Диплом: Судебные приставы - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Судебные приставы

Банк рефератов / Правоохранительные органы

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 251 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Введение

 Среди тем, предложенных для написания дипломной работы, мною выбрана тема о судебных приставах. В ней я решила исследовать правовой статус судебного пристава как государственного служащего и представителя исполнительной власти, вопросы организации и деятельности судебных приставов – исполнителей и судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, а также некоторые проблемы в деятельности судебных и приставов, в связи с чем мне хотелось бы сделать свои предложения по их разрешению.

 Предметом дипломного исследования является организация и деятельность судебных приставов как самостоятельного вида государственной службы в системе органов исполнительной власти, законодательство в области организации и деятельности судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов и судебных приставов – исполнителей, а также выявление существующих проблем по этому вопросу и предложения по их решению.

 Задачи моей дипломной работы состоят в следующем:

1. анализ законодательства об организации и деятельности судебных приставов;

2. выявление и изучение организации судебных приставов;

3. изучение и анализ деятельности судебных приставов в области исполнительного производства.

 Целью данной работы является анализ правового статуса и деятельности судебных приставов на основе исследования законодательства, практики его применения и официального толкования, научной и учебной литературы, статей и монографий. Для иллюстрации отдельных теоретических положений мною привлекались материалы судебной практики и практики исполнительного производства.

 Мой интерес к избранной теме обусловлен тем, что в настоящее время одной из главных задач судебно – правовой реформы в Российской Федерации является реформирование исполнительного производства и создание специальной службы обеспечения установленного порядка деятельности судов. Это вызвано, прежде всего, переходом к новым отношениям в сфере производства и гражданского оборота, к новой модели экономики, что сопровождается ухудшением исполнения решений судов общей юрисдикции, арбитражных судов и других исполнительных документов.

 Федеральные законы «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» исходят из того, что принудительное исполнение судебных и иных решений должно являться прерогативой и обязанностью не судебной, а исполнительной власти, что исполнительное производство не является частью судопроизводства, а представляет собой самостоятельный правовой институт. За судебными органами остаётся только контроль за действиями по принудительному исполнению исполнительных документов. Поэтому, с моей точки зрения, в Гражданском процессуальном кодексе должны остаться только те нормы, которые касаются непосредственно участия суда в исполнительном производстве.

Необходимо заметить, что в то время как в 1996 г. реально исполнено было лишь 30% судебных актов и актов иных органов, в 1997 г. эта цифра возросла на 43% от общего числа окончательных исполнительных производств, а в 1999 г. было исполнено более 60% актов. При этом если в 1997 г. на исполнение поступало около 14 млн. исполнительных документов в год, то сегодня за такой же период судебным приставам приходится исполнять уже более 18 млн. (в некоторых регионах среднемесячная нагрузка на одного пристава превышала 700 исполнительных документов).

Деятельность судебных приставов приобретает все большую экономическую составляющую: в 2000 г. реально взыскано более 64 млрд. рублей. При этом исполнительский сбор составил свыше 1,5 млн. руб.

 Красноречивым примером, иллюстрирующим возрастающую роль и значение деятельности судебных приставов, является тот факт, что в истекшем году каждый десятый гражданин России обращался в службу судебных приставов за защитой своих прав и законных интересов либо прав и интересов представляемой им организации.

 Хотелось бы сказать, что в моей работе большое внимание, прежде всего, будет уделено анализу и разбору ситуаций из практики исполнительного производства, особенно связанных с судебными спорами. Такой подход не случаен. В условиях современной неопределённости законодательства и роли суда как органа власти именно суд в процессе разрешения споров занимается толкованием законодательства, а на судебном приставе – исполнителе как на должностном лице лежит обязанность доказывания правомерности и обоснованности своих действий.

 В главе 1 «Судебные приставы как самостоятельный вид государственной службы в системе органов исполнительной власти» первый параграф раскрывает сущность статуса судебного пристава. Во втором параграфе мною предпринята попытка осветить историю возникновения и развития института судебных приставов, причины возрождения института судебных приставов, а также положение судебного пристава как субъекта государственной службы.

 Вторая глава работы посвящена месту судебных приставов в системе Министерства юстиции Российской Федерации. В ней мною подняты такие актуальные вопросы как организация и деятельность судебных приставов – исполнителей (1), судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов ( 2), а также такой важный вопрос, как криминологические аспекты исполнительного производства, которые выражаются в посредничестве организованных преступных формирований и их лидеров в урегулировании имущественных споров, что получило название «теневой юстиции» ( 3).

 Действенность судебной защиты и авторитет судебной власти зависят не только от того, насколько грамотно, законны и обоснованны судебные акты, исходящие от суда, но и от того, насколько быстро и реально произойдет их исполнение, претворение в жизнь. Написать на бумаге, даже именем государства, в нашей стране можно что угодно, но реализация конституционного права на защиту не достигнет своей цели до тех пор, пока лицо, обратившееся за помощью к судебной власти реально не получит свое субъективное право. Поэтому изъятие на основании Федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» из судебной подчиненности исполнительного производства не должно принимать роли исполнения судебных актов в системе организации правосудия по гражданским делам.

 Именно поэтому задачей данной работы является не столько общий обзор темы, сколько выявление слабых сторон законодательства и попытка обозначения путей решения практических проблем.

Глава 1. Судебные приставы как самостоятельный вид государственной службы в системе органов исполнительной власти

1. Правовой статус судебного пристава

 Почти пятилетняя практика применения Федеральных Законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» выявила массу проблем, разрешение которых необходимо для деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов в сфере гражданско-правовых отношений. Особая значимость придается в настоящее время правосудию в экономической сфере, связанной с предпринимательской деятельностью. В последние годы вследствие экономической нестабильности кризиса неплатежеспособности создалась обстановка, при которой большинство экономических споров имущественного характера (в частности, о взыскании денежных средств) заканчиваются принудительным исполнением не через банковскую систему, а посредством системы органов судебных приставов -исполнителей.

С переходом страны к рыночной экономике существенно осложнился характер гражданско-правовых отношений. В новых условиях, чтобы обеспечить надлежащую правовую защиту законных прав и интересов участников гражданско-правовых отношений, повысить эффективность и авторитет власти в обществе, усилить ответственность организаций и граждан в отношении исполнения собственных обязательств, потребовалось создать принципиально новый правоохранительный орган. Для достижения указанных целей был принят Федеральный закон «О судебных приставах» №118-ФЗ, который вступил в силу 06.11.1997 г. Этим законом, а также Федеральным Законом «Об исполнительном производстве» в связи с проведенной в соответствии с ними реформой, сами исполнительные органы были не только переименованы, превратившись из судебных исполнителей, подчиненных судам, в судебных приставов-исполнителей, судебный контроль за которыми ограничивается предусмотренной законом возможностью обжалования в судебном порядке их действий (как и действий любых других должностных лиц в Российской Федерации), но и получили совершенно новое качество.

Служба судебных приставов построена на централизованных началах и входит в систему органов Министерства юстиции Российской Федерации. Министерство юстиции образует службу судебных приставов, возглавляемую заместителем министра юстиции – главным судебным приставом Российской Федерации.

 Служба судебных приставов – составное звено системы органов Министерства юстиции Российской Федерации. В неё входят:

- департамент судебных приставов Министерства юстиции, возглавляемый заместителем главного судебного пристава Российской Федерации;

- служба судебных приставов Управления военных судов Министерства юстиции, возглавляемая заместителем начальника Управления военных судов – главным военным судебным приставом;

- службы судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации, возглавляемые заместителями начальников органов юстиции субъектов Российской Федерации - главными судебными приставами субъектов Российской Федерации;

- районные, межрайонные или соответствующие им согласно административно – территориальному делению субъектов Российской Федерации подразделения судебных приставов, состоящие из судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов и судебных приставов – исполнителей, возглавляемые старшими судебными приставами.

 Организация деятельности службы судебных приставов в Конституционном Суде РФ, Верховном Суде РФ и Высшем Арбитражном Суде РФ определяется ФЗ «О судебных приставах» и федеральными конституционными законами об этих судах.

 Однако в пункте 4 ст. 3 Закона «Об исполнительном производстве» специально оговорено, что непосредственное исполнение судебных актов и актов других органов возлагается только на территориальные подразделения Службы судебных приставов. В силу такого положения указанная Служба субъекта Федерации исполнением более сложных дел заниматься не имеет права, что не отвечает провозглашенному тем же законом принципу своевременного, правильного, быстрого и полного исполнения судебных актов и актов иных органов. Однако при этом законодатель определил, что исполнением исполнительных документов, издаваемых Конституционным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (и, надо полагать, соответствующими судами субъектов Российской Федерации), территориальные подразделения Службы судебных приставов заниматься не имеют права в силу п. 2 ст. 5 Закона «О судебных приставах»», который предусматривает существование соответствующих подразделений Службы судебных приставов при Конституционном Суде Российской Федерации, Верховном Суде Российской Федерации и Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации. То есть, законодателем, частично введен принцип подведомственности в исполнительном производстве. Правда, пока таких подразделений Службы судебных приставов нет (подобная служба создана при арбитражном суде г. Москвы: с 1998 г. существует отдел судебных приставов по исполнению решений арбитражного суда г. Москвы, работающий по исполнительным документам указанного суда, если сумма взыскания по исполнительному листу превышает 3 000 000 рублей).

 К сожалению, в настоящее время в Службе судебных приставов еще не сложилась четко организованная система, которая позволила бы максимально оптимизировать процесс выполнения основных задач, стоящих перед судебным приставом. Например, с моей точки зрения, в рамках территориального подразделения Службы судебных приставов необходимо создать группы, которые бы в силу специализации занимались бы исполнением лишь одной, строго определенной категории – в зависимости от вида исполнительного документа, характера и степени сложности осуществляемого взыскания. Можно выделить группы:

а) по исполнению судебных актов и актов иных органов в отношении физических лиц;

б) по исполнению судебных актов и актов иных органов в отношении юридических лиц;

в) по исполнению исполнительных производств особой важности (исполнительные производства, возбужденные в отношении системо - и градообразующих организаций, СП, предприятий топливно-энергетического комплекса (ТЭК) или связаны с ТЭК, органов государственной власти, управления или органов власти субъектов Российской Федерации; исполнительные производства по взысканию особо крупных сумм).

 В связи с этим хотелось бы сказать, что, как показывает практика, старые проблемы исполнителей, в основной своей части, перешли «по наследству» к службе судебных приставов-исполнителей по той простой причине, что контингент этой службы по сути остался тем же, то есть состоящим в основном из молодых девушек и женщин, не имеющих юридического образования (по закону оно обязательно только для старших судебных приставов). По последним статистическим данным «от всего количества судебных исполнителей мужчин не будет и десяти процентов». При специфике работы судебных приставов-исполнителей, это не может не отразиться на качестве исполнительного производства.

 В соответствии со ст. 2 Закона «О судебных приставах» в своей деятельности судебные приставы руководствуются Конституцией, законом «О судебных приставах», Федеральным Законом «Об исполнительном производстве» и иными федеральными законами (в частности, Арбитражным процессуальным кодексом РФ, Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, Уголовным кодексом РФ, Кодексом РСФСР об административных правонарушениях (с 1.07.02 г. - Кодексом РФ об административных правонарушениях), Законом РФ «О милиции», «Об оружии», ФЗ «О статусе судей в РФ», «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», а также принятыми в соответствии с ними нормативно-правовыми актами Президента, Правительства Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации (например, постановлением Министерства юстиции РФ и Министерства труда РФ от 27.06.96 г. № 41 б / 06 – 74 – 125 «Об утверждении норм нагрузки судей, судебных исполнителей и работников аппарата районных (городских) судов», Приказом Министерства юстиции РФ от 10.08.98 г. № 93 «О введении в действие инструкции по проведению проверок служб судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации», Приказом Министерства юстиции РФ от 7.06.99 г. «Об утверждении положения о профессиональной подготовке в службе судебных приставов Министерства юстиции РФ», Приказом Министерства юстиции РФ и МВД РФ от 25.08.99 г. № 262/628 «О взаимодействии служб судебных приставов Министерства юстиции РФ и органов внутренних дел РФ», Приказом Министерства юстиции РФ и МНС РФ от 25.07.00 № 215/ВГ – 3 – 10/265 «Об утверждении порядка взаимодействия налоговых органов РФ и служб судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации», инструктивным письмом Министерства юстиции РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ от 17.03.98 г. № С1 – 7/ОУ – 202 «О мерах по организации взаимодействия арбитражных судов и службы судебных приставов субъектов Российской Федерации», постановлением Правительства РФ от 6.01.98 г. № 6 «О федеральном долговом центре при Правительстве РФ» (с изменениями и дополнениями от 10.07.98 г., 23.04.99 г.) и многими другими. В связи с этим можно сказать, что только от четкого и неуклонного соблюдения законодательства и будет зависеть эффективность работы судебных приставов.

2. Судебный пристав как субъект государственной службы

 Концепцией судебной реформы в Российской Федерации было предусмотрено именно воссоздание в России института судебных приставов, поскольку он имеет большую историю. Появление института судебных приставов – это в определённой степени возврат к той российской юридической традиции, которая существовала до событий 1917 года; в какой – то мере возрождение известного института судебных приставов, существовавшего в дореволюционной России. По характеристике видного русского юриста той эпохи – профессора Е.В. Васьковского, судебные приставы являются органами судебной полиции. Согласно Учреждению судебных установлений, принятых в период судебной реформы при Александре II, компетенция судебных приставов включала следующие полномочия: исполнение судебных решений и определений, доставка сторонам повесток и бумаг по находящимся в производстве делам, исполнение иных поручений судов, в т.ч. распоряжений председательствующего в судебном заседании.

 Законодательство Российской империи устанавливало ряд квалификационных требований к лицам, желающим занять должность судебного пристава. Кроме того, кандидат на должность судебного пристава сначала исполнял свои обязанности в течение одного года, а затем, при условии надлежащего их исполнения, утверждался в должности. При этом требовалось внесение кандидатом денежного залога для обеспечения возмещения убытков, которые могли быть причинены их действиями.

 Абсолютно прав В.В. Ярков, когда пишет, что «причины возрождения института судебных приставов в основном сводятся к следующему:

1) в условиях построения системы государственной власти, основанной на принципе разделения властей, полномочия по организационному обеспечению принудительного исполнения должна осуществляться органами исполнительной власти. Суды же реализуют свои полномочия в сфере исполнительного производства путём разрешения споров и иных вопросов, отнесённых к их подведомственности;

2) это обеспечение безопасности судов и судей, порядка в судебном заседании. Усложнение рассматриваемых судами дел, значительные экономические и политические интересы, нередко стоящие за тем или иным делом, давление на суд и судей и их близких, в т.ч. в формах, угрожающих их жизни и здоровью, а также их имуществу, повлекли за собой необходимость усиления форм и средств защиты, поскольку обеспечение безопасности силами других, так называемых «силовых ведомств», оказалось недостаточно результативным;

3) обеспечение принудительного исполнения решений судов и других исполнительных документов. Сложилась нетерпимая обстановка, когда решения судов не исполняются годами, а всё это дискредитирует идею правосудия».

 Следует иметь в виду, что ещё до принятия Федерального закона «О судебных приставах» в соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» поддержание порядка в заседании Конституционного Суда было возложено на судебных приставов, требования которых являлись обязательными для всех присутствующих.

 Разъяснением, данным в п.2 ст. 3 ФЗ «О судебных приставах», что судебный пристав является должностным лицом, подчёркнута его значимость и значимость выполняемых им функций.

 В соответствии с перечнем государственных должностей федеральной государственной службы, утверждённым Указом Президента РФ от 3.09.97 г. № 981 с изменениями и дополнениями, должность старшего судебного пристава относится к ведущей должности, а должности судебных приставов – исполнителей и судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов – к старшей должности государственных должностей федеральной государственной службы категории «В», учреждённых для обеспечения деятельности территориального органа федерального органа исполнительной власти (приложение № 9).

 Таким образом, к кандидатам на должность судебного пристава как государственного служащего федерального органа государственной власти, наряду со специальными требованиями, указанными в п. 1 и 3 ст. 3 ФЗ «О судебных приставах» (судебным приставом может быть гражданин Российской Федерации, достигший двадцатилетнего возраста, имеющий среднее полное (общее) или среднее профессиональное образование (для старшего судебного пристава – высшее юридическое образование), способный по своим деловым и личным качествам и по состоянию здоровья исполнять возложенные на него обязанности, а также не имеющий судимость), предъявляются и общие требования, установленные Федеральным законом «Об основах государственной службы в Российской Федерации».

 Эти требования сводятся к следующему:

- кандидат должен быть гражданином Российской Федерации, владеющий государственным (т.е. русским) языком;

 Он не может быть принят на государственную службу и находиться на государственной службе в случаях:

- признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу;

- близкого родства или свойства с государственным служащим, если их государственная служба связана с непосредственной подчинённостью или подконтрольностью одного из них другому (т.е. судебный пристав – старший судебный пристав в одном подразделении судебных приставов; старший судебный пристав – главный судебный пристав одного и того же субъекта Российской Федерации и т. п.);

- наличия гражданства иностранного государства, за исключением случаев, когда доступ к государственной службе урегулирован на взаимной основе межгосударственным соглашениями;

- отказа от представления в орган государственной службы сведений о доходах и имуществе, принадлежащем ему на праве собственности, являющемся объектом налогообложения (ст. 21 Федерального закона «Об основах государственной службы в Российской Федерации»).

 Кроме того, Указом Президента РФ о квалификационных требований по должностям федеральной государственной службы от 30.01.96 г. № 123 установлено, что для занятия ведущей должности государственной службы (старший судебный пристав), требуется стаж государственной службы на государственных должностях не менее двух лет или стаж работы по специальности не менее трёх лет, а для занятия старшей должности государственной службы (судебный пристав) - стаж работы по специальности не менее трёх лет.

 Предполагается, что в саж работы может входить служба в Вооружённых Силах Российской Федерации, работа в правоохранительных и правоприменительных организациях, в юрисконсульских службах учреждений и организаций.

 Учитывая специфичность должностных обязанностей судебного пристава (ст. 15 - 18 ФЗ «О судебных приставах»), законодатель ввёл специальные условия для занятия этой должности (п. 1 и 3 ст. 3 ФЗ «О судебных приставах»). Кроме того, согласно п. 2 ст. 4 судебные приставы в соответствии с характером осуществляемых ими функций проходят профессиональную подготовку, а судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов после прохождения необходимой специальной подготовки имеют право на хранение и ношение огнестрельное оружие и специальных средств. Судебные приставы-исполнители на основании Указа Президента Российской Федерации от 28.04.1998 г. № 462 «О внесении изменений и дополнений» в Указ Президента Российской Федерации от 03.10.1997 г. №981 «Об утверждении перечня государственных должностей федеральной государственной службы» не только вошли в категорию государственных чиновников, но и получили возможность иметь и применять в необходимых случаях боевое стрелковое оружие.

 Такая мера диктуется сложностью выполняемых им задач, необходимость знания и умения применять законодательство по многим отраслям права. Именно в расчёте на такое положение должность старшего судебного пристава относится к ведущей должности государственных должностей федеральной государственной службы категории «В», требующей наличия высшего образования.

 Выяснению деловых и личных качеств претендента на должность судебного пристава, безусловно способствует проведение конкурса на замещение вакантной должности судебного пристава (при отсутствии резерва на эту должность), предусмотренного Положением о проведение конкурса на замещение вакантной государственной должности федеральной государственной службы, утверждённого Указом Президента РФ от 29.04.96 г. № 604 и испытательный срок при приёме на работу от 3 до 6 месяцев, установленный ст. 23 Федерального закона «Об основах государственной службы в Российской Федерации».

 Судебные приставы при исполнении служебных обязанностей носят форменную одежду, имеют знаки различия и эмблему, образцы которых утверждаются министром юстиции Российской Федерации. Судебные приставы военных судов носят форменную одежду и имеют знаки различия, установленные для военнослужащих.

 Судебным приставам присваиваются классные чины работников органов юстиции, а судебным приставам военных судов – и воинские звания.

 Классные чины присваиваются исходя из квалификации, занимаемой должности и стажа работы. Работникам, не имеющим опыта юридической работы, классный чин присваивается не ранее, чем через 6 месяцев после назначения на должность, а молодым специалистам – по окончании срока стажировки и утверждения в должности. Очередные классные чины присваиваются по результатам аттестации в последовательном порядке и по истечении следующих сроков пребывания в присвоенном классном чине: 3 года – для юристов 1, 2 и 3 классов, и 5 лет – для советников юстиции 1, 2 и 3 классов.

 Присвоение классного чина без соблюдения последовательности допускается при назначении работника на вышестоящую должность и за особые успехи в работе, в т.ч. после присвоения почётного звания Заслуженного юриста Российской Федерации.

 Кроме того, судебным приставам выдаются служебные удостоверения единого образца, утверждаемого министром юстиции Российской Федерации.

Глава 2. Место судебных приставов в системе Министерства юстиции Российской Федерации

1. Организация и деятельность судебных приставов – исполнителей

 В соответствии со статьей 4 Закона о судебных приставах в зависимости от характера осуществляемой ими деятельности существуют:

а) судебные приставы - исполнители, непосредственно, осуществляющие исполнение исполнительных документов, выносимых судами и иными органами, уполномоченными принимать решения;

б) судебные приставы, обеспечивающие установленный порядок деятельности судов.

 Согласно ст. 4 Закона о судебных приставах, п. 4 статьи 3 Закона об исполнительном производстве, ст. 30, 36 Налогового Кодекса (НК) Российской Федерации, ст. 10 Таможенного Кодекса (ТК) Российской Федерации, ст. ст. 199-224. 11 КоАП РСФСР органами, осуществляющими в России исполнение исполнительных документов (то есть органами взыскания), являются:

а) территориальные подразделения соответствующих служб судебных приставов субъектов Российской Федерации, образующие вместе с Департаментом судебных приставов систему службы судебных приставов Министерства юстиции России;

б) налоговые инспекции субъектов Российской Федерации и соответствующие территориальные налоговые инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам;

в) органы Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП) (по поручению налоговых инспекций);

г) государственная таможенная служба (ГТС) Российской Федерации в лице своих региональных подразделений;

д) органы, уполномоченные в соответствии с КоАП РСФСР рассматривать дела об административных правонарушениях.

 В настоящее время Служба судебных приставов всё ещё находится в стадии формирования и становления, несмотря на то, что окончание этого процесса было намечено на 2000 г. Поэтому остро стоит вопрос о взаимодействии между органами, осуществляющими взыскание. Вопрос взаимодействия между органами взыскания начал осуществляться и на уровне соответствующих служб субъектов Российской Федерации.

 Однако необходимо отметить, что такое взаимодействие не всегда эффективно. Только один пример. В целях наложения ареста на денежные средства должника судебный пристав направляет запрос в налоговую инспекцию, но, ссылаясь на п. 2. 5. Письма Государственной налоговой службы Российской Федерации от 17.06.1998 г. налоговые органы отказывают в предоставлении конкретной информации о счетах должника. На сегодняшний день этот вопрос частично урегулирован совместным приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 22.03.1999 г. установлена обязанность налоговых органов предоставлять судебному приставу-исполнителю практически всю запрашиваемую информацию о должнике, начиная от номеров счетов и заканчивая документами установленной формы отчетности о финансово-хозяйственной деятельности должника.

 Не всегда, как уже отмечалось, процесс исполнения судебного акта протекает без затруднений. В связи с этим на действия судебных приставов-исполнителей поступает большое количество жалоб (ст. 90 Закона «Об исполнительном производстве»).

 Большая часть жалоб на судебного пристава-исполнителя связана с длительностью исполнений решений судов и актов иных органов. Штатное количество судебных приставов - исполнителей каждого подразделения зависит от численности населения, проживающего на подведомственной территории, и количестве обслуживаемых улиц. Число организаций, находящихся на обслуживаемой территории, не учитывается. В условиях увеличивающейся нагрузки, при существующей нехватке кадров, быстро и оперативно исполнять требования, содержащимися в исполнительном документе в двухмесячный срок, отведенный п. 1 статьи 13 Закона «Об исполнительном производстве», практически не реально. Кроме того, несоблюдение или нарушение этого срока никоим образом не пресекает исполнительное производство и не влечет никаких процессуальных санкций. По своей правовой природе двухмесячный срок, как мне представляется, является не процессуальным, а служебным: судебный акт или акт иного органа считается быстро и своевременно исполнение именно в данный срок. Это учитывается при выплате в соответствии со статьей 89 Закона «Об исполнительном производстве» вознаграждения: судебный пристав-исполнитель, осуществивший исполнение, но не уложившийся в два месяца (кроме случаев, когда исполнительное производство было приостановлено или отменено), вознаграждения не получит.

 Стоит обратить внимание и еще на одно существенное обстоятельство. В связи со спецификой некоторых видов взыскания (длящихся) введение жесткого срока исполнения сделает производство по таким категориям дел бессмысленным. Речь идет, в частности, о таких взысканиях неимущественного характера, как вселение, выселение, восстановление на работе, а также взысканиях имущественного характера, таких как выплата периодических платежей (алименты, возмещение ущерба в связи с нетрудоспособностью и т. п.). Например, дела о вселении не всегда удается завершить одновременно, так как порой должник (организация либо физическое лицо) систематически совершает действия, препятствующие нормальному проживанию взыскателя в присужденном помещении, в результате чего вселение приходится производить неоднократно.

 В связи с изложенным хотелось бы привести статистические данные о работе судебных приставов – исполнителей по исполнительным листам арбитражных судов.

 Хотелось бы заметить, что процесс исполнения исполнительно документа во многом зависит от категории, характера и степени сложности дел. В связи с большим различием между исполнительными документами по характеру взыскания (это может быть исполнительный лист как суда общей юрисдикции о взыскании государственной пошлины в размере 03 рубля 03 копейки, так и арбитражного суда о взыскании 3000000 долларов США) было бы целесообразно при взыскании суммы, не превышающей двукратного размера минимальной оплаты труда (МРОТ), законодательно ввести понятие «упрощенный порядок взыскания в связи с малозначительностью исполнительного производства. В сущности, такой порядок частично регламентирован ст. 64 Закона «Об исполнительном производстве»: в случае взыскания суммы, не превышающей двукратного размера МРОТ, взыскание обращается только на заработную плату или иные виды доходов должника.

 Большие трудности возникают и в ходе непосредственного осуществления взыскания по исполнительным документам. При выполнении своих служебных обязанностей судебных приставов-исполнителей в соответствии с п. 2 ст. 12 Закона «О судебных приставах» производит такие мероприятия, как опрос граждан; наведение справок; исследование предметов; наблюдение; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. (Аналогичный перечень содержится и в ст. 6 Федерального Закона от 12.08.1995 г. №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности (с изменениями и дополнениями)).

 Кроме того, судебному приставу-исполнителю в соответствии со ст. 28 Закона «Об исполнительном производстве» при согласии взыскателя приходится авансировать расходы по розыску (за исключением исполнительных документов о взыскании алиментов, отобрание алиментов, возмещении вреда здоровью, возмещении вреда в связи с потерей кормильца, по которым производство розыска обязательно), также ему дано право вести розыск должника-организации (розыск должника-гражданина или ребенка осуществляют органы внутренних дел), а также имущества должника (гражданина или организации). В соответствии со ст. 21 Закона « Об исполнительном производстве» право принять решение о приостановлении исполнительного производства в связи с объявлением розыска оставлено на усмотрение суда. Но суд может и не приостанавливать исполнительное производство даже по тем делам, по которым розыск обязателен. Думаю, что это лишает смысла проведения розыскных мероприятий: как и в отношении кого, осуществлять исполнительные действия, если нет ни должника, ни его имущества, а исполнительное производство не приостановлено? Следствием такой ситуации становится вынесение акта о недвижим

2. Организация и деятельность судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов

 Помимо судебных приставов - исполнителей в соответствии со статьей 4 Закона о судебных приставах существуют также судебные приставы, обеспечивающие установленный порядок деятельности судов.

 Главный судебный пристав Российской Федерации А. Мельников отмечает, что «показатели работы другого подразделения службы судебных приставов – по обеспечению установленного порядка деятельности судов несколько ниже. По расчётным данным для обеспечения безопасности участников судебных процессов и силовой поддержки судебных приставов – исполнителей требуется не менее 31 тысячи судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, однако во всей службе сейчас насчитывается только 23 тысячи работников. А. например, к 1 января 2000 года корпус судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов составлял всего 7,5 тысячи. Поэтому подразделения судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов были сформированы в первую очередь в городах областного (республиканского, краевого) подчинения, а также в некоторых городах районного подчинения.

 С учётом состояния преступности была образована Служба судебных приставов Чеченской Республики в составе 90 работников, из которых 60 - судебные приставы по ОУПДС. Кроме того, в порядке исключения из – за крайне взрывоопасной обстановке на Северном Кавказе в сентябре 2000 года Министерством юстиции России было выделено шести субъектам Российской Федерации на Северном Кавказе дополнительную штатную численности судебных приставов по ОУПДС для круглосуточной охраны зданий судов общей юрисдикции.

 Департамент судебных приставов внимательно отслеживает результаты работы судебных приставов по ОУПДС, для чего введена даже специальная оперативная отчётность.

 В настоящее время под охрану взято 1400 зданий судов (всего их почти 3000); выполнено 153 тысячи заявок судей на обеспечение судебных процессов и охрану их участников; в порядке принудительного привода в суды доставлено 52 тысячи граждан. Кроме того, они осуществляют и силовую поддержку исполнения судебных решений. Например, за 9 месяцев 2000 года такая поддержка имела место при исполнении 220 тысяч исполнительных документов (из 10 миллионов, поступивших в службу). При этом нельзя не учитывать, что 50 % судебных приставов – исполнителей – женщины, которым необходимо обеспечить безопасность в процессе исполнения решений судов и постановлений специальных уполномоченных органов.

 За это же время судебными приставами по ОУПДС пресечены действия более 6 тысяч правонарушителей, в том числе 4 тысяч граждан, совершивших антиобщественные действия в зданиях судов».

 В соответствии со ст. 11 Федерального Закона «О судебных приставах» судебные приставы, обеспечивающие установленный порядок деятельности судов обеспечивает в судах безопасность судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей; выполняет распоряжения председателя суда, а также судьи или председательствующего в судебном заседании, связанные с соблюдением порядка в суде; исполняет решения суда и судьи о применении к подсудимому и другим гражданам предусмотренных законом мер процессуального принуждения; обеспечивает охрану зданий судов, совещательных комнат и судебных помещений в рабочее время; проверяет подготовку судебных помещений к заседания, обеспечивает по поручению судьи доставку к месту проведения судебного процесса уголовного дела и вещественных доказательств и их сохранность; поддерживает общественный порядок в судебных помещениях; взаимодействует с военнослужащими воинской части (подразделения) по конвоированию лиц, содержащихся под стражей, по вопросам их охраны и безопасности; предупреждает и пресекает преступления и правонарушения, выявляет нарушителей, а в случае необходимости задерживает их с последующей передачей органам милиции; осуществляет привод лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу – исполнителю; участвует по указанию старшего судебного пристава в совершении исполнительных действий; проходит специальную подготовку, а также периодическую проверку на пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

 Судебные приставы, обеспечивающие установленный порядок деятельности судов имеет право обращаться за помощью к сотрудникам милиции, органам безопасности; военнослужащим внутренних войск, а судебные приставы военных судов также к военному командованию; применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным Законом.

 В связи с этим А. Мельников отмечает, что некоторого времени ощущается непонимание судами предпринимаемых службой судебных приставов усилий по повышению их безопасности, а судейское сообщество и судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации даже инициируют подготовку законопроекта об изъятии судебных приставов по ОУПДС из системы Минюста РФ и передаче их судебной власти.

 Не касаясь правомерности постановки вопроса о передаче судебной власти отряда вооружённых людей с постоянными заботами об их экипировке, обучении специальным приёмам и силовым действиям, его взаимосвязи с задачами органов правосудия и конституционным принципом разделения властей, замечу, что пять лет назад передача функций исполнения судебных решений и обеспечения установленного порядка деятельности судов специализированной службе исполнительной власти никем не оспаривалась. Более того, применительно к судебной реформе эта мера рассматривалась как освобождение суда от выполнения несвойственных ему функций.

 Претензий к судебным приставам, обеспечивающим установленный порядок деятельности судов сегодня можно предъявить немало. И они в основном справедливы. К сожалению, существующие трудности в обеспечении установленного порядка деятельности судов носят объективный характер. Ведь служба судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов только недавно начала функционировать и постоянно наращивает свой потенциал. Всякая же структурная ломка всегда дорого обходится государству.

 Действующее законодательство применительно к работе судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов (да и не только) крайне несовершенно, нуждается в дополнении и изменении.

 Наделённые правом применения различных мер принуждения, в том числе с использованием оружия, судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов не имеют надёжных правовых и социальных гарантий, компенсационных выплат, которыми обладают правоохранительные органы, хотя их работа в значительной степени сопряжена с угрозами их жизни и здоровью.

 Разве нормально, что судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов не обладают правом административного задержания правонарушителей? Он даже не вправе проверять документы у лиц, посещающих суды, проводить, при наличии к тому оснований, досмотр граждан и их вещей, использовать в целях предупреждения покушений на участников судебных процессов специальные технические средства. Логичен вопрос: как же ему пресекать правонарушения в суде или при выполнении определений судов о принудительном приводе?

 Необходимо также отметить, что «по информации судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов практически во всех регионах здания судов слабо оборудованы охранно – пожарной сигнализацией, средствами оповещения и связи, стационарными металлоискателями. Во многих судах входные двери не укреплены, отсутствует ночная охрана зданий».

 Думается, на устранение всех этих недочётов в первую очередь и должно быть обращено внимание Судебного департамента и его территориальных подразделений, поскольку имеющиеся упущения ставят под угрозу не только сохранность имущества, но, в первую очередь, жизни посетителей и работников судов. Чрезвычайные происшествия в судах, в частности, возгорание в феврале 2000 года в рабочее время Кемеровского районного суда, в результате которого погибло пять человек, в том числе судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности суда, лишь подтверждает общее впечатление.

 С моей точки зрения, сегодня весьма актуален вопрос о выработке типовых правил (свода правил) поведения граждан в зданиях судов, поскольку уголовно – процессуальное и гражданское процессуальное законодательство этот вопрос не регулируют.

 Безотлагательного решения требует и проблема упорядочения практики принудительного привода в суды. Ещё не все судьи выносят определения о принудительном приводе, нередко ограничиваясь устным требованием к судебному приставу. Более того, как показывает практика, в отдельных регионах четверть всех подвергнутых принудительному приводу граждан ранее не получала повесток о явке в суд. На практике это означает нарушение закона и прав граждан.

 По данным службы судебных приставов, в регионах в среднем не исполняется 15 – 25 % определений (постановлений) судов о принудительном приводе лиц, уклоняющихся от явки в суд, в основном из – за несвоевременного их направления, установления нереальных сроков исполнения, наличия в судебных документах ошибочных (неполных) данных о лицах, подлежащих приводу. Как показывает практика, на мой взгляд, необходим механизм погашения расходов на принудительный привод по определениям (постановлениям) судов и как следствие – подготовка проекта соответствующего нормативного акта для разрешения всех этих вопросов, поскольку хотя Администрацией Президента РФ и образована рабочая группа по разработку кодифицированного акта в сфере исполнительного производства, которая начала свою работу под эгидой и при активной поддержке Департамента судебных приставов Министерства юстиции РФ, при исследовании мною проекта структуры с примерным содержанием проекта Исполнительного кодекса Российской Федерации, я не нашла в нём хоть какие – нибудь упоминания о судебных приставах по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Глава 3. Проблемы деятельности судебных приставов и предложения по их решению

1. Проблемы в производстве по исполнительным листам судов общей юрисдикции, возникающие в деятельности подразделения судебных приставов № 2 Кировского района г. Хабаровска

 До принятия Федеральных Законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» исполнение судебных актов осуществлялось в соответствии с Инструкцией Министерства юстиции СССР 1985 года, которая была приспособлена в основном к исполнению решений судов общей юрисдикции. Безусловно, она не могла учесть особенности исполнения судебных актов арбитражных судов.

 Согласно ст. 9 Закона об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо взыскателя и возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к исполнению и данный документ соответствует требованиям, указанным в ст. 8 Закона. Постановление о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель обязан вынести в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа. В постановлении судебный пристав-исполнитель устанавливает срок дня добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не может превышать пять дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомляет должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока с взысканием с него исполнительного сбора и расходов по совершению исполнительных действий.

 Основаниями применения мер принудительного исполнения являются:

1.предъявление в установленном порядке надлежаще оформленного исполнительного применения;

2. принятие судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства;

3. истечение срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения.

 Только при наличии всех трех указанных в Законе оснований возможно принятие мер принудительного исполнения.

 В силу ст. 45 Закона «Об исполнительном производстве»» мерами принудительного исполнения являются:

1. обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации;

2. обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника;

3. обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящегося у других лиц;

4. изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе;

5. иные меры, предпринимаемые в соответствии с Федеральным Законом «Об исполнительном производстве» и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа.

 Приведенный в ст. 45 перечень мер принудительного исполнения исполнительных документов не является исчерпывающим. Эти меры определяются судебным приставом-исполнителем в зависимости от характера предписания исполнительного документа, изложенного в резолютивной части подлежащего принудительному исполнению акта или акта иного органа.

 Порядок обращения взыскания на денежные средства и иное имущество должника определен в ст. 46 Закона «Об исполнительном производстве». Нормы этой статьи устанавливают общие правила применения этой наиболее распространенной и эффективной меры принудительного исполнения в отношении физических и юридических лиц. В соответствии со ст. 64 Закона взыскание обращается на имущество должника-гражданина, если размер взыскиваемых сумм превышает два минимальных размера оплаты труда.

 При обращении взыскатель на имущество должника-организации следует учитывать особенности, предусмотренные главой V Закона. Если невозможно применить нормы главы VI Закона, то в соответствии с п п. 2, 3, 4 ст. 46 судебный пристав-исполнитель в первую очередь осуществляет действия по обращению взыскания на денежные средства и иные ценности должника, на наличные денежные средства должника как в рублях, так и в иностранной валюте, находящиеся на счетах в банках и иных кредитных учреждениях.

 По смыслу ст. 6 Закона, требований п. 2 ст. 854 ГК Российской Федерации, а также Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации от 09.07.1992 г. судебный пристав-исполнитель направляет в учреждение банка, осуществляющего обслуживание расчетного или иного счета должника, исполнительный документ с инкассовым поручением для списания денежных средств, находящихся на счете должника, на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей. В соответствии с п. 2 ст. 6 Закона кредитная организация в трехдневный срок исполняет содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо делает отметку о полном или частичном неисполнении данных требований в связи с отсутствием средств на счете должника. Одновременно с направлением исполнительного документа с инкассовым поручением в кредитное учреждение для обращения взыскания на денежные средства должника на известном счете судебный пристав-исполнитель принимает меры к установлению других возможно имеющихся счетов должника путем направления соответствующих запросов. Если же должником является физическое лицо, указанные запросы целесообразно направить в местные филиалы и отделения действующих на территории соответствующего района банки.

 Так, 20.11.2000 г. судебным приставом – исполнителем службы судебных приставов № 2 Кировского района г. Хабаровска было возбуждено исполнительное производство №16177/19-00 в отношении Хабаровского краевого управления инкассации «Росинкас» на основании исполнительного листа, выданного арбитражным судом Хабаровского края о взыскании с должника в пользу ЗАО «Вербит» 19349 руб. 22 коп.

 Должнику предлагалось в пятидневный срок со дня возбуждения исполнительного производства заплатив ЗАО «Вербит» указанную сумму, перечислив ее на расчётный счет подразделения судебных приставов № 2. Поскольку добровольно «Росинкас» данную сумму не перечислило, судебный пристав-исполнитель направил в учреждение банка, обслуживающее счета должника исполнительный лист с инкассовым поручением для списания денежных средств в сумме задолженности и исполнительского сбора в размере 7%, находившихся на счете должника на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей.

 В течение трех дней эти требования банком были исполнены. Подразделением судебных приставов-исполнителей № 2 сумма взысканной задолженности перечислена на расчетный счет ЗАО «Вербит».

 15.01.2001 г. исполнительное производство №16177/19-00 было окончено.

 Кроме денежных средств взыскание может быть обращено и на иное имущество должника. Эта мера применяется при отсутствии денежных средств или недостаточности их для удовлетворения всех требований. Закон предоставляет должнику право указать на имущество, на которое следует обратить взыскание в первую очередь, но окончательно очередность обращения взыскания на денежные средства или иное имущество определяет судебный пристав-исполнитель. Взыскание на имущество должника может быть обращено в том размере и объеме, которые необходимы для исполнения документа с учетом исполнительского спроса и расходов по совершению исполнительских действий.

 При обращении взыскания на имущество следует помнить, что в соответствии с гражданским законодательством гражданин отвечает по обязательствам всем своим имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (ст. 50).

 Аналогичная ответственность установлена и для юридических лиц (ст. 56 ГК Российской Федерации). Особенности обращения взыскания на их имущество указаны в главе V Закона «Об исполнительном производстве».

 Однако необходимо заметить, что в сложившейся действительности даже обращение взыскания на имущество должника (в особенности, юридического лица), не всегда приносит должные результаты.

 Так, ЗАО «Рубин» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с исковым заявлением о взыскании с Производственного предприятия «Амурские Россияне» 101912 руб. 13 коп. Решением суда требования ЗАО «Рубин» были удовлетворены и выдан исполнительный лист от 27.07.2000 г. № 065058 22.09.2000 г. судебным приставом-исполнителем подразделения судебных приставов № 2 Кировского района г. Хабаровска было вынесено постановление об обращении взыскания на денежные средства ПП «Амурские Россияне» на его расчетных счетах в ОАО «Далькомбанк» железнодорожном филиале г. Хабаровска. 2 октября 2000 г. указанное постановление было возвращено Далькомбанком без исполнения в связи с отсутствием денежных средств на счетах в течение текущего года.

 12.10.2000 г. судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление об обращении взыскания на имущество должника. 26.10.2000 г. судебный пристав-исполнитель по исполнительному производству № 18585 на основании исполнительного листа № 065058 выданного арбитражным судом Хабаровского края о взыскании в пользу ЗАО «Рубин» 101912 руб. 31 коп. с выходом на место (ул. Ленинградская, 49-5) провела проверку возможности взыскания.

 Проверкой установлено, что должник по указанному адресу отсутствует, имущество в счет погашения не обнаружено.

 На этом основании был составлен акт о невозможности взыскания от 26.10.2000 г., вынесены постановления об окончании исполнительного производства в соответствии с п. 3 ст. 27 Закона «Об исполнительном производстве» и возвращение исполнительного документа согласно ст. 26 Закона «Об исполнительном производстве». Необходимо отметить, что в случае обнаружения имущества у должника ЗАО «Рубин» имеет право предъявить данный исполнительный лист повторно в течение шести месяцев с момента возврата.

 Такого рода случай не является единичным.

 Так, 18.05.1998 г. ООО «Дальцветмет» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с исковым заявлением о взыскании с АОЗТ «Алькор» 839084 руб. 10 коп. Исковые требования ООО «Дальцветмет» были удовлетворены, выдан исполнительный лист № 005678 от 23.06.98 г. В исполнительном листе содержалось указание взыскать с АОЗТ «Алькор» в пользу ООО «Дальцветмет» сумму дома и проценты за пользование чужими денежными средствами – всего в сумме 839084 руб. 10 коп., а при отсутствии денежных средств на счетах ответчика обратить взыскание на имущество, принадлежащее АОЗТ «Алькор».

 На основании указанного листа судебным приставом-исполнителем подразделения судебных приставов № 2 Кировского района г Хабаровска 29.06.1998 г. было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства № 005112. Однако в связи с получением сведений ОАО «Далькомбанк» и АК СБ Российской Федерации Хабаровского банка об отсутствии денежных средств на счетах должника, а также в связи с тем, что при выходе на место проведения проверки возможности взыскания установлено, что фирма АОЗТ «Алькор». По ул. Станционной, 8-41 не находится, имущества, принадлежащего должнику в счет погашения долга не обнаружено, в настоящее время по указанному адресу семья Усольцевых, 7 декабря 1998 г. составлен акт о невозможности взыскания (ст. 11 Закона). 19.01.99 г. судебный пристав-исполнитель вынесла постановление об окончании исполнительного производства в соответствии с п. 3 ст. 27 Закона «Об исполнительном производстве» и возвращении исполнительного листа взыскателю согласно ст. 26 Закона «Об исполнительном производстве».

 Дел, когда взыскание с должника присужденной истцу суммы является невозможным множество. Это свидетельствует о несовершенстве российского законодательства об исполнительном производстве.

 Считаю, что в него необходимо внесение дополнений, поскольку в настоящее время практически не развит процесс привлечения физических лиц к ответственности (и гражданско-правовой, и уголовный) за долги юридических лиц. Нет ничего проще, чем, получив любыми путями от кредиторов денежные средства, растратить, забрать или скрыть имущество фирмы или сменить место ее нахождения, а при возможности назначить подставного директора. В этом случае учредители ответственности за долги общества не несут, прежний директор (как наемный работник) уволен, имущество, на которое можно обратить взыскание, отсутствует, а при смене места нахождения судебный пристав-исполнитель возвратит исполнительный лист в связи с невозможностью взыскания по ст. 26 Закона.

 Большой интерес в исполнительном производстве представляет институт правопреемства. Случаи, когда при исполнении судебных актов оказывается, что у должника имеется правопреемник в практике встречаются отнюдь не редко.

 Интерес представляет дело о взыскании суммы долга в размере 244340 руб. 67 коп. с Управления по внешнеэкономическим связям Государственно-акционерной корпорации «Узрыба» в пользу ОАО «Строймаркет». Решением арбитражного суда Хабаровского края исковые требования ОАО «Строймаркет» были удовлетворены и выдан исполнительный лист от 11.05.2001 г. №038439.

 Исполнительный лист поступил на исполнение к судебному приставу-исполнителю подразделения судебных приставов № 2 г. Хабаровска 14.07.01 г. было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства №7146/4, сделаны запросы в инспекции министерства по налогам и сборам, Управление юстиции о наличии банковских счетов, автотранспорта и недвижимого имущества. По сообщениям ГИБДД и Управления юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрированного автотранспорта и недвижимости за данной организацией не значится. 21.11.01 г. по выходе по адресу должника был составлен акт о невозможности взыскания по ст. 26 Закона «Об исполнительном производстве» в связи с отсутствием имущества и денежных средств, на которые может быть обращено взыскание.

 Однако к ОАО «Строймаркет» поступила информация о том, что Управление по внешнеэкономическим связям Государственно-акционерной корпорации «Узрыба» при кабинете министров республики Узбекистан свою деятельность прекратило и его правопреемником является полное хозяйственное товарищество «ОК Жайхун», расположенное и функционирующее в г. Ташкенте.

 На этом основании ОАО «Строймаркет» обратилось в арбитражный суд Хабаровского края с заявлением об изменении порядка исполнения судебного акта, поскольку вследствие вышеизложенного взыскание суммы долга с должника в пользу ОАО «Строймаркет» не может быть произведено по месту нахождения филиала УВЭС ГАК «Узрыба» в г. Хабаровске.

 Руководствуясь ст. 205 АПК Российской Федерации, арбитражный суд Хабаровского края определил «изменить порядок исполнения решения арбитражного суда Хабаровского края от 30.03.01 г. по делу А73-1126/9-99.

 Выдать» ОАО «Строймаркет» по истечение месяца исполнительный лист на взыскание в его пользу 244340 руб. 67 коп. с полного хозяйственного товарищества «ОК Жайхун», юридический адрес которого: Республика Узбекистан, Ташкент, массив…» 16.02.02 г. был выдан исполнительный лист №0411482 о взыскании с ПХТ «ОК Жайхун» в пользу ОАО «Строймаркет» 244340 руб. 67 коп.

 На этом основании ОАО «Строймаркет» обратилось с ходатайством в хозяйственный суд г. Ташкента с просьбой о взыскании с ПХТ «ОК Жайхун» вышеуказанной суммы (что предусмотрено Соглашением «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», подписанным Правительствами государств-участников СНГ 20.03.1992 г в г. Киеве).

 Однако определением Хозяйственного суда г. Ташкента от 3.04.2002г., «в проведении в исполнение арбитражного суда Хабаровского края от 30.03.01 г. о взыскании 244340 руб. 67 коп. было отказано по формальному признаку.

 В связи с этим хочется обратить внимание на то, что возможность исполнения судебных актов часто зависит не только от судебных приставов-исполнителей (их действий или бездействия), но и от противодействия исполнению правомерно вынесенного решения судебной бюрократической машины, в частности от заинтересованности суда государства-участника СНГ (республики Узбекистан) в исполнении или неисполнении судебного решения хозяйствующего субъекта, расположенного на его территории.

 Необходимо отметить, что споры об освобождении имущества от ареста суда рассматривают по правилам искового производства независимо от того, наложен ли арест в порядке применения мер обеспечения иска, обращения взыскания на имущество должника во исполнение решения или приговора суда, либо когда нотариусом произведена опись по охране наследственного имущества и в иных, предусмотренных законом случаях.

 Реализация имущества во исполнение решения суда не является основанием для отказа в принятии искового заявления о признании права собственности на это имущество.

 Показательным примером освобождения имущества от ареста являются дела, рассматриваемые в настоящее время Краснофлотским районным судом г. Хабаровска: арест на гаражные боксы гаражно-строительного кооператива №382 был наложен судебным приставом-исполнителем Краснофлотского района подразделения судебных приставов-исполнителей №5 14.07.1998 г. во исполнение решений арбитражного суда Хабаровского края и федерального арбитражного суда Дальневосточного округа.

 Однако начиная с 1998 года по настоящее время граждане, являющиеся членами указанного гаражно-строительного кооператива обращаются в суд с исковыми заявлениями об освобождении их гаражных строений от ареста и исключении их описи. Поэтому, до вступления в законную силу решения суда по иску об освобождении имущества от ареста исполнительное производство по делам приостановлено в силу п. 4 ст. 361 ГПК РСФСР.

 Хотелось бы остановиться на таком важном аспекте исполнительного производства и мерах производственного исполнения судебных актов по делам, связанным с воспитанием детей.

 Споры о детях, связанные с их семейным воспитанием, относятся к числу наиболее сложных. Причин тому много. Одна из них заключается в противостоянии сторон – равных обладателей родительских прав, находящихся обычно в состоянии ожесточенного конфликта. Поэтому много препятствий возникает зачастую именно в момент исполнения судебного решения. Осуществляется оно в соответствии с требованиями статьи 79 Семейного Кодекса Российской Федерации по правилам, установленным Федеральными Законами «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», а также иными федеральными законами, регулирующие условия и порядок принудительного исполнения судебных актов. В подавляющем большинстве таких дел рассчитывать на добровольное исполнение не приходится. Что касается места и времени исполнения, то их определение не относится к малозначительным деталям. Возникают серьезные проблемы, поскольку речь идет о принудительной передаче ребенка одной из сторон либо изъятие несовершеннолетнего из семьи, отобрание его у родителей, что само по себе чрезвычайно трудно. Вот почему статья 11 Закона «Об исполнительном производстве» не связывает руки судебному приставу-исполнителю, разрешая ему исполнять решения суда там, где это ему удобно, в том числе и территории, на которую не распространяются его функции. Такое место может быть подсказано родителями, если они спорили о месте проживания ребенка. Но лучше все-таки осуществлять исполнение не в родительском доме, а в нейтральной обстановке – в детском саду, школе, любом воспитательном учреждении либо в доме родственников, знакомых, способных обеспечить хотя бы относительное спокойствие при совершении акта передачи ребенка одному из родителей.

 То же самое можно сказать о месте исполнения, когда предстоит отобрать ребенка у лица, лишенного родительских прав либо ограниченного судом в этих правах. Однако в исключительных и не терпящих отлагательства случаях приходится вторгаться в дом родителей, который и становится местом исполнения решения.

 Не связан судебный пристав и со временем совершения исполнительных действий, которые могут совершаться в рабочие дни с 6 до 22 часов местного времени (п. 1 ст. 12 Закона «Об исполнительном производстве»). Из этого правила делается исключение для случаев, не терпящих отлагательства, или тогда, когда по вине так называемого должника исполнение в другие дни невозможно. Подобного рода исключение допустимо при исполнении решения, связанного с отобранием ребенка у лиц, лишенных родительских прав, ограниченных судом в родительских правах, а также удерживающих ребенка без законных к тому оснований, если они чинят исполнению всяческие препятствия.

 При возврате ребенка родителям, опекуну (попечителю) от лиц, удерживающих несовершеннолетних без законных к тому оснований, также желательны всякого рода соглашения относительно времени и места исполнения, так как и здесь предстоит крайне тяжелая процедура по изъятию ребенка и передаче его истцу. При этом следует иметь в виду, что всякого рода соглашения относительно время и места исполнения уже входят в перечень действий, совершаемых для исполнения. А это должно укладываться в сроки, предусмотренные п. 1 ст. 13 Закона «Об исполнительном производстве», то есть в 2-х месячный срок со дня поступления к судебному приставу-исполнителю исполнительного документа. Это общее правило, которое может иметь исключения, о чем говориться в подпункте 3 пункта 2 ст. 13 того же Закона. Но если передача ребенка для проживания с одним из спорящих родителей может быть растянута во времени, необходим для создания более или менее благоприятных условий для исполнения, то иначе обстоит дело, когда требуется изъятие ребенка, которое чаще всего не терпит отлагательства. Думаю, что в таких случаях в судебном решении должна быть специальная оговорка о немедленном исполнении, что найдет свое отражение в исполнительном документе.

Что касается исполнения актов арбитражного суда, то, как уже указывалось, судебные приставы-исполнители в основном исполняют те решения по имущественным спорам, по взысканию денежных средств, которые не могут быть исполнены из-за отсутствия денежных средств на счетах должника. Ясно, что добровольно исполнить решение суда должник не может, что отсутствие на счетах денежных средств вполне уважительная причина, учитывая общую экономическую ситуацию в стране. Так какой же смысл заложил законодатель в ст. 9 Закона, предписывающую должнику в пятидневный срок добровольно исполнить требования исполнительного листа по указанию судебного пристава-исполнителя. Должник не мог его исполнить добровольно и за более длительный срок. Да и принудительно такие требования на практике исполняются месяцами, а то и годами. Однако по истечении пятидневного срока требования исполняются принудительно со взысканием исполнительского сбора. А исполнительский сбор – это плата за осуществляемые действия по исполнению судебного акта или санкция за неисполнение решения суда в добровольном порядке?

Если это плата за услуги, оказываемые судебным приставом по реализации имущества во исполнение требований исполнительного листа, она должна взыскиваться лишь после реального оказания услуг. В практике встречаются случаи, далеко не единичные, когда после возбуждения исполнительного производства судебный пристав-исполнитель никаких действий не осуществляя, стороны сами договорились об исполнении и взыскатель отозвал исполнительный лист без исполнения, но тем не менее исполнительский сбор судебным приставом был взыскан.

Так, например, арбитражным судом Хабаровского края был выдан исполнительный лист на взыскание с ООО «Грунт» в пользу ЗАО «Строймост» 252502 руб. 34 коп.

Впоследствии, уже после принятия его к производству службой судебных приставов Кировского района Хабаровска, стороны договорились о том, что должник «отработает» указанную сумму на строительных объектах взыскателя.

Постановлением о возвращении исполнительного документа, по которому взыскание не проводилось, судебный пристав-исполнитель, руководствуясь ст. 26 Закона возвратил данный исполнительный лист на основании заявления взыскателя. Однако исполнительский сбор был уже взыскан.

Думаю, что такие действия абсолютно неправомерны, и исполнительский сбор превращается в семипроцентный штраф от суммы требования всего лишь за исполнение последнего в пятидневный срок. Но не слишком ли велика ответственность? И почему тогда законодатель не установил ответственность судебного пристава-исполнителя за невыполнение в сроки действий, предусмотренных законодательством об исполнительском производстве. Это в большей мере стимулировало бы названные службы к добросовестному исполнению своих обязанностей.

Из практики, связанной с исполнением судебных актов о возбуждении денежных сумм следует, что более правильным и справедливым было бы исчисление исполнительского сбора от реально взысканной суммы. С учетом этого предложения нуждается в изменении правило об однократности (при первом поступлении исполнительного документа судебному приставу-исполнителю) взыскания исполнительского сбора (п. 2 ст. 81 Закона).

Законом установлено, что исполнительский сбор взыскивается «в случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа». Однако на практике существует совершенно различное понимание уважительности причин неисполнения исполнительного документа, что влечет увеличение числа жалоб на действия судебных приставов (такие случаи не редкость), поэтому я считаю необходимым указать в Законе, какие именно причины следует считать уважительными.

Особого внимания заслуживает вопрос о штрафах, налагаемых судебными приставами в соответствии со ст. 85 и 87 Закона «Об исполнительном производстве». Прежде всего, большое сомнение вызывает правомерность наделения судебного пристава – исполнителя правил единолично решать вопрос о применении штрафа с вынесением постановления, пусть и утверждаемого старшим судебным приставом – исполнителем. Ведь даже суд вопрос о наложении штрафа решает в заседании суда. О времени и месте заседания лица, в отношении которых решается вопрос о наложении штрафа, извещаются заказным письмом с уведомлением о вручении. Ничего подобного не устанавливается для судебного пристава – исполнителя. Получается, ему доверяют больше, чем судье? Но ведь судебные приставы даже не всегда имеют высшее образование, не говоря уже о высшем юридическом.

 В своей работе я столкнулась с вопросом о том, куда должны зачисляться суммы штрафов. Воспользовавшись пробелом в законодательстве хабаровские приставы – исполнители одно время зачисляли их на собственный счет, то есть в свою пользу.

Представляется, что указанная проблема должна решаться по аналогии закона, то есть нужно, как предусмотрено, например в АПК, зачислять суммы штрафов в федеральный бюджет. Это тем более очевидно, что служба судебных приставов финансируется из федерального бюджета, и нельзя допустить, чтобы у государственной службы была экономическая заинтересованность в применении санкций.

 В своей деятельности я сталкиваюсь со множеством проблем, возникающих из исполнительного производства и стараюсь решать их для полного удовлетворения требований, обращающихся граждан. Однако подавляющее большинство трудностей, возникающих в процессе исполнения судебных актов и актов иных органов, появляется в результате несовершенства законодательства об исполнительном производстве, которое остро нуждается в изменениях и дополнениях.

2. Судебный контроль за деятельностью судебных приставов

С моей точки зрения, вряд ли можно считать целесообразной сложившуюся в настоящее время практику, согласно которой судья, вынесший решение или постановивший судебный приказ, фактически сразу же забывает о нем. Правосудие при этом не достигнет своей цели – защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц. Роль судьи не должна заключаться лишь в рассмотрении жалоб на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя. Необходимо повысить роль суда в исполнительном производстве таким образом, чтобы, не подменяя собой органы принудительного исполнения, судьи могли реально влиять на ход исполнительного производства. Сделать это возможно в частности путем возложения на судей доли ответственности за правильное и своевременное исполнения вынесенных ими юрисдикционных актов. Гражданское дело должно оставаться на контроле у судьи до полного исполнения вынесенного по нему окончательного судебного решения. Тогда, вероятнее всего, гораздо меньше будет решений с такими резолютивными частями, которые исполнить просто нереально.

Невыполнение судебным приставом-исполнителем своих прямых обязанностей является грубым нарушением закона. В этой связи вызывает интерес вопрос о возможности применения такой меры реагирования суда, как вынесение частного определения в адрес соответствующего государственного органа, должностного лица. Закон (АПК и ГПК) предоставляет судам право вынести частное определение, если нарушение законов и иных нормативных правовых актов выявлены при рассмотрении спора. Можно ли приравнять разбирательство жалобы бездействие судебного пристава-исполнителя в данном случае к рассмотрению спора по существу?

Частное определение является одним из средств решения главных задач деятельности судов: защиты нарушенных и оспариваемых прав, а также предупреждения соответствующих нарушений. Поэтому представляется, что по смыслу, например, нормы ст. 141 АПК Российской Федерации в тех случаях, когда по результатам разбирательства жалобы суд принимает конкретные меры по устранению допущенного нарушения (обязывает судебного пристава-исполнителя совершить определенные действия либо отменить конкретные действия судебного пристава-исполнителя), вынесения частного определения не требуется. Если же суд не может принимать конкретных мер по устранению выявленного нарушения, а лишь признает действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя неправомерными, вынесение частного определения следует признать необходимым.

Вместе с тем, учитывая также и профилактическое, превентивное значение частных определений суда, думаю, что вполне допустимо вынесение частных определений не зависимо от принятых судом непосредственных мер по устранению выявленных нарушений с целью информирования органа юстиции, службы судебных приставов субъекта Российской Федерации о допущенных нарушениях законодательства в деятельности судебных приставов-исполнителей.

В связи с этим заслуживает разработки вопрос о правовой природе актов, принимаемых судебными приставами-исполнителями в исполнительном производстве: являются ли они властно-распорядительными актами органа государственной исполнительной власти, каковым выступает Министерство юстиции Российской Федерации, или это нечто иное, скажем акт процессуального характера (гражданского или арбитражного). Выяснение данного вопроса очень важно. Если признать правильным первый вариант, то по аналогии с налоговым законодательством такие властно-распорядительные акты должны утверждаться руководителем или заместителем руководителя организации-должника. И тогда жалобы на незаконные действия (бездействие) судебных приставов следует рассматривать как иски о нарушениях недействительными актов ненормативного характера. Иски о нарушении недействительными таких актов в арбитражном суде рассматриваются коллегиальным составом судей.

Нужно ли в таком случае вносить изменения в законодательство, усложнять процедуру рассмотрения жалоб на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей до искового производства? Решая его, нужно помнить о реалиях судебной практики, загруженности судов и др., но самое главное: надо иметь в виду, что суд разрешает спор по существу предмета спора, а спор (жалоба) по исполнению судебного акта вторичен по отношению к первоначальному суду.

Кроме того, если признать, что жалобы должны рассматриваться по правилам искового производства, то следует учесть, что жалоба (исковое заявление) заявляется по всем правилам подачи искового заявления, в том числе и с оплатой государственной пошлины. Однако ст. 91 Закона «Об исполнительном производстве» гласит: «Взыскатель вправе предъявить организации иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации. При этом взыскатель освобождается от уплаты государственной пошлины». Это правильно: ведь по делу уже уплачена госпошлина и не требуется платить дополнительно, чтобы решение было выполнено. Это еще раз подтверждает то, что жалоба на действия судебного пристава-исполнителя должна рассматриваться в рамках единого процесса, а не в исковом производстве.

В законе установлен 10-тидневный срок для обжалования различных постановлений (ст. ст. 9, 10, 19, 27, 28, 43, 47, 73, 85, 87) и действий судебного пристава-исполнителя (ст. 90). Закон не предусматривает возможности восстановления пропущенного срока, однако в судебной практике он восстанавливается при наличии уважительных причин. Чем при этом руководствуются суды? Скорее всего, интуицией и стремлением обеспечить свободный доступ к правосудию всем заинтересованным лицам.

При этом, как представляется, надо учитывать два подхода к этой проблеме. Если данные сроки характеризовать как процессуальные, поскольку жалобы рассматриваются в судебном процессе, с участием суда, нормы, устанавливающие их, следует признать процессуальными и, следовательно, надо отнести Закон «Об исполнительном производстве» к процессуальному, а исполнительное производство – к стадиям гражданского или административного процесса. Если же квалифицировать эти нормы в качестве условий для применения материального права, возможность его восстановления должна быть предусмотрена в материальном законе. Так, действующий Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, регулирующий применение административных мер за правонарушения к гражданам и должностным лицам, устанавливает возможность восстановления пропущенного по уважительным причинам 10-тиденвного срока на обжалование постановлений по делу об административном правонарушении (ст. 268). Но советское право не предусматривало возможности привлечения к административной ответственности юридических лиц и потому действующее законодательство не содержит подобных норм о юридических лицах. Гражданский Кодекс Российской Федерации, регулирующий отношения в гражданском обороте, вообще не допускает восстановления сроков исковой давности для юридических лиц. Налоговый Кодекс Российской Федерации представляет такую возможность лишь при подаче жалобы вышестоящему налоговому органу или вышестоящему должностному лицу.

 При подобной неурегулированности суду (арбитражному суду) остается только руководствоваться соответствующими нормативами ГПК РСФСР (АПК Российской Федерации). И видимо, такая практика должна найти законодательное подтверждение.

Интересен вопрос о праве судебного пристава-исполнителя (или юридического лица, где он состоит на государственной службе) обжаловать определение суда, принятого по результатам рассмотрения жалобы на его действия (бездействие).

В ходе исполнительного производства заинтересованы взыскатель и должник. Их право на обжалование судебного акта не подвергается сомнению. А какой интерес, в отношение, таких определений судов у судебного пристава-исполнителя? Интереса экономического характера быть не может, поскольку первичный судебный акт вынесен по поводу спора истца и ответчика. Если истец и ответчик, то есть взыскатель и должник, согласны с судебным актом на действия судебного пристава-исполнителя, целесообразно ли затягивать процесс только ради того, чтобы удовлетворить служебные или личные амбиции судебного пристава-исполнителя?

Думаю, что вынесение вопроса о необходимости судебного контроля за действиями судебных приставов-исполнителей весьма важно, поскольку его отсутствие прямо сказывается на успешности их работы. Однако этот вопрос пока не нашел адекватного разрешения ни в процессуальном законодательстве, нив законодательстве об исполнительном производстве.

3. Криминологические аспекты исполнительного производства

Совершенно очевидно, что судебная защита нарушенных прав и интересов может быть привлекательной, способной демонстрировать над несудебными, а порою лежащими вне правового поля методами разрешения экономических конфликтов только при наличии гарантий реального и своевременного исполнения.

 Нельзя не отметить такой важный вопрос, как криминологические аспекты исполнительного производства, которые выражаются в посредничестве организованных преступных формирований и их лидеров в урегулировании имущественных споров, что получило название «теневой юстиции». Привлекательность этой сферы для криминальных структур обусловлена по крайней мере тремя обстоятельствами: значительным спросом на подобные услуги, высокой доходностью (от 10 до 50% и более от спорного имущества) и слабой уязвимостью перед действующим уголовным законом, что объясняется чрезвычайно высокой латентностью подобных фактов.

Надо заметить, что насилие реализуют такие криминальные структуры в крайних случаях (при противоборстве с конкурентами, для обеспечения безопасности сделок и др.), а активно обретают связи в среде бизнесменов, устанавливают контакты с должностными лицами.

Чтобы пояснить схему действия «теневой юстиции» приведу пример.

 Машиностроительное предприятие «Сибмаш» Красноярского края задолжало АО «Красноярскэнерго», снабжающего его электроэнергией, 80 млн. рублей и не имело свободных средств, чтобы погасить долг. Исполнение решения суда о взыскании суммы долга в установленном законом порядке успехом не увенчалось, поскольку у предприятия просто нет денег, а имущество и продукция предприятия для АО не представляла интереса. Тогда, после обращения к криминалу, были подключены дополнительные звенья. Партия оборудования (стоимость которого в несколько раз превышала долг перед АО) была направлена на нефтеперерабатывающий завод в другой регион, нуждающийся в оборудовании, производимой предприятием-должником. За его поставку нефтеперерабатывающий завод расплатился с фирмой-посредником (учрежденной криминальной структурой) бензином по оптовой цене. Бензин был реализован за наличные деньги по розничной цене через сеть автозаправочных станций, подконтрольных той же криминальной структуре. Одновременно фирма-посредник направляет на АО в счет погашения долга «Сибмаша» уголь (для тепловых электростанций), полученных в форме товарного кредита (то есть без предоплаты) и по заниженной цене с шахты, испытывающей трудности со сбытом традиционным получателям в связи с непомерно высокими тарифами железнодорожных перевозок. Таким образом, долг машиностроительного предприятия перед АО «Красноярскэнерго» был погашен.

Кроме того, взыскание долгов с просрочивших должников является одной из основных услуг, предоставляемых так называемой «крышей» - группой лиц (как правило, организованной преступной группировкой) или влиятельным лицом (что реже), которые за вознаграждение оказывают поддержку (прикрытие) коммерческой структуре или отдельному субъекту, имеющему существенные коммерческие либо иные доходы.

 Вместе с тем в роли «крыши» чаще всего выступают официально зарегистрированные частные охранные предприятия и службы безопасности фирм (об остроте проблемы криминологических аспектов исполнительного производства можно судить по тому факту, что Федеральная программа борьбы с преступностью предписывала МВД совместно с ФСБ, Генеральной прокуратурой, ФСНП России организовать и провести комплекс мероприятий по проверке соблюдения законности в деятельности охранно – сыскных предприятий и служб безопасности частных предпринимательских структур и финансово – кредитной сферы, принять при этом меры по пресечению фактов использования таких структур для возврата кредитов и исполнения иных долговых обязательств в порядке, противоречащим закону).

Причина обращения к «теневой юстиции» - неприемлемая для ряда лиц длительность срока рассмотрения дел в судах, значительность судебных издержек, нестабильная практика разрешения споров, неоформленные в должной форме отношения с должником и небольшие шансы на принудительное исполнение принятого судебного решения. Легальный порядок решения имущественных споров, несмотря на осуществлённые в последние годы изменения, «не соответствует современным реалиям и стимулирует криминальный способ преодоления конфликта».

 Именно поэтому авторитет правосудия и состояние законности не исчерпываются постановлением законных и обоснованных решений. Для того чтобы «правосудие торжествовало не только в зале судебного заседания, судебные акты должны быть исполнены. Исполнение судебных решений представляет собой важнейший участок правовой практики, который отражает эффективность всего механизма правового регулирования.

 Как было определено Европейским Судом по правам человека «исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть судебного разбирательства».

Заключение

При современном развитии социально-экономических отношений, отнюдь не способствующих стабилизации и появлению прогнозируемости, особое значение приобретают гарантии восстановления нарушенных прав граждан и организаций уполномоченными юрисдикционными органами – службами судебных приставов и самими приставами-исполнителями, действующими на основании как процессуального законодательства Российской Федерации, так и на основании специального законодательства об исполнительном производстве – Федеральных Законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве».

Создание эффективной системы исполнительного производства – одно из приоритетных направлений деятельности Министерства юстиции России.

Каждый десятый гражданин Российской Федерации сегодня решает свои насущные проблемы через суд и судебных приставов.

Однако в настоящее время, к сожалению, в судебных решениях не всегда присутствуют реальные механизмы восстановления нарушенного права – такие решения судебных органов, как правило, остаются неисполненными, что сводит на нет силу судебного акта, дестабилизирует экономическую и социальную ситуацию и подрывает доверие предпринимателей к легальным способам защиты своих интересов. Наличие неисполненного судебного акта свидетельствует о том, что подлежащее защите право продолжает оставаться незащищенным, а следовательно, задача судопроизводства – нереализованной.

Вместе с тем и работа службы судебных приставов не лишена недостатков и упущений. Министерством юстиции осуществляются радикальные меры организационного, кадрового и иного характера по совершенствованию службы судебных приставов, взяты под контроль наиболее сложные и важные в социальном отношении исполнительные производства. в настоящее время среднемесячная нагрузка на одного судебного пристава – исполнителя составляет 250 исполнительных производств, однако несмотря на огромную загруженность с 1 января 2000 г. судебные приставы в полном объеме осуществляют принудительное взыскание налогов и сборов.

Отрицательно сказываются на работе судебных приставов пробелы в действующем законодательстве. Поэтому, думаю, назрела необходимость наделения органов юстиции в установленном законом порядке правом производства дознания и предварительного следствия по делам, связанным с деятельностью судебных органов.

В настоящее время единый процесс исполнения решений судов разделен между тремя государственными органами – судебными приставами, органами внутренних дел и прокуратуры, что является еще одной причиной, не способствующей эффективному исполнению судебных решений, поскольку в законодательстве об исполнительном производстве не урегулирован статус судебных приставов – исполнителей, отсутствуют все нормы, регулирующие действие судебных приставов и других участников исполнения по каждой категории исполнительных действий. В определенной мере Закон «Об исполнительном производстве» носит рамочный характер и уже поэтому предполагает наличие по вопросам сферы деятельности федерального закона подзаконных актов, принимаемых не только Правительством Российской Федерации, но и Президентом Российской Федерации, и Министерством юстиции Российской Федерации.

О возможности и целесообразности решения о наделении органов юстиции правом производства дознания и предварительного следствия по указанным делам свидетельствует зарубежный опыт, а также соответствующее указание в Конституции реформирования органов и учреждений юстиции Российской Федерации.

Работая над своим дипломным сочинением и проанализировав законодательство Российской Федерации, автор сделал вывод о том, что высказывавшиеся в последнее время предложения о передаче службы судебных приставов в Судебный департамент при Верховном суде Российской Федерации противоречат как основным положениям Концепции судебной реформы, так и принципу разделения властей.

В этой связи хотелось бы заметить, что, по – моему мнению, поскольку Судебный департамент не обеспечивает деятельность Конституционного Суда Российской Федерации и системы арбитражных судов, передача службы судебных приставов может привести к тому, что акты других органов, принудительно исполняемые в настоящее время судебными приставами – исполнителями, не может и не должен выполнять Судебный департамент как орган судебной системы страны.

Поэтому предложение о передаче службы судебных приставов, с моей точки зрения, неконструктивно. В случае его реализации будет ослаблена система государственной власти в России, разрушена недавно созданная и постоянно повышающая свою эффективность государственная структура, снизится эффективность исполнительной деятельности, уменьшатся поступления в бюджет, поскольку в прошлом году в федеральный бюджет судебные приставы перечислили более 300 млн. рублей, взыскали с должников только за 9 месяцев прошлого года 46 млрд. рублей.

И проблемы, и перспективы исполнительного производства тесно связаны с социально-экономическим положением в стране.

 В своей работе я исследовала правовой статус судебного пристава как государственного служащего и представителя исполнительной власти, вопросы организации и деятельности судебных приставов – исполнителей и судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, а также мною подняты и выявлены некоторые проблемы в деятельности судебных приставов, в связи с чем мною сделана попытка представить предложения по их разрешению.

 Целью данной работы являлся анализ правового статуса и деятельности судебных приставов на основе исследования законодательства, практики его применения и официального толкования, научной и учебной литературы, статей и монографий. Для иллюстрации отдельных теоретических положений мною привлекались материалы судебной практики и практики исполнительного производства.

Задачей данной работы, как уже указывалось, являлось не столько теоретическое изложение положений исполнительного производства, сколько выявление его проблем и попытка обозначения путей их решения, что стало результатом анализа законодательства о судебных приставах и об исполнительном производстве. Работа не претендует на полное изложение всех проблем и выяснение некоторых методов их разрешения.

Эти проблемы и пути их разрешения должны быть выявлены при доработке находящегося в Государственной Думе законопроекта о внесении изменений и дополнений в Закон «Об исполнительном производстве».

На мой взгляд, устранение неточностей и недоработок в законодательстве о судебных приставах и об исполнительном производстве, несомненно позволит увеличить эффективность правосудия, особенно в экономической сфере, повысить авторитет и значимость системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации. - М.: Аст, 1995

2. АПК РФ. – 1995.

3. ГПК РСФСР. – 1996.

4. КЗоТ РФ. – 2000.

5. Трудовой кодекс РФ. – 2002.

6. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР с постатейными материалами. – М.: Юридическая литература, 1998.

7. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. – М.: Проспект, 1998.

8. КоАП РФ: ФЗ от 30.12.01 г. № 195 – ФЗ \\ Владивосток: изд – во «Интертех», 2002.

9. Таможенный кодекс Российской Федерации. – М.: Юринформцентр, 1995.

10. О Конституционном Суде: ФКЗ от 21.07.94. // Собрание законодательства РФ. – 1994. - № 13. – Ст. 1447.

11. О судебных приставах: Федеральный закон от 21.07.97 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - №30. – Ст. 3589.

12. Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 21.07.97 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - № 30. – Ст. 3590.

13. Об основах государственной службы в РФ: ФЗ от 31.07.95. № 119 – ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1995. - № 30. – Ст. 3590.

14. Об оперативно-разыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.95 г.№144-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. - № 29. – Ст. 3590.

15. О банках и банковской деятельности: Закон Российской Федерации в ред. Федерального закона от 03. 02. 96 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1990. – № 27. – ст. 1593; 1992. - № 34. – ст. 1966; Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - № 6. – ст. 492.

16. Об утверждении перечня государственных должностей Федеральной государственной службы: Указ Президента Российской Федерации от 28.04.98 г. № 462 // Российская газета. – 1998. - №6.

17. О предельной численности и годовом фонде оплаты труда работников службы судебных приставов органов юстиции Российской Федерации: Указ Президента РФ от 23.10.2000 г. № 1769 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2000. - № 49. – Ст. 4798.

18. Об утверждении перечня боевого стрелкового оружия: Постановление Правительства Российской Федерации от 30.12.98 г. № 1584 // Российская газета. – 1999. - №1.

19. О некоторых вопросах, связанных с исполнением денежных обязательств и обращением взыскания на имущество: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.01.99 г. №2 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1999. - №2.

20. Положение о проведении конкурса на замещение вакантной государственной должности федеральной государственной службы, утв. Указом Президента РФ от 29.04.96 г. № 604 // Собрание законодательства РФ. – 1996. - № 19. – Ст. 1211.

21. Перечень государственных должностей федеральной государственной службы, утверждённый Указом Президента РФ от 3.09.97 г. № 981 с изменениями и дополнениями // Собрание законодательства РФ. – 1997. - № 33. – Ст. 3655; 1998. - № 11. – Ст. 1287.

22. О внесении изменений и дополнений в Указ президента РФ от 03.10.97 №981: Указ президента РФ от 28.04.98 № 462 // Российская газета. – 1998. – 6 мая.

23. Инструкция об исполнительном производстве от 15 ноября 1995 г. №22 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. – 1987. - №11.

24. Андреева Т. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве»: гл. XI – XII // Хозяйство и право. – 1999. - №4.

25. Анохин В. Квалификация правоотношений по исполнительному производству // Хозяйство и право. – 2000. - № 4.

26. Аргунов В.Н., Иванова С.А. Арбитражный процесс / под ред. М.К. Треушникова.. М.: Спарк, 1998.

27. Белоусов Л. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве»: гл. X // Хозяйство и право. – 1999. - №3.

28. Блажеев В.В., Боннэр А.Т. Гражданское процессуальное право России. – М.: Статус, 1999.

29. Гражданский процесс. под ред. М.К. Треушникова. / М.: Юриспруденция. – 2000.

30. Гражданский процесс. под ред. М.С. Шакарян / М. – 1993.

31. Егоров В. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве»: гл. IV, V // Хозяйство и право. – 1998 . № 11, 12.

32. Иванова Л.М., Аргунов В.М. Арбитражный процесс. – М.: Юрист, 1999.

33. Игнатенко И, Кириленко И. Матвеев А., Шерстюк В., Ярков В. К разработке проекта исполнительного кодекса Российской Федерации. // Хозяйство и право. – 2001. - № 10.

34. Козлов П.Н. Новой службе – силовую поддержку (в помощь приставу) // Российская юстиция. – 1999. - №5.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Мэр одного большого города заказал себе на новогодние праздники проститутку с 5-м размером груди за 50 т.р. в час. Начал ее раздевать, хвать за грудь, а она силиконовая. Расстроился, начал возмущаться:
- Как так, да за такие деньги она должна была быть настоящая!
- Вы мне сейчас моего сына напомнили!
- Чем это вдруг?
- Он то же самое сказал, когда на городскую елку пришел.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru