Курсовая: Становление социальной работы - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Становление социальной работы

Банк рефератов / Социология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 873 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы
Текст
Факты использования курсовой

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Введение

Система социального обеспечения и социальной работы является неотъемлемой частью любого современного общества. Точнее, ее можно было бы назвать даже критерием развития современного общества. Наиболее развитые страны современного мира прошли длительный путь социальных конфликтов, которые порой оборачивались подлинными катастрофами; сама социальная катастрофа революции и гражданской войны являлась единственным фактором прогресса. Трансформация, которую претерпели развитые страны в Новейшее время, позволила значительно снизить уровень интенсивности классового конфликта и открыла – хотя бы гипотетически – возможность ненасильственной эволюции общества. Снижение уровня классовой напряженности во многом стало возможным благодаря развитию системы социальной работы и социального обеспечения, которые наряду с общими тенденциями общественно-экономического развития способствовали нивелированию контрастов социальной стратификации.

Тема настоящего исследования – предпосылки формирования европейской модели социальной работы.

Становление социальной работы – тема, имеющая междисциплинарный характер. Она предполагает и осмысление событий истории развития добровольной общественной инициативы и государственной социальной политики, и истории социологических и философских идей, которые выступали как их теоретическая основа.

Предметом исследования в свете этого выступают социальные процессы, оказавшие влияние на становление европейской модели социальной работы Объектом исследования является сам процесс становления социальной работы в зарубежных странах.

Цели и задачи работы:

Цель данного исследования – определить основные предпосылки формирования европейской модели социальной работы, т.е. проследить механизмы становления социальной работы как особого вида общественной инициативы и государственной политики. Выявить те общие принципы, в соответствии с которыми данный процесс протекал в зарубежных странах.

Для достижения этих целей в работе решаются следующие задачи

Реконструировать событийную канву становления социальной работы в связи с развитием социальной политики, общественно-политических и экономических процессов

Выявить ключевые моменты в сегодняшнем функционировании системы социальной работы в Европе и установить характеристику взаимоотношений с историческими предпосылками

Проанализировать теоретические концепции социальной работы.

Степень разработанности проблемы в литературе:

В современно литературе присутствует большой интерес к проблемам социальной работы.

Этот интерес возник сравнительно недавно. Точнее, впрочем, было бы говорить не о возникновении а о  возобновлении этого интереса. В конце XIX века в России началось быстрое развитие системы благотворительности и социальной работы. Толчком к этому послужили буржуазные реформы 60-70-х гг., в особенности земская реформа, создавшая особую сферу профессиональной деятельности, в которую попала в некоторых своих аспектах и социальная работа. В это же время на территории России начинают действовать иностранные благотворительные организации, занимавшиеся социальной работой, такие, как, например, «Армия спасения» (как будет показано ниже, это было вызвано переходом системы социальной работы за рубежом на качественно новый этап развития). В это время, в России и начинаются первые научные исследования в данной области. В основном, они обобщали зарубежный опыт. Несколько трансформировался, но не исчез интерес к исследованию феномена социальной работы в первые годы советской власти: перед обществом стояли такие серьезные проблемы, как массовая беспризорность, голод, безработица, рост преступности и социально девиантного поведения и т.п. Традиционная же система социальной работы, находившаяся под покровительством членов императорской фамилии, церкви, международных организаций была разрушена большевиками в ходе революции и гражданской войны и ее восстановление было невозможно. Интерес к теме социальной работы получал, таким образом, мощный внешний стимул.

Позднейшее развитие общественно-политической и экономической ситуации в стране привело к тому, что значительная часть проблем, делавших эффективность социальной работы вопросом жизни и смерти государства, была решена или, по крайней мере, основательно замаскирована. Основа для наиболее явных проявлений бедности исчезла с ликвидацией безработицы, социально девиантное поведение (бродяжничество, профессиональное нищенство, проституция, наркомания и т.п.) так же было устранено или по крайней мере скрыто от большей части общества благодаря жесткой и всеохватывающей репрессивной системе общедоступными (безотносительно к вопросу о качестве) стали медицина и начальное образование. Короче говоря, возникла новая политическая система, в которой социальная жизнь была строго регламентирована и упорядочена, система отличавшаяся от прежнего положения дел радикальнейшим образом и в следствие этого не очень-то нуждавшаяся в таком атрибуте прежнего общества как социальная работа. Кроме того, хотя заметная доля населения страны была социально не защищена, говорить об этом вслух по понятным идеологическим причинам было не принято.

Это, само собой, не способствовало актуализации темы социальной работы. История социальной работы за рубежом в советское время в результате изучалась довольно слабо, так сказать, мимоходом.

Вопросам современного состояния социальной работы за рубежом посвящались в лучшем случае отдельные пассажи в исследованиях по социальной политики капиталистических стран. Среди работ такого рода попадаются исследования, содержание которых имеет объективный характер и, вероятно, не устарело и в наши дни. В тоже время общая, направленность большинства этих исследований пропагандистская. В условиях холодной войны внимание авторов было сосредоточено на выявлении слабых мест в жизни западного мира и демонстрации превосходства социальной политики КПСС. (Интересно, что в своей критике социальной действительности Запада советские исследователи не ограничивались одними только измышлениями чисто пропагандистского свойства, но часто обращали внимание и на вполне реальные трудности капиталистического общества, которые позже – уже в 90-е годы – стали предметом осмысления западных социологов. Примером здесь может служить, например, анализ и критика концепции государства всеобщего благосостояния, проделанные на французском материале советским исследователем Макаревичем в 1984 и французским социологом Пьером Розанваллоном уже в 90-е годы. Общий недостаток литературы этого времени – явное преобладание оценочных характеристик над фактическим материалом.

Исключение на общем фоне составляет уникальная разновидность советской научной литературы – реферативные обзоры публикаций западных авторов по социальной политике капиталистических стран, публиковавшиеся под грифом «для служебного пользования». Впрочем, несмотря на всю весомость и основательность публикаций этого рода, они мало дают для изучения интересующей нас проблемы, поскольку посвящены по преимуществу политически злободневным сюжетам, а не истории.

Вновь интерес к теме социальной работы проснулся в 90-е годы после крушения советского строя и начавшегося системного кризиса в жизни общества.

Середина 90-х гг. стала временем, когда начался интенсивный процесс осмысления того опыта социальной работы, который был накоплен в постсоветское время.

Счет монографий и учебных пособий вышедших за этот сравнительно небольшой срок идет уже на десятки Соответствующей проблематике посвящен целый ряд специальных периодических изданий.

Достаточно много работ написано об истории социальной работы в России.

В тоже время, история становления социальной работы за рубежом остается в наше время по-прежнему не исследованной. Данному вопросу посвящаются в лучшем случае отдельные главы и параграфы в книгах, рассматривающих гораздо более широкий круг сюжетов. Это касается и трудов отечественных авторов, и переводных работ.

Такая ситуация вполне объяснима. Социальная работа стала злободневной темой сравнительно недавно. Система ее функционирования в России находится на начальном этапе процесса своего оформления. Прежняя, включавшая и осмысление иностранного опыта, традиция была прервана событиями начала ХХ века. Сегодня, очевидно, речь идет в первую очередь об овладении техникой социальной работы на современном уровне. В соответствии с этим и осмысление проблем социальной работы имеет преимущественно прикладной характер. В свет появляются труды, посвященные подготовке социальных работников в зарубежных странах, организации отдельных аспектов социальной работы (работа с молодежью, стариками инвалидами и т.д.), общим принципам организации социальных служб в зарубежных странах, или детальному изложению всех сторон социальной работы в отдельных государствах, некоторые из этих публикаций имеют по-настоящему фундаментальный характер.

История же социальной работы в этом практически-прикладном контексте выглядит (на первый взгляд) как второстепенный теоретический вопрос.

Единственная специальная работа по данной проблематике, которую нам удалось обнаружить – диссертация, посвященная становлению социальной работы в Израиле. Кроме того, как уже говорилось выше, истории социальной работы за рубежом посвящены главы в отдельных работах, а так же рассматривается эта тема в связи со становлением традиций социальной работы в России.

Это положение дел еще раз подтверждает актуальность и обоснованность постановки целей и задач настоящего исследования. В литературе по истории социальной работы за рубежом существует значительная лакуна: фактическое положение дел в этой области в зарубежных странах описано вплоть до мелких деталей, но до сих пор нет сколько-нибудь целенаправленного осмысления социальной работы как части единой общественной системы в динамике ее развития.

Источники:

Не лучше обстоит дело и с источниковой базой.

Источниками в данном вопросе могли бы быть юридические акты, устанавливающие нормативную основу социальной работы в разные исторические эпохи, воспоминания непосредственных участников социальной работы в тот или иной период времени и свидетельства современников, характеризующие данный вид деятельности, массовые источники, такие как документация тех или иных благотворительных организаций и материалы периодической печати, освещающие их деятельность.

С сожалением приходится констатировать, что эти виды источников на сегодняшний день еще не введены в оборот современной отечественной науки. Разработка источниковой базы в этом направлении выходит за рамки целей и задач нашего исследования и, более того, представляется заведомо невыполнимой в рамках дипломной работы.

Ситуация, впрочем, не совсем безнадежна. Некоторые публикации, особенно переводные, если и не воспроизводят тексты интересующих нас первоисточников, то, по крайней мере, содержат их детальное изложение и описание. Так, например, в сборниках из серии «Социальная работа» присутствует описание нормативно-правовой базы социальной работы в Германии и приводятся некоторые сведения о том, как она изменялась с течением времени, аналогичные сведения применительно к другим странам приводятся в американской Энциклопедии социальной работы.

Думается, что трудности, связанные с недоступностью источников не являются на данном этапе исследования непреодолимыми: наша работа направлена на то, чтобы очертить приблизительные исторические границы становления и эволюции системы социальной работы в западных странах, рассмотреть ее как один из аспектов системы социальных отношений в целом и определить характер взаимодействия между общеисторической и идейной динамикой и динамикой становления системы социальной работы. А при такой постановке проблемы обозначенные выше трудности отчасти компенсируются за счет привлечения источников, связанных с упомянутой выше исторической и идейной динамикой.

Проблематика общественно-исторического развития в Европе и США исследована в отечественной и зарубежной литературе детально. Это же касается и источниковой базы исследований соответствующей проблематики. Источники по истории экономического развития, общественного движения, партийно-политических систем стран Запада хорошо изучены и их дополнительная разработка в настоящей работе не требуется.

По сути дела, в разработке в рамках настоящего исследования нуждаются только источники еще одной разновидности – источники по истории теоретического обоснования принципов социальной работы.

Это во-первых тексты, в которых формулировались мысли, определявшие идейный облик той или иной исторической эпохи: программные документы политических течений, произведения философов и социальных мыслителей.

Во вторых, это те тексты, содержание которых могло использоваться (и использовалось) непосредственно для обоснования тех или иных подходов к социальной работе.

Источники этой группы многократно изданы на русском языке и основательно прокомментированы.

Ко второй группе относятся работы авторов психологических и социологических концепций, чьи выводы использовались при организации современных систем социальной работы и социального обеспечения.

Хронологические рамки исследования

В настоящей работе мы исходим из наличия корреляции между становлением отдельной сферы общественной жизни ( в данном случае, социальной работы) и динамикой развития общества в целом. В связи с этим, хронологические рамки нашего исследования задаются временными границами становления капиталистического общества, т.е. периодом XVI – ХХ вв.

Географические рамки работы

Включить все зарубежные страны в предмет исследования по понятным причинам невозможно. Поэтому представляется уместным ограничиться теми государствами, где в указанный период были сделаны наибольшие достижения, а именно США, Великобританией, Германией и Францией.

1. Возникновение социальной работы в качестве профессиональной деятельности и этапы ее становления

1.1. Возникновение системы социальной работы и ее эволюция в Новое время

Истоки того, что в наше время известно под названием «социальная работа», в принципе, можно возводить к довольно отдаленному прошлому.

Известно, что еще в античном обществе (например, в Древнем Риме) существовал институт социального обеспечения, действие которого распространялось на обедневших граждан Римского государства (плебс) и состояло в безвозмездной раздаче пищи и денежных средств, необходимых для поддержания жизни. Аналогичные институты действовали и в более раннее время в древней Греции.

В Средние века социальные функции, связанные с заботой о нищих и убогих отчасти взяла на себя церковь. На расходы, связанные с этой деятельностью, иерархи указывали даже как на аргумент в пользу необходимости для церкви владеть собственностью, приносящей доход. (этот исторический сюжет хорошо известен по полемике, например, иосифлян и нестяжателей на Руси или дискуссиям нищенствующих орденов в Западной Европе с их оппонентами)

Некоторые аспекты социальной работы в это время брала на себя, условно говоря, общественная инициатива. В число обязанностей сельских и городских общин, наряду с повинностями в пользу их сеньеров, входила и забота о материальном обеспечении калек, стариков, сирот и т.п., проживающих на земле данной общины.

Помимо этого, существовала и поощряемая церковью и моральным самосознанием практика раздачи милостыни и т.п. Деятельность такого рода расценивалась как угодная Богу и повышала социальный престиж человека, усердно ей занимающегося. Вопреки распространенному мнению, эта практика была вовсе не случайной и бессистемной: она очень существенно была регламентирована, например регулярно повторяющимися церковными и светскими церемониями и ритуалами и регулировалась обычаями повседневной практики людей. Другое дело, что принципы функционирования этой разновидности социальной помощи определялись вовсе не потребностями тех, кто в ней нуждался, т.е. собственно помощь была в известной мере побочным продуктом данной деятельности, да и в качестве профессиональной такая деятельность не рассматривалась.

Государственная власть в феодальном обществе, по большому счету, от решения соответствующих проблем самоустранялась. Интерес к нуждам социально незащищенных групп в населении страны государство проявляло с давних времен, но как правило в особом ключе: в аспекте пресечения профессионального нищенства и т.п. девиаций репрессивными мерами. Эта практика отразилась и в сводах законов данного времени, и в литературных памятниках.

И в Западной Европе, и на Руси в Средние века исторический опыт того, что, используя современный термин, можно было бы назвать социальной работой, обнаруживает большое сходство. Определяется оно общими закономерностями функционирования феодального общества.

Становление социальной работы как особого вида профессиональной деятельности стало возможным благодаря возникновения общества нового исторического типа, буржуазного общества в основание которого легло промышленное производство и капиталистическая форма собственности.

Именно эта общественно-историческая трансформация сделала возможным глубокое разделение труда и выделение особой группы людей, занятых исключительно производством услуг социальной работы. А на определенном этапе развития капитализма возникла и такая ситуация, когда спрос на данный вид услуг стал определяться не только  и не столько их непосредственными получателями, но в первую очередь силами, которые экономически в обществе господствуют. Это, собственно, и создало условия, в которых складывались предпосылки и происходило становление социальной работы. Думается, что в свете этого о «социальной работе» в более древние времена можно рассуждать в основном, используя этот термин метафорически, либо употребляя его с соответствующими оговорками.

Выше была отмечена связь между становлением социальной работы и возникновением капитализма.

Это, впрочем, не означает, что зарождение капиталистических отношений автоматически означало и зарождение системы социальной работы. У капиталистического общества соответствующая потребность возникла только лишь на достаточно позднем этапе его развития.

Рассмотрим это на примере Англии – «классического» государства, рано вступившего на буржуазный путь развития.

Развитие капиталистических отношений началось в Англии не позже XVI века. В это время Англия приобретает первые заморские колонии и становится конкурентом Испанской колониальной империи. Плавание Кабота в 1497 г. в Северную Америку стало ответом на попытки Испании и Португалии монополизировать колониалистическое освоение Нового Света.

Освоение территории Северной Америки началось сравнительно поздно – в начале XVII века, зато первые владения в Карибском море были захвачены у Испании практически сразу – в XVI веке.

Захват колониальных владений не был результатом случайного стечения обстоятельств. Его начало совпало по времени с бурным развитием мануфактурного производства и появлением новой политэкономической идеологии – меркантилизма.

В результате развития этих тенденций в экономике Англии сформировалось особое явление – «треугольная торговля».

Вершинами главного «треугольника» экономических связей были «сахарные острова» Карибского моря, промышленные (главным образом – металлургические) центры Англии и западное побережье Африки. Из Африки на острова вывозились невольники, прибыль от продажи которых вкладывалась в производство сахара и табака. Табак и сахар вывозились в свою очередь в Англию; средства, полученные от продажи сахара на рынках континентальной Европы, вкладывались в английскую мануфактурную промышленность. Английские товары вывозились в Африку, где обменивались на рабов, вывозившихся опять-таки на острова.

Не трудно заметить, что большая часть прибылей от торговли в этом треугольнике оседала именно в Англии. Именно в промышленность метрополии инвестировались прибыли от торговли плантационными товарами в Европе. Капиталы работорговцев вкладывались в саму же работорговлю или в производство сахара. В метрополию же вывозились и огромные состояния, скопленные плантаторами: тратить их плантаторы предпочитали в Англии.

В результате, ближе к началу XVII века зарождающаяся английская буржуазия сумела сосредоточить в своих руках достаточно материальных ресурсов для того, чтобы приступить к переустройству социальных и политических реалий Англии в соответствии  с собственными потребностями.

Это и стало первым шагом к созданию ситуации, в которой общество стало жизненно нуждаться в системе социальной работы. Феодальное общество очень корпоративно: оно состоит из целого ряда сословных организаций, которые замкнуты в себе и вполне самодостаточны в смысле своей способности обеспечивать воспроизводство своих членов. Проблема социальной незащищенности в следствие этого практически отсутствует в феодальном обществе: корпоративные организации феодальных землевладельцев берут заботу обо всех людях, которые входят в их состав, на себя; тоже самое делают и сословные структуры феодально зависимого населения: как уже отмечалось выше, заботу о сиротах, стариках, инвалидах и т.п. берут на себя крестьянские и городские общины.

Именно эти сословные структуры и оказались в первую очередь разрушены буржуазным развитием общества. Очередным этапом развития капитализма в Англии стало, как известно, огораживание, сопровождавшееся массовым сгоном крестьян с земли их прежних феодальных господ.

Со стороны государства первая реакция на это последовала в виде ужесточения уголовного законодательства, каравшего злостного бродягу или нищего, например, за кражу на сумму свыше 5 шиллингов смертной казнью, охотно заменяемой ссылкой в колонии. Отреагировал так же рынок рабочей силы: труд обездоленных людей, готовых переезжать в Новый Свет на положении кабальных рабов-сервентов, стал очень ходовым товаром.

Законодательство в области социальной политики, в первую очередь, политики по отношению к беднейшим слоям населения и повседневная практика взаимоотношений властей с ними поначалу почти не изменились.

Закон, несколько упорядочивающий сбор милостыни, был принят в Англии еще в 1530 г. Суть его состояла в том, что сбор и распределение милостыни отныне предполагалось передать специально назначенным чиновникам. Местные власти получали право взыскать штраф с человека, замеченного в уклонении от подачи милостыни.

В начале XVII века он был дополнен еще одной нормой (закон 1601 г.) – приходские власти и епископ получили право устанавливать особый налог на нужды бедных, некий упорядоченный вариант милостыни. Его размер устанавливался в зависимости от стоимости недвижимого имущества данного человека в пределах прихода.

Этот новый закон мало что менял на деле: принципы сбора и распределения налога имели исключительно случайный характер.

Степень развития социальной работы определяется степенью развития и направленностью социальной политики в целом. С учетом этого тезиса положение дел в Англии вплоть до начала XVII века вполне объяснимо. Главным идейным ориентиром была в это время концепция меркантилизма, ее же краеугольными камнями была, во-первых, концентрация драгоценных металлов в государстве, а во-вторых – контроль над демографией и недопущение перенаселенности страны. Избыточное, с точки зрения меркантилизма, население надлежало вытеснять в колонии; невыносимые условия жизни беднейших слоев населения Англии, драконовские уголовные законы способствовали достижению этой цели: вывоз белых рабов в Америку приобрел большие масштабы: по оценке американского исследователя Э Вильямса, в течение всего колониального периода в истории США сервенты составляли около половины населения колоний, если же иметь в виду начальный период колонизации, то их доля в населении колоний будет еще более внушительной.

Улучшение условий жизни бедняков, которое стало бы результатом развития социальной работы, препятствовало бы колонизации заморских владений и наносило бы вред меркантилистской политике; таким образом, ни власти, ни находящийся на подъеме класс буржуазии не были в это время заинтересованы в становлении системы социальной работы.

Впрочем, в экономической и социальной политике английских правящих классов вскоре произошли изменения.

Ближе к концу XVII века к меркантилизму присоединилось учение о том, что богатство страны обеспечивается развитием промышленности. Для этого же, в свою очередь, нужно большое количество дешевой рабочей силы, которое возможно только при наличии избыточного населения. Во времена лорд-канцлерства Д. Джефрейса (1648-1689) в соответствии с новыми веяниями начинается борьба против злоупотреблений судей, приговаривавших бедняков за самые незначительные проступки к смертной казни, заменяемой на ссылку в колонии. Эта борьба была тем более успешной, что Яков II покровительствовал «Королевской Африканской кампании», занимавшейся торговлей черными невольниками. Эта политика была вскоре дополнительно упрочена победой в Англии буржуазной революции.

Прекращение прежней переселенческой политики повышало уровень социальной напряженности и конфликтности в обществе; в ходе революции эти новые реалии дали о себе знать в виде таких явлений, как, например, движение диггеров.

Ответом правящих классов стало создание первого варианта системы социальной работы – организация работных домов. В качестве цели существования работных домов декларировалась необходимость предоставления помощи беднейшим жителям страны. Централизованный сбор милостыни действительно не мог обеспечить эту помощь в необходимых масштабах. Взамен и была выдвинута идея, которая, по замыслу ее авторов, должна была должна была ликвидировать самую причину бедности – безработицу. Помощь, которую оказывал работный дом заключалась в предоставлении работы всем незанятым.

Первый работный дом был построен в 1697 году в Бристоле. По форме своей организации это был своего рода интернат с жестко регламентированным – почти тюремным – режимом пребывания в нем его постояльцев. Помещение в работный дом было как правило полупринудительным; вполне добровольно в него шли только одинокие дряхлые старики, инвалиды и т.п. – словом те, кто находился в совершенно безнадежном положении и никоим образом не могли рассчитывать на то, что им удастся поддержать свое существование самостоятельно.

Проблемы, вызванные бродяжничеством, нищенством и т.п. в Бристоле удалось довольно эффективно – с точки зрения его зажиточных жителей – решать.

Работные дома стали организовывать повсеместно. В 1723 году под деятельность работных домов была подведена необходимая правовая база. Новое законодательство давало право приходским властям полномочия строить на средства жителей прихода работный дом. В тоже время, власти получили право отказывать в помощи любому, кто не желал идти в работный дом. Это повело к значительному сокращению расходов зажиточных налогоплательщиков на бедных – с 819000 ф. ст. в 1689 году до 619000 в 1750 г.

Условия содержания постояльцев работных домов при этом не изменились в лучшую сторону; не изменилось и отношение общества к своим беднейшим согражданам: они расценивались как безусловная угроза спокойной жизни обывателя, угроза, которая может быть смягчена только жесткой карательной политикой государства, одним из элементов которой и был на деле работный дом.

Временное улучшение жизни в работных домах произошло в конце XVIII века. Новое положение дел было определено т.н. «Джидбертовым законом». Смысл его был в том, чтобы не подвергать бедняков заключению в работный дом, а стремится найти им работу за его пределами, а в крайнем случае, даже оказать денежную помощь.

Причина этих преобразований заключалась, в частности, в том, что содержание работного дома было зачастую не под силу налогоплательщикам отдельного прихода. Эффективность подневольного труда обитателей работного дома отставала от роста производительности в фабричном производстве в условиях начинающегося промышленного переворота. Кроме того, работные дома не пользовались особой любовью беднейшей части населения Англии; общеизвестны факты протеста против них, подчас этот протест выражался даже в их разрушении.

«Джидбертов закон», впрочем, оказался не слишком успешным решением. Особенно неудачной была практика доплат, которые работный дом добавлял к заработной плате трудоустроенного им бедняка в случае, если его заработок был ниже уровня, необходимого для поддержания жизни. Результатом этой практики стало удешевление низко квалифицированного труда: работодатель был уверен, что потенциальный работник согласится на любой уровень оплаты, а разницу между ней и прожиточным минимумом покроет работный дом. Следствием этого, как несложно догадаться, стало увеличение количества бедняков, рост расходов налогоплательщиков и социальной напряженности.

К 30-м гг. XIX века созревает необходимость в изменении социальной политики, в том числе и в аспекте организации системы социальной работы.

Англия в целом находится в это время в состоянии развивающегося политического кризиса. Наиболее ярко он проявится в чартистском движении и движении за расширение избирательных прав в сторону предоставления их рабочим.

В этих условиях – между парламентской реформой 1832 и первыми акциями чартистов 1836 г. – и появляется на свет «закон о бедных» 1834 года. Суть закона была в реорганизации работных домов: по мысли законодателей, в число из первоочередных функций должно было войти санитарное обслуживание и предоставление первоначального образования. Режим содержания ужесточался в сравнении с положением «Джидбертова закона» и вновь становился приближенным к тюремному. Одновременно под существование работных домов была подведена более солидная материальная база: их финансировали отныне налогоплательщики не прихода, а более крупной административной единицы – юниона, образованного из нескольких приходов. Чиновники, занимавшиеся сбором и распределением этих средств имели право отказать в помощи любому, кто не согласится отправиться в работный дом. Кроме того, были предусмотрены и некоторые процедуры, позволявшие отправлять в работные дома и тех, кто собственно за помощью и не обращался. В это время начинается своего рода расцвет системы работных домов. Именно этот этап их существования и отразился в творчестве Ч. Диккенса, живописующего ужасы жизни их обитателей. Трудно не согласиться с хрестоматийной оценкой этого события: работный дом был использован властью, сформированной через парламент крупной промышленной буржуазией как пугало, которое должно было заставить рабочих соглашаться на любые условия найма; подтверждает эту оценку и то, что одновременно с принятием закона о бедных, парламент отклонил билль о сокращении рабочего дня до 10 часов.

Свою роль в дальнейшей эскалации политического кризиса эта реформа сыграла, а вот для развития системы социальной работы в Англии сделано ничего не было.

Государственная система социальной работы в Англии не могла сложиться еще довольно долго: работные дома просуществовали вплоть до начала ХХ века, когда началось их постепенное упразднение.

Зато в 1865 году в Англии появляется крупнейшая в мире добровольная благотворительная организация – Армия Спасения. Ее создателем стал Вильям Бутс, начинавший исключительно как религиозный деятель, выступающий за реформирование англиканской церкви. Его работа по организации «Армии Спасения», впрочем, вышла далеко за пределы проповеднической деятельности.

Работа Армии Спасения была поставлена с очень широким размахом: к концу XIX века в ее рядах состояло около 2 млн. добровольцев, бюджет организации доходил до 800 тыс. ф. ст. (едва ли не больше, чем расходы государства на эти нужды), деятельность организации широко освещалась в принадлежащих ей изданиях (тираж ее главного печатного органа доходил до 500 тыс. экз., кроме него за пределами Англии выходили другие издания на 24 (!) языках).

Формы работы Армии Спасения были очень разнообразны: от посещения нуждающихся в помощи на дому, до организации приютов и поиска тех, кто действительно нуждался в поддержке, но не мог по тем или иным причинам самостоятельно обратиться за помощью. Столь же разнообразен был и спектр помощи, которую добровольцы Армии Спасения оказывали своим подопечным: от пропаганды здорового образа жизни и религиозного благочестия, до бесплатной раздачи пищи, одежды и оказания медицинской помощи.

Несмотря на тот громадный и, можно сказать, подвижнический труд, которым занимались добровольцы Армии, отношение к ней общества было зачастую скептическим. В странах континентальной Европы несколько раз происходили погромы центров Армии Спасения. Это неприязненное отношение, которое временами давало о себе знать, вероятно, объясняется несколько навязчивым проповедничеством работников Армии.

Итог, с которым развитые государства Западного мира пришли к началу ХХ века был примерно тем же, что мы наблюдали на примере Англии.

Некоторая особенность социальной работы во Франции состояла в том, что интернаты, наподобие английских работных домов там не прижились. В отличие от Англии, во Франции господствующие позиции сохранила католическая церковь с ее давними традициями благотворительности. Всевозможные организации, действовавшие под ее эгидой предпочитали оказывать ту или иную помощь нуждающимся у них на дому.

Государственная система социальной работы в XIX веке была представлена в основном всевозможными благотворительными бюро и системой предоставления заработка на общественных работах. В сравнении с Англией, система общественного призрения во Франции была более громоздкой и бюрократизированной. Очень сложной была и система ее финансирования. Если в Англии единственная проблема состояла в том, чтобы обеспечить согласие налогоплательщиков установить необходимые размеры самообложения, то во Франции приходилась еще и справляться с путаницей, возникавшей из-за многообразия источников финансирования. Таких источника было три: средства, собранные в виде налогов на увеселения, деньги, полученные при самообложении общин и собственные доходы учреждений социальной защиты, которые они получали при эксплуатации выделенного им государственного имущества. Еще одна особенность французской системы – сравнительно позднее ее конституирование: более или менее законченный вид, о котором речь шла выше, она приобретает только после 1871 года. До этого для Франции было характерно очень интенсивное экспериментирование в данной области.

Особенность германской системы социальной работы в ее огромной вариативности. Этому способствовала юридическая пестрота германских государств во времена раздробленности и ее остатки, сохранившиеся после объединения.

В Средние века Германия не особенно выделялась на общем европейском фоне в смысле принципов взаимоотношения властей и обеспеченной части общества с социально незащищенными слоями. Зато, к концу XIX века в Германии возникла система, наиболее близкая к современному положению дел.

В литературе она получила название «эльберфельдской системы» – от названия города (Эльберфельд в Саксонии), где она возникла в середине XIX века; одновременно она возникает в Гамбурге, а затем распространяется на остальную территорию Германии.

Смысл ее состоял в следующем. Несколько благотворительных организаций объединяли свои усилия и выявляли круг лиц, нуждающихся в помощи. Это лица выявлялись не абстрактно, на уровне статистических сведений об их приблизительном числе и запросах, а конкретно, вплоть до каждого отдельно взятого индивида.

О каждом из потенциальных клиентов служб социальной работы собирались детальные справки  на предмет характера обстоятельств, вызвавших его бедственное положение (болезнь, старость, потеря работы и т.п. или же его собственное сознательное девиантное поведение). В соответствии с этой информацией определялся и характер помощи, которую ему следовало предоставить.

Эта помощь имела не только адресный и индивидуальный характер, но и оказывалась не некой обезличенной организацией, а конкретными людьми. За каждым из получателей социального обеспечения закреплялся определенный человек, который и работал с ним постоянно в течении длительного срока и нес личную ответственность за результаты этой работы. Финансирование социальные работники получали за счет самообложения местных жителей, и оно, надо полагать, было довольно скудным, как и в прочих европейских странах. Зато эта система по оценке, скажем, такого авторитетного издания конца XIX века, как энциклопедия Брокгауза – Ефрона, была наиболее эффективной в Европе.

Не смотря на пестроту организационных форм, бросающуюся в глаза с первого же взгляда, системы социальной работы и общие принципы социальной политики в этом аспекте обнаруживают во всех европейских странах заметное родство.

Состоит это родство в том, что целью социальной политики в целом была борьба с наиболее неприемлемыми для обществами формами социальной незащищенности. Имелись в виду те ее разновидности, которые являлись причинами девиантного поведения и преступности. Сама же по себе социальная незащищенность значительных по численности слоев населения и по-настоящему бедственное положение отдельных индивидов не рассматривалась ни благополучной частью общества, ни властями в качестве чего-то недопустимого.

Энтузиасты социальной работы наподобие добровольцев из  Армии Спасения могли рассматривать помощь людям, заботу о них как цель, значимую саму по себе. В то же время, объективно, система социальной работы как часть общественного организма была нацелена на совершенно другое – пресечение деятельности, опасной для обеспеченной части общества и выполняла функции, дополняющие работу полиции. В особенности, это характерно для самых ранних периодов ее становления.

Все это, в свою очередь, означало, что эффективность социальной работы была очень низкой. Своей деятельностью система социальной работы в это время в лучшем случае пресекала те или иные проявления незащищенности различных социальных групп.

Это обстоятельство сближает состояние социальной работы в данный исторический период с положением дел в докапиталистическую эпоху. Отличие в состоянии систем социальной работы в эти периоды состоит в том, что со становлением капитализма этот вид деятельности становится профессиональным и зачастую оплачиваемым. Развитие социальной работы начинает определяться в это время рыночными механизмами спроса и предложения.

1.2. Изменения в системе социального обеспечения в Новейшее время

Реалии начала ХХ века способствовали более быстрому, чем в прежнее время темпу развития системы социальной работы. Этому способствовали, как ни странно, не тенденции мирного и эволюционного развития капиталистического общества, а, наоборот, те аспекты его существования, которые свидетельствовали о тенденциях кризисных и потенциально даже катастрофических.

Во-первых, большее внимание на проблемы бедности заставляло обратить на себя набирающее силу рабочее и социалистическое революционное движение. Этот феномен выражался не только в нарастании, скажем, количества забастовок, но и в постепенной интеграции представителей этих движений в партийно-политические системы развитых государств. (Вхождение в состав правительства во Франции социалиста Мильерана, заметная доля представителей от социал-демократов в Рейхстаге, победа в условиях политического и экономического кризиса после окончания Первой Мировой войны лейбористской партии на выборах в английский парламент).

У традиционных политических сил появился в это время дополнительный стимул для сотрудничества с рабочим движением: в 1917 году побеждает революция в России, в 1918 происходят аналогичные революции (правда вскоре подавленные) в Германии и Венгрии.  Политические элиты в этих условиях стремились заполучить средство, которое давало бы эффективный ответ на кризисные ситуации в жизни общества.

Социальная работа, ставшая ранее особой профессией, относящейся к тому же, к довольно престижным видам деятельности, стала вызывать интерес у некоторых общественно-политических течений.

Так, в Германии, профессиональная социальная работа выросла из буржуазного женского движения и буржуазных социальных реформ в начале столетия как типично женская профессия.

В продолжение традиции добровольной общеполезной благотворительности и общественного попечения о бедных в середине XIX века (как сферы деятельности мужчин) к концу XIX – началу ХХ в. появилась тенденция привлекать дочерей и молодых женщин из высших социальных слоев к исполнению «серьезного долга на службе обществу». Зарождающееся феминистское движение использовало эти новые тенденции для собственного конституирования: для женщины благотворительность была одним из немногих поощряемых обществом социально значимых видов деятельности.

Результатом такой заинтересованности стал стремительный прогресс социальной работой. Женщины, занимавшиеся ей вскоре осознали, что социальная работа предполагает и передачу достаточно внушительного объема знаний и коммуникативных навыков, и соответствующее психологическое и моральное воспитание будущего социального работника в духе осознания своего профессионального долга, ответственности за судьбы и отдельных людей, и общества в целом. Передача же соответствующих знаний и морально-психологических установок спонтанно происходить не может.

Осознание этих фактов и подтолкнуло к идее создания специальных образовательных учреждений для социальных работников.

В начале ХХ века деятельница благотворительности и женского движения А. Соломон основала специальные подготовительные курсы, на основе которых в последствии возникла система специального образования. Эта инициатива развивалась в русле феминистского движения и должна была способствовать тому, что  получившие специальное образование женщины могли отныне конституировать социальную работу как оплачиваемую женскую профессию в общественных (а также в частных или конфессиональных ) учреждениях социального обеспечения.

Первая мировая война имела при дальнейшем становлении системы социальной работы решающее значение. Возникла военная благотворительность, потребовавшая новых мероприятий и организации социального обеспечения. Таких, например, как социальное обеспечение инвалидов войны, инвалидов и оставшихся без кормильца финансовая поддержка семьи и курирование женского труда на войне, а так же социальное обеспечение детей, сирот и оставшихся без крова и имущества при бомбежке. Смягчение военной нужды было первоочередной задачей социальной работы. На этом фоне возрастала потребность в подготовленных специалистах. Количество образовательных учреждений – с множеством учредителей, т.е. влиятельных предпринимателей, чиновников и политиков, осознающих важность социальной работы – увеличилось, что было знаком важности социальной работы и этой профессии. И действительно, эта работа в условиях военного времени служила действенным фактором обеспечения перевеса в военном противостоянии.

Осознание властями важности социальной работы в военное время привело к тому, что по их инициативе в 1916 был учрежден «Немецкий профессиональный союз социальных работниц», самостоятельное, независимое объединение с профсоюзным характером, занимающееся профессиональными и общественно-политическими вопросами.

Значение этой организации в глазах правительства становилось особенно существенным при учете роста оппозиционных и антивоенных настроений в стране: в лице хорошо организованной и лояльной системы социальной работы оно приобретало надежного союзника. Тенденции централизации в благотворительном движении развивались и дальше: благодаря объединению социальных образовательных учреждений в «Конференцию социальных женских школ в Германии» в 1917 году были сделаны первые шаги к унификации и государственному признанию профессии.

В связи с этими обстоятельствами можно не согласиться с расхожим тезисом о том, что «Первая Мировая война затормозила развитие позитивных начинаний в сфере общественного призрения и благотворительности».

Востребованность системы социальной работы только возросла в условиях поражения Германии в войне.

В 1920 г. вступило в силу первое государственное положение об экзаменах, в котором было закреплено определение «сестра по благотворительному уходу» и которое предусматривало три направления: охрана здоровья, попечение о малолетних и несовершеннолетних, общее и экономическое попечение. После двухлетнего обучения, сдачи экзамена и последующего стажерского года следовало государственное признание. Этим была создана основная структура подготовки социальных работников на десятилетия.

Таким образом, в европейском контексте социальная работа в Германии оказалась в авангарде: с государственно регулируемым социальным обеспечением, устойчивой структурой оплаты труда, интегрированная в аппарат государственного социального управления и имеющая независимую профессиональную организацию. И не последнюю роль в этом сыграли именно катастрофические события немецкой истории начала ХХ века.

Тезис о ведущей роли социальных катастроф в становлении системы социальной работы подтверждает и пример США – государства, жизнь которого была и в XIX, и в ХХ веке гораздо спокойнее и стабильнее в сравнении с любым из ведущих европейских государств.

В XVIII – XIX веках система социальной работы проходила в США те же стадии, что и в других развитых странах.

Зачатки этой системы возникают вскоре после победы США в войне за независимость и состоят из тех же элементов, которые известны нам по европейскому опыту. Это – «агентства, организованные и финансируемые местными властями». Государственные организации действовали в соответствии с теми же принципами, что и в Европе, т.е. готовы были оказывать определенную помощь нуждающимся, избегая при этом предоставления денежных субсидий (да и не имея возможности к ним прибегать из-за ограниченности средств). Деятельность властей в этой области часто имела репрессивный характер: человек, который, по мнению мирового судьи, представлял угрозу для общества (в следствии своего злостного нищенства, пьянства или сумасшествия) мог быть заключен в тюрьму наравне с преступниками.

Наряду с этим существовало большое количество частных и церковных благотворительных организаций, действовавших подобно их европейским аналогам. Ближе всего эта система стояла к той, что была принята в Германии: США так же отличались большим количеством вариаций в местном законодательстве и конфессиональной пестротой.

Специфика США в сравнении с Европой в это время определялась прежде всего сравнительно небольшим количеством социально незащищенных людей: как правило, в условиях наличия почти неограниченного количества свободной земли и дефицита рабочих рук обеспечения себя средствами к существованию было доступно каждому.

Другой специфический момент определялся региональными особенностями США. Социально уязвимы были как правило люди, недавно переехавшие в Америку. С самого начала миграционной волны 40-х гг. (В 1845 был аннексирован Техас, в 1846 – 1848 начались войны с Мексикой, которые дали США огромные территории на Дальнем Западе – эти земли стремительно осваивали не только американские фермеры и плантаторы, но и переселенцы из Европы, начавшие прибывать в США в невиданных ранее количествах)

Поначалу помощь им взяли на себя всевозможные землячества и религиозные братства, объединявшие выходцев из той или иной страны. К 80-м же годам в этот процесс пришлось вмешиваться государству. Отношение условно говоря коренных жителей США к пришельцам стало слишком враждебным.

В 1880 г. Конгресс издает закон, ограничивающий возможность въезда в США (въезд был запрещен беглым преступникам, душевнобольным, инвалидам и «потенциальным нищим». Правительство санкционировало так же создание сети «сеттльментов» – мест для временного проживания приезжих, организовало санитарную, образовательную и пропагандистскую работу в них, начал действовать целый ряд программ «американизации» приезжих. Мероприятия такого характера остаются в центре внимания правительства вплоть до нашего времени.

Как отмечает «Энциклопедия социальной работы», забота о материальной помощи была в рамках этой политики второстепенной. Америка была страной огромных возможностей, да и люди переселявшиеся в США, делали это в первую очередь, рассчитывая на улучшение своего благосостояния и нищенствовать вовсе не собирались. По наблюдению авторов этого издания, большая часть американских граждан имела очень приблизительное представление о том, чем же занимаются организации системы социальной работы (стоит сравнить это с ситуацией этого же времени в Англии, где все от мала до велика хорошо представляли себе, что такое, например, работный дом).

И как ни странно, именно в Штатах в конце XIX века появляется, чуть ли не раньше, чем в прочих странах, особая научная дисциплина, изучающая принципы социальной работы – ее называли «прикладная этика» или «христианская социология». Система профессионального образования по этой дисциплине так же возникает в США очень рано.

Размеренная эволюция системы социальной работы сменилась самой настоящей революцией в этой области в 1929-1930 гг. – в начале Великой депрессии.

В начале ХХ из употребления в США исчезает и сам термин «благотворительность» или «филантропия», в повседневный оборот приходит словосочетание «социальная работа». Это терминологическое изменение отражает и изменение действительного положения вещей. В XIX веке профессиональное занятие благотворительностью было как правило уделом богатых людей. В американских условиях она, к тому же была связана в значительной мере с просветительской работой и редко оплачивалась. Организации составлявшие ее систему принадлежали как правило местным общинам или религиозным братствам.

Начиная примерно с 1900 г. заботу о системе социального обеспечения взяли на себя правительства штатов; федеральное правительство все больше стремилось ограничить местные прерогативы в вопросах образования и медицины и подвести их под единые и более высокие стандарты.

В это же время начинается процесс государственной сертификации образования социальных работников, устанавливаются общепринятые стандарты их профессиональной подготовки. Этот процесс, надо сказать, был довольно мучительным и привел к закрытию в 1910 году 2/3 медицинских школ дававших такое образование.

Все эти начинания оказались как нельзя кстати в конце 20-х годов, когда разразилась Великая депрессия. Результатом ее воздействия на социальную систему стала дальнейшая ее централизация и принятие целого ряда федеральных законов, регламентирующих ее деятельность. Главным из них стал закон о социальным страховании, который вплоть до нашего времени является фундаментом, обеспечивающим материальную базу социальной работы.

Основой для этой реформы стала политика «Нового курса», провозглашенного президентом Рузвельтом. Новый курс предполагал активное регулирующее вмешательство государства в экономику и социальную жизнь. Основной целью его было преодоление последствий Великой депрессии и взятие под контроль таких негативных явлений индустриального общества, как, например, безработица.

В США начала ХХ века появляются на свет идеи, которые стали одним из наиболее значимых теоретических обоснований социальной политики новейшего времени – это политэкономическое учение Кейнса.

Несколько подробнее о нем будет сказано ниже. Пока что ограничимся только констатацией одного примечательного факта: кейнсианство также возникает в результате осмысления опыта социальных катастроф, которые Западу пришлось пережить в начале ХХ века. Отправной точкой кейнсианской теории было осмысление реалий послевоенной Европы и критика Версальского мира, как решения, чреватого будущими общемировыми потрясениями. Набольшее же идейное влияние эта концепция приобрела, продемонстрировав свою действенность при ликвидации последствий экономических кризисов.

Подводя промежуточный итог, отметим, что характерной чертой этого этапа развития социальной работы в развитых западных странах стало стремление сделать этот вид общественной деятельности делом общегосударственным. Социальная работа стала рассматриваться в качестве действенного средства преодоления кризисных ситуаций в жизни общества в целом. В тоже время, в достаточной мере эффективным ее результаты еще не были: масштабы социальных катастроф, становившиеся толчками для ее развития были слишком велики. В этот момент еще не наступило время, когда социальное обеспечение перейдет из разряда одного из средств реакции на кризис в иное качество – станет частью слаженной системы социальной политики, направленной на то, чтобы сделать такого рода кризисы и катастрофы принципиально невозможными.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Уважаемый человек, который придумал пододеяльники с малюсенькой дырочкой с боку… Я ТЕБЯ НАЙДУ!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по социологии "Становление социальной работы", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru