур справились с ними, не допустили снижения уровня участия прокурора в судебных стадиях процесса. Более того, в целом по краю возрос уровень поддержания государственного обвинения с 51,8% до 54,3%, хотя дел с вынесением приговора рассмотрено так же больше (10670 против 10097). Обвинение поддержано по 5761 уголовному делу.

Обеспечено поддержание обвинения по всем 90 уголовным дел краевой подсудности; по 92% в отношении несовершеннолетних, , по 95% о тяжких преступлениях, что так же выше, чем в предыдущие годы.

В 10 районах края уровень поддержания государственного обвинения выше среднекраевого показателя.

Наибольшее количество дел рассмотрено с участием оперативных работников прокуратуры г.Комсомольска, Индустриального и Железнодорожного районов, соответственно, 1126, 680 и 536 дел, в этих районах самый большой объем рассмотренных судом с приговором дел – 1811, 1238, 1259.

Больше проверено в установленный законом срок дел, рассмотренных без участия прокурора. Если в 1997 году таких дел было 7880, то в истекшем году – 8103.

Успешно проводилась работа по кассационному опротестованию неправосудных приговоров.

Количество принесенных кассационных протестов возросло на 44% и составило 379 протестов против 246 в 1997 году. Из них 178 или 47,0% протестов принято прокурорами г. Хабаровска.

Активнее стали отстаивать свое мнение государственные обвинители, ими принесено 36 обоснованных протеста против 20 в 1997 году.

Из числа рассмотренных удовлетворено 68,6% или 260 протестов, что лучше предыдущего года, когда было удовлетворено 60,1% - 150 протестов.

Наибольшее число обоснованных кассационных протестов подготовлено работниками Железнодорожного – 43, Индустриального – 37, Хабаровского – 27, г. Комсомольска, района имени Лазо – по 18, г. Хабаровска – 17, Кировского – 16.

Во всех районах, исключая Солнечный, Нанайский, Вяземский, г. Бикин возросло количество принесенных протестов. Так, в 2 раза больше принесено протестов прокурорами Краснофлотского, Кировского. Центрального районов, района им. Лазо, Комсомольска, Амурска, в 4 раза больше – Верхнебуреинского, Комсомольского районов в сравнении с из же результатами в 1997 году.

В результате активизации работы по кассационному опротестованию, повышения профессиональной грамотности помощников, возросла эффективность кассационного опротестования с 50,8% до 54,9% в истекшем году. Такой показатель достигнут впервые за десятилетия.

Лучшей результативности добились прокуроры Хабаровского – 78,8% и Кировского – 78,3% районов.

Свыше 60,0% эффективность кассационного опротестования в прокуратурах Железнодорожного – 68,1%, Индустриального – 62,3%, Совгавани – 61,6%, Ванинского – 66,6%, Верхнебуреинского – 75,0%, района им. Лазо – 71,4%.

Выше среднекраевого уровня достигли результатов прокуратуры Центрального района г. Хабаровска – 57,6%, Краснофлотского – 58,1%, Комсомольского – 56,2%, районов города Николаевска – 55,2%.

По кассационным протестам прокурора пересмотрено 308 из 561 приговора, отмененных и измененных коллегией второй инстанции.

Прокуроры более принципиально стали подходить к оценке собранных по делу доказательств, полноте их исследования в суде, к соблюдению процессуального закона. Если в 1997 году доля приговоров, отмененных по протестам прокурора, составляла 48,8%, то в истекшем – 62,8%. Из 380 отмененных коллегией приговоров 235 – по кассационным протестам.

Возросла и доля приговоров, отмененных по инициативе прокуроров на доследование, с 9,4% до 25%, из них 28 – с изменением квалификации (41,7%), 7 осужденным из 20 снижено наказание по кассационным протестам (35%).

В истекшем году судами края меньше вынесено оправдательных приговоров и прекращено дел по реабилитируемым основаниям (30 против 47). 24 таких приговора опротестовано в кассационном и надзорном порядке. Из числа рассмотренных удовлетворено 18.

Почти в 2 раза возросло количество удовлетворенных частных протестов не необоснованное возвращение дел на дополнительное расследование. В 1997 году таких протестов было 164, в 1998 – 308, кроме того, прокурором края в порядке надзора принесен 181 протест и 90% их удовлетворено.

Наиболее плодотворную работу по частному опротестованию проводили прокуроры Центрального района г. Хабаровска, принесшие 48 обоснованных протестов, г. Комсомольска – 33, Индустриального – 31, Кировского – 24 районов.

Улучшилось качество частных протестов. Если в 1997 году отклонено 44%, то в 1998 году – 34,2%.

Президиумом Хабаровского краевого суда в порядке надзора рассмотрено 348 дел. Подавляющее число дел – 220 или 63,2% - рассмотрено по инициативе прокурора, что больше, чем в 1997 году, когда было принесено 212 надзорных протеста. Удовлетворено 192 или 90,1% прокурорских протеста на 273 лица, отозвано 7 протестов (в 1997 – 26). Из числа удовлетворенных протестов 161 или 59,3% - об отмене постановлений о возвращении на доследование, 77 или 28,0% - об отмене приговора, 20 или 7,3% - об изменении приговора.

Два постановления Президиума Краевого суда через Генеральную прокуратуру РФ, были опротестованы в Верховный суд РФ и отменены (по одному делу спор шел о квалификации преступных действий, правда, дело направлено на доследование, а не на новое судебное, как просил прокурор; по другому – на мягкость наказания: насильнику была назначена условная мера наказания, прокурор добился реальной).

В кассационной инстанции краевого суда по всем 1565 уголовным делам были даны заключение прокурорами-кассаторами.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что в целом по краю наметилась тенденция к стабильности уголовного судебного надзора, что основным в работе прокурора становится качество и эффективность.

3.4. Особенности участия прокурора в производстве по делам, рассматриваемым судом присяжных

Данные судебной статистики показывают, что обвиняемые широко используют предоставленное им Конституцией РФ право на рассмотрение их дел судом присяжных в случаях, предусмотренным федеральным законом. Из общего количества дел, поступивших с января по ноябрь 1994 г. в указанные выше суды для рассмотрения по первой инстанции, по 19 % дел, или почти по каждому пятому делу, имелись ходатайства обвиняемых о рассмотрении дело судом присяжных.

Сегодня в девяти субъектах РФ реально обеспечено право обвиняемых на рассмотрение их дел судом присяжных.

Остановлюсь на конкретных вопросах поддержания государственного обвинения в суд присяжных наиболее спорных и интересных сточки зрения совершенствования законодательства и судебной практики.

Принцип состязательности . Поскольку процедура рассмотрения дела судом присяжных носит состязательный характер, прокурор обязательно участвует в разбирательстве дела и на него в полной мере возложена обязанность доказывания обвинения (ст. 429 УПК). Это требует от него досконального знания материалов дела, навыков психолога, глубокого понимания возможностей судебных экспертиз, умения использовать в ходе судебного следствия тактические приемы и методы.

Состязательность в суде присяжных означает:

1. Разграничение функций обвинения защиты и разрешения уголовного дела между разными субъектами процесса – прокурором и потерпевшим (обвинение), подсудимым и защитником (защита) и судом (разрешение дела) и недопустимость выполнения этих функций одним лицом;

2. Признание представителей функции обвинения и функции защиты сторонами;

3. Обеспечение сторонам равных процессуальных прав;

4. Построение судебного разбирательства при активности сторон, защищающих противоположные процессуальные интересы;

5. Ослабление роли председательствующего (судьи) в исследовании доказательств, за счет расширения процессуальных средств, усиления активности сторон;

6. Создание судьей условий для всестороннего и полного исследования доказательств сторонами;

7. Представление на судебном следствии доказательств стороной защиты;

8. Обеспечение права прокурору и потерпевшему изменить обвинение и отказаться от него;

9. Освобождение суда от обязанности по возбуждению уголовного дела.

Ограничение оснований к возвращению судом уголовных дел для дополнительного расследования.

Мнение опрошенных практических работников достаточно однозначно: 75 % судей полагало, что начал состязательности в процессе способствует полному и всестороннему рассмотрению дела. Государственные обвинители также в целом положительно оценивают развитие состязательности в судопроизводстве; применительно к суду присяжных около 83 % опрошенных считают, что предоставление обвинителю права в судебном заседании первым допрашивать подсудимых, свидетелей и так далее способствует полному и всестороннему исследованию обстоятельств дела.

Возвращение уголовного дела из стадии судебного разбирательства нисколько не противоречит принципу состязательности.

Так уголовное дело может быть возвращено на дополнительное расследование только по ходатайству прокурора, потерпевшего, подсудимого и его защитника. Данное ходатайство может быть удовлетворено судом при условии, что:

1. Выявлены новые обстоятельства;

2. Новые обстоятельства имеют существенное значение для дела;

3. Исследования этих невозможно в суде и требует проведения дополнительных следственных действий, которые не могут быть проведены в силу специфики разбирательства дела в суде присяжных.

Очень интересным представляется положение в том, что выявление существенных нарушений процессуального закона УПК не указывает в качестве оснований к возвращению уголовного дела для дополнительного расследования. В этом случае судья в напутственном слове объявляет о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, что может повлечь вынесение оправдательного вердикта. Прокурор не вправе просить судью о возвращении дела для дополнительного расследования в целях переквалификации деяния на более строгую статью УК, если это не связано с выявлением новых существенных для дела обстоятельств.

Отказ прокурора в суде присяжных в стадии судебного разбирательства от обвинения при отсутствии возражений со стороны потерпевшего влечет прекращение дела полностью или частично за не доказанностью участия обвиняемого в совершении обвинения. Либо (если деяние не содержит состава преступления) – за отсутствием в деянии состава преступления (ч. 2 ст. 430 УПК). Государственный обвинитель может на любом этапе разбирательства, вплоть до удаления присяжных в совещательную комнату для вынесения вердикта, изменить обвинение в сторону смягчения (ч. 3 ст. 430 УПК). Отказы прокуроров от обвинения нередко имели место в ходе процессов с участием присяжных. Достаточно сказать, что в 25 % случаев оправдание подсудимого (включая прекращения дела судом по реабилитирующим основаниям) проходило по предложениям государственных обвинителей. Из опрошенных прокуроров более 25 % указали, что имели место случаи, когда при рассмотрении дела с участием присяжных они частично отказывались от обвинения. Подавляющее большинство государственных обвинителей считают, что отказ от обвинения чаще всего был вызван односторонностью и пробелами предварительного следствия, которые оказалось невозможно устранить и в ходе судебного заседания. Изучение уголовных дел, по которым обвинение полностью или частично не подтвердилось, заставляет согласиться с этим.

Частичный отказ прокурора от обвинения или изменения им обвинения нередко связано с тем, что на предварительном следствии деяния обвиняемого квалифицируются «с запасом». Своевременное изменение обвинения в указанных случаях прямо обусловлено процессуальным статусом прокурора, его правозащитной функцией. Кроме того, практика показывает, что когда прокурор пытается доказать обвинение в объеме, не подтвержденной в определенной части достаточной совокупностью доказательств, присяжные могут утратить доверие к его доводам и усомниться в доказанности обвинения в целом.

Закон предоставляет прокурору широкие возможности в выборе момента для заявления об отказе от обвинения или изменения обвинения при наличии для этого оснований (ст. 430 УПК). Вместе с тем, как мной уже отмечалось выше, логично было бы, если бы Законодатель указал, что государственный обвинитель вправе сделать это на тех этапах судебного рассмотрения, которые связаны с подведением предварительных или окончательных итогов по делу, то есть в процессе либо предварительного слушания, либо судебного разбирательства.

В соответствии с п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20. 12. 94 г. «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» при возражении потерпевшего разбирательство дела должно быть продолжено в объеме лишь тех эпизодов предъявленного подсудимому обвинения, по которым гражданин, пострадавший от преступления, признан потерпевшим. Закон не регламентирует, какова должна быть процедура разбирательства в названных случаях после отказа прокурора от обвинения. Между тем на практике такие ситуации уже были. Суды поступали при этом по разному, например изыскивали основания для возвращения дела на доследование или представляли потерпевшему возможность поддерживать обвинение самому, либо с помощью представителя.

Представляется, что последнее решение вытекает из конституционной нормы, обеспечивающей потерпевшему от преступления доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Указанную процедуру целесообразно было бы регламентировать в УПК с целью единообразного применения закона.

Заключение

 В настоящее время прокуроры принимают участие в рассмотрении судами примерно половины уголовных дел. Однако осуществление правосудия на началах состязательности прямо предусмотренной Конституцией РФ (ст. 123), предполагает поддержание государственного обвинения по каждому направленному в суд делу. В связи с этим в новом УПК представляется возможным устанавливать обязательность участия прокурора в рассмотрении по первой инстанции всех уголовных дел, за исключением дел о менее опасных преступлениях, подсудимых мировому судье.

 В связи с тем, что отказ прокурора от обвинения влечет вынесения судом оправдательного приговора, а частичный отказ – постановление обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступлении, важно, чтобы каждое из этих решений государственного обвинителя подтвердилось материалами уголовного дела. В то же время правильность позиции, занимаемой государственным обвинителем зависит от его профессионального мастерства, которое необходимо повышать, а также владения арсеналом процессуальных, тактических и технических средств исследования доказательств.

В последнее время, в связи с принятием конституционным Судом сразу нескольких постановлений, которые так или иначе касаются участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами, возрастают задачи возложенные на государственных обвинителей.

Представляется, что до появления разъяснений последних нововведений некоторое время еще будут остро стоять те вопросы, которые мной были поставлены в работе.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации. М., 1996.

2. Уголовный кодекс РФ, принят Государственной Думой 24.05.96 г. Изд-во «РИОТИП»., 1996.

3. Уголовно-процессуальный кодекс.

4. Закон РФ «О прокуратуре РФ» от 17.01.92 в редакции Федерального закона № 168 ФЗ от 17.11.95 «О внесении изменений и дополнений в закон РФ «О

5. Федеральный закон от 17. 11. 95. «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О прокуратуре РФ». //Собрание законодательства. -1997. -№ 5. –С. 2-15.

6. Федеральный закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 23.12.98 // Собрание законодательства, 1999, № 7, ст.878.

7. Федеральный закон от 10.02.99. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О прокуратуре РФ» //Собрание законодательства. -1999. -№ 7.-С. 4-8.

8. Федеральный закон от 16. 12. 98. «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР о судоустройстве РСФСР» ГПК РСФСР и УПК РСФСР» //Собрание законодательства. -1999. -№ 1. –С. 5-13.

9. Приказ Генерального прокурора РФ № 7 от 11.03.92 «О задачах органов прокуратуры, вытекающих из закона о прокуратуре РФ» // Приложение № 2 С.Н.Назаров Прокурорский надзор. – М., 1998, стр.96-99.

10. Приказ Генерального прокурора РФ № 82 от 24. 11. 98. «О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел». -М., 1998.

11. Приказ Генерального прокурора РФ №24 от 09.04.96. «О разграничении компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур». -М., 1996.

12. Постановление Конституционного Суда РФ от 20. 04. 99. «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой ст. 232, части 4 статьи 248 и части первой статьи 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» //Российская газета. –1999 –27 апреля. -С. 2.

13. Постановление Конституционного Суда РФ от 06. 07. 98. «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 325 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В. В. Шаглия» //Собрание законодательства. -1998. -№ 28. –С. 4-11.

14. Постановление Конституционного суда РФ от 02. 07. 98. «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» //Собрание законодательства. -1998. -№ 29. –С. 22-24.

15. Постановление Конституционного Суда РФ от 15. 01. 99. «По делу о проверки конституционности положений частей первой и второй ст. 295 УПК РСФСР, в связи с жалобой гражданина М. А. Клюева //Собрание законодательства. -1999. -№ 4. –С. 3-11.

16. Постановление Конституционного Суда РФ от 02. 02. 99. «По делу о проверки конституционности положений статьи 41 и части 3 статьи 42 УПК РСФСР пунктов 1 и 2 постановления Верховного Суда РФ от 16. 07. 93.» О порядке введения в действие Закона РФ «О внесении и изменении и дополнении в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР, КоАП РСФСР» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан» //Собрание законодательства. -1999. -№ 6. –С. 17-20.

17. Сборник постановлений и определений судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда СССР (1962-1978 гг.) / Под ред. С.И.Гусева – М.: Юрид. лит., 1980 – 464 с.

18. Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам, 4-е изд. М.: Изд-во «Спарк», 1996 – 402 с.

19. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. –М.: «Спарк», 1997. –263 с.

20. Уголовный кодекс РФ. Постатейные материалы. М.: Спарк., 1998.

21. Комментарий к Уголовному кодексу РФ/ под ред. А.В.Наумова. М.: Юристъ., 1996.

22. Комментарий к Уголовному кодексу РФ./ под ред. Ю.И. Скуратова, В.М.Лебедева. М.: Инфра-М-Норма., 1998.

23. Уголовно-процессуальный кодекс. Комментарий. М.: Спарк., 1997.Комментарий к Конституции РФ.-М.: «Бек», 1994. –322 с.

24. Уголовно-процессуальный кодекс. Комментарий.–М.: «Спарк», 1997.–325 с.

25. Комментарий к Федеральному Закону «О прокуратуре РФ» с приложением ведомственных нормативных актов. М.: Норма, 1996. –211 с.

26. Басков В.И. Федеральный закон «О прокуратуре РФ» вступил в действие // Вестник МГУ - сер.11.Право – 1996 - № 3 - стр.12-26.

27. Алексеев А.И., Ястребов В.В. Профессия – прокурор – М.:Юрист, 1998–144 с.

28. Березовская С.Г. Охрана прав граждан советской прокуратурой. – М.: Наука, 1964 – 262 с.

29. Борецкий А. Совершенствование федерального законодательства о прокуратуре // Законность, 1994, № 10, стр.32-37.

30. Валуйский В.И. О некоторых проблемах прокурорского надзора в условиях правовой реформы // Вестник Волгогр. ун-та, сер. 3, Экономика. Право – 1996 - вып.1 - стр.120-121.

31. Воронцов В. Участие прокуроров в суде присяжных //Законность. -1997. -№4. -С. 38.

32. Воскресенский В. Участие прокурора в рассмотрении дел //Российская юстиция. -1996. -№ 7. -С. 2–4.

33. Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1990 – 135 с.

34. Дашков Г. Полномочия прокурора: какой опыт заимствовать 1995. -№ 6. -С. 2.

35. Заикин Н. Поддержание обвинения в суде с участием присяжных заседателей //Законность. -1996. -№ 8. -С. 20.

36. Золотов Ю. Какой быть прокуратуре? // Законность, 1998, № 4, стр.2-4.

37. Капишников В. Прокуроры за укрепление независимости суда // Российская юстиция – 1996 - № 2 - стр.25-26.

38. Клочков В. Федеральный закон о Прокуратуре РФ //Российская юстиция. -1996. -№ 4. -С. 57–58.

39. Козлов Г. Прокурорский надзор за законностью постановлений по уголовным делам, рассмотренных судьей единовременно //Российская юстиция. -1996. -№ 12. -С. 24.

40. Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре РФ» от 17.11.95. С приложением нормативных актов /Под ред. Ю.И. Скуратова– М., 1996–722с.

41. Лончаков А.П. Теория юриспруденции Российской Федерации: Учебное пособие. -Хабаровск: Изд-во ХГТУ, 1996.

42. Лончаков А.П. Типология личности преступника. Сб. научных трудов. Хабаровск.: Изд-во ХГТУ, 1996.

43. Макаров Н. Правозащитная роль прокуратуры //Законность. -1997. -№ 9. –С. 12.

44. Макаров Н.И. Прокурорский надзор. Задачи и проблемы// Вестник Сарат. акад. Права – 1996 - № 2 - стр.5-11.

45. Маршунов М.Н. Прокурорско-надзорное право: проблемы правового регулирования / С-Пб гос. ун-т – С-Пб: Изд-во С-пб. ун-та, 1991-128 с.

46. Мельников А. Надзор за исполнением законов//Законность –1998 - № 3 - с.6-16.

47. Михайлов Г. Участие прокурора в судебных прениях в суде присяжных //Законность. -1995. -№ 5. -С. 3.

48. Назаров Л. М. Прокурорский надзор. -М.: Филинъ, 1998. –421 с.

49. Назаров С.Н. Прокурорский надзор В РФ. – М.: «Экспертное бюро – М», 1998-128с.

50. Николаева Л.А. Надзор прокуратуры: проблемы теории и практики // Прокурорская и следственная практика – 1997 - № 2 - стр. 82-87.

51. Обзор практики поддержания государственного обвинения и опротестования незаконных и необоснованных судебных постановлений по уголовным делам. Отдел по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры Хабаровского края. 1999.

52. Оперативно-справочные. Оперативно-розыскные, криминалистические и некоторые иные учеты, используемые при раскрытии и расследовании преступлений. Справочник для следователей и оперуполномоченных уголовного розыска. М., 1985.

53. Опротестование судебных постановлений: Методические рекомендации. Хабаровск, 1996. –117 с.

54. Оценка качества и эффективности государственного обвинения: Методические рекомендации. -Хабаровск, 1993. –163 с.

55. Прокуратура в правовом государстве // Законность – 1997 - № 3 - стр.2-4.

56. Прокурорский надзор в РФ. Учеб. / Под ред. Ю.Е.Винокурова М.: Изд-во МНЭПУ, 1997 – 266 с.

57. Скуратов Ю.И. Роль прокуратуры в укреплении законности и правопорядка // Законность, 1996, № 12, стр.2-7.

58. Трубников П. Судопроизводство в надзорной инстанции //Законность. -1997. -№ 10. -С. 13.

59. Туйков В. Проблемы совершенствования прокурорского надзора// Законность, 1998, № 5, стр.2-6.

60. Басков В.И. Курс прокурорского надзора. - М.: Изд-во Зерцало,1998–480с.

61. Уголовное право. Общая часть. М.: Бек, 1997.

62. Уголовное право. Особеная часть. М.: Бек, 1997.

63. Уголовный процесс /Под ред. Гуценко К. Ф. -М.: Зеркало, 1996. –342 с.

64. Уголовный процесс /Под ред. Кобикова М. -М.: Спарк, 1995. –365 с.

65. Участие прокурора в исследовании доказательств в судебном разбирательстве: Методические рекомендации. –Хабаровск, 1996. –123 с.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Когда мы терпим неудачу, алкоголь всегда протягивает нам руку помощи.
© Джек Лондон
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом "Участие прокуратуры в судебной деятельности", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:

И другие дипломы по .


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru